Нужна помощь в написании работы?

Первая мировая война 1914-1918 гг. стала рубежом в формировании английской внешней политики, определившим ее развитие на последующее 20-летие. Эта рубежность заключается прежде всего в том, что Англия стремилась удержать плоды победы в "Великой войне" и сохранить международный мир. Цена, заплаченная за победу, оказалась чрезвычайно велика, и это явилось отправным моментом в формировании внешнеполитического курса страны.

Англия и ее основной союзник Франция вышли из четырехлетнего военного противоборства экономически ослабленными, с расстроенными финансами, с непомерной внешней задолженностью, прежде всего США. Тяжелыми оказались людские потери, имевшие особенное значение для Франции, где прирост населения и без того был очень мал и сильно отставал от прироста населения Германии, что стало дополнительным катализатором пацифистских настроений во Франции.

Опыт первой мировой войны убедил англичан в необходимости тесного сотрудничества с Францией. Англо-французская Антанта эпохи войны виделась основным рычагом и условием завоеванной победы. Рожденный в острой политической борьбе, развернувшейся на Парижской мирной конференции (1919-1920), Версальский мирный договор, как и вся Версальская договорная система, опирался на взаимную заинтересованность Англии и Франции в сохранении и упрочении экономических и территориально-политических итогов войны, как непременного сохранения европейского мира. Однако, при наличии общей заинтересованности, английский и французский под ходы к сохранению мира в Европе имели существенные различия. Для английских правящих кругов, как для консерваторов, так и для либералов, Европа представлялась, прежде всего, тылом Британской мировой колониальной империи; для французов же сохранение мира на континенте было жизненно необходимым залогом сохранения государственной и национальной безопасности. Этим несовпадением государственных интересов Великобритании и Франции объясняется их различная линия на Парижской мирной конференции. Поочередно они прибегали к поддержке президента США В. Вильсона, привлекая его на свою сторону и, в свою очередь, поддерживая его весьма идеалистические принципы построения новой международной организации - Лиги наций.

Позиции Великобритании как крупнейшей колониальной империи мира не были более такими же незыблемыми, как раньше, в силу ее финансовых затрат на войну и из-за все более возраставших сепаратистских тенденций в ее доминионах и растущего национально-освободительного движения в колониях. Это приходилось учитывать английским правящим кругам при определении внешнеполитического курса страны.

Перед Англией, стремящейся удержать свои позиции, вставала задача сохранения баланса сил в Европе в новой геополитической послевоенной ситуации. Так называемая "политика равновесия сил" - традиционная европейская политика английских правящих кругов. Эта политика требовала сдерживания все усиливающейся гегемонии Франции на континенте и поддержку - в качестве противовеса ей - Германии. Кроме того, Англия преследовала целью скорейшее возрождение германской экономики и германского рынка как основы своей европейской торговли. Поэтому при всем стремлении к сохранению европейского мира Англия противилась чрезмерному ослаблению Германии, стремясь видеть ее такой же сильной, как и Франция.

Немаловажной составляющей английской внешнеполитической линии была боязнь распространения "большевистской угрозы". Премьер- министр Великобритании в 1916-1922 гг. Д. Ллойд Джордж считал, что при выполнении в полной мере требований французов в отношение Германии ее большевизация неизбежна, и Европа вступит в новую, более глубокую фазу социальных потрясений. Этот английский подход составлял саму суть развивавшихся в 1920-1930-х гг. англо-французских противоречий и даже противостояния. Он привел к распаду Антанты, к росту взаимного недоверия и подозрительности. Позиции Англии, ее глубинные основы, толкали Францию на самостоятельные поиски путей упрочения европейского мира на базе Версальской договорной системы. Для Англии политика тыловых союзов, в строительстве которых французская дипломатия значительно преуспела во второй половине 1920-х гг., была приемлема лишь как создание "санитарного кордона" против СССР.

Для нормализации отношений с Францией и для урегулирования франко-германских противоречий английские правящие круги охотно использовали пацифистскую идеологию, которая преобладала после первой мировой войны в странах Западной Европы. Пацифистская идеология оформилась в деятельности ведущих французских политиков и дипломатов, таких как Э. Эррио, А. Бриан, Ж. Поль-Бонкур, "как некая концепция международной жизни, базирующаяся на понятии солидарности и уважении договоров, на известного рода "международной морали", ...а также на отвращении к войне... и стремлении защищать дело Версаля, не Версаля-диктата, опирающегося лишь на силу, а Версаля-создателя Новой Европы, покоившейся на праве, на Лиге наций, коллективной безопасности и взаимной помощи", причем последние понимались как реализация Устава Лиги наций, предусматривавший коллективную защиту государств - членов от "агрессии извне" путем применения экономических, политических и военных санкций против агрессора.

Следующим важным событием в развитии международных отношений 1920-х гг. было заключение ряда международных договоренностей по вопросу согласования политики ведущих западноевропейских государств – Локарнские соглашения. В подписании приняли участие представители Франции, Англии, Бельгии, Италии, Чехословакии, Польши и Германии. Одну из ведущих ролей при подготовке и в ходе работы Локарнской конференции сыграл Остин Чемберлен, брат будущего премьер-министра Великобритании Н. Чемберлена, после которой он был удостоен Нобелевской премии мира.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Решения, принятые на Локарнской конференции, и последующее вступление Германии в Лигу Наций в достаточной мере способствовали стабилизации политической ситуации в Европе, сгладив англо-французские противоречия. Хотя Великобритания и не взяла на себя дополнительных обязательств, кроме обусловленных пактом и уставом Лиги наций, практически англичане вовлекались в защиту версальского статус-кво на континенте, что и становилось основой англо-французского сотрудничества в последующие годы: Англия и Франция сделали первый шаг по пути к возрождению Антанты 1904 г.

Локарнский договорный комплекс 1925 г. был заключен в условиях, когда Германия уже предприняла определенные усилия по возрождению былой мощи, но еще оставалась достаточно слабой, чтобы осуществить агрессию против Франции. С точки зрения основного принципа английской политики в Европе этот договор способствовал уравновешению баланса сил на континенте при посредничестве Великобритании. Тогда же выявился и основной подход англичан к взаимоотношениям с Германией, остававшийся доминирующим почти до самого начала второй мировой войны. Английская внешняя политика была ориентирована на определенные уступки Германии. Сам термин "умиротворение" возник именно в этот период, будучи впервые применен одним из ведущих британских политиков лордом А.Дж. Бальфуром в связи с интерпретацией локарнских соглашений. Однако, следует отметить, что "умиротворение" времен Локарно не было тождественно "умиротворению", практиковавшемуся С. Болдуином и Н. Чемберленом в 1935-1938 гг., оно имело существенные качественные отличия. В 1920-е гг. уступки Германии преследовали цель подвести международно-правовые нормы под Версальскую послевоенную систему, видевшуюся многим, и не только в самой Германии, "диктатом". Британским политикам представлялось крайне важным преодолеть пропасть между западными демократиями и побежденной Германией, необходимо было, в силу важности германской экономики, интегрировать ее в послевоенную Европу. К тому же в проведении политики "умиротворения" Веймарской Германии, признававшей основные постулаты Версальского договорного комплекса, у Англии и Франции имелся довольно значительный резерв - предоставление ей послаблений, постепенного снятия версальских ограничений. Тогда подобная политика не представляла опасности для победителей, бытовало мнение, что Германии потребуется минимум 50 лет для проведения программы перевооружения. Социальная направленность политики уступок Германии заключалась в стремлении удержать ее в рамках капиталистической системы, превратить ее в заслон на пути большевизации Европы.

Основой английской локарнской политики становилась Лига наций, на авторитете и механизме функционирования которой покоились локарнские гарантии. Подходы к деятельности Лиги наций у Англии и Франции были столь различны, что можно говорить о "своего рода англо-французской дуэли" в Лиге наций. Английская дипломатия всячески противилась дать французским планам реальную власть в Лиге наций в виде организации международных вооруженных сил, так как это неизбежно усилило бы позиции Франции, которая обладала сильнейшей сухопутной армией на европейском континенте.

Можно считать также, что Локарно знаменовало собой занятие Великобританией более консервативной позиции по отношению к проблеме территориальных изменений в Европе. «Я уверен, — заявил сэр Остин Чемберлен вскоре после подписания западпо-локарнского договора, — что, каковы бы ни были намерения; какова бы ни была цель тех, кто теперь поднимает вопросы о границах и порождает в умах наций беспокойство, они не служит интересам мира или возрождению благосостояния в Европе» *. Отныне тенденция английской политики заключалась в том, чтобы протестовать против всякого поднятия вопроса о пересмотре границ.

Тем не менее, английское правительство сочло возможным присоединиться к так называемому пакту Бриана-Келлога, названного так по имени главных его инициаторов - французского премьер-министра и госсекретаря США и заключенного в 1928 г. К этому международному договору "Об отказе от войны как средства международной политики" примкнули, помимо Франции и США, не только Великобритания, но и большинство стран Европы, включая Германию и Советский Союз. Стремясь подвести под пакт Бриана-Келлога реальную и материальную основу, осенью 1928 г. на очередной Ассамблее Лиги наций А. Бриан предложил свой план Пан-Европы, план создания широкой европейской конфедерации государств на основе заключения серии двусторонних и многосторонних договоров, связанных с Пактом Лиги наций. Эти французские инициативы оказались неосуществимыми, будучи выдвинуты в крайне неблагоприятный период: с октября 1929 г. все крупнейшие страны мира оказались охвачены сильнейшим экономическим кризисом, который в 1930 г. докатился до Англии.

Основным содержанием английской внешней политики в Европе начала 1930-х гг, во время мирового экономического кризиса, стала тенденция к умиротворению Германии, германского реваншизма. И "национальное" правительство Д.Р. Макдональда, и консервативное правительство С. Болдуина, поочередно сменявшие друг друга, видели в этом единственный способ сохранить мир или хотя бы отодвинуть войну. При этом английской дипломатии не приходилось встречать такого сильного, как прежде, сопротивления со стороны Франции. К побудительным мотивам этой внешнеполитической линии добавилось значительное ослабление экономического и финансового положения Англии и Франции.

Большие надежды были возлагожены на Всемирную конференцию по разоружению, которая начала свою работу 2 февраля 1932 г. и продолжала ее до 1934 г. Конференция основывалась на статье 8 Устава Лиги наций, которая устанавливала, что Совет Лиги вправе составлять планы уменьшения национального вооружения до уровня необходимого в целях национальной безопасности и одобренного общим актом международных обязательств. Следуя за Локарнским договором, еще раз подтвердившим этот принцип, Совет образовал подготовительную комиссию для конференции по разоружению. В 1930 г. черновой вариант договора был разработан. Он оставлял вооружения Германии на уровне, установленном мирным договором. Это было отвергнуто Германией, которая требовала равенства в вооружениях. 24 января 1931г. Совет Лиги наций объявил о созыве Конференции для пересмотра и ограничения количества вооружений. Ею руководил английский дипломат А. Гендерсон и на нее собрались представители 50 государств. Сессии конференции были расколоты глубокими и основательными противоречиями. Англичане выступали за качественное ограничение и сокращение вооружений по категориям, а не по количеству, с учетом наступательных и оборонительных вооружений, особенно настаивая на ограничении бомбардировочной авиации. Это сделало невозможным достижение согласия по определениям типов вооружений или созданию контролирующей организации, на чем особенно настаивали французские представители, озабоченные выявившейся слабостью и падением престижа Лиги наций. Германия продолжала настаивать на военном паритете и ее равенство было признано Декларацией великих держав от И декабря 1932 г. 16 марта 1933 г. английский премьер-министр Д.Р. Макдональд представил черновое соглашение из 96 статей, обеспечивавшее значительное разоружение и поддержку конвенции части V Версальского договора. 14 октября 1933 г. А. Гитлер отозвал германских представителей с конференции. Это доказало невозможность примирить требования Германии о равенстве в вооружениях с желаниям Франции обеспечить свою безопасность. Великобритания склонна была признать требования Германии справедливыми, к тому же резервировала за собой право сохранить несколько эскадрилий бомбардировщиков для выслеживания мятежников на границах империи. Крах Всемирной конференции по разоружению сделал возможным новый виток гонки вооружений и обострение международной ситуации.

Английская внешнеполитическая линия на "умиротворение" Германии встречала все большее понимание Франции. В основе французского курса на "умиротворение" лежало осознание лидерами Третьей республики очень тревожного для Франции факта - ослабление тыловых союзов. Новое правительство, возглавляемое Э. Эррио, в 1932 г. выразило готовность "обсудить любой проект и взять на себя любую инициативу, которые могли бы привести к большей устойчивости в мире". Ясно осознавая стремление Германии к отмене версальских военных ограничений, Э. Эррио считал важным связать ее системой соглашений с участием важнейших европейских держав, стремясь решить проблему не военной силой, а с точки зрения международного права.

Исходя из подобной концепции, Э. Эррио в декабре 1932 г. принял англо-американское предложение о подписании пакта "Пяти держав", касавшегося ограничения вооружений Германии, Англии, Франции, Италии и США. Однако, германское участие в соглашении пяти держав не состоялось. Гитлеровский переворот в Германии резко изменил ситуацию в Европе: Германия покинула работавшую с февраля 1932 г. конференцию по разоружению и вышла из Лиги Наций. Сущность германского нацизма не была сразу оценена английскими и французскими правящими кругами, рассматривавшими нацистский режим как одну из разновидностей буржуазного правительства, к тому же как временное явление. Прозрение пришло лишь к 1938 г.; для этого потребовались «ночь длинных ножей», «хрустальная ночь» и другие эксцессы гитлеровской диктатуры. В середине же 1930-х гг. английские лидеры не оставляли идею равновесия сил, которую рассчитывали осуществить с подписанием «пакта четырех держав», инициатором которого выступило национальное правительство Р. Макдональда и проект которого был поддержан фашистским диктатором Италии Б. Муссолини.

Немаловажным моментом в стабилизации европейской международной ситуации английское и французское руководства считали улучшение отношений с фашистской Италией, что препятствовало бы созданию их союза с Германией. На конференции представителей Англии, Франции и Италии в Отрезе в апреле 1935 г. англичане, по свидетельству тогдашнего министра иностранных дел Дж. Саймона, преследовали цель укрепления англо-франко-итальянской солидарности, оставляя при этом дверь дня возвращения Германии в Лигу Наций. Проводя политику умиротворения Италии за счет интересов Эфиопии, англичане и французы добились от итальянцев осуждения Германии, нарушившей в одностороннем порядке военные ограничительные статьи Версальского договора. В связи с возникновением в результате активизации Италии в Восточной Африке на первый план вновь выступала проблема Лиги Наций, ведь Эфиопия также была членом этой международной организации. Поэтому, явившись первым испытанием на пути англо-французского сближения, Абиссинский кризис способствовал выдвижению на первый план в Англии тех политических деятелей, которые рассчитывали найти компромиссное решение этого кризиса и провести его через Лигу Наций, тем самым сохранив и укрепив ее международный авторитет. 1935-1936 гг. стали рубежом развития как внутреннего, так и внешнеполитического курса правящих группировок Англии. Именно в эти годы для англичан стало очевидным то коренное изменение соотношения сил в Европе, которое последовало за нацистским переворотом в Германии. Англичане все яснее начали осознавать, что нарастающая военная мощь нацистов несет серьезную угрозу как имперским, так и национальным интересам Великобритании. В эти годы для англичан стало ясно, что равновесие сил в Европе, державшееся на Локарнском договорном комплексе и его гарантийной системе, практически разрушено немецким нацизмом. Это имело важное значение для формирования внешнеполитического курса Великобритании.

Анализируя формирование британской политики, как в отношении Германии, так и в отношении других европейских стран можно выделить три важнейших факторами, определивших оборонную политику страны:

1. Защита Британской империи. На тот момент Великобритания владела Египтом, Индией, Малайзией, Австралией, Новой Зеландией и множеством других мелких колоний. Единственным способом взаимодействия Великобритании со своими колониям был флот, который выполнял функции как связи, так и охраны территорий. Появление на востоке сильного японского флота, уступающего только британскому и американскому, заставил британское правительство как можно реже использовать свой флот в международных конфликтах, дабы не допустить ослабления военно-морской мощи Великобритании, а так же искать способы снижения мощи германского флота.  Другая проблема имелась в британской армии. После первой мировой войны всеобщая воинская повинность была отменена, английская была существенно сокращена. Возможность проведения военных действий ставилась в зависимость от ситуации в колониях.

2.    Уязвимость Британских островов для атак бомбардировочной авиации с континента. Создание эффективной истребительной авиации стало актуальной задачей лишь с 1937 г., до этого времени в военном планировании господствовала доктрина "сдерживания". Считалось, что необходимо иметь бомбардировочный флот, способный нанести неотвратимый и равный по силе ответный удар по противнику. Германия стала рассматриваться реальным и опасным противником лишь с 1935 г., когда А. Гитлер заявил, что ВВС Германии по силе равен ВВС Великобритании. Возможности немецкой авиации оценивался в 700 тонн в день.  Оценка последствий возможной атаки с воздуха рисовала следующую картину: «Железнодорожное сообщение будет нарушено, снабжение продовольствием прервано. Весьма возможно, что после нескольких недель лишений, вызванных воздушными налетами, деморализованное население будет требовать заключения переговоров». В действительности самыми сильными ударами по Великобритании равнялись 500 (по Ковентри) и 1000 тонн (по Лондону).Остальные атаки сопровождались бомбардировками в 40-300 тонн.

3.    Состояние финансов Великобритании. Английское правительство не желало тратить деньги на перевооружение, стремясь вначале преодолеть последствия кризиса 1929-1931 гг. Н. Чемберлен рассматривал оборонные займы для увеличения военного бюджета как «прямую дорогу к катастрофе». К тому же проблема, с которой столкнулось английское руководство в этот период, заключалось не столько в перераспределении средств из гражданского в военный сектор экономики. Более серьезной задачей оказалось достижение положительного сальдо во внешней торговле. Великобритания почти полностью зависела от ввоза сырья и продовольствия. Эти затраты покрывались за счет вывоза английских товаров. Именно поэтому страна не могла полностью переключится на производство военной техники: зарубежные активы были явно недостаточными, чтобы позволить иметь отрицательное сальдо в течение даже непродолжительного времени.

 

Поделись с друзьями