Нужна помощь в написании работы?

Нацистское руководство считало, что австрийский кризис сформировал благоприятные для целей Германии тенденции в системе международных отношений.

18 марта 1938 г. в речи, произнесенной в рейхстаге, не называя прямо Чехословакию, Гитлер заявил, что не допустит, чтобы "подвергались угнетению" миллионные массы немцев, расположенных "у самых ворот" германского рейха. На следующий день, 19 марта, состоялось совещание руководства нацистской партии, где обсуждались вопросы тактики по отношению к судетским областям. Наконец, 28 марта 1938 г. была организована встреча Гитлера с лидером фашистской судето-немецкой партии К. Генлейном, на которой присутствовали также Гесс, Риббентроп и некоторые дру¬гие нацистские бонзы. Генлейну было поручено выступить с требованиями такого статуса судетских немцев, который был бы неприемлем для чехословацкого правительства и привел бы к росту напряженности и созданию конфликтной ситуации.

Опираясь на генлейновцев, нацистская Германия с конца марта повела активную подрывную работу, направленную на дестабилизацию внутреннего положения и развал Чехословакии. Начались пограничные провокации, сопровождаемые слухами о концентрации германских войск вдоль чехословацких границ. В судетских областях проводилась кампания митингов и манифестаций, на которых генлейновцы появлялись в нацистской форме и под знаменами со свастикой, а стены домов и заборы оклеивались фашистскими символами. Германская пресса и радио развернули оголтелую пропагандистскую кампанию о проводившейся якобы в Чехословакии политике национального угнетения судетских немцев, "о праве германского народа на самоопределение".

24 марта 1938 г. Н. Чемберлен выступил в парламенте с официальным разъяснением позиции Великобритании в "чехословацком вопросе". Он заявил об отсутствии у Великобритании каких-либо обязательств по отношению к Чехословакии и нежелании предоставлять ей гарантии. Одновременно высказывались советы, чтобы чехословацкое правительство само договорилось с генлсйновцами и удовлетворило их требования "в рамках конституции". Было очевидно, что Великобритания готова принести Чехословакию в жертву в интересах соглашения с Германией.

И в Великобритании, и во Франции усиливались общественные настроения против вовлечения этих стран в борьбу за сохранение целостности Чехословакии, страны, созданной волей участников Антанты и просуществовавшей всего лишь 20 лет. Во Франции ширилось нежелание "умирать за чехов" и "жертвовать тремя миллионами французов, всей молодежью наших университетов, школ, заводов и страны в целом ради сохранения трех миллионов чешских немцев под господством Чехословакии?". Такие мотивы были подхвачены всей правой прессой. И хотя они встретили многочисленные возражения, весь тон и все оттенки вспыхнувшей полемики показывали широкое распространение установок "умиротворителей" во французских политических сферах. В целом они отражали глубокие сдвиги и в расстановке политических сил, знаменовали окончание периода существования Народного фронта в стране, рост влияния правых партий и течений.

Англо-французские отношения переживали тогда серьезный кризис, вызванный твердым намерением Н. Чемберлена добиться урегулирования двусторонних отношений с Германией, пусть даже за счет Франции.

В ходе переговоров 28-29 апреля 1938 г. в Лондоне была выработана совместная линия западных держав по отношению к Чехословакии и другим процессам, развивавшимся в Европе в то время, а также к их будущим отношениям с Германией. Инициативу при обсуждении всех этих вопросов держала английская сторона, которая развила систему аргументов в духе политики "умиротворения". Они решили, что если Германия решится захватить Чехословакию, считали они, западные державы не в силах будут воспрепятствовать таким планам. А если в связи с этим вспыхнет война, то даже в случае ее победоносного завершения западные державы не смогут после нее восстановить Чехословакию "на прежней основе". Они призывали смотреть на "чехословацкую проблему" с позиций "полного реализма" и побуждали чехословацкое правительство решить вопрос о положении немецкого национального меньшинства путем переговоров с генлейновской партией. Франция заявила, что следует защищать чехословацкую независимость против германской угрозы, привлекая к этому Югославию, Румынию и Польшу.

Переговоры проходили довольно трудно, позиции французской делегации ослаблялись ухудшением внутриполитической ситуации и предостережениями, полученными от военного руководства страны, которое считало жизненно важным английскую военную помощь в возможной войне с Германией. В конечном счете, Э. Даладье признал, что расхождения между двумя правительствами заключается не во взглядах, а в понимании, какими средствами можно добиться общих целей. В итоге переговоров стороны пришли к выводу о необходимости произвести совместный демарш в Праге, чтобы побудить чехословацкое правительство удовлетворить пожелания судетских немцев и таким образом "погасить" возникшую проблему.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Следствием лондонского совещания стал нажим Великобритании и Франции на Чехословакию. После ряда промежуточных шагов представители западных держав передали 7 мая 1938 г. официальные ноты чехословацкому правительству с требованием новых уступок Генлейну. В противном случае, как говорилось в нотах, Великобритания и Франция не возьмут на себя никаких гарантий против нападения Германии. 15 мая 1938г. Чехословацкое правительство в ответной ноте Англии и Франции благодарило западные державы за добрые советы и заверяло их в своей готовности рассмотреть и разрешить национальную проблему в рамках конституции и при сохранении территориальной целостности. К тому времени уже начались переговоры с генлейновцами, и правительство приступило к подготовке проекта закона о национальном статусе. Вслед за западными державами руководящие деятели Чехословакии заявляли о своей готовности улучшить отношения с Германией.

В середине мая генлейновцы организовали множество инцидентов в судетских областях. Руководство судетско-немецкой партии заключило соглашение со словацкой клеро-фашистской "Народной партией" о том, что та выдвинет требование о предоставлении Словакии автономии по образцу автономистских требований генлейновцев, что повлекло бы разделение государства на несколько частей. Одновременно гитлеровская Германия выступила с рядом заявлений о том, что она не допустит применения силы против судетских немцев и ущемления их прав. К чехословацким границам стали стягиваться германские войска.

Массовые беспорядки в судетских областях и подготовка к путчу, приуроченному к дню выборов в муниципальные органы 22 мая, принудили чехословацкое правительство к принятию мер по восстановлению спокойствия в пограничных областях. 17 мая 1938 г. было опубликовано правительственное решение о мерах по поддержанию общественного спокойствия. В ответ судето-немецкая партия 20 мая прервала переговоры с правительством и потребовала восстановления "демократических и конституционных прав", т.е. отмены всех мер против их подрывных действий. Обстановка еще более накалилась после того, когда у приграничного города Хеб чешский жандарм застрелил двух нацистских террористов. В такой ситуации сообщения о новых передвижениях германских войск вынудили чехословацкое правительство объявить частичную мобилизацию. Все эти события привели к так называемому майскому кризису, ставшему крупной вехой на пути к Мюнхенскому соглашению. Мобилизация 21 мая 1938 г. вызвала патриотический подъем в Чехословакии и прошла в обстановке организованности. Демократические силы продемонстрировали готовность защищать независимость страны с оружием в руках. Антифашистские настроения и боевой дух чехословацкого народа произвели большое впечатление во всем мире.

Французское правительство заявило, что в случае неспровоцированного германского нападения на Чехословакию оно выполнит свои союзнические обязательства, но отвергло саму мысль о возможности обсудить с СССР вероятные меры по оказанию помощи Чехословакии из опасения, будто франко-советско-чехословацкие переговоры могли бы быть истолкованы как некий заговор против Германии. Напротив, оно пошло на поводу у британских "умиротворителей", связав себя обязательством не предпринимать без консультаций с Великобританией никаких мер, которые могли бы обострить ситуацию, и предоставило инициативу британской дипломатии.

Между тем нацистское руководство решило до конца использовать благоприятную для него ситуацию. 30 мая 1938 г. Гитлер утвердил новый вариант Директивы о единой подготовке вооруженных сил в войне. Он открывался словами, формулировавшими цель намеченных действий: "Моим непоколебимым решением является разбить Чехословакию в ближайшем будущем путем проведения военной кампании". Параллельно с военной подготовкой развернулась интенсивная деятельность по подрыву внутренней стабильности Чехословакии. По приказу из Берлина генлейновцы 8 июня выступили с новыми требованиями, включавшими в качестве непременного условия образование своего сейма и особые льготы при участии в правительстве. Переговоры вскоре зашли в тупик.

В летние месяцы 1938 г. британская дипломатия усиленно развивала идеи нейтрализации Чехословакии и проведения плебисцита в Судетских областях с перспективой их передачи Германии. Было ясно, что западные "умиротворители" взяли курс на перестройку всей системы международных отношений в духе "пакта четырех", что затрагивало интересы всех европейских государств, но особенно сильно - соседей Чехословакии и государств, входивших вместе с ней в Малую Антанту, - Румынии и Югославии.

После длительного обсуждения идеи британского "посредничества" правительствами Великобритании и Франции, а также с германскими эмиссарами в Лондоне в конце июля последовало английское обращение к Чехословакии, решительно поддержанное французской дипломатией, с предложением послать "посредническую" миссию лорда Ренсимена. Под нажимом западных держав чехословацкие правящие круги пошли на новые уступки и дали согласие на британское посредничество. При английском посредничестве развитие кризисной ситуации приобрело ускоренные темпы. В глубокой тайне в ближайшем окружении британского премьера был выработан «план Зет». Его суть заключалась в прямом контакте Чемберлена с Гитлером и молниеносном разрешении "чехословацкого кризиса" на основе передачи Германии судетских областей и расчленения Чехословакии.

В ночь на 13 сентября 1938 г. по инструкциям из Берлина генлейновцы сделали попытку поднять путч. Он был быстро подавлен чехословацкой полицией. Это стало поводом для Великобритании ускорить осуществление заранее спланированного «плана Зет». В ночь на 14 сентября британская дипломатия приступила в спешном порядке к подготовке экстренной встречи британского премьера с фюрером. По замыслу Н. Чемберлена, их личный контакт должен был привести к англо-германскому соглашению и урегулированию в "духе динамизма" всех проблем, подлежащих разрешению.

15 сентября 1938 г. состоялся полет Чемберлена в Мюнхен и его встреча с Гитлером в Берхтесгадене. Беседа с фюрером протекала не так, как он ее себе представлял. Предложение Чемберлена отложить обсуждение "чехословацкого вопроса" на следующий день, а вначале заняться выяснением значительно более крупных проблем, ради чего он и предпринял эту поездку, было обойдено Гитлером. Он потребовал немедленной передачи судетских областей Германии. Ради этой цели, угрожал фюрер, он готов идти даже на риск мировой войны. Но это было только частью его требований. Гитлер заявил далее, что, пока не будет ликвидирован советско-чехословацкий договор, он будет рассматривать Чехословакию как "копье, направленное во фланг Германии". Правда, он дал понять, что Чехословакия вообще вскоре прекратит существование после удовлетворения "справедливых требований" других национальностей (словаки, венгры и поляки). Чемберлен указал на необходимость обсуждения этих вопросов британским и французским правительствами. Была достигнута договоренность, что их новая встреча состоится через несколько дней, в течение которых английская сторона просила не осложнять усилий Чемберлена какими-либо неожиданными действиями.

Состоявшиеся 18 сентября 1938 г. в Лондоне переговоры ведущих государственных деятелей Великобритании и Франции привели к окончательному согласованию позиций западных стран. Французская сторона настаивала на идее гарантии, которая должна быть предоставлена Чехословакии после отторжения пограничных судетских областей. После некоторого сопротивления это предложение было принято британскими политиками. На такой основе и были сформулированы требования Великобритании и Франции к правительству Чехословакии уступить Германии области с преобладающим немецким населением, причем без плебисцита и "в качестве обособленного вопроса". Поскольку одновременно указывалось, что Чемберлен намерен возобновить переговоры с Гитлером и снова встретиться с ним в среду, 21 сентября, то получалось, что западные державы оставляли на раздумье чехословацкому правительству немногим более суток. Англо-французский ультиматум давал возможность чехословацким правящим кругам получить оправдание, будто они вынуждены уступить силе. 21 сентября правящие круги Чехословакии капитулировали. К вечеру этого дня они сообщили в Лондон и Париж, что принимают их предложения "как неразрывное целое, подчеркивая при этом принцип гарантий".

22-23 сентября 1938 г. состоялась новая встреча Чемберлена с Гитлером в Годесберге, в ходе которой британский премьер-министр сообщил фюреру о готовности западных стран обеспечить выполнение его требований. Однако Гитлер не только организовал выдвижение польских и венгерских территориальных претензий к Чехословакии, но и сам выступил с максималистскими требованиями и, ссылаясь на право самоопределения, добивался немедленной оккупации судетских областей, заявив крайне удивленному Н. Чемберлену, что «в свете последних дней предложенное решение уже утратило всякий смысл».

22 сентября правительства Англии и Франции сообщили чешскому правительству, что «не берут на себя ответственность советовать ему не проводить мобилизацию». Мобилизация в Чехословакии началась 23 сентября. Отклик чехословацкого народа превзошел все ожидания. В пограничных областях был восстановлен порядок, войска заняли укрепленные районы. Однако это не изменило политики правительства, оно осталось на капитулянтской позиции и сохраняло выжидательную тактику, готовое выполнить англо-французский план.

Новые переговоры Чемберлена с Гитлером начались в тот же день, что и мобилизация в Чехословакии. Узнав об этом, Гитлер заявил, что «теперь… Чехословакия и не подумает отдать Германии какие-либо территории». Фюрер заявил, чтобы судетские территории были переданы 1 октября 1938 г. Чемберлен вернулся в Лондон, твердо надеясь добиться урегулирования кризиса на новых германских условиях. Однако ему не удалось убедить в этом ни А.Д.Купер, первый лорд адмиралтейства, ни, как ни странно, лорда Галифакса, а также Францию.

26 сентября 1938 г. Гитлер провозгласил о своем решении овладеть Судетской областью к 1 октября 1938 г. В те дни никто не сомневался, что Европа полным ходом идет к войне. 27 сентября 1938 г. когда было официально объявлено о мобилизации Франции и британского флота, Гитлер направил Н. Чемберлену послание, в котором в сдержанных выражениях Гитлер отрицал тот факт, что его предложения полностью лишат чехов гарантий на существование как нации, что немецкие войска продвинуться дальше демаркационной линии. Гитлер выражал готовность обсудить с чехами детали и дать гарантии Чехословакии. Чехи держатся только потому, что надеются начать европейскую войну, заручившись поддержкой Англии и Франции. Но он, Гитлер, все еще надеется сохранить мир.

Письмо А. Гитлера позволило Н. Чемберлену весьма эффектно заявить 28 сентября на заседании британского парламента о "спасении мира в последнюю минуту", объявив о созыве международной конференции в Мюнхене на следующий день.

Конференция в Мюнхене собралась 29 сентября 1938 г. в составе представителей четырех держав - Великобритании, Германии, Франции и Италии, без какой-либо консультации с Чехословакией и без ее участия. Документы свидетельствуют, что вряд ли в истории дипломатии имела место другая столь странная международная конференция. Дискуссия отсутствовала, обсуждение касалось второстепенных вопросов, деятельность участников свелась в основном к составлению, редактированию и переводу текстов, оформлявших гитлеровский диктат как международное соглашение. Все это напоминало не столько международный форум, сколько сборище заговорщиков. За основу был принят предложенный Муссолини проект, который был составлен нацистами, сообщившими ему текст из Берлина. Даладье нашел, однако, что проект отличают "объективность и реализм". Похвалил его и Чемберлен. В целом он был близок к годесбергскому "меморандуму" Гитлера. Роль Э. Даладье граничила с ролью статиста, чего нельзя сказать о роли сопровождавшего его А. Леже, генерального секретаря МИД, который не только активно участвовал в подготовке четырехстороннего соглашения, но и представил его чехословацким политикам, приглашенным для этой цели в Мюнхен. Заявление А. Гитлера на "конференции" об отказе от провозглашенного силового, насильственного решения "судетской проблемы", о стремлении к преодолению ситуации, "когда в Европе вооруженные государства противостоят друг другу", могло рассматриваться французами как неудачи германской попытки развязать войну, что они могли считать своим "успехом". А. Леже стремился, прежде всего, закрепить этот "успех" путем навязывания А. Гитлеру и Б. Муссолини обусловленного сентябрьским франко-английским соглашением принципа "гарантий в отношении будущей урезанной, но независимой Чехословакии", что означало обмен отходивших к Германии чехословацких территорий на германо-итальянское согласие, закрепленное в договорном порядке, на отказ от силового решения европейских проблем.

Стороны договорились, что передача судетских областей начнется 1 октября 1938 г. и завершится в десятидневный срок. Беспрецедентным был устанавливаемый порядок: сначала германские войска должны были занять чехословацкие территории, обозначенные на прилагавшейся к соглашению карте, и только затем намечались переговоры о будущих границах Чехословакии. Предоставление ей гарантий откладывалось на период после урегулирования вопроса о польском и венгерском меньшинствах в Чехословакии. Если же этот вопрос не будет решен в течение трех месяцев путем соглашения между заинтересованными правительствами, то он должен стать предметом обсуждения "следующего совещания глав правительств четырех держав". Для наблюдения за реализацией соглашения создавалась международная комиссия в составе статс-секретаря германского МИДа, аккредитованных в Берлине послов Великобритании, Франции и Италии, а также чехословацкого представителя.

Согласившись уступить фашистскому диктату в Мюнхене, Э. Даладье отдавал себе отчет в том, что это дезорганизует всю былую международно-правовую систему в Европе, разрушает не только франко-чехословацкий договор, но и наносит сокрушительный удар по всем французским "тыловым союзам". Перспектива же сколько-нибудь прочного соглашения с Германией оставалась крайне неясной. Франция рисковала оказаться в международной изоляции. Восторженная встреча, устроенная Э. Даладье по возвращению из Мюнхена, и ликования парижан не обольщали Э. Даладье, отдававшего себе отчет в неустойчивости мюнхенского "умиротворения" и допускавшего в узком кругу возможность возникновения войны уже через полгода.

Подписание Н. Чемберленом и А. Гитлером в Мюнхене, после отъезда французского премьера, сепаратной англо-германской "Декларации", провозглашавшей "желание двух народов никогда не воевать друг с другом" и применение "метода консультаций" для решения "спорных проблем", неприятно поразило Э. Даладье, узнавшего о ней из газет. Н. Чемберлен тотчас же по возвращению в Лондон, где ему был устроен не менее восторженный прием, собрал 30 сентября 1938 г. заседание кабинета министров. Ликование министров не знало границ. Некоторые из них отметили, что результаты можно расценить как триумф дипломатии и выразить восхищение премьер-министру.

Мюнхенское соглашение явилось попранием всех принципов и норм международного права. Оно было навязано Чехословакии, с которой никто не консультировался, путем угрозы применения силы со стороны Германии. Соглашение придавало вид законности нацистскому вторжению и аннексии чехословацких территорий. Для Чехословацкой республики это был смертный приговор, не подлежавший обжалованию. Бесспорно также, что капитулянтская позиция чехословацкого правительства в огромной степени облегчила осуществление замыслов "умиротворителей" и сделала возможным бескровное порабощение страны.

Для гитлеровской Германии итоги мюнхенского сговора были сопоставимы с результатами победоносной войны, выигранной без единого выстрела. Нацистская пропаганда изображала его как "мюнхенский мирный договор", пришедший на смену Версальскому мирному договору, вместе с которым были уничтожены последние "несправедливости", нанесенные германской нации. Фашисты славили 1938 год как самый великий и незабываемый год в германской истории. В ознаменование достигнутых успехов последовало даже переименование государства в "Великогерманскую империю". Соответственно менялся и титул фюрера. Мюнхенский диктат способствовал упрочению господства нацистского режима в Германии.

В международно-политическом плане Мюнхенское соглашение вызвало такую ломку договорно-правовых обязательств, как будто над Европейским континентом действительно пронесся тайфун войны. Была ликвидирована вся договорная система Чехословакии, в первую очередь франко-чехословацкий и советско-чехословацкий договоры, которые служили основной преградой для противодействия нацистской агрессии. Были похоронены чехословацкие договоры с Румынией и Югославией, что привело к развалу политического блока этих стран - Малой Антанты. Практически распалась вся французская система союзов, ибо потерял значение советско-французский договор и полностью обесценивался франко-польский союз. Лишалась авторитета Лига Наций. Перечеркнутыми оказались все перспективы организации коллективного сопротивления агрессору. Усилилась международная изоляция СССР, искусственно организованная "умиротворителями" и следовавшими за ними странами, что в свою очередь вызывало болезненную подозрительность советского руководства в отношении намерений западных стран.

В военно-стратегической области сдвиги были не меньшими. Равновесие сил было резко нарушено в пользу нацистской Германии, перед которой открылась перспектива установления гегемонии в Европе. Ликвидация "чехословацкого бастиона" давала ей такую свободу маневра, о которой она не смела незадолго до того и мечтать. В новой стратегической ситуации Германия получила доминирующее влияние в зоне, простирающейся от линии Мажино на западе до границ СССР на востоке. Отныне здесь не было сил, способных противостоять вермахту, и не существовало никаких международных соглашений, обязывающих какую-либо великую державу прийти на помощь одной из расположенных тут стран в случае германской или итальянской агрессии.

 

Поделись с друзьями