Нужна помощь в написании работы?

Кратковременное царствование Петра III , хотя и было весьма благоприятным для распространения масонства, не могло ещё, однако, дать надлежащей почвы для широкого развития масонских идей в русском обществе. Новый император, благоговевший перед Фридрихом, в подражание последнему оказывал явное покровительство “вольному каменщичеству”, по преданию, сам руководил масонскими работами в Ораниенбауме. Но это обстоятельство не способствовало широкому распространению ордена, так как для этого не было ещё самого важного и необходимого условия - не было ещё русской интеллигенции, объединёнными общими духовными интересами, которые едва только намечались в конце предшествующего царствования и были ещё лишены более или менее серьёзного образовательного фундамента. Мощным толчком к развитию русской интеллигентной мысли послужило начало царствования Императрицы Екатерины II.

Русская общественная мысль в Екатерининское время быстрее двинулась вперёд по пути естественного примирения религиозного идеализма Московской Руси с новыми веяниями просветительной эпохи; это примирение легко могло найти для себя точку опоры на почве увлечения религиозно-нравственным содержанием масонского учения. Но вместе с тем развитие ордена вольных каменщиков шло у нас медленно: масонству недоставало прочной организации, так как  не было тогда и не могло ещё  быть среди русских людей энергичных фанатиков масонской идеи, которые использовали бы её сообразно с пробудившимися потребностями национального сознания: самые потребности были ещё в зародыше. Вот почему будущие столпы русского масонства, вроде  Елагина, не видели и могли видеть тогда в учении ордена ничего притягательного. Для того, чтобы масонство получило широкое распространение, чтобы оно могло сделаться тем русским общественным движением, каким мы увидим его впоследствии, прежде всего нужен был факт образования первой  русской интеллигенции, а для этого будущим её представителям предстоял ещё серьёзный подготовительный искус, им пришлось ещё пережить глубокое внутреннее потрясение, испытать ужасное состояние душевного раздвоения и страданий от утраты былой душевной цельности: только тогда они вновь обратятся к забытому масонству, чтобы в учении ордена найти спасение от терзавших их сомнений и душевных мук. Этим искусом было для русского общества насаждённое руками просвещённой императрицы с необычайной быстротой охватившее широкие общественные круги.

 Как направление скептическое, вольтерианство не могло быть прочным в это время пробуждающейся русской мысли; она только ещё начинала жить и тем самым не могла направиться сразу по пути разрушительного отрицания. Поэтому вольтерианство XVIII века, неожиданно прервавшее естественный ход общественной мысли, было только легко привившейся модой. Это было, хотя и поверхностным, но тревожным явлением, которое способствовало широкому общественному развращению. Глубокое сознание общественной опасности и необходимости серьёзной борьбы с тлетворным влиянием вольтерианства и послужило той почвой, которая породила первые кружки русской интеллигенции, а роль главного её орудия  в этой борьбе сыграло масонство. Вот с этого момента  масонство в России становится русским масонством, несмотря на его иноземное происхождение и на иноземные формы; даже содержание его было чужим, но оно было согрето русским духом проснувшегося национального самосознания и потому может быть по всей справедливости названо первым идеалистическим течением русской общественной мысли. В этом и заключается огромная важность нашего масонского движения в XVIII веке. В течение десяти  лет от начала нового царствования масонство развивается сравнительно медленно, хотя и заметны кое-какие признаки стремления к более прочной организации ордена путём сношений с Германией: так, основанная в 1762 году ложа “Счастливого Согласия” получила признание и покровительство со стороны берлинской ложи. В это время почти везде проникли в Европу так называемые “высшие степени”, и это движение немедленно отразилось в России. Непосредственно после водворения в Германии тамплеерства, немецкая её форма под именем Строгого Наблюдения, была введена и в Петербурге. Высшие степени этой системы, с их рыцарскими одеяниями и украшениями, пользовались среди русского дворянства большим успехом. Но среди лучшей части русской интеллигенции Строгое Наблюдение вызывало совершенно отрицательное отношение. Поэтому ложи, принадлежавшие к тамплеерской системе, нередко вырождались в  шумные праздненства.

Настоящая история масонства в России начинается лишь в 70-х годах, когда одновременно возникают у нас две масонские системы, пользовавшиеся крупным успехом. Ложи этих систем,- так называемых Елагинской и Циннендорфской (шведско-берлинской),- работали в это время в первых трёх степенях “иоановского” или “символического” масонства, преследовавшего цели религиозно-нравственного воспитания человека. Русские масоны работали над очищением от пороков греховного человека. Такая масонская мораль оказала благотворное влияние на общество, служа в то же время реакцией против модных чтений  западно-европейской скептической мысли.

Главная роль в этот период истории русского масонства принадлежит известному Елагину, благодаря которому в русском масонстве снова начало преобладать английское влияние. Но скоро обществу Елагинской системы пришлось встретиться и вступить в борьбу с проникшей в Россию новой формой немецкого масонства, с так называемой Циннендорфской или, точнее и правильнее, шведско-берлинской системой.

Таким образом, в начале семидесятых годов в России сразу появляются две прочных масонских организации, которые немедленно вступают между собой в борьбу за преобладающее влияние в стране. Это соперничество сразу оказалось для одной из сторон,- немецкой совершенно непосильным. Поэтому немецкой ложе ничего не оставалось как обратиться к Елагину. А так как отношение братьев Елагинского общества к масонству было недостаточно серьёзным, то Елагин легко поддался убеждениям Рейхеля, главы немецкой ложи, соблазнившись обещаниями снабдить его истинными актами, в которых так нуждался Елагин для своих работ, и которых страстно жаждало его масонское сердце. Как бы то ни было, но Рейхель блестяще выполнил свой план: 3 сентября 1776 года состоялось соединение Рейхелевских и Елагинских лож, причём Елагин отказался от английской системы и дал обещание ввести в своих ложах работы по шведско-берлинской системе. Рейхелю казалось, что в Россию снова возвращается счастливый век Астреи, но  его надеждам не суждено было сбыться, и главенство шведско-берлинской системы в России оказалось крайне непродолжительным. Соединение Елагинских и Рейхелевских лож не прошло без трений, в среде подчинённых им братьев произошёл раскол, который повёл затем к новым исканиям “истинного” масонства и к подчинению русских лож Швеции. Но дни шведско-берлинской системы были сочтены. Вскоре, из Берлина была прислана бумага, в которой выражалось желание учредить новую Великую Национальную ложу в Петербурге. Елагин быстро разочаровался в этой системе и в течение ближайших лет вернулся к английскому масонству. Дальнейшая судьба Елагинских лож неизвестна до самого их закрытия в 1784.

Из сказанного выше вытекает, что масонская деятельность в Петербурге во второй половине семидесятых годов носила, хотя и беспорядочный, но очень оживлённый характер. ”Шатания” братьев из стороны в сторону, неожиданные переходы от одной системы к другой,- от Строгого Наблюдения к английскому масонству, от Елагина к Циннендорфу, далее от шведско-берлинской системы к шведскому тамплиерству и, наконец, от шведской системы к розенкрейцерству,- всё это свидетельствует о том, что в русском масонстве стали проявляться какие-то новые искания, что русское общество стало предъявлять к масонству новые требования и искать в нём ответов на пробудившиеся вопросы. Уже шведско-берлинская система, в противоположность английской, дала некоторое удовлетворение масонам, искавшим истины. Но тем не менее Рейхелевское масонство скоро разочаровало большинство братьев, и причина этого явления легко может быть разгадана. Масонство первых степеней перестали удовлетворять русских братьев;- воспитанные вольтерианством умы требовали иной пищи, сообразно с пробудившейся жаждой просвещения, но пища эта должна была иметь противоположный вольтерианству, не скептический, а непременно религиозно-идеалистический характер, не разрушая, а укрепляя и разумно обосновывая врождённые начала нравственности и религиозности. Так как вольтерианство опиралось на западно-европейскую науку, то и борьба против него нуждалась в  оружии, выходившим за пределы бледного масонско-христианского нравоучения. Такая именно наука стала насущнейшей потребностью русской интеллигенции и, при слабом развитии критической мысли, должна была привести в конце концов к страстному увлечению масонской мистикой и натурфилософией. На этой почве, действительно, и сошлись лучшие русские масоны всех, даже враждебных друг другу систем.

Желание проникнуть в тайны высших степеней, не получившее удовлетворения в Рейхелевском масонстве, навело русских братьев на мысль обратиться за новыми “градусами” к западно-европейским источникам. Принадлежа ранее к шведско-берлинскому масонству, они естественно подумали о Швеции. Таким образом в 1778 г. был основан в Петербурге Капитуль Феникса, известный под именем Великой Национальной ложи шведской системы. Став таким образом в тесную зависимость от Швеции, русские масоны думали, что наконец получат оттуда высшие орденские познания, но скоро им пришлось в этом жестоко разочароваться. С этого момента кончается доминирующее значение Петербурга в истории русского масонства: первенствующая роль теперь переходит к московским ложам, в которых сосредоточились лучшие русские интеллигентные силы.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Среди лидеров московского масонства главное место занимал бывший сотрудник Рейхеля князь Н.Н.Трубецкой, мастер ложи Озириса, не примкнувший к союзу Елагина и Рейхеля. Вообще московские ложи сильно страдали от отсутствия стройной организации и единства, и развитие здесь масонства шло по сравнению с Петербургом очень туго до тех пор, пока во главе его не стали главные деятели московского братства - Новиков и Шварц, приехавшие в Москву в 1779 году. Они дали мощный толчок быстрому развитию масонства во всей России, положив начало самому блестящему периоду его существования, связанному с введением розенкрейцерства. Между тем дела масонские шли в Москве плохо: главная из лож, князя Трубецкого, “весьма умалилась и члены отставали”, поэтому наиболее ревностные масонские братья учредили своеобразную ложу Гармония, состоявшую из малого числа членов ложи.В её состав вошли: Н.Н.Трубецкой, Новиков, М.М.Херасков, И.П.Тургенев, А.М.Кутузов и другие. Допущен был в эту ложу и Шварц. Он вскоре отправился в Курляндию для того, чтобы найти истинные акты. Приехав в Курляндию в 1781 г. Шварц получил от мастера Курляндской ложи два письма, которые решили дальнейшую судьбу русского масонства.

Таким образом Шварц стал главой русского розенкрейцерства.

Со времени возвращения Шварца из-за границы (1782) и до его смерти (1784) московские масоны приняли двоякую организацию: во- первых, высший рыцарский градус Строгого Наблюдения, члены которого, сосредоточившиеся в двух капитулах-Трубецкого и Татищева, управляли собственно масонскими ложами, им подведомственными, и, во-вторых, розенкрейцерство, во главе которого стал Шварц.

За временное принятие “рыцарского градуса” московские масоны были вознаграждены получением “Теоретического градуса Соломоновых наук”, содержавшего, кроме ритуалов теоретической степени, основные начала розенкрейцерской науки, которой они так страстно добивались. В половине 1782 года состоялся общемасонский конвент в Вильгельмсбаде, на котором система Строгого Наблюдения была резко преобразована путём отграничения от ордена тамплиеров. Таким образом, рыцарство было формально разрушено, и Россия получила признание 8-ой провинцией Строгого Наблюдения.

Количество масонских лож, подчинённых московской префектуре, быстро увеличивалось. После смерти Шварца верховным предстоятелем розенкрейцерства был назначен барон Шрёдер, который приехал в Москву около 1782 г. Но он не пользовался особенным влиянием в Москве и скоро разошёлся с русскими розенкрейцерами из-за денежных расчётов. В 1784 г. развитие розенкрейцерства несколько затормозилось объявлением “силанума» (молчания), последовавшим от высших орденских начальников. К 1785 году работы возобновились. Но судьбы розенкрейцерства близились к развязке. В 1786 г., вероятно, вследствие каких-либо правительственных распоряжений, все масонские ложи, находившиеся под управлением московского братства, были закрыты. Правительственные гонения не помешали работам ни только розенкрейцеров, но и “теоретического градуса”: братья продолжали собираться и даже пытались  печатать Орденские книги в тайной типографии. Но уже в конце 1786 г. Шрёдер сообщил, что с наступлением 1787 года все орденские собрания, переписки и сношения отменить. Но, несмотря на это собрания продолжали проходить по четыре, пять раз в год, но постепенно число братьев таяло и, в сущности, в 1787 году с розенкрейцерством было покончено. Императрица, оборвав своим ударом в самом конце нить развития розенкрейцерства, только способствовала неудачному его возрождению в начале XIX века, когда русское сознание опередило масонскую науку и в ложах искало иной современной пищи: связь масонства с политическими движениями первой  четверти нового века ясно указывает на пробуждение уже совершенно иных интересов, использовавших орден, как организационную школу, и влагавших в него новое, более глубокое общественное содержание.

Таким образом и в розенкрейцерстве была положена в основу та же общемасонская нравоучительная сторона, ничем не отличающаяся от обыкновенного масонского стремления к нравственному самосовершенствованию. Но главной притягательной силой розенкрейцерства была его научная часть. Масонам эта наука досталась через посредство одного из мудрых – Соломона. Они соединились и представили философическое дело под видом сооружения Храма Соломонова: эта связь дошла до нас под именем Свободного каменщичества. Сперва все масоны были философами, затем мастера стали скрывать объяснения знаков и таинственных обрядов. Истинная премудрость, нашедшая себе отражение во многих мистериях древности, учреждённых избранниками, в конце концов, таким образом, досталась розенкрейцерам. Таким образом, познание высших тайн природы сводится у

неизвестно, каких ступеней достигли русские братья в розенкрейцерстве и насколько пошли они в своих работах дальше “теоретического градуса”, но из показаний Новикова видно, что многие из них были приняты в орден. Познание природы сводилось в конечном счёте к исканию философского камня, обращающего неблагородные металлы в золото, панацеи или  всеобщего универсального врачества и к божественной магии, то есть к попыткам входить в сношения со светлыми духами, а познание Бога - к мистическим толкованиям Священного Писания. Не может быть сомнения в том, что вся розенкрейцерская наука была в Западной Европе явным анахронизмом. Её дикие крайности и в России, конечно, не были явлением, благоприятно отражавшимся на нашем общественном развитии, так как отвлекали русский народ от нормального пути к усвоению настоящей европейской культуры. Но в русском розенкрейцерстве были и свои хорошие стороны, не прошедшие бесследно для истории нашей культуры и объясняющие, почему примкнули к этому движению лучшие интеллигентные силы  России. Прежде всего, это было первое интеллигентное общественное течение, в первый раз сплотившее русских людей и направившее их в сторону служения общественным нуждам и интересам в формах широкой благотворительности и борьбы против вольтерианства, поколебавшего правильный ход нашей культуры. Всем известна филантропическая деятельность русских масонов XVIII века, и не случайно, почвой, на которой она возникла, было розенкрейцерство: именно розенкрейцеры открывали больницы и аптеки, создавали успехи русского просвещения, шли на помощь голодающей России своею “братской” любовью к человечеству. Розенкрейцерство, бывшее на Западе явлением умственной отсталости, у нас было совершенной новостью, и впервые давало русскому обществу известное миросозерцание. Это была первая философская система в России, которая, составляя определённое идеалистическое мировоззрение, сыграла немаловажную просветительную роль в XVIII веке, успешно борясь с влиянием чуждого русскому духу вольтерианства, розенкрейцерство, несмотря на свои дикие крайности и смешные стороны, воспитывало, дисциплинировало русские умы, давало им впервые серьёзную умственную пищу, приучало к постоянной, напряжённой и новой для них работе отвлечённой мысли. Также,  ещё одна сторона розенкрейцерства, самостоятельные попытки масонского творчества, несомненно внесла свою долю и в дело обогащения русского  литературного языка.

Остаётся сказать ещё несколько слов о судьбе Елагинских лож, которые, прекратив свои работы в 1784 году, в скором времени возобновили их снова. Хорошо осведомлённый Елагин, масонская деятельность которого заглохла, воспользовался более благоприятными обстоятельствами и по просьбе братий о соединении их попробовал возобновить цепь упражнений подчинённых ему лож. Собрав своих “братьев” в капитуле он прочёл целый ряд бесед с целью ознакомить их с новыми основаниями будущих занятий в английских ложах. Ненавидя розенкрейцерство и сочувствуя гонениям, предпринятым против него правительством, Елагин по духу является сам типичнейшим розенкрейцером. Книгами его “истинных” знаний являются книги отцов церкви, древних философов, Ермия Трисмегиста, алхимиков Веллинга и Роберта Флуктиба.

Это любимейшие книги  розенкрейцеров, к которым, очевидно, принадлежал и первый учитель Елагина. Программа задуманного Елагиным сочинения именно о том, что составляло содержание главного руководства розенкрейцеров - “Теоретического градуса Соломоновых наук” и других книг “по ордену”. Заимствуя от них, сам того не ведая, все свои тайны, Елагин в то же время с называет розенкрейцеров фанатиками и пустосвятами.

Так закончились искания Елагина, и в описанном им процессе мы находим лучшее доказательство того, что в розенкрейцерской науке, как и в нравственной философии масонства первых трёх степеней, заключались элементы, отвечающие глубоким общественным потребностям века.

 

Поделись с друзьями