Нужна помощь в написании работы?

Троцкий, Зиновьев, Каменев, Бухарин, Рыков, Томский, Сталин… Все они были соратниками и учениками Ленина. Никто из них не считал себя выдвиженцем вождя.

Троцкий, Зиновьев, Каменев, Бухарин, да и ряд других, в начале 20-х годов были более известны партии, чем Сталин. Фигуры Л.Д. Троцкого и И.В. Сталина в годы революции и гражданской войны были, например, просто несопоставимы по популярности в партии и народе. Тот же Троцкий вошел в историю как один из признанных вождей Октября, создателей Красной Армии, известный теоретик (к 1927 г. им был опубликован 21 том сочинений!). Этот энергичный политик, не обделенный талантом беллетриста, готовя свои труды, нередко кокетничал перед зеркалом истории, пытаясь оправдать свои притязания на лидерство в партии. Пожалуй, он был одной из революционных пружин в когорте вождей. Троцкий был уверен, и не без оснований, что после смерти Ленина лидерство в партии должно перейти к нему. “Власть была вдохновением Троцкого. Обретению власти он подчинял все свои мысли, не брезгуя никакими средствами” .

Прямой или косвенной мишенью критических стрел Троцкого чаще других был Сталин. Правда, главная антисталинская литература была создана им после его изгнания из СССР. Известна характеристика Троцким Сталина как "наиболее выдающейся посредственности нашей партии". Впрочем, Троцкий, почти не скрывавший мнения о себе как об интеллектуальном гении (здесь вспоминается фраза Муссолини, "осевшая" в истории: "Удивительное дело, я еще ни разу не встречал человека, который был бы умнее меня!"), часто прибегал к подобным выражениям, стремясь унизить своих оппонентов. Так, он говорил, например, о Зиновьеве в 1924 году как о "назойливой посредственности". После изгнания из СССР у Троцкого осталась одна вечная, маниакальная страсть - ненависть к Сталину. До конца жизни. Особенно это проявилось в его последней незаконченной книге "Сталин". Правда, Троцкий утверждал, что личные мотивы в этой книге не играли роли. "Наши дороги так давно и так далеко разошлись, и он в моих глазах является в такой мере орудием чуждых мне и враждебных исторических сил, что мои личные чувства по отношению к нему мало отличаются от чувств к Гитлеру или японскому микадо. Что было личного, давно перегорело". Так или иначе, никто в мире не написал так много едкого, злого, карикатурного, но и справедливого о Сталине, как Троцкий. Никто и не сделал так много для всестороннего разоблачения Сталина.

В то же время, читая работы Л. Д. Троцкого, невольно приходишь к выводу, что как бы негативно ни характеризовал Троцкий своего оппонента, но все же некоторая доля уважения к нему проскальзывает:  “…Он был сильнее других наделен волей и честолюбием, но он не был ни умнее других, ни образованнее других, ни красноречивее. Он не обладал теми качествами, которые привлекают симпатии. Зато природа щедро наделила его холодной настойчивостью и практической сметкой. Он никогда не повиновался чувствам, а всегда умел подчинять их расчету. Недоверие к массам, как и к отдельным людям, составляет основу природы Сталина. От того в больших вопросах революции, где все зависит от вмешательства партии, он занимал действительно оппортунистическую позицию. Но в практических действиях узкого масштаба, где решал аппарат, он всегда склонялся к самым решительным действиям. Можно сказать, что он был оппортунистом стратегии и крайним человеком действия и тактики”

 Естественно, Сталин отвечал Троцкому такой же ненавистью, которая рельефно проявилась впервые еще в их стычке в период боев за Царицын в годы гражданской воины. Когда наступил трагический день 21 января 1924 года, Сталин отправил на юг телеграмму следующего содержания: "Передать тов. Троцкому. 21 января в 6 час. 50 мин. скоропостижно скончался тов. Ленин. Смерть последовала от паралича дыхательного центра. Похороны субботу 26 января. Сталин". Подписывая депешу, Сталин наверняка думал: именно теперь ему предстоит жестокая и беспощадная борьба с Троцким за лидерство. Но знал ли Сталин, что когда он одолеет Троцкого, то так и не "расстанется" с ним, не подозревая об этом? Методы командно-бюрократического стиля, насилия, "закручивания гаек", апологетом которых был именно Троцкий, будут взяты на вооружение Сталиным. Генсек их "разовьет" и широко использует. До убийства Троцкого в августе 1940 года его политическая борьба со Сталиным наложила рельефные штрихи на портрет генсека. Чтобы глубже понять внутренний духовный мир Сталина, следует основательно изучить коллизии борьбы двух бывших "выдающихся вождей", ибо генсек всегда считал Троцкого своим главным личным врагом.

“Завещание” - название, которое было дано последним работам вождя большевиков  не самим Лениным. Оно было придумано уже после его смерти. Название “Завещание” возникло, во-первых, потому, что через год Ленин умер; во-вторых, потому, что в последних статьях он обратился к стратегическим вопросам и в-третьих, потому, что он дал личные характеристики и кадровые предложения, влиявшие на определение его “наследника”.

Ленин начал осознавать, что результатом революции стало господство не пролетариата и даже не большевистской верхушки, а бюрократии, едва сдерживаемой тонким слоем руководителей. Бюрократия  саботирует распоряжения вождей партии, что выводит Ленина из себя. Сначала он собирается разгромить бюрократизм с помощью коммунистов: “Коммунисты должны быть инициаторами борьбы с бюрократизмом в своих учреждениях” . Но вскоре становится ясно, что именно коммунисты являются мотором бюрократической махины. Ленин чувствовал, что управление страной из рук вождей революции постепенно ускользает. Лидеров, которые продолжали жить идеями, а не заботой о собственном благополучии, оставалось не так много. Для начала Ленин обращает свое внимание на этих людей, давая характеристики каждому из членов Политбюро и ЦК.

После того как Ленин вынужден был отойти от дел, реальная власть перешла к олигархическому коллективному руководству членов Политбюро - Льву Троцкому, Льву Каменеву, Григорию Зиновьеву, Иосифу Сталину, Николаю Бухарину, Александру Рыкову и другим. Этих людей на высокие посты выдвигал лично Ленин. У каждого было свое направление работы. Согласовывать работу должно было Политбюро, но следить за выполнением решений был призван секретариат ЦК. Прежде его работа не отличалась особой упорядоченностью. Но вдруг положение дел изменилось - в марте 1922 года XI съезд РКП (б) на только что созданный пост генерального секретаря  ЦК избрал И. Сталина Сталина активно поддерживали председатель Совета труда и обороны Лев Каменев, руководитель Коминтерна Григорий Зиновьев. Пользуясь болезнью Ленина, “триумвират”  Сталина, Каменева и Зиновьева постепенно сконцентрировал власть в своих руках. Однако стиль работы “триумвиров” не устраивал председателя Реввоенсовета Л. Троцкого.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

23 декабря 1922 - 4 января 1923 года Ленин написал письмо к XII съезду партии. В нем вождь позволил себе охарактеризовать нескольких членов Политбюро и ЦК. В письме каждый из соратников вождя увидел для себя нечто обидное, но основной удар пришелся по генеральному секретарю ЦК Сталину. Ленин писал, что он, “сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он достаточно аккуратно пользоваться этой властью” . Почему не уверен? “Сталин слишком груб... и этот недостаток, вполне терпимый между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека”. Грубость - обычное дело для коммуниста, но для генсека грубиян не годится. Нужен другой человек, “который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т.д.” . Генсек, исполняющий решения, настаивающий на них, толкующий их в пользу того или иного товарища, в то же время не должен провоцировать конфликты. Немного наивно. Конфликты вытекают не столько из грубости, сколько из характера самих решений, неминуемо кого-то ущемляющих. Без твердости (в частности - сталинской) здесь не обойтись. Но Ленин подчеркивает еще и грубость, капризность, обидчивость, - что было заметно при обсуждении структуры СССР.

Сталин недостаточно лоялен к вождю. И Ленин предлагал сместить Сталина с поста, именно его собирался на этом съезде политически уничтожить. Сталин узнал об этом через своих “тайных агентов” - он ведь отвечал за лечение Ленина и подбирал обслуживающий вождя персонал. Возвращение Ленина к политической жизни в апреле 1923 года означало бы политическую смерть Сталина.

Но если Сталина необходимо заменить на более аккуратного проводника стратегических решений, то кто же будет генерировать эти решения? Коллективное руководство? В коллективе тоже неладно. Партийные олигархи недолюбливают друг друга, их коллектив подбирался под Ленина, и без него они могут передраться. Особенно беспокоят конфликты Троцкого и Сталина. Если Сталина необходимо снять с поста, то, может быть, Ленин видит своим преемником Троцкого? Троцкий так и считал, утверждая в своих мемуарах: “Бесспорная цель завещания: облегчить мне руководящую работу” . Но текст “письма” опровергает это. Ленин называет Троцкого “самым способным человеком в партии” и тут же обвиняет его в “борьбе против ЦК”, в том, что он - человек, “чрезмерно хватающий самоуверенностью и чрезмерным увлечением чисто административной стороной дела”. Ленин напоминает, что Троцкий лишь недавно стал большевиком. Правда, это нельзя ставить ему в вину лично, так же как и выступление Зиновьева и Каменева против октябрьского восстания в 1917 году. Лично нельзя, а политически? Ленин в свое время писал об этом: “... без особой надобности неправильно вспоминать такие ошибки, которые вполне исправлены” . А теперь напомнил, да еще и добавил, что “октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не был случайностью”. Могут ли руководить партией люди, способные совершать такие ошибки?

Нашлись “теплые слова” и для других товарищей. Бухарин – “крупнейший теоретик” и любимец партии. Но вот беда – “его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским”. Крупнейший теоретик - не марксист!

А вот выдающийся организатор Пятаков так увлекается администрированием, что на него нельзя “положиться в серьезном политическом вопросе” .

Выходит - в руководстве нет сильных теоретиков (“вполне марксистских”), организаторов, на которых можно либо политически, либо по-человечески положиться. Нет у Ленина наследника! Может быть, вождь мечтал о коллективном руководстве в партии и завещал своим соратникам возлюбить друг друга? Тогда нужно правильно распределить обязанности, укреплять авторитет товарищей. Зачем в этом случае выдвигать тягчайшие политические обвинения, зачем утверждать, что теоретик партии - не марксист (значит, любой может его в этом обвинить), а организаторы революции - политически ненадежны? Нет, не хотел Ленин коллективного руководства. И не получилось оно без него. “Завещание” было с успехом использовано враждующими сторонами.

Единственный пункт “завещания”, который не был выполнен “наследниками” Ленина, - устранение Сталина с поста генсека (не из руководства вообще). Перемести съезд Сталина на другой пост – “триумвират” все равно никуда бы не исчез. И новый генсек должен был бы определить, чью линию держать. Ведь стратегического мышления от него не требуется. Кто же будет вырабатывать стратегию партии? Не вполне марксист Бухарин или не вполне политически надежные Троцкий и Зиновьев? Из перечисленных Лениным лидеров - никто. Стратегию он собирался разрабатывать сам еще несколько лет. Не случайно Ленин оговаривается, что в будущем молодые лидеры Бухарин и Пятаков могут преодолеть свои недостатки. А пока нет. Пока - он сам.

Хорошо знавший Ленина Н. Валентинов, комментируя “завещание”, писал: “Ленин хотел показать, что рано считать его умершим... “ .

Революционная стратегия Ленина вступила в противоречие со стратегией Сталина, со стремлением укрепить советскую державу.

 

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями