Нужна помощь в написании работы?

Весной 1936 г. гитлеровский фашизм перешел в политическое наступление на западные державы. В центре развернувшейся борьбы оказалась судьба Рейнской демилитаризованной зоны, статус которой опирался на Версальский договор и Рейнский гарантийный пакт, составлявший основу Локарнского договорного комплекса 1925г. Вторжение гитлеровского вермахта в Рейнскую зону воспой 1936 г. стало первым звеном в развертывании цепи агрессивных актов фашистской Германии и вместе с тем первым актом применения вооруженной силы в ее внешней политике. Ремилитаризация Рейнской зоны стала стартом гитлеровского вермахта в борьбе за германское господство па европейском континенте. Вместе с ремилитаризацией Рейнской зоны были окончательно сметены военно-политические основы Версальского договора и фундамент Локарнского договорного комплекса.

Цель Гитлера состояла в том, чтобы смести международно-правовые устои сохранения европейского мира, предотвратить вступление в силу французско-советского пакта о взаимопомощи, внесенного правоцемтристским кабинетом радикала А. Сарро 11 февраля 1936 г. на парламентскую ратификацию, или, по крайней мере, подорвать механизм действия этого пакта, обесценив его-. Гитлер рассчитывал добиться международной изоляции СССР и одновременно вбить клип в англо-французские отношения, предотвратить возможное возрождение Антанты4. При этом Гитлер использовал многократно повторявшийся им впоследствии прием: применение военной силы было приурочено к выходным дням, что затрудняло принятие решений руководящими органами западных стран; двойное нарушение договоров - Версальского и Локарнского - сочеталось с клятвами в благонамеренности Германии и предложениями союза. Демагогически играя на противоречиях, страхах, желании мира, характерных и для Германии, и для Европы, Гитлер на первый план выдвигал жупел антикоммунизма, надеясь найти опору в консервативных кругах Запада.

Гитлеру удалось извлечь внешнеполитические выгоды не только из притягательности тоталитарного режима Германии и из глубинного антикоммунизма либерально-консервативной Европы, но и из противоречий существовавшей системы поддержания мира. Он оперировал моральными соображениями, впервые введенными в международные отношения Версальским договором, постоянно акцентировал мотивы вины, чести, равенства, самоопределения и в роли последнего верного приверженца давно померкнувших принципов В. Вильсона добился значительного эффекта прежде всего в Англии. Здесь его призывы задевали не только больную честь нации, но и отвечали традиционной английской политике равновесия сил. Многообразные ободряющие знаки со стороны Англии оправдывали самые смелые ожидания Гитлера. Он неизменно придерживался разработанной еще в 1923 г. концепции союза с Англией, идея раздела мира была центральной мыслью его внешней политики вообще. Уже в течение 1934 г. он предпринял шаги для заключения соглашения с Англией о воздушных вооружениях, используя их для подогревания недоверия между Англией и Францией. В 1935г. Гитлер предложил англичанам заключить морской пакт. Этот его демарш оказался успешным, так как здесь англичане удовлетворяли свои притязания на морское могущество, жертвуя при этом всего лишь устаревшим пятым разделом Версальского договора, содержавшим положение о разоружении Германии, жизненно важном лишь для Франции, которой пришлось осознать, "что у Англии нет постоянных друзей, а есть лишь постоянные интересы".

К весне 1936 г. милитаризация Германии, модернизация ее сухопутных вооруженных сил - вермахта, главнокомандующим которого стал Гитлер, явилась взрывоопасным фактором европейского международного положения. Германия уже обладала 10 армейскими корпусами, имела и продолжала наращивать бронетанковые силы и люфтваффе, а также военно-морской флот, чему способствовало упоминавшееся уже англо-германское соглашение, определившее тоннаж германского флота в 35% британских военно-морских сил. Общая численность германской армии (без противовоздушной обороны) составляла 590 тысяч человек, в том числе военная полиция - 30 тысяч человек.

Быстрые темпы германской ремилитаризации вызывали серьезную озабоченность лидеров Французской республики. В отчете о заседании французского Верховного командования правительству от 18 января 1936 г. указывалось, что ввиду ухудшения отношений с Италией 1/5 часть войск, которые ранее противопоставлялись Германии, теперь должна быть сосредоточена в Альпах и Средиземноморье. Здесь же отмечалось, что Франция отстает от Германии по таким видам вооружений, как танки и артиллерия. Военное руководство Франции не сомневалось в намерении гитлеровцев реоккупировать Рейнскую зону. При этом подчеркивалось, что не приходится рассчитывать па помощь России в случае конфликта с Германией, так как ни Венгрия, ни Польша не согласятся пропустить советские войска через свою территорию.

Военное руководство Франции делало весьма неутешительный прогноз относительно перспектив франко-германского соперничества в области численности армии: уже к концу 1936 г., самое позднее к 1937 г., ожидалось, что численность германских войск достигнет 1 млн. человек против 600 тысяч человек французской армии мирного времени.

Демилитаризованная Рейнская зона оказалась под гитлеровским ударом сразу же после того, как Германия в марте 1935 г. разорвала военные ограничения, наложенные на нее Версальским договором: директива об оккупации зоны под кодовым названием "Шулунг" ("учение") была дана вермахту в мае 1935г.

Проблема ответных мер в случае германской ремилитаризации Рейнской зоны, существовавшая с самого момента подписания Версальского договора, никогда не рассматривалась в практической плоскости. Не разрешилась она и с подписанием Локарнского договора, хотя его заключение и было предпринято именно с этой целью.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Французское правительство было достаточно осведомлено о намерении Германии ремилитаризовать Рейнскую зону. Этот факт подтверждается также и американской дипломатической корреспонденцией. Единственным невыясненным вопросом оставалось время и повод, который изберет германское правительство для достижения намеченных целей. В начале 1936 г. французский посол в Берлине А. Франсуа-Понсе вторично предупредил свое правительство о готовящейся нацистами акции. К этому времени уже стало совершенно ясно, что Гитлер просто ждет ратификации французским парламентом франко-советского договора, чтобы использовать этот факт как долгожданный повод для денонсации Локарнского договора и начала ремилитаризации Рейнской зоны.

11 февраля 1936 г., надеясь сдержать Гитлера, кабинет А. Сарро внес французско-советский пакт на ратификацию парламента. Крепнувшее единство антифашистских сил, ядром которого становились партии Народного фронта, отразило атаки реакции: пакт был одобрен 353 депутатскими мандатами против 164 при 100 воздержавшихся. Перспектива вступления в силу французско-советского пакта ввергла гитлеровский фашизм в состояние лихорадки. Генералы вермахта, сомневаясь в пассивности Франции, заколебались28. В дипломатических кругах Берлина распространились слухи о "болезни" Гитлера и возможном переходе власти в руки генералитета. Все же Гитлер настоял па своем решении: утром 7 марта 1936 г. первый контингент вермахта - три полка, был двинут на левый берег Рейна.

Генералы вермахта действовали крайне осторожно. Немцы боялись ответной мобилизации и готовы были ретироваться при первых ее признаках. Они входили в зону, как во вражескую страну, оглядываясь и пугаясь каждой тени. Везде они посылали вперед разведку, которая освещала местность и сигнализировала подходящим войскам, что можно продвигаться беспрепятственно. Германские войска, переправившись через Рейн, продвигались в трех направлениях - к Аахену, Саарбрюкену и Триру. Гитлер сразу же организовал дипломатическое прикрытие военной акции, используя жупел советской угрозы для воздействия на локарнские державы, прежде всего на Англию, с целью достижения международной изоляции Франции и развала Локарнского пакта. Он поспешил заверить французского посла в Берлине, что именно советская угроза, возросшая якобы после ратификации палатой депутатов французско-русского пакта, вынуждает Германию срочно провести ремилитаризацию Рейнской зоны, о чем посол немедленно сообщил в Париж. Вслед за этим германское правительство заявило о денонсации Локарнского пакта, обосновав этот шаг ссылкой па его "несовместимость" с французско-советским договором. В меморандуме, врученном между 10 и 11 часами утра 7 марта 1936 г. германским министром иностранных дел К. фон Нейратом послам Франции, Англии и Италии содержалось предложение о заключении нового германо-французского договора о ненападении сроком на 25 лет и даже более широкого соглашения, предусматривавшего возвращение Германии в Лигу наций на условиях ''равноправия". C. Болдуин и его министры благожелательно встретили предложения Гитлера, видя в них стремление Германии к формированию новой антисоветской группировки империалистических держав, которая заменила бы прежний, тесно связанный с Версальским договором Локарнский договорный комплекс.

Несмотря на то, что подобная акция со стороны Германии давно ожидалась, правительство А. Сарро так и не приготовило никакого плана противодействия агрессии. Результатом этого явилось оцепенение правительства, когда стало известно, что Гитлер решился на применение силы. В течение 7 марта было проведено несколько заседаний, но кабинет так и не пришел ни к какому решению о дальнейших действиях.

Кабинет А. Сарро, несмотря на колебания и сомнения многих министров, сознавал, что ремилитаризация Рейнской зоны не только непосредственно угрожает французской национальной безопасности, но и ведет к серьезному изменению соотношения сил на континенте в пользу Германии. Исходя из этого, Генеральный секретарь французского МИД А. Леже предложил план отражения германского удара, основанный на экономических и политических санкциях. Генеральный секретарь МИД считал, что применение этих санкций приведет не только к экономической блокаде, но и к международной изоляции гитлеровского режима, что вынудит Гитлера отступить, очистив Рейнскую зону.

Тем временем союзники Франции на Востоке - Польша, Советский Союз и страны Малой Антанты выразили готовность оказать ей поддержку в противостоянии нацистской агрессии даже в случае, если это приведет к войне. Они считали, что Франция вправе прибегнуть к военной силе, чтобы воздействовать на Германию как нарушителя Версальского и Локарнского договоров, а также Рейнского пакта. Но их участие в событиях зависело от позиции Франции: у нее был ключ к решению проблемы.

По настоянию французского МИД 10 марта 1936 г. в Париже было проведено совещание локарнских держав на уровне министров иностранных дел, осудившее гитлеровскую агрессию и тем самым создавшее исходную базу для реализации "плана Леже", поставленную, однако, в зависимость от вердикта Совета Лиги наций, который решено было созвать в Лондоне.

На открывшейся 14 марта 1936 г. в Лондоне в Сент-Джеймском дворце 91-й сессии Совета Лиги наций французская делегация во главе с П.-Э. Флапденом получила поддержку советской дипломатии. Однако английская делегация отклонила "план Леже". По наблюдению итальянского посла в Берлине Аттолико, английская дипломатия действовала как "адвокат Германии". Оккупация Рейнской области произошла в момент, когда Н. Чемберлен усиленно искал возможность представить свой мирный план, основным содержанием которого было умиротворение в Европе. Н. Чемберлен, наиболее влиятельная фигура в правительстве С. Болдуина, пользовавшийся поддержкой самого премьера, а также Дж. Саймона и С. Хора, придерживался мнения, что в случае пересмотра статус-кво с целью удовлетворения некоторых притязаний Гитлера, умиротворение в Европе весьма возможно. Утверждения Гитлера о том, что его действия продиктованы в первую очередь желанием добиться прочного мира в Европе, содержащееся в его речи перед Рейхстагом 7 марта 1936 г., и неспособность французов дать немедленный отпор агрессии, лишь убедили Чемберлена в правильности его выводов. У английских политиков не могло быть сомнений по поводу того, какую внешнеполитическую линию будет приветствовать британское общественное мнение. В целом настроения британской общественности благоприятствовали распространению идей умиротворения. Поэтому английская дипломатия стремилась доказать, что вторжение: вермахта на Рейн является не оккупацией чужой территории, а всего лишь восстановлением Германией суверенных прав.

С целью реализации этого пути английское правительство пригласило в Лондон на заседание Совета Лиги наций гитлеровского представителя И. фон Риббентропа, рассчитывая «втянуть французов в переговоры с немцами». Капитулянтская позиция английского кабинета и энергичная пацифистская агитация руководства радикалов во главе с Э. Эррио, опубликовавшим открытое "Письмо к немцам", объявившее французско-германское примирение решающим фактором сохранения мира, оказали воздействие на кабинет А. Сарро и французскую делегацию в Совете Лиги наций. Французы требовали сохранения Локарнского договора, соглашаясь передать вопрос о советско-французском пакте на решение суда в Гааге при условии, что немцы немедленно отведут свои войска на 25 км от границы, а часть войск вообще выведут из Рейнской зоны. Таким образом, руководители Франции склонялись к принятию курса на сотрудничество с Англией в решение Рейнского кризиса, отдавая ей предпочтение перед СССР.

19 марта 1936 г. Совет Лиги наций принял краткую резолюцию, которая констатировала нарушение Германией статьи 43 Версальского и статьи 4 Локарнского договоров. «План Леже» не был реализован: коллективных санкций принято не было, агрессивные действия Гитлера остались безнаказанными.

Вслед за резолюцией Совета Лиги наций Германии был направлен меморандум, подписанный представителями Франции, Англии, Италии и Бельгии, в котором доказывалась неправомерность ремилитаризации Рейнской зоны и содержалось предложение Германии относительно арбитража Гаагским судом спора о совместимости Локарнского и советско-французского пактов. Седьмой раздел меморандума содержал согласие западных держав па проведение переговоров с Германией. Английские дипломаты разработали специальный «вопросник», обращенный к Гитлеру. Вопросник имел целью выявить отношение Гитлера к сохранению мира в разных частях Европы, например в Литве, Австрии, Чехословакии, Рейнской зоны, но ни слова не говорилось об СССР. Гитлер оставил английский «вопросник» без ответа. Французский министр иностранных дел П.-Э. Фланден убеждал всех британских государственных деятелей и политикой, с которыми встречался, твердо придерживаться жесткой интерпретации Локарнского договора, а также поддерживать Францию, если военные действия окажутся необходимыми, возглавить вместе с ней крестовый поход западных демократий против нацистской агрессии. Но самое важное П.-Э. Фланден предупредил, что если Англия отвергнет Локарно, то Франция вынуждена будет пересмотреть свою политику, так как ничего другого у нее не останется.

19 марта 1936 г., в тот же день, когда локарнские державы передали свои предложения Германии, в кабинете английского министра иностранных дел были проведены двусторонние англо-французские переговоры. Понимая, что необходимо дать Франции компенсацию за потерю локарнских гарантий, правительство Болдуина приготовило документ, который явился формальным инструментом возрождения англо-французской Антанты. Согласно этому документу, Великобритания брала на себя обязательства, в обмен на взаимные обязательства со стороны Франции, прийти ей на помощь в случае любой неспровоцированной агрессии, предпринимать все необходимые и доступные шаги по обеспечению ее безопасности, координировать свои военные и дипломатические акции в соответствии с консультациями с французским правительством.

Англо-французское соглашение 19 марта 1936 г. означало существенный сдвиг в британской политике: впервые после войны 1914-1918 гг. Англия согласилась взять на себя, хотя и ограниченные, но военные обязательства в отношении другого государства - Франции. Этот шаг английской дипломатии объяснялся не только нарастанием англо-германских противоречий и желанием обрести надежного партнера в лице Франции, но и стремлением подорвать значимость французско-советского пакта о взаимопомощи, убедить Францию не искать поддержки у России. 15 апреля 1936 г. в Лондоне были проведены секретные англо-французские штабные переговоры на уровне заместителей начальников генеральных штабов, давшие, хотя и ограниченные, но позитивные результаты. Конкретное решение свелось к констатации английского обещания начать десантирование своего экспедиционного корпуса во Франции (при всесторонней французской поддержке) через 15 дней после возникновения военной ситуации. Вместе с тем кабинет А. Сарро оставил без ответа советские предложения относительно практических шагов по укреплению мира в Европе и обузданию гитлеровской агрессии, сделанные на базе французско-советского пакта, обмен ратификационными грамотами которого был проведен 27 марта 1936 г. в Париже.

 

Поделись с друзьями