Поделись с друзьями
Нужна помощь в написании работы?

Ни одна организация в истории не обладала таким могуществом на территории всей планеты и во всех сферах жизни и не была при этом так сплочена как орден иезуитов. Каковы причины столь уникального явления? Среди основных обобщённых факторов можно назвать, во-первых, личность и судьбу основателя ордена Игнатия Лойолы; во-вторых, особые методы формирования состава ордена и управления им, особые методы воздействия на общество, особые принципы взаимодействия с Ватиканом.

Жизнь и деятельность Игнатия Лойолы (1491–1556) До преображения

Дон Иньиго Лопес де Рекардо Лойола родился 23 октября 1491 года в баскской провинции Испании в родовом замке. Семья Лойола была одной из знатнейших в Испании того времени. В 16 лет, то есть в 1507 году, дон Иньиго стал пажом при дворе королевской четы Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской. Резиденция двора находилась тогда в Барселоне.Лойола оставил придворную службу и начал военную карьеру. Было замечено, что он обладает исключительной способностью заставлять людей делать то, что он хочет, и вести трудные переговоры. Испания и Франция того времени спорили за обладание Наваррой (королевство в Пиренеях на границе Испании и Франции). Комендантом столицы Наварры крепости Памплоны был назначен капитан Лойола. В 1521 года крепость была взята штурмом. Лойола остался один против всех и проявил отчаянную храбрость, когда все его сослуживцы уже бежали. В ходе битвы ему сильно повредили ноги. Французский командир, восхищенный его храбростью, вместо того, чтобы доставить его в тюрьму и потом требовать выкуп у богатых родственников - отправили его домой, в замок.Игнатий уже собирался умирать, однако организм восстановился, только одна нога осталась короче другой.От вынужденного безделья он захотел читать, обратился к житиям святых. После всего пережитого, в ситуации, когда военная и светская карьера стала невозможной, эти жития очень сильно на него повлияли. Он решил подражать святым подвижникам.

Преображение

В 1522 года он тайно покинул замок. Начинаются его странствия отшельничество и подвижничество. Люди заговорили о нем как о новом праведнике. Весть о нём дошла до семьи. Приехал его старший брат и уговаривал не юродствовать, но Игнатий не послушался брата. Об этом тоже узнали и восхваляли духовную стойкость молодого отшельника.Игнатий не отдается слепо своим видениям и озарениям. Его стремление к духовному совершенству было трезвым решением психически здорового, зрелого и опытного человека. Таким образом, он был нетипичным святым, так как его воля и ум господствовали над фантазией. Он добирается в качестве паломника до Иерусалима и начинает проповедовать, пока местный священник не запрещает ему это делать посоветовав прежде изучить богословие. В 1524 года Лойола возвратился в Барселону. Ему было 33 года и в этом возрасте ему пришлось снова сесть за парту, поскольку он не знал даже латыни. Он учился с мальчиками в начальной школе. Учитель, пораженный рвением великовозрастного ученика, не брал с него никакой платы. С 1526 по 1528 года Лойола сменяет два университета в испанских городах Алькала-де-Энарес и Саламанка и заканчивает образование в Париже. Для Лойолы, в это время и многие годы позже, основным источником добычи денег была благотворительность богатых и влиятельных лиц, на которых он умел производить сильное впечатление.В ходе учёбы он несколько раз задерживался инквизицией по подозрению в ереси и несанкционированные проповеди, но инквизиторы, покорённые его личность и духовной искренностью, каждый раз отпускали его обязывая закончить богословское образование, если тот хочет говорить о сложнейших христианских догматах.Лойоле удалось в течение 1528 года основать вместе с тремя испанскими студентами новое маленькое общество. Однако один из троих впал в меланхолию (заболел шизофренией), двое других стали вести экзальтированную аскетическую жизнь. Эти события произвели большое впечатление на общественность. Лойола был публично наказан кнутом как соблазнитель молодежи. После этого опыта будущий создатель ордена понял, что с экзальтированными и психически неуравновешанными последователями ничего серьёзного достичь невозможно. Он стал искать подходы к студентам с одновременно высоким интеллектом и сильным характером.В Париже Лойола продолжает работу над главной и единственной своей книгой - “Духовными упражнениями”. С этого времени он уже называет себя не доном Иньиго, а Игнатием. Имя Игнатий он взял из почтения к антиохийскому епископу-мученику.В 1533 году он получает звание магистра богословия. Со временем, а также благодаря общению как с умными и образованными людьми, так и широкому проповедничеству в массах, в Лойоле развился ораторский дар. И его живое слово, в отличие от сухой схоластической риторики профессоров и преподавателей стало привлекать множество слушателей.

Создание Общества Иисуса

В 1534 году желание Игнатия Лойолы – создать дружину духовных рыцарей – поддержали шесть его последователей. Наиболее знаменитые из них – это Франциск Ксаверий и Диего Лайнес (Ленец) (остальные - Альфонс Сальмерон, Николас Альфонс Бобадилья и Симон Родригес). Лайнес возглавил орден после смерти Лойолы. Франциск Ксаверий стал первым миссионером в Японии и Индии.В 1537 г Лойола и его спутники стали священниками. Это важно отметить особо, так как будущий орден иезуитов станет не монашеским орденом, а клирикальным, то есть орденом священников.В Риме Игнатий нашёл себе авторитетных влиятельных покровителей, представивших его папе Павлу III. Папа принял предложение Лойолы составить общество Иисуса для борьбы с ересью и позволил будущим иезуитам проповедовать во всех церквях. Главное что привлекло Павла III – это принцип полного подчинения папе лично при независимости от местных церковных властей. Формальное разрешение на создание ордена было дано в сентябре 1540 года (год основания ордена).При жизни Игнатия его братство называлось “Общество Иисуса”, а слово “иезуит” применительно к членам общества (как и “орден иезуитов”) вошло в обиход уже после смерти Лойолы. Первоначально слово иезуит (то есть буквально иисусовец) в то время приобрело позитивный, но насмешливо-иронический характер (святоша). Игнатий Лойола стал первым генералом иезуитов. В то время латинский термин generalis (в переводе общий, всеобщий) не имело прямого отношения к военной сфере как в современных языках. Слово generalis означало «общий начальник» и добавлялось к названиям должностей и чинов, главных в какой-либо сфере. В Новое время и по сей день главу ордена иезуитов называют генеральный настоятель.У иезуитов было три главных цели: реформировать церковь изнутри (в особенности с помощью образования молодёжи), сражаться с ересью (в особенности с протестантизмом), проповедовать Евангелие языческому миру, то есть в колониях Америки, Азии и Африки С целью компенсировать необратимую утрату католической церковью многих государств в Европе. В добавление к трем обычным обетам бедности, безбрачия и послушания, иезуиты добавили и четвертый: без промедления отправляться для спасения душ туда, куда прикажет папа или генерал. Они не давали обета жить в монастыре и это давало им возможность активно заниматься любой светской деятельность, именно такая гибкая и активная сила была нужна католикам для восстановления своего могущество расшатанного протестантами. В 1543 году он насчитывал не более 60 членов. Но этот небольшой отряд, тщательно подобранный, представлял собой отборное войско. Папа Римский Павел III три буллы, касающуюся ордена иезуитов. Генералу ордена давалось право по своему желанию не извещать папу римского о каких-то новых положениях устава или правилах в ордене. Таких полномочий до этого не имел ни один из тридцати действующих монашеских орденов. Это был акт высшего доверия. Иезуиты получили право отправлять любые церковные службы и проводить любые мероприятия без согласия местного духовенства и даже епископа. Таких прав вообще больше никогда не было ни у одной из католических организаций. Наконец орден освобождался от всех налогов и не подчинялся никому, кроме Римского Папы. Обладая столь исключительными возможностями, иезуиты использовали их в полной мере.В качестве миссионеров Иезуиты принимали любое обличье, приспосабливались к местным обычаям, верованиям, предрассудкам, чтобы поставить их на службу своей пропаганде. В странах Востока, например, они разрешали новообращённым уклоняться от преследований сторонников местных религий, поклоняясь изображениям их языческих божеств и читая про себя «Отче наш» и «Богородицу».Иезуиты-миссионеры первыми углубляются в Китай и Японию, здесь — иезуита-йога, превосходящего йогов в аскетических дисциплинах; в другом месте — иезуита-заведующего протокольным отделом японского этикета для приближенных императора. иезуит- дольше всех занимал пост председателя "Императорской математической комиссии" в Китае. Иезуит открывает Миссисипи и проплывает вверх по Мисури до Великих Озер, иезуит привозит с Филипинских островов хину и ваниль, иезуит обучает европейцев изготовлению фарфора и употреблению зонта.К 1556 г. году смерти Лойолы число иезуитских провинций во всех частях света увеличилось - 12, число резиденций до 72, число членов до 1000 человек.

Иезуитская педагогика и реформа образования

В своей педагогической системе иезуиты постарались усвоить, широко использовать и усовершенствовать в соответствии с целями общества все то, что создал в методике воспитания Ренессанс и гуманисты. Многие формы и методы обучения и воспитания, опробованные иезуитскими педагогами, затем были заимствованы и развиты многими другими системами образования Нового времени, и, прежде всего, высшими военными учебными заведениям.В некоторых учебниках отмечается особая роль поощрения в иезуитских школах взаимного доносительства и шпионства среди учеников. Но выделение этого как специфики иезуитского воспитания не корректно, так как поощрение доносительства было нормой для средневековых школ ещё до иезуитов. Такие обвинения вызваны тем, что для того времени нетипичным был сильно развитый индивидуальных подход к ученикам, когда учитель-иезуит стремился быть максимально осведомлённым о жизни ученика и искал для каждого особые методы воспитания.В протестантских школах не придавали большого значения хорошим манерам, умению корректно и изящно держать себя в обществе. В иезуитских школах этот внешний лоск считался столь же необходимым, как и умственное развитие. В протестантских интернатах школьники обычно питались очень скудно. В иезуитских интернатах и пансионах они жили, как молодые дворяне или дети богатых горожан, хотя происходили чаще всего из малообеспеченных семей. Профессора и администрация обязывались обращаться со всеми одинаково независимо от их происхождения и благосостояния. Управление учебными заведениями ордена иезуитов осуществлялось независимо от государства, на территории которого они находились и иезуиты могли не опасаться давления местных властей.Иезуиты старались не переутомлять молодежь. Никогда ученики не должны были сидеть более пяти часов в день на школьных скамьях; отцы-иезуиты заботились о том, чтобы обеспечить им физические упражнения и игры на свежем воздухе. Практика и теория уроков физкультуры – это во многом изобретение иезуитов. В каникулы воспитанники отдыхали на дачах ордена. Широкое развитие практика массовых летних лагерей для детей – также в основном изобретение иезуитов.После окончания общего образования в семинарии лучших из желающих отбирали в кандидатами в члены ордена. Этих кандидатов обязывали в течение некоторого времени быть учителем. Только тех кто обнаруживал хорошие способности быть учителем и воздействовать на детские души, допускали к учебе во втором богословском четырехлетнем высшем классе, где уже глубоко, а не поверхностно как в протестантских школах, изучали Святое Писание, древнееврейский язык, схоластическое богословие, естественные науки, а также по необходимости греческий, халдейский, сирийский, арабский, индийский языки для будущих миссионеров. Особой внимание уделялось казуистике Это вид ораторского искусства, при помощи которого какой-либо религиозный, моральный или юридический вопрос разбивается на бесчисленное множество мелких деталей и случаев и вместо решения вопроса в принципе стараются войти в тончайший и исчерпывающий анализ всех возможных и мысленно представляемых случаев, с тем чтобы сбить слушателей или собеседников с толку и в итоге внушить им нужную мысль. Иезуиты были знамениты как мастера казуистики. Она была им необходима для побед в полемике и диспутах с ротестантами, которые неизменно превосходили католиков как ораторы во время реформации.Заключением и венцом этого периода обучения для члена ордена являлось рукоположение в священники.

Отбор кандидатов в члены ордена

Иезуиты собирали в свой орден самых талантливых и умных людей по всей Европе. Безусловно пригодными считались лишь лица здоровые физически и психически, в полном расцвете сил, привлекательной наружности, с хорошими умственными способностями, спокойным и энергичным характером. Богатство и благородное происхождение не являлись необходимым условием. Не могли стать иезуитами бывшие монахи, отшельники, наконец, все лица, которые по тем или иным мотивам не могут принять священнический сан. В эту последнюю, группу отнесены, в том числе, все женщины.Но даже если люди оказывались вполне пригодными и зачислялись в орден, они не могли рассчитывать на спокойное пребывание в нем. Тот, кто вел себя нехорошо или являлся малоспособным к работе ордена, быстро исключался из него без каких-либо процессуальных формальностей.

"Духовные упражнения"

В 1548 году были изданы "Духовные упражнения" Игнатия Лойолы - морально-религиозная доктрина иезуитов. Их автор сразу говорит, что вся эта книга “для руководителя, а не для упражняющегося”, то есть эти упражнения должны делаться только под строгим попечительством наставника, дабы упражняющийся не впал в заблуждения или не нанес себя вред. “Духовные упражнения” — это не книга, которую следует читать для духовного назидания, а пособие для тех, кто руководит духовным ростом других людей. Здесь в сжатой форме дается описание личного опыта Игнатия, с целью провести ученика через опыт обращения Игнатия и привести его к тому же результату. В итоге достигается цель не по воздействию на отдельные решения субъекта, а по перестройке всей его психики и чувственного восприятия жизни. Для Лойолы недостаточно вызвать благочестивые чувства; он хочет действия — выбора новой жизненной цели, основанной на полном самообладании.Духовные упражнения - сочинение холодной закалки, увлекающим душу в круг методической, тщательной медитации, где предусмотрено все, включая способ согласовать молитву и дыхание. Это духовность сухая, геометрическая и даже бухгалтерская: ученику предлагается тщательно отмечать свои погрешности в специальной записной книжке, где в полдень он поставит столько палочек, сколько раз за утро поддастся свойственным ему недостаткам, также и вечером, после второй проверки совести. Так, каждый день недели, и, естественно, ряды палочек будут укорачиваться.Умственное развитие иезуита очень важно для Лойолы, но стоит на втором плане и с его точки зрения всегда должно быть подчинено принципу, что индивидуум должен изучать и знать только то, чего требуют интересы ордена. Иезуиты никогда не имели в виду полного и разностороннего развития личности, о котором мечтали великие деятели эпохи Возрождения. Они никогда не оставлял доброй воле индивидуума заботы об определении размеров и характера своего умственного развития. Главным для него в духовной жизни служителя ордена было самообладание, которое переходит в самоотрицание и может заставить человека пожертвовать лучшим, что есть в его интеллекте, может заставить его убедиться в истинности обратного тому, что он видит собственными глазами. Лойола в духовных упражнениях писал: «Для того чтобы быть уверенным в своей ортодоксальности (правоверии), мы должны, если иерархическая церковь объявляет черным то, что кажется белым, считать это черным».

 Методы воздействия на общественное сознание

Если молодёжь можно завоевать с помощью школ и университетов, то ко взрослым людям иезуитам в то время легче всего можно было подойти в качестве духовников. Но народ во многих местах отвык от исповеди; часто люди уже вовсе не являлись к причастию. Поэтому нужно снова привить им желание исповедоваться, а для этого иезуит никогда не должен был отпускать без утешения тех немногих, кто еще приходит. Люди, принадлежащие к самым различным слоям общества и особенно к высшим стали буквально осаждать исповедальни иезуитских церквей, потому что никто не уходил из них недовольным. Священник всегда умел найти подход к кающемуся. Каждый иезуит владел множеством способов психотерапевтического лечения больной совести или больного воображения.В качестве духовников члены Общества имели возможность воздействовать на монархов, наиболее знатных вельмож, и стали, выражаясь современным языком, популярными личными психоаналитиками для представителей политической элиты. Таким образом, тайны правительств и почти всех знатных фамилий во всей католической Европе находились в руках ордена. Поэтому их иногда называли шпионами Ватикана.Проповедь всегда являлась наиболее близким и удобным путем к сознанию масс. Поэтому иезуит должен всюду усердно проповедовать, и, как проповедник, он должен всегда стремиться быть понятным для народа; следовательно, он не должен переносить на кафедру догматические споры и всегда помнить, что, говоря словами Лойолы, «огонь ума и глаз производит на массы гораздо большее впечатление, чем изящные речи и тщательно подобранные слова». Эти методы когда –то использовали протестанты, теперь католики научились на своих ошибках.Кроме того, на широкие круги, воздействовали широкой церковной благотворительностью. В Художественном творчестве иезуитам не удалось преуспеть. В орнаменте своих церквей, в своих пьесах или стихах, отцы-иезуиты прежде всего стремились к банальным, поверхностным эффектам. Большинство этих произведений не получили признания потомков и были быстро забыты. В науке и естествознании иезуиты, напротив, достигли беспрецедентных успехов. Впрочем иезуитские учёные были больше систематизаторами и энциклопедистами, нежели первооткрывателями. Иезуитские школы дали миру многих гениев таких, как Декарт, Марен Мерсенн, Монтень. Но это были люди, которые не захотели стать членами ордена после окончания их школы. После «Духовных упражнений» Лойолы иезуит мог стать очень работоспособным и внимательным исследователем, но не мог стать гением. Один из примеров негативного воздействия упомянутого мифа о борьбе науки и религии на историческую науку, историческое образование и историческую память – это почти полное замалчивание в советское время такой крупной фигуры в европейской культуре как учёный-иезуит Атанасиус Кирхер (1602-1680). Его имя не упоминается даже в Большой Советской Энциклопедии, хотя на Западе его ставят на один уровень с Леонардо до Винчи, и создают ассоциации по изучению наследия Кирхера. Называют иногда последним человеком Ренессанса. Если его имя иногда упоминалось, то только в египтологии в связи с тем, что он первым попытался расшифровать иероглифы. Его научные энциклопедии, эксперименты, изобретения и гениальные предвидения не упоминались в принципе. Атеистической идеологии противоречил, тот факт, что в 17 веке иезуит и служитель Ватикана являлся выдающимся учёным-естествоиспытателем. Только в последние годы  на русском языке стали появляться небольшие популяризаторские статьи о Кирхере в Интернете. В печатном виде на русском языке до сих пор ничего не вышло, не говоря уже о специальных исследованиях.

Материалы по теме: