Любые студенческие работы - ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Поделись с друзьями

Идеи

Средневековое традиционное состояние естествознания, истоки научных идей

Модернизация средневековых представлений, переходное состояние и становление новой науки

Достижение итогового состояния научной идеи или знания характерного для эпохи Нового и Новейшего времени

1. Эксперимент

Идея научного эксперимента как единственного пути к истине пришла в средневековую Европу от арабов. Отношение арабов к культуре завоеванных государств определялось формулой: «Мудрость мира – заблудшая овца, потерянная верующими; возврати ее даже из рук неверных». И они черпали эту «мудрость» отовсюду – у народов Средней Азии, Закавказья, Персии, Сирии и Египта, развивали ее и распространяли по всему миру. Созданный арабами Испанский халифат превратился в своеобразные ворота, через которые усвоенная ими греко-восточная культура хлынула в Европу. Одним из первых в Европе идеи научного эксперимента стал распространять английский чернокнижник 13 в. Роджер Бэкон (1214 - 1292). Эксперименты ставили маги-чернокнижники и ремесленники. У первых он обосновывался мифологической символикой у вторых – случайностью и интуицией.

В 15-16 вв. мыслители Возрождения сделали эксперимент главным «лозунгом» новой науки. Например, уже Леонардо да Винчи в своих рукописях развивал следующие идеи: «…пусты и полны заблуждений те науки, которые не порождены опытом, отцом всякой достоверности, и не завершаются в наглядном опыте, то есть те науки, начало, середина или конец которых не проходит ни через одно из пяти чувств. … И поистине всегда там, где недостает разумных доводов, там их заменяет крик, чего не случается с вещами достоверными. Вот почему мы скажем, что там, где кричат, там истиной науки нет, ибо истина имеет одно-единственное решение, и когда оно оглашено, спор прекращается навсегда. И если спор возникает снова и снова, то эта наука – лживая и путаная, а не возродившаяся достоверность. Истинные науки – те, которые опыт заставил пройти сквозь ощущения и наложил молчание на языки спорщиков».

Научные эксперимент основа научного познания. Эксперимент стал неотделим от научной теории.

2. Неоплатонизм и герметическая традиция

Отцы церкви, например Августин, хоть и почитали Платона, но его учение не вводили в основной университетский курс. Этому мешали диалогический стиль изложения, и плохая систематизированность, материала у Платона. В эпоху раннего Реннесанса

флорентийский платонизм — это платонизм книжный, гуманистический, литературный, философско-умозрительный. Платонической натурфилософия 15 века не несла ничего нового для познания природы, хотя и подготавливала почву для такого обновления.С неоплатонизмам была тесно связана магико-герметическая учёность (отождествлённые Египетский Бог Тот и древнегреческий Гермес) якобы давшие в древности тексту с сокровенной мудростью, которые были записаны и сохранены.

В 16 веке платонизм тесно переплетается с герметической магией ориентированной на экспериментальное алхимическое знание. Швейцарский медик и алхимик Теофраст Парацельс (1493-1541) — антикнижный человек, борющийся с гуманизмом литераторов и философов. Он превращает медицину из схоластической дисциплины в прикладную науку, основанную на экспериментальном изготовлении лекарств. Посредством деятельности Парацельса и подобных ему происходит своего рода “отмывания” “темного” ренессансного мага-мистика в ученого нового типа. В это переходное время действительно существовал ряд смешанных категорий учености, через посредство которых магико-герметическая традиция вместе с традициями неоплатонизма непрерывным образом переходили в новую науку. Гордыня отличительный признак ренессансного учёного мага это Видно даже в псевдониме Парацелься (превыше Цельса – величайшего медика Античности) – настоящеая его фамилия - Гогенгейм. Показательна также самохвальная автобиография итальянского учёного медика, астролога и математика Джироламо Кардано (1501 - 1576 гг.)

В начале 17 века происходит разрыв преемственности магии и науки. Этот разрыв обозначается в серии показательных споров с Робертом Флуддом (1574 - 1637) - астрологом и алхимиком, возглавлявшим английских розенкрейцеров с Иоганном Кеплером и Мареном Мерсенном. В начале 17 века изменился социокультурнй контекст. восстановление могущества Католицизма поставили под вопрос легитимность магической компоненты в составе ранее принятого образа ученого ставится под вопрос, что обнаруживается в упомянутых выше полемиках. Кроме того, важно учитывать и новую, пуританского происхождения духовную струю в менталитете ученого сословия Англии времен Ф.Бэкона. Примером неприемлемого для Ф.Бэкона мага-лжеучёного с манией подверженного мании величия и гордыне были Бруно и Кампанелла. Ренессансный маг-ученый постепенно превращается в скромного ученого-экспериментатора в духе Роберта Бойля (1627 - 1691). Р.Бойль английский химик и физик, один из учредителей Лондонского королевского общества. Сформулировал первое научное определение химического элемента, способствовал становлению химии как науки.

3. Открытость знания и сообщества учёных

Магико-герметическая учёность алхимиков и астрологов носит элитарно эзотерический, то есть принципиально закрытый для не членов секты характер. Программа социализации знания рассчитана только на предельно узкий круг посвящённых в тайны адептов. Мистическое знание  – это трудное знание для избранных, знание, затемнённое символическими путаницами и разночтениями. Хотя по математизации и использованию экспериментов герметизм не уступал учёности нового типа, но источник знания древняя мудрость, а не творчество и открытие нового, как в новой науке.

 В средневековье такая несхоластическая наука на грани ереси не поощряется. Плата и награда учёных-магов зависит от прихоти их знатных покровителей.

Новое научное знание есть знание лишь постольку, поскольку оно сообщается всем желающим и широко распространяется. И именно в этом состоит принцип образования научных обществ, решительным образом отделяющий их от магических сект как, например, легендарное братство розенкрейцеров. Впервые программа социализации знания провозглашена Бэконом в книге «Великое восстановление наук».

С этого времени институт науки приватизируется государством. Хотя согласно проекту Бэкона – это только первый шаг: в идеальной Новой Атлантиде корпорация учёных полностью независима от государства.

Научное знание не только открыто для тех, кто хочет и может им заниматься, оно популяризуется среди всех слоёв населения и вводится в систему обязательного школьного образования.

Наука и ремесло

1. Разделение труда в науке

В науке нет специализации, она синкретична, в том числе и из-за пока небольшого общего объёма знаний. Один выдающийся учёный мог вместить почти все знания своей эпохи и самостоятельно (с помощью разве что одного двух учеников-помощников), проходить все этапы познания – от конструирования прибора до написания обобщающего труда, подобно тому как все производственные и торговые этапы проходил цеховой ремесленник.

Вследствие увеличения объёма знаний, количества учёных и интенсификации информационного обмена посредством книгопечатания и регулярной почтовой службы начинается частичная диффиренциация работы учёных. Однако так называемые «титаны Возрождения» подобно Альберти, Леонардо или Кардано могли заниматься многими разнородными науками одновременно.

В новых академиях наук 17 в. согласно проекту Бэкона используется разделение труда и появляются узкие специалисты в отдельных областях познания, имеющие целый штат помощников. Этот процесс подобен возникновению разделения труда в мануфактурах и отделение их от ремесленного производства.

2. Взаимопроникновение дисциплин

В средневековье учение о формах - геометрия, о движении - кинематика и учение о числе - алгебра – были разными и никак не связанными науками.

Декарта создаёт аналитическую геометрию и приходит к геометризации физики.  Положение точки в пространстве сводится, к числовой характеристике (декартова система координат). Геометрические фигуры создаются движением точки по закону функциональной зависимости. Здесь математика впервые сближается с кинематикой и динамикой, а не только со статической механикой.

Начиная с Декарту в Новое время параллельно процессу диффиренциации наук идёт их взаимопроникновение, и возникают междисциплинарные теории и методы.

3. Стандартизация математического языка

Почти все действия и знаки записывались словами, не было намека на те удобные, почти автоматические правила, которыми мы сейчас пользуемся. Многие алгоритмы были в принципе не доступны для использования или понимания, из-за невозможности выразить их решение словами естественного языка. Для вычислений имело значение, что обозначает число - количество предметов или длину отрезка.

Осознаётся необходимость поиска общих действий над всеми числами, которые от этих самих чисел не зависят, главное, что с этими числами можно производить действия и в результате снова получать числа того же рода.

Французский математик Франсуа Виет (1540, Фонтене-ле-Конт, - 13.12.1603, Париж) первым начал обозначать числа обозначать какими-либо отвлеченными знаками и пропагандировать такой способ вычислений. Он не только ввел свое буквенное исчисление, но сделал принципиально новое открытий, поставив перед собой цель изучать не числа, а действия над ними. Он сделал важнейшие открытия при изучении общих свойств алгебраических уравнений. Не случайно за это Виета называют "отцом" современной алгебры.

4. Исчисление бесконечно малые величины в анализе движения и фигур

Для любого античного или средневекового математика и инженера, различие между геометрическими фигурами, например, кругом и вписанным в него многоугольником, не может быть преодолено, сколько бы мы ни увеличивали количество сторон многоугольника. Любая форма может быть описана только посредством принципиально установимых и однозначных чисел. Любой движение в свою очередь может быть описано как сумма статических состояний покоя.

В своём учении о максимуме Кузанский приводит многочисленные математические доказательства. У него разные фигуры, несмотря на то, что остаются самими собой, могут переходить друг в друга в точке своего максимума, (например: треугольник или круг в прямую линию).

Затем Галилей порывает не только со статичностью фигур, но и со статичностью движения. Галилей переносит идею взаимно-однозначного соответствия на сравнение бесконечных совокупностей., то есть решает парадокс античных софистов о черепахе, которая никогда не догонит Ахилла. Галилей глубоко и тонко понимал трудности математического описания движения, так как полное логическое преодоление этих трудностей привело к  обоснованию новой ветви математики – математическому анализу. Обращение к идее предельно максимальных и минимальных принципиально неисчислимых величин у Н.Кузанского и идее непрерывного соответствия каждого момента движению каждой точке пространства у Г.Галилея завершилась созданием исчисления бесконечно малых величин.

Исчисление бесконечно малых величин стало математическим фундаментом естествознания нового времени, когда И.Ньютон и Готфрид Лейбниц (1646 –1716) изобрели интегральное и дифференциальное исчисления.

5. Секретность изобретений

Учёный–инженер-конструктор до середины 16 века ещё не расстался с психологией ремесленника и держал в тайне свои открытия и приемы. Большинство открытий и изобретений Леонардо не оказало влияния на развитие науки, так как он их не публиковал, а их расшифровка была произведена только в наполеоновскую эпоху. Технический прогресс в средние века был замедленным и зависящим от случайных находок малообразованных ремесленников.

Сознательно бороться с этой ситуацией сокрытия научных открытий стал в начале 17 века Мерсенн Марен (1588 - 1648), французский математик, воспитанник иезуитов и затем монах ордена миноритов.Замкнутость парижских математиков была традицией, сохранившейся от средневековых знатоков всевозможных вычислений. Купцы и деловые люди  прибегали к их услугам для решения сложных задач, возникающих в связи с учетом  товаров. Все, кто в ту пору профессионально занимался решением  задач, изобретали свои собственные хитроумные методы выполнения вычислений и  держали их в тайне, чтобы сохранить свою репутацию единственных в своем роде  людей, способных решать задачи того или иного типа. В Париже Мерсенн вознамерился покончить с обычаем математиков проводить исследования в тайне от своих коллег. Он предавал огласке содержание писем с результатами математических исследований присланных ему конфедициально, не пугаясь при этом возникающих конфликтов и обид. Он организовывал регулярные встречи математиков для обмена опытом.

Преимущество открытости технического знания вооружённого математическим апаратом над ремесленным случайным и теоретически не осмысленным творчеством ремесленника. было грандиозным. Каждый эксперимент одного учёного даёт в сотни раз больше, чем способны дать многие поколения ремесленников. Например, Галилей, а вслед за ним и другие создают мощные телескопы с увеличение в несколько десятков раз. Профессиональное владение математикой и обмен опытом позволил им за несколько лет сделать то, что ремесленникам не удалось за тысячелетие: понять законы оптики и эффективно использовать их на практике.

То же само можно сказать и о изобретении и усовершенствовании микроскопа Левенгуком и Робертом Гуком.

В новейшее время понятие «интеллектуальной собственности» стало часть правоведения и защищается законом.

Материалы по теме: