Нужна помощь в написании работы?

Основная цель борьбы с терроризмом – не только защита человеческих жизни, но так же и охрана прав, свобод  и демократии. Хотелось бы первоначально обратить внимание на основные причины возникновения Терроризма в Великобритании. Их можно разделить на 3 группы по способу возникновения:

  • Гражданский терроризм Источник явления - социальное неравенство в Великобритании, возникающее в среде эмигрантов. Исследования свидетельствуют, что эмигранты до 3-его поколения не достаточно вжились в социальную структуру общества
  • Проблема Ирландии, где, последние 30 лет не утихает борьба «за независимость».
  • Международный терроризм. Его опасность стала очевидной после событий 11 сентября. Великобритания так же ощутила на себе угрозу международного терроризма, в первую очередь по причине своей близкой «связи» с США

Конфликт в Ирландии, продолжающийся уже больше столетия привел к созданию системы мер по борьбе с терроризмом. Развиваясь эволюционным путем, система административных мер сформировалось в единое целое. В 1989 году вступил в силу «венец» Ирландской ветви развития антитеррористического законодательства – «Закон о противодействии терроризму».

Уже после этого британские власти, встретив угрозу международного терроризма, начали с ним борьбу. Для этого, на основе антитеррористического права Ирландии  был установлен аналог, распространившийся на всё королевство.

Целью ограничений прав является предотвращение совершения преступления до его наступления. Принципы можно разделить на 2 группы(по цели):

*защищают население от незаконных и противоправных ограничений прав;

*Возможность обжалование ограничений прав в судах

Ряд правозащитников указывают, что наложение ограничений фактически является санкцией. Данный тезис можно соотнести с нормами статьи 13 Европейской Декларации о правах человека: не существует механизмов защищающих права граждан от применения мер, до того, как они (эти права) будут «ограничены» - особенно  если того требует «необходимость принятия срочных мер» - см. ниже. (ЗОПЧ, 1998). Однако наличествует механизм оспаривания решений уже после их вступления в силу.

Данный принцип предполагает так же возможность оспаривать в судебном порядке и законность «ограничений», какого либо рода. Существуют 2 интересных прецедента:

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.
  • Задержание без решения суда, как чрезвычайная мера, до 2000 года была максимальной длительностью в 14 дней, согласно закону 2005 возросла уже до 3-х месяцев, в 2006 года она была установлена в 28 дней. Практика показала, что 14 дней вполне достаточно. В 2005 году, 6 и 11 октября, Суд по Правам Человека, по двум делам касательно терроризма в Юго-восточной Турции установил, что срок в 6 дней является достаточным, что бы «собрать необходимые свидетельства о необходимости дальнейшего содержания под стражей. Есть основания считать, что Британские законодатели с вниманием отнесутся к данному определению СпПЧ и внесут изменения в нормы, в соответствии с данным решением.
  • Касательно возможности депортации не-граждан Великобритании, шли ожесточенные споры (Существовало в эмиграционном законодательстве XX  века, продублировано в 2001 году). Они завершились решением Европейского суда о невозможности экстрадиции подозреваемых в терроризме – до этого единственным ограничением было угроза нарушения прав человека к депортированному в стране высылки. Было решено, что данная мера ущемляет права не-граждан, и в 2005 году, IV часть закона «О противодействии терроризму», была удалена.

*Информационная открытость и документарная форма

Закон 2001 года «О Терроризме, преступлениях и безопасности» установил принцип открытости информации, подразумевающий необходимость максимальной открытости действий государства на поле борьбы с терроризмом и обязательности для государственных органов информировать население о «целях» и «задачах» проводимых мероприятий. Однако же, стоит заметить, что в ряде случаев Премьер-министр в праве засекретить цели мероприятий (это в первую очередь касается международной борьб с терроризмом, или случаев, когда это может выдать источник информации, чем поставит его под угрозу).

Аспектом принципа является, и право пострадавших от применения ограничений и требований властей получить документ, удостоверяющий факт обысков, задержаний и т.п.

* Обязательное информирование парламента о результатах работы по борьбе с терроризмом и продление законодательной базы

Антитеррористическое законодательство Великобритании первоначально носило временный характер и считалось чрезвычайным. Акты вводились на срок в 12 месяцев. Премьер-министр мог продлить действие закона на 12 месяцев неограниченное число раз. В настоящее время произошло ужесточение, и нормы приобрели постоянный характер. В середине 2000 года был принят новый закон «О противодействии терроризму». Он стал первым постоянным актом. Премьер, согласно нему, больше не должен был продлевать действие акта, лишь отчитываясь перед парламентом о результатах работы не менее 1 раза в год.

*обеспечивают возможность эффективного применения ограничений прав.

* Вводятся в чрезвычайном порядке, санкция суда обыкновенно не требуется (или может быть получена позднее).

Чрезвычайный порядок построен на любых «разумных» доказательствах и подозрениях.

Хотя ведутся споры относительно понимания разумности, законодатель дал правоприменителям широкие права, особенно тем, что законодательство дало абстрактное и чрезвычайно широкое понятие «терроризма», которое можно было распространить большое количество действий. Ряд правозащитных организаций (Justice, Liberty, Amnesty International и другие) указывают, что многие деяния, ввиду широты определения терроризма, терроризмом по факту не являющиеся, однако тоже считаются преступлениями. Одним из примеров можно назвать «участие граждан в запрещенных организациях»:

По закону 1989 года вводился запрет на какую-либо пропаганду терроризма и запрещенных террористической организаций. Актом 2000 года было добавлено, что участие в собраниях так же является преступлением. Безусловно, свободное выражение своего мнения и свобода собираться - неотъемлемые свободы, однако же, они подлежат ограничению. Существуют 2 аспекта проблемы:

  • В связи с недостаточной политической способностью граждан, государство вводит запрет на некоторые информационные потоки и популяризацию экстремизма. При этом существует опасность сбоя механизма, и внесения в «черный список» организаций, не являющихся террористическими.
  • Следует заметить, что собрание не всегда является преступлением, за которое может налагаться такое наказание как тюремное заключение на 10 лет. Отсутствуют законодательные барьеры, защищающие некоторые особые группы посетителей подобных мероприятий – так например, могут пострадать не только лица поддерживающие идеологию, но и лица, имеющие другую систему ценностей и взглядов, например журналисты. Отдельный аспект этого права связан с законом о Терроризме 2006, согласно которому исходя из статьи 1(2)b человек может быть признан виновным в способствовании терроризму своими публикациями и заявлениями, даже в том случае, когда он не преследует цель разжигания розни, но лишь имеет основания предполагать, что материалы могут быть растолкованы именно в этом ключе. Сходные основания можно отметить и в пункте 2(2)b согласно которому, литература использованная для подготовки к теракту и содержащая важную информацию признается преступной. Как отмечает по данному вопросу организация Justice, это позволяет объявить террористической литературой, например карту метрополитена или сборник телефонов и адресов.

Как отдельный пример по вопросу можно назвать акт 2005 года, установивший «особые полномочия» в области ограничений прав со стороны МВД королевства: Запрет на владение определенными предметами или веществами; Запрет на пользование некоторыми услугами (Интернет);  Ограничения на виды деятельности и работы;  Запрет на встречу и общение с другими людьми (конкретными либо вообще);  Запрет покидания местожительства и ограничение лиц имеющих туда право доступа; Разрешение на обыск; Запрет на посещение определенных территорий;  Установление требования информировать государственные органы о планах по передвижению; Конфискация паспорта; Предписание о фотографировании себя; Предписание координироваться с органами электронного слежения, в том числе в области электронного слежения; Предписание обязательно контактировать с определенными лицами.

Действительно, на  основании этого можно увидеть ещё 1 под-принцип:

* Разделение функций по «ограничению» прав между властями различных уровней в связи с такими критериями как «значимость» прав и свобод, «сложность регулирования» (Например властям на местах достались самые простые вопросы – обыски, задержания, простейшие финансовые расследования)

* Механизм «обратной защиты»

Механизм, при котором доказывание несовершения преступления лежит на обвиняемом.

Подготовка к теракту является, в большинстве стран основным доказательством виновности лица. Великобритания нашла данному средству альтернативу. Власти, обвинив лицо в причастности, к терроризму отвергая презумпцию невиновности, пошли на нарушение международных норм (ЕКоПЧ). В первую очередь это касается преступлений, связанных с финансовой поддержкой терроризма (в том числе любыми переводами на счета террористов и террористических организаций).

Стоит отметить, что данные принципы, напрямую не провозглашены Законодателем. Однако же, не умаляя при этом своего значения, они восходят, к таким базовым категориям, как права человека на защиту (провозглашенную ЕДоПЧ), современным концепциям понимания терроризма и нормам Британской легислатуры. Совмещаясь и влияя друг на друга, они создают эффективную систему защиты и борьбы.

Целесообразно, однако, выделение и ряда проблем, с помощью данных «принципов» не решаемых. Они порождаются двумя последними принципами «эффективной борьбы» и способны привести к достаточно печальным последствиям.

Их можно назвать два:

1.              Возможность «безвинных» ограничений (см. «Возможность обжалований ограничений прав в судах»). Отдельный аспект этого связан с «именем» человека. Наложение «ограничений» ставит под сомнение в обществе «честное имя» гражданина, его непорочность, независимо от реальной подоплеки дела.

2.              Информационная безопасность (Право на тайну личной жизни). Здесь целесообразно упомянуть закон «О противодействии терроризму, преступлениях и безопасности». Закон предусматривал обязательность для лиц, имеющих отношение к банковской деятельности доносить о предполагаемом отмывании денег при наличии «разумных» доказательств предположений отмывания денег. Отмывание средств предназначенных к терроризму и (или) связанных с отмыванием доходов от терроризма, приравнивалось к терроризму. В основе проблемы, здесь так же лежит то, что широкое ограничение банковской тайны: имея лишь минимальные подозрения о связях человека с террористами, органы полиции уполномочены истребовать данные о переводах, а с санкции суда и узнавать баланс и размеры этих переводов.

Стоит упомянуть и право премьер-министра создавать правила работы телефонных компаний, с целью получения необходимой информации о контактах их клиентов. Последняя мера вызывает ряд вопросов, касательно того, что это может быть признано чрезмерным вмешательством в линую жизнь отдельных граждан.

При проведении исследования было обнаружено, что возможно выделить систему сдержек и противовесов в Британском анти-террористическом праве. Направленная на борьбу с терроризмом, она однако же направлена и на защиту базовых ценностей, прав и свобод. И хотя, принципы, направленные на охрану прав и свобод, основаны на применении норм «защиты» постфактум (после нарушения), однако же отрицать их действенность, в Соединенном Королевстве нельзя.

Не смотря на некоторые проблемы в применении законов, можно говорить о то, что в их основе лежит идея наличия длительных демократических традиций общества. Хотя многие правозащитники утверждают, что нормы по борьбе с терроризмом слишком неконкретны, наличествуют некоторые пробелы, всё же можно говорить о том, что существующая в научном сообществе точка зрения, что «если такая тенденция получит дальнейшее развитие, то права человека в Соединенном Королевстве…станут достоянием истории» вызывает определенные сомнения. Даже с учетом того, что «ответственность министров перед парламентом» представляет собой «не более чем тень, отбрасываемую самим понятием», наличие всё ещё независимой и компетентной судебной власти и развитого гражданского общества позволяет считать, что права и свободы, за которые люди боролись веками, надежно защищены.


Поделись с друзьями