Поделись с друзьями

Шпенглер признавал цивилизацию роком всякой культуры, которая не развивается бесконечно, но несет в себе семя смерти. В ней заключены начала, которые неотвратимо влекут её к цивилизации…цивилизация же есть смерть духа культуры…динамичное движение внутри культуры  с её кристаллизированными формами неотвратимо влечет к выходу за пределы культуры…На этих путях свершается переход культуры к цивилизации.

Культура – есть творческая деятельность человека. В культуре творчество человека получает свое выражение. Цивилизация же  есть переход культуры, от созерцания, от творчества ценностей к самой жизни. И, наконец, культура – религиозна по своей основе, цивилизация – безрилигиозна. Культура происходит от культа, она связана с культом предков, она невозможна без священных преданий. Цивилизация есть воля к могуществу, к устроению поверхности земли. Культура – национальна. Цивилизация – интернациональна. Культура – органична. Цивилизация – механична. Культура основана на неравенстве, на качествах. Цивилизация проникнута стремлением к равенству, она хочет обосноваться на количествах. Культура – аристократична. Цивилизация – демократична.

Различия между культурой и цивилизацией вызваны «…во многом потребностью расширить перспективы исторического видения, включить в объект теоретического исследования сферы материальной жизни, которая не укладывалась в  традиционные рамки анализа философии, культуры и игнорирование которой в связи с научно-техническим развитием  означало бы дискредитацию социально-философских построений».

Почему цивилизация, несущая человеку социальное и техническое благоустройство жизни вызывает у Шпенглера ощущение гибели культуры? Ведь сохраняются прекрасные произведения искусства, научные достижения, мир культурных символов. Но Шпенглер увидел более глубокую и неочевидную сторону дела. Культура жива до тех пор, пока она сохраняет глубоко интимную, сокровенную связь с человеческой душой. Душа культуры живет не сама по себе, а лишь в душах людей, живущих смыслами и ценностями данной культуры. «Всякое искусство смертно, не только отдельные творения, но и сами искусства. Настанет день, когда перестанут существовать последний портрет Рембрандта и последний такт моцартовской музыки – хотя раскрашенный холст и нотный лист, возможно, и останутся. Так как исчезнет последний глаз и последнее ухо, которым был доступен язык их форм. Преходяща любая мысль,  любая вера, любая наука, стоит только угаснуть умам, которые с  необходимостью ощущали миры своих «вечных истин» как истинные».

Если культура перестанет притягивать и вдохновлять человеческие души, она обречена. Отсюда Шпенглер видит опасность, которую несёт в себе цивилизация. Нет ничего плохого в благоустройстве жизни, но когда оно поглощает человека целиком, то на культуру уже не остается душевных сил. Он ничего не имеет против удобств и достижений  цивилизации, но он предупреждает против цивилизации, вытесняющей подлинную культуру: «Культура  и цивилизация – это живое тело душевности и её музыка».

Шпенглер не отрицает цивилизацию, но он и не «человек цивилизации», способный откинуть в сторону старый «культурный хлам» ради того, чтобы уютно чувствовать себя в мире обыденных забот. Отсюда вытекает его двойственное мироощущение, которое блестяще  охарактеризовал Н. Бердяев: «Своеобразие Шпенглера в том, что ещё не было человека цивилизации… с таким сознанием, как Шпенглер, печальным сознанием неотвратимого заката старой культуры, который обладал бы такой чуткостью и таким даром проникновения в культуры прошлого. Цивилизаторское самочувствие и самосознание Шпенглера в корне противоречиво и раздвоено. В нем нет… цивилизаторского самодовольства, нет этой веры в абсолютное превосходство своей эпохи над предшествующими поколениями и эпохами. Шпенглер слишком хорошо всё понимает. Он не новый человек цивилизации, он… - человек старой европейской культуры». Шпенглер был одним из первых, кто почувствовал эту трагедию, и он первый, на мой взгляд, с изумительной силой и выразительностью выразил её в формах теоретической мысли.

Основную идею «Заката Европы» выразил И. Я. Левиш: Циклы развития культур, их взлёты и падения создают впечатления ряда сосуществующих или сменяющих друг друга круговых изменений».  Из идей Шпенглера развилось новое направление в культурологи и философии  науки. После его работ исследователи стали замечать то, что раньше ускользало от них. Теперь нельзя обойтись без исследования того, как, каким образом вне рациональные смысловые основания культуры детерминируют развитие не только ре религии и искусства, но и науки и техники. И заслуга  открытия этой проблемы принадлежит Шпенглеру. Его «Закат Европы» стал событием  европейской  культуры. Конечно, не всё в его книге совершенно. Но, пожалуй, Шпенглер  и не стремился к этому, так как для него главное было теоретически полнокровно выразить болевые проблемы эпохи, и это ему вполне удалось.

Вслед за Освальдом  Шпенглером английский историк А. Тойнби и другие мыслители продолжали разработку идеи «цикличности», находя возможности спасения «западной цивилизации» то на пути распространения клерикализма, а то и возвращения вспять, к идеалам и образу жизни прошлых лет.