Нужна помощь в написании работы?

С целью выявления особенностей развития произвольного поведения детей с нарушением речи дадим психолого-педагогическую характеристику детей с нарушением речи.

Несмотря на различную природу дефектов, у детей с нарушением речи имеются  типичные проявления, указывающие на системное нарушение речевой  деятельности. Одним из ведущих признаков является более позднее начало речи: первые слова появляются к 3-4, а иногда и к 5 годам. Речь аграмматична и недостаточно фонетически оформлена. Наиболее выразительным показателем является отставание экспрессивной речи при  относительно благополучном, на первый взгляд, понимании обращенной речи. Речь этих детей малопонятна. Наблюдается недостаточная речевая активность, которая с возрастом, без специального обучения, резко падает. Однако дети  достаточно критичны к своему дефекту.

Неполноценная речевая деятельность накладывает отпечаток на формирование у детей аффективно-волевой сферы. Отмечается недостаточная устойчивость внимания, ограниченные возможности его распределения. При относительно сохранной смысловой, логической памяти у детей снижена вербальная память, страдает продуктивность запоминания. Они забывают сложные инструкции, элементы и последовательность заданий.

Детей  с общим недоразвитием речи следует отличать от  детей, имеющих сходные состояния – временную задержку речевого развития. При этом следует иметь в виду, что у детей с общим недоразвитием речи в обычные сроки развивается понимание обиходно-разговорной речи, интерес к игровой и предметной деятельности, эмоционально избирательное отношение к окружающему миру.

Специальные исследования детей с ОНР показали клиническое разнообразие проявлений общего недоразвития речи. В классификации Е.М.Мастюковой выделяются  три основные группы.

I группа -  неосложненный вариант общего недоразвития речи. У детей первой группы имеет место признаки лишь общего недоразвития речи, без других выраженных  нарушений нервно-психической деятельности.  У детей отсутствуют локальные поражения центральной нервной системы. В их анамнезе нет четких указаний  на выраженные отклонения в протекании беременности и родов. Лишь у одной трети  обследуемых при подробной беседе с матерью выявляются факты нерезко выраженного токсикоза второй половины беременности или недлительной асфиксии в родах. В этих случаях  часто можно отметить недоношенность  или незрелость ребенка при рождении, его соматическую ослабленность в  первые месяцы и годы жизни, подверженность детским и простудным заболеваниям.

 В психическом облике  этих детей  отмечаются отдельные черты  общей эмоционально-волевой незрелости, слабая регуляция произвольной деятельности.

Отсутствие парезов и параличей свидетельствует о сохранности  у них первичных (ядерных)  зон речедвигательного анализатора. Отмечаемые же малые неврологические дисфункции в основном ограничиваются нарушениями регуляции мышечного тонуса, недостаточностью тонких дифференцированных движений пальцев рук, несформированностью кинестетического  и динамического праксиса. Это преимущественно дизонтогенетический  вариант общего недоразвития речи.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Несмотря на отсутствие  выраженных нервно-психических нарушений в дошкольном возрасте, дети этой группы часто нуждаются в длительной логопедической коррекционной работе, а  в дальнейшем - в особых условиях обучения. Практика показывает, что направление детей с нерезко выраженными  речевыми нарушениями в массовую школу может привести  к возникновению вторичных невротических и неврозоподобных расстройств.

У II группы детей общее недоразвитие речи сочетается с рядом неврологических и психопатологических синдромов. Это осложненный вариант общего недоразвития речи церебрально-органического генеза, при котором имеет место  дизонтогенетически-энцефалопатический симптомокомплекс нарушений.

При тщательном неврологическом обследовании  детей второй группы выявляется ярко выраженная неврологическая симптоматика, свидетельствующая не только  о задержке созревания центральной нервной системы, но и о негрубом повреждении отдельных мозговых структур. Среди неврологических синдромов у детей  второй группы наиболее частыми являются следующие.

1.Гипертензионно-гидроцефальный синдром – синдром повышенного  внутричерепного давления, при котором имеют место увеличение размеров головы, выступающие лобные бугры, расширение венозной сети в области висков. Гипертензионно-гидроцефальный синдром проявляется прежде всего  в нарушениях умственной работоспособности, произвольной деятельности и  поведения детей, а также быстрой истощаемости  и перенасыщаемости любым видом деятельности,  повышенной возбужденности. В некоторых случаях при гидроцефальном и гипертензионном синдромах  может отмечаться приподнято-эйфорический фон настроения с явлениями дурашливости и благодушия. Эти дети  плохо переносят  жару, духоту, езду на транспорте,  иногда жалуются на головные боли и головокружения.

2.Церебраастенический синдром проявляется в виде повышенной нервно-психической истощаемости, эмоциональной неустойчивости, в виде нарушений функций активного внимания, памяти. В одних случаях синдром сочетается с проявлениями гипервозбудимости – признаками общего эмоционального и  двигательного беспокойства; в других – с преобладанием заторможенности, вялости, пассивности.

3.Синдромы  двигательных расстройств характеризуются изменениями мышечного тонуса, легкими и геми- и монопарезами, нерезко выраженными нарушениями равновесия и координации движений, недостаточностью дифференцированной моторики пальцев рук, несформированностью общего и орального праксиса. Часто у этих детей выявляются нарушения артикуляционной моторики пальцев рук, несформированностью общего и орального праксиса. Часто у этих детей  выявляются нарушения артикуляционной моторики  в виде легких парезов, тремора и насильственных движений отдельных  мышц языка, обусловливающие проявления стертой дизартрии.

Клиническое и  психолого-педагогическое исследование детей второй группы выявляет наличие у них  характерных нарушений познавательной деятельности, обусловленных как самим речевым дефектом, так и низкой умственной работоспособностью. Исследование высших психических функций этих детей  показывает  локальную недостаточность отдельных видов  гнозиса, праксиса, что подтверждается данными нейропсихологического и электроэнцефалографического обследования.

Многие дети этой группы отличаются общей моторной неловкостью, они с трудом переключаются с одного вида движений  на другой. Автоматизированное выполнение тех или иных двигательных заданий и воспроизведение даже простых ритмов оказываюся невозможными. Для многих из них характерны нарушения общего и орального праксиса.

Указанные нарушения обычно сочета -волевой сферы у этих детей сочетается с низкой  умственной работоспособностью, эмоциональной лабильностью, иногда – двигательной растормются с  недостаточностью фонематического восприятия. Незрелость эмоциональнооженностью, повышенной аффективной возбудимостью, нередко с чертами дурашливости ии преобладанием  повышенного  фона  настроения по типу эйфории.

 Для некоторых  из них, напротив,  характерны  повышенная тормозимость, неуверенность, медлительность, несамостоятельность. Эти дети обячно вялы, безинициативны. Их деятельность носит непродуктивный характер.

Дети этой группы обычно  испытывают выраженные затруднения при обучении их пониманию количественных отношений, представлений о числе и о натуральном ряде чисел.

У детей III группы имеет  место наиболее стойкое и специфическое речевое недоразвитие, которое клинически обозначается как  моторная алалия. По терминологии ряда зарубежных авторов эта форма  патологии обозначается как «афазия развития» или «врожденная афазия». Эти термины возникли по аналогии с моторной афазией взрослых на основе предположения, что при этой форме речевой патологии у детей, так же  как и при моторной афазии у взрослых, имеется поражение (или недоразвитие) корковых речевых зон головного мозга, и в первую очередь зона Брока. В отличие от афазии  взрослых, когда имеет место распад сформированной  речи, при алалии речь  недоразвивается в результате раннего поражения (в доречевом периоде) речевых зон мозга. Проблема локализации поражения мозга  при моторной алалии широко обсуждается в литературе. В последнее время высказываются предположения о возможности поражения при моторной алалии корковых отделов как левого (доминантного для речи),  так и правого полушарий головного мозга. Одновременность поражения обоих полушарий, даже слабой степени выраженности, может объяснить одну из характерных особенностей моторной алалии: слабость, а часто и полное отсутствие спонтанной компенсации речевого дефекта.

При моторной алалии имеют место сложные дизонтогенетически-энцефалопатические нарушения. Характерными признаками  моторной алалии является выраженное недоразвитие всех сторон речи – фонематической, лексической, синтаксической, морфологической, всех видов речевой деятельности и всех форм устной и письменной речи.

В дошкольном возрасте  при моторной алалии отмечаются выраженные трудности  в формировании звуковых образов слов: владея достаточным  пассивным словарем, дети испытывают стойкие затруднения в назывании слов. Имея достаточные артикуляторные (моторные) возможности (им доступны все так называемые   неречевые артикуляции, правильное произношение большинства звуков или даже всех звуков изолированно или в слогах), дети не могут реализовать их при произнесении слов. Поэтому характерным признаком моторной алалии  является несформированность слоговой структуры слов, трудность актуализации даже хорошо знакомых слов.

Клинические и энцефалографические исследования  показывают, что у детей имеются не только локальные поражения коры головного мозга, но и поражения подкорковых структур.

Несмотря на вариативность  клинических характеристик детей с ОНР, общим для них является системное недоразвитие  речи.

Недоразвитие речи у детей может быть выражено в различной степени: от полного отсутствия речи до незначительных отклонений  в  развитии. С учетом степени несформированности Р.Е. Левиной и сотрудниками (1969) разработана периодизация проявлений общего недоразвития речи.

Выдвинутый Р.Е. Левиной подход позволил отойти  от описания лишь отдельных проявлений речевой недостаточности и представить картину аномального развития ребенка по ряду параметров, отражающих состояние языковых средств и  коммуникативных  процессов. На основе поэтапного структурно-динамического изучения аномального речевого развития раскрыты также специфические закономерности, определяющие переход от  низкого уровня развития к  более высокому.

Каждый уровень характеризуется определенным соотношением первичного дефекта и вторичных проявлений, задерживающих формирование зависящих от него речевых компонентов. Переход с одного уровня на другой определяется появлением  новых языковых возможностей, повышением речевой активности, изменением мотивационной стороны речи и ее предметно-смыслового содержания, мобилизацией компенсаторного фона.

Индивидуальный темп продвижения ребенка определяется тяжестью перфичного дефекта  и  его формой. Наиболее типичные и стойкие проявления ОНР  наблюдаются при  алалии, дизартрии и реже – при ринолалии и заикании.

Выделяют четыре уровня речевого развития, отражающие  типичное состояние компонентов языка у детей дошкольного и школьного возраста с общим недоразвитием речи.

Первый уровень речевого развития характеризуется  полным или почти полным отсутствием словесных средств общения  в возрасте, когда у   нормально развивающихся детей речь в основном сформирована. Дети 5-6 лет, а иногда и старше имеют скудный активный словарь, состоящий из звукоподражаний и звуковых комплексов. Эти звуковые комплексы, сопровождаемые жестами, образованы самими детьми  и непонятны  для окружающих. Так, вместо  машина поехала  ребенок говорит «биби», вместо  пол  и потолок  - «ли», сопровождая речь указательным жестом, вместо дедушка – «де» и т.д.

По своему звучанию лепетная речь состоит  как из сходных со словами элементов (петух – «уту», киска – «тита»),  так и  из совершенно непохожих на правильное слово звуковых  сочетаний (воробей – «ки»).

Одновременно с лепетными словами и жестами  на этом уровне развития дети могут пользоваться и отдельными общеупотребительными словами, однако, как правило, эти слова еще недостаточно  сформированы по структуре и  звуковому составу, а также употребляются в неточных значениях. Дифференцированное обозначение предметов и действий почти отсутствует.

Объединение предметов под тем или  иным  названием определяется сходством отдельных частных признаков. Так, например,  словом лапа десятилетний мальчик называл все, с помощью чего живые и неживые предметы могли передвигаться – лапы у животных и птиц, ноги человека, колеса машины, паровоза; словом лед обозначалось  все, что  имело гладкую поверхность, - зеркало, оконное стекло, гладкая крышка стола; словом беда один из детей обозначал все, что связано с неприятными переживаниями, -  сделали замечание, не дали игрушку, не пустили гулять, потерялась вещь и т.д.

Ориентируясь в пространстве на  внешнее сходство, дети часто один и тот же предмет в разной ситуации называют разными словами: например, паук  на разных картинках  назывался то жук («сюк»), то таракан («тлякан»), то пчела («теля»), то оса («атя»).

Название  действий очень часто заменяются названиями предметов: открывать – «древ» (дверь); играть в мяч – просто «мяч», а в названии предметов в свою очередь могут  заменяться названиями действий (кровать – «пать», самолет – «летай»).

Фразой на этой стадии речевого развития дети почти не владеют. “Фраза” состоит из лепетных элементов, которые последовательно  воспроизводят обозначаемую ими ситуацию с привлечением поясняющих жестов.  Каждое используемое в такой “фразе” имеет многообразную соотнесенность и вне конкретной ситуации понято быть не может. Лишь у некоторых из них, более развитых в речевом отношении, наблюдаются попытки высказать  свои мысли  целыми лепетными предложениями, например: «Тетя во бак» (Тетя, вот бак); «Папа туту» (Папа уехал).

Характерным является использование  однословных предложений. Как отмечает Н.С.Жукова, период однословного предложения, предложения их аморфных слов-корней, может наблюдаться и при нормальном развитии ребенка. Однако он является господствующим  только в течение 5-6 месяцев и включает небольшое  количество слов. При тяжелом недоразвитии речи этот период задерживается надолго. Дети с нормальным речевым развитием  начинают рано пользоваться грамматическми связями слов ( “дай хеба” – дай хлеба), которые могут соседствовать  с бесформенными  конструкциями, постепенно их вытесняя. У детей же с общим недоразвитием речи наблюдается  расширение объема предложения до 2-4 слов, но  при этом  синтаксические конструкции остаются полностью неправильно оформленными (“Матик тиде туя” -  Мальчик сидит на стуле). Данные явления никогда не наблюдаются  при нормальном развитии.

Стремясь рассказать о каком-либо событии, дети оказываются способными только назвать отдельные слова или одно-два искаженных предложения. Например, вспоминая свой поход  за грибами, десятилетний мальчик рассказывал: «Маля Митя гиби. Идот. Сем.» Это должно означать, что маленький Миша ходил за грибами в лес, принес грибы домой и дома их ел.

Небольшой запас слов, имеющийся у детей, отражает главным образом непосредственно воспринимаемые через органы чувств предметы и явления. Словесное выражение более отвлеченных отношений действительности на этой ступени речевого развития детям почти не доступно. Низким речевым возможностям детей сопутствует и бедный  жизненный опыт, и недостаточно  дифференцированные представления об окружающей действительности (особенно в области  природных явлений).

При глубоком недоразвитии речи еще почти не возможно отметить сколько-нибудь  стойкого пользования морфологическими элементами для выражения грамматических значений. Здесь  преобладают «корневые» слова, лишенные флексий. Чаще  всего это неизменяемые звуковые комплексы, и лишь у некоторых детей, находящихся на этом уровне речевого развития, можно встретить попытки выделить названия предметов, действий, качеств. Так, слово «акой» (открой) может  употребляться применительно ко всем  оттенкам значения – открыл, откроет, открывает, надо открыть и т.д.

Пассивный словарь детей, находящийся на первом уровне речевого развития, значительно шире активного. Это создает  впечатление, что дети все  понимают, но сами  сказать ничего не могут.

Специальные исследования показывают, что это впечатление нередко оказывается обманчивым. В действительности неговорящие дети часто понимают  обращенную к ним речь только на основании подсказывающей ситуации, многих слов они не понимают вовсе (ветка, двор, конура, паук, грива и др.). Почти полностью отсутствует понимание значений Грамматических изменений слова. Выявилось, что дети в обстановке, свободной от ситуационных ориентирующих признаков, не различают форм единственного и множественного числа существительного, прошедшего времени глагола, прилагательного, форм мужского и женского рода. Так, дети одинаково реагируют на  словесную просьбу «Дай карандаш» и «Дай карандаши», не понимают предлогов, не соотносят с различными ситуациями формы числа глаголов и прилагательных (бежит – бегут, сидит – сидят, пьет – пьют и т.д.), не различают слов  большая – большие, красный – красная – красное, разбил – разбила и т.п.

Существенную роль на этом уровне понимания речи играет лишь  лексическое значение, а грамматические формы в расчет не принимаются.

Наряду  с этим можно  наблюдать смешение значений слов, имеющих сходное звучание (рамка – марка, деревня – деревья).

Переходя к характеристике звуковой стороны речи, следует отметить, что бедность  и своеобразие   словарного запаса не всегда позволяют точно определить на  этом уровне состояние произношения отдельных звуков речи; обнаруживаются такие черты как непостоянный характер звукового оформления одних и тех же слов (карандаш – «адас», дверь – «теф», «вефь», «веть»); произношение отдельных звуков часто лишено постоянной артикуляции, вследствие чего точное звучание слов передать невозможно.

     Для детей с глубокими степенями недоразвития речи весьма характерна также ограниченная способность воспроизводить слоговые элементы слова. В самостоятельной речи детей преобладают односложные и двусложные образования, а в отраженной речи явно заметна тенденция сократить повторяемое слово до одного двух слогов (кубики – «ку», карандаш – «дас»).

На этом уровне недоразвития  речи  способность к восприятию и воспроизведению слоговой структуры слова еще не сформировалась вовсе. Лишь у отдельных детей, находящихся на верхней границе данного уровня, можно отметить появление единичных трех- и четырехсложных слов с достаточно постоянным составом звуков. Обычно  это слова, часто употребляемые в обиходе. Они составляют своего рода образец, по которому в дальнейшем перестраивается вся речь.  На уровне лепетной речи звуковой анализ слова совершенно не доступен ребенку. Сама  по себе задача выделения отдельных звуков оказывается для него непонятной. Привлечь сознание детей к звуковой стороне  речи удается  только после длительной подготовительной работы; попытки обучения грамоте на данном уровне обычно не  дают  никаких результатов.

 Таким образом, сформулируем  основные положения к характеристике первого уровня развития речи:

1.Активный словарь в зачаточном состоянии. Он состоит  из звукоподражаний, лепетных слов и лишь небольшого количества общеупотребительных слов. Значения слов неустойчивы и недифференцированны.

2.Пассивный словарь шире  активного, однако понимание речи вне ситуации весьма  ограниченно. Фразовая речь почти полностью отсутствует.

3.Способность воспроизводить  звуковую и слоговую структуру слова еще не сформирована.

Второй уровень речевого развития характеризуется тем, что  речевые возможности детей значительно возрастают, общение осуществляется не только с помощью жестов, сопровождаемых лепетными обрывками, но и  посредством достаточно постоянных, хотя  и очень искаженных в фонетическом и  грамматическом  отношении речевых средств.

В качестве примера приведем рассказ Вити М.,8 лет, по серии картин “Два козлика”( 9,с.71).

“Ижая уска дашечка. Козики дустрета и начеса бадася. Бадаиси, бадаиси, уна воду”. (Лежала узкая дощечка. Козлики идут  навстречу и начали бодаться. Бодались, бодались и упали в воду.)

 “Как видно из примера, запас общеупотребительных слов, становится значительно разнообразным, в нем ясно различаются слова, обозначающие предметы, действия, нередко и качества. На этом уровне  дети уже пользуются личными местоимениями, изредко предлогами и союзами в элементарных значениях. Появляется возможность  более или менее  развернуто  рассказать о хорошо знакомых событиях, о семье, о себе, о товарищах. Но недоразвитие речи выступает еще очень отчетливо или даже резко: незнание многих слов, неправильное произношение звуков, нарушение структуры слова, аграмматизм, хотя смысл рассказанного понять можно даже вне наглядной стуации. Так, вместо слова чистить мальчик говорит: “пальто шотком стряхает”; слово дворник  заменяется объяснением “Такой дядька пометает дволь”.

Иногда дети прибегают к пояснениям неправильно названного слова жестами(чулок – “нога” – и жест  надевания чулка; полка – “мыло” – и покказвает , как на полку можно положить вещь, и т.п.). То же самое  происходит и при  неумении назвать действие; название действия заменяется названием предмета, на который это действие направлено или котрорым оно совершается. Слово сопровождается  соответствующим жестом (подметает – “пол” -  и показ действия; режет хлеб – “хлеб”, “ножик” – и жест резания)” ( 9, с.72)

Нередко дети заменяют нужное слово названием сходного другого предмета, но при этом добавляют отрицание не (помидор – “яблоко не”).

Существительные употребляются главным образом в именительном падеже, а глаголы в инфинитиве или форме  третьего лица единственного  и множественного числа настоящего  времени,  но при этом глаголы могут  не согласовываться с существительными ни  в числе, ни в роде. Например,  на вопрос “С кем  ходил в кино?” ребенок отвечает : “Мама”, “Папа”. – “Что делал ?” – “Я умываца”.

Существительные в косвенных падежах в речи детей встречаются, но употребление их носит  случайный характер, фраза, как правило, бывает аграмматичной (“играет с мячику”, “пошли на горке”). Также аграмматичным является изменение имен существительных по числам – “две уши”, “два печка”.

Форма прошедшего времени глагола нередко заменяется  формой настоящего  времени, и наоборот (“Витя елку иду” – вместо пойдет; “Витя дом  рисовал” – вместо  рисует).

Аграмматизм наблюдается  и в  употреблении числа и рода глаголов. Встречаются взаимозамены единственного и множественного числа (“кончилась уроки”, “девочка сидат”), смешение глаголов прошедшего времени мужского и среднего  рода (“мама купил”, “девочка пошел”  и др.)

Средний род  как существительных, так и глаголов прошедшего времени  в активной речи детей на этой стадии еще не употребляются.

Прилагательные  употребляются значительно реже, чем существительные и глаголы, и притом они могут в предложении не согласовываться с другими  словами (“красин лента”, “вкусная грибы”).

Много трудностей испытывают  дети при пользовании предложными конструкциями: часто предлоги опускаются вообще, а существительное при этом употребляется в исходной форме (“книга идит то” – книга лежит  на столе); возможна и замена предлога (“гиб лятет на далевим” – гриб растет под деревом). Союзы и частицы употребляются редко.

 На этой стадии речевого развития иногда обнаруживается стремление найти  нужную граматическую форму, как и нужную структуру слова, но эти попытки  чаще всего бывают безуспешными. Например, составляя предложения по  картинке, мальчик говорит: “На …на…стала лето…лета…лето”; “У дома делеве…делеве”.

Понимание обращенной речи на втором уровне значительно развивается за счет различения некоторых грамматических форм (в отличие от первого уровня), дети могут ориентироваться на морфологические элементы, которые приобретают для них смыслоразличительное значение.

Это относится к различению и пониманию форм единственного и множественного числа существительных и глаголов (особенно с ударными  окончаниями), форм мужского и женского рода глаголов прошедшего времени. Затруднения  остаются при понимании форм числа и рода прилагательных.

Значения предлогов различаются только в хорошо знакомой ситуации. Усвоение грамматических закономерностей в большей степени относится к тем словам, которые рано вошли в  активную речь  детей.

Таким образом, намечающееся грамматическое словоизменение касается главным образом  существительных и глаголов, т.е. тех слов, которые раньше вошли в активную речь детей. Имена  прилагательные и слова, относящиеся к другим частям  речи, изменениям подвергаются мало. Они используются в той грамматической форме, которая является для ребенка изначальной.

Способами словообразования на этой ступени речевого развития дети  совсем  не пользуются.

На этом уровне речевого развития возможна более точная характеристика звуковой стороны речи.Можно выделить  правильно и неправильно произносимые звуки, количество последних нередко достигает 16-20. Нарушено произношение мягких и твердых звуков, шипящих, свистящих, аффрикат, звонких и глухих (“пат книга” – пять книг; “папутька” – бабушка; “дупа” – рука). Фонетическая сторона речи характеризуется наличием многочисленных искажений звуков, замен и смешений. Гласные обычно артикулируются неотчетливо.

Проявляется диссоциация между способностью  правильно произносить звуки в изолированном положении и их употреблением в спонтанной речи. Так, умея произносить звонкие взрывние согласные, ребенок смешивает их с глухими (боты – “боды”, белка – “пелька”). Аналогично могут взаимозаменяться шипящие и  свистящие, сонорные р-л (подушка – “бадуська”, репа – “леба”).

Несформированность звукопроизношения сопровождается затруднениями  в произношении слов и предложений, хотя воспроизведение слоговой структуры слова  на этом уровне речевого  развития оказывается более доступным, чем на предыдущем.

Дети часто могут правильно воспроизводить контур слоговой структуры, но звуковой состав этих слов является еще очень диффузным. Более или менее правильно передается звуковой состоав односложных слов, состоящих из одного закрытого слога (например, мак), без стечения согласных. Повторение простейших двусложных слов, состоящих из прямых слогов, во многих случаях не удается, хотя в отдельности звуки, входящие в состав таких слов, произносятся правильно (пила – “ля”; ваза – “вая” и т.д.).

Еще более ярко выраженные затреднения встречаются при воспроизведении звукового состава двусложных слов, имеющих в своем составе обратный и прямой слоги. Количество  слогов в слове сохраняется, однако звуковой состав слов, последовательность звуков и слогов в слове часто воспроизводится неверно (окно – “кано”, “ано”, “ако”, “анек”; очки – “атки”,”аки” и т.д.).

При повторении двусложных слов с закрытым  и прямым слогом часто обнаруживается выпадение звуков (банка – “бака”, вилка – “вика и т.д.).

В трехсложных словах наряду с опусканием звуков, встечаются перестановки слогов, опускание их (голоса – “ава”, “ува”, “коволя”; борода – “адя”, “быда”, “добора” и др.).В техсложных словах искажения звуков  значительно более резко выражены, чем в двусложных.

Четырех-, пятисложные слова и сложные структуры произносятся детьми настолько искаженно, что слова становятся совешенно  непохожими на образцы. В ряде случаев происходит укорачивание ногосложной структуры (милиционер – “аней”, “мытате”; велосипед – “сипед”, “сипек”, “апед”, “танитет”).

Проимзношение еще более нарушается в  развернутой речи. Нередко слова, которые отдельно произносились либо правильно, либо с небольшими искажениями, во фразе  теряют всякое сходство с заданным словом (В клетке лев. – “Клеки вефь”, “Кретки реф”).

Недостаточное овладение звуковым составом слова мешает овладению словарным запасом и грамматическим строем, о чем свидетельствуют смешения значений слов(грива понимается как грибы, шерсть  как шесть и др.). дети с  этим уровнем недоразвтия речи вовсе не усваивают  чтения и письма без специального обучения.

Таким образом,  к школьному возрасту в большинстве случаев дети имеют значительно большую сформированность речевых средств, чем на стадии лепетной речи, хотя недостатки произношения, бедность словаря и аграмматизмы проявляются очень резко.

Второй уровень речевого  развития плохо говорящих детей характеризуется следующим:

1.Активный словарь расширяется не только за счет существительных и глаголов, но и за счет использования некоторых (преимущественно качественных) прилагательных и наречий.

2.Происходит некоторое обогащение речи за счет использования отдельных форм словоизмененипя. Наблюдаются  попытки детей изменять слова по родам, числам и падежам, глаголы по временам, однако эти попытки чаще всего  оказываются неудачными.

3.На втором уровне речевого развития дети начинаются пользоваться фразой.

4.Улучшается понимание речи, расширяется пассивный  и активный словарь, возникает понимание некотрых простых грамматических форм.

5.Произношение звуков и слов, как правило, нарушено резко. Легко обнаруживается неподготовленность  детей  к овладению звуковым анализом  и синтезом.

Встречаются также дети, общее недоразвитие  речи у которых значительно менее выражено. Такие дети находятся на третьем, более высоком  уровне развития речи.

Третий уровень  речевого развития характеризуется тем, что обиходная речь детей оказывается более или менее развернутой, грубых лексических и фонетических отклонений уже нет, имеются лишь отдельные пробелы в развитии фонетики, лексики, грамматического строя.

В устной речи детей, находящихся на  третьем уровне речевого развития, обнаруживаются отдельные аграмматичные фразы, неправильное или неточное употребление некоторых слов, фонетические недостатки менее разнообразны, чем у детей, находящихся на первом и втором уровнях  развития речи.

Приведем пример устного описания картинки 11-летней девочкой третьего уровня речевого развития: “Деревья растут, и яблоки на них растут. Девочка поливает цветы, мальчик стоит с лепатой. Трава растут. Девочка поливает цветы из ельки (лейки)”.       

В свободных высказываниях преобладают простые  распространенные предложения, почти не употребляются сложные конструкции.

На фоне относительно развернутой речи наблюдается неточное употребление многих лексических значений. В активном словаре преобладают существительные и глаголы. Недостаточно слов, обозначающих качества, признаки, состояния предметов и действий.

Бедный запас слов, выражающих оттенки значений, характеризует речь  детей на этой стадии ее развития. Эта бедность частично обусловлена неумением  различить и выделить общность  корневых значений. Отмечается довольно большое количество ошибок в словоизменении, вследствие чего  нарушается синтаксическая связь слов в предложениях.

К числу таких ошибок могут быть отнесены: смешение оканчаний некоторых существительных мужского и женского рода («висит одна ореха…одна орехня»), замена окончаний существительных среднего рода в именительном падеже окончанием существительного женского рода, склонение имен существительных среднегоо рода как существительных женского рода («пасет стаду»), неправильные падежные окончания слов женского рода с основой на мягкий согласный («нет мебеля»), неправильное соотнесение существительных и местоимений («солнце низко, он греет плохо»), ошибочные ударения в слове, неразличение видов глаголов («сели, пока не перестал дождь», вместо сидели), ошибки в беспредложном и предложном управлении («пьет воды»), неправильное согласование существительных и прилагательных, особенно среднего рода («небо синяя»). Реже встречается неправильное согласование существительных и  глаголов («мальчик  рисуют»).

Неумение  пользоваться способами словообразования создает  трудности в использовании вариантов слов, детям не удается подбор однокоренных слов, образование новых слов с помощью суффиксов и  приставок.

Особенно заметны затруднения в словоизменении при выполнении специальных заданий. Так, не всегда дети  могут образовать множественное число существительных и  глаголов от слов, данных в единственном  числе, и наоборот (стул – «стулы», брат – «браты», уши – «уша», пишет – «пиши», «пишите» и др.)

Неумение пользоваться способами словобразования приводит к весьма ограниченной возможности варьировать слова. Сама задача преобразования слова нередко оказывается для детей малодоступной. Об этом свидетельствуют примеры подбора однокоренных слов. Так,  к слову озеро дети подбирают «реки», «моря», к слову гриб в качестве однокоренного подбирают слово «гребцы», роса – «рос», садовник – «садник».

Процесс преобразования слов затруднен и звуковыми смешениями. Так, к слову город подбирают слово «голодный»,  к слову свисток – «цветы» и т.д. В первом случае, очевидно,  сказалось смешение  р – л, во втором – смешение с и ц.

Подобные примеры показывают, что средства фонетического выражения значений и морфологический состав  слов еще недостаточно подмечаются.

Нередко они заменяют  название части предмета названием целого предмета, нужное слово другим, сходным  по значению.

Большое количество ошибок наблюдается в использовании как простых,  так и сложных  предлогов. Но необходимо отметить, что на этой стадии уже возникает потребность в употреблении предлогов, поэтому дети часто предпринимают упорные поиски правильного применения того или другого из них (Я взял книжку у…в…из шкафа).

Характерно, что с помощью предлогов дети стараются главным образом выразить  пространственные отношения. Всякие другие отношения (временные, причинные, сопроводительные, разделительные) с помощью предлогов выражаются значительно реже

Понимание обращенной речи значительно развивается и приближается к норме. Отмечается недостаточное понимание изменений значения слов, выражаемых приставками, суффиксами; наблюдаются трудности в различении морфологических элементов, выражающих значение числа и рода, понимание логико-грамматических структур, выражающих причинно-следственные, временные и пространственные отношения.

Звуковая сторона речи на описываемом уровне значительно сформирована. Дефекты произношения звуков позволяют обнаруживать закономерные затруднения в различении фонем, принадлежащих лишь к родственным группам. Отмечаются нестойкие замены, когда звук в разных словах произносится по-разному; смешения звуков, когда изолированно ребенок произносит определенные звуки верно, а в словах и предложениях их взаимозаменяет.

Прежняя диффузность смешений, случайный их характер изчезают. Поэтому на данном этапе  становится возможным  не только подготовительное, но и непосредственное обучение чтению и письму. Однако чтение и письмо детей с этим уровнем  развития речи оказываются неполноценными.

 На данном уровне дети пользуются полной слоговой структурой слов. Лишь в качестве остаточного явления отмечаются перестановки звуков, слогов и слов (колбаса – «кобалса», сковорода – «соквоешка»). Правильно повторяя вслед за логопедом трех-четырехсложные слова, дети нередко искажают их в речи, сокращая количество слогов (Дети слепили снеговика. – «Дети сипили новика»). Множество ошибок наблюдается  при передаче звуконаполняемости слов: перестановки и замены звуков и слогов, сокращения при стечении согласных в  слове. 

Недостаточное развитие  фонематического слуха и восприятия приводит к тому, что у детей самостоятельно не формируется готовность к  звуковому анализу и синтезу слов, что впоследствии не позволяет им успешно овладеть  грамотой в школе без помощи логопеда.

Таким образом, третий уровень  общего недоразвития речи характеризуется следующими недостатками:

1.На фоне сравнительно развернутой речи наблюдаются неточное знание  и неточное употребление многих обиходных слов. В активном словаре детей преобладают существительные и глаголы. Мало слов, характеризующих качества, признаки, состояния  предметов  и действий, а также способы дейстий. Большое количество ошибок наблюдается в использовании простых предлогов,  почти не используются в речи более сложные предлоги.

2.Наблюдается недостаточная сформированность грамматических форм языка  - ошибки в падежных окончаниях, смешение временных и видовых форм глаголов, ошибки в согласовании и управлении. Способами словобразования дети почти не  пользуются.

        3.В активной речи дети используют преимущественно простые предложения. Отмечаются большие затруднения, а часто  и полное неумение распространять предложения и строить сложные предложения (сочиненные и подчиненные).

       4.У большинства детей на этой стадии еще сохраняются недостатки произношения звуков и нарушения структуры слова, что создает большие трудности в овладении звуковым анализом и синтезом.

       5.Понимание обиходной речи в основном хорошее, но иногда обнаруживается незнание отдельных слов и выражений, смешение смысловых значений слов,  близких по звучанию, нетвердое овладение  многими грамматическими формами.

 Совокупность пробелов в развитии фонетики, лексики и грамматике в речи детей служит серьезным препятствием для овладения ими программой детского сада общего типа, а в дальнейшем более отчетливо проявляются при обучении в школе, создавая большие трудности в овладении письмом, чтением и учебным материалом.

Анализ данных логопедической практики, педагогического опыта изучения детей с ОНР установил, что вариативность проявлений ОНР не исчерпывается тремя уровнями речевого развития. Указания на это содержатся в работах ряда исследователей: Т.Б. Филичева, Л.С. Волкова, С.Н. Шаховская. В результате длительного комплексного психолого – педагогического изучения детей с ОНР Т.Б. Филичевой была выявлена ещё одна категория детей с ОНР, «У которых признаки речевого недоразвития оказываются стёртыми» и не всегда правильно диагностируются как системное и стойкое недоразвитие речи. И эту группу детей можно определить как четвёртый уровень ОНР.

Он характеризуется незначительным нарушением в формировании всех компонентов языковой системы, которое выявляется в процессе углубленного логопедического обследования при выполнении детьми специально подобранных заданий. Общее недоразвитие речи 4 - уровня определяется автором как своеобразная стёртая или лёгкая форма речевой патологии, при которой у детей отмечаются неявно выраженные, но стойкие нарушения в овладении языковыми механизмами словообразования, словоизменения, в употреблении слов сложной структуры, некоторых грамматических конструкций, недостаточный уровень дифференцированного восприятия фонем.

Своеобразие речи у детей с 4- уровнем ОНР, по данным исследований Т. Б. Филичевой, заключается в следующем. В беседе, при составлении рассказа по заданной теме, картине, серии сюжетных картинок выявляются нарушения логической последовательности, "застревание" на второстепенных деталях, пропуски главных событий, повтор отдельных эпизодов. Рассказывая о событиях своей жизни, составляя рассказ на тему с элементами творчества, пользуются в основном простыми информативными предложениями. У этой группы детей по- прежнему сохраняются трудности при планировании своих высказываний и отборе соответствующих языковых средств.

Таким образом, можно сделать вывод, что нарушения речи характеризуются единообразием речевого дефекта, которое отражается в педагогической классификации (Р.Е.Левина), и полиморфностью, которая в свою очередь отражается в клинической классификации (Р.Е.Левина). Неполноценная речевая деятельность накладывает отпечаток на формирование у детей сенсорной, интеллектуальной и аффективно-волевой сферы.

На протяжении дошкольного возраста у детей с нарушенной речью должны быть сформированы механизмы произвольного поведения. Задачи формирования поведения, сотрудничества с другими детьми, умения доводить дело до конца, понимать инструкции взрослого и следовать им занимают важное место во всей системе коррекционно-педагогической работы. Особенно важное значение для формирования произвольного поведения приобретает обучение разным видам практической деятельности и игры. В процессе обучения изобразительной деятельности дети учатся воспринимать задания воспитателя, анализировать образцы рисования, лепки, выполнять рисунки или лепные поделки в соответствии с требованиями педагога. С первых лет обучения в специальном детском саду важно учить детей понимать задание и ориентироваться в нем. Непонимание отдельных слов или словосочетаний приводит к неполной или неточной ориентировке в условиях задания, что влечет его неправильное выполнение. Условия практической деятельности предполагают формирование умения выполнять задание до конца, действуя самостоятельно, соблюдая требования педагога. При выполнении заданий педагоги поддерживают детей, следят, чтобы ребенок не прекращал или не прерывал деятельность, доводил рисунок или лепку до конца. Важное значение приобретает овладение нормами поведения и общения с другими детьми в процессе детской деятельности.

У детей с нарушениями речи произвольное поведение развивается по тем же критериям что и в норме, но имеет некоторые отличия:

  • Трудность      удержания      инструкций      и      алгоритма выполнения сложных заданий;
  • Неумение определить конкретных целей при выполнении задания;
  • Трудности в поиске средств для достижения своих целей;
  • Трудности на уровне удержания двигательной программы, особенно в тех случаях, когда помимо удержания двигательной программы ребенок должен выполнить еще какую-либо деятельность, например, повторение числового ряда (то есть при необходимости распределения внимания);
  • Низкий   уровень   собственной   регуляции на   более высоком уровне произвольности;
  • Трудности  в  построении  последовательной   цепочки выполнения своих действий;
  • Трудности в определении способа выполнения своих действий.

Специфичным     для     детей     с     OHP-III     в     плане     формирования произвольного   поведения   является   начало   логопедической   коррекционной работы именно в конце пятого, начале шестого года жизни, то есть в возрасте, когда дети этой категории попадают в логопедические сады или специализированные логопедические группы дошкольного учреждения. Это и оказывает, по-видимому, достаточное влияние на динамику формирования всех уровней произвольной регуляции. Поэтому такую динамику формирования регуляторного компонента деятельности ребенка с общим недоразвитием речи III уровня можно считать следствием и работы логопеда, которая в целом направлена на формирование как произвольных движений (работа с мелкой моторикой, оральным праксисом, занятия логоритмикой), так и на выполнение специфических инструкций и программ речемыслительной деятельности, что входит в непосредственную задачу работы специалиста. Это является одним из факторов, влияющих на выявленную динамику развития регуляторного компонента деятельности у этой категории детей.

В наиболее сложных случаях трудности в поведении, являющиеся одним из факторов трудностей обучения в школе, остаются у этих детей на протяжении всего школьного обучения и способствуют в дальнейшем дисгармоническому развитию личности ребенка, приводя, зачастую, к различным формам девиантного и асоциального поведения.

Таким образом, можно говорить о том, что сформированность уровневой системы произвольного поведения является одном из показательных характеристик развития ребенка, имеющей как общие, так и специфические закономерности. Это является важным диагностическим показателем отклоняющегося психического развития различных категорий детей. Оценка подобной характеристики развития позволяет выделить как общие, так и специфические закономерности формирования произвольного поведения, провести адекватное диагностическое обследование регуляторных компонентов деятельности ребенка, простроить эффективную систему коррекционно-развивающей работы.

Поделись с друзьями