Поделись с друзьями

Древние формы дизайна на ранних стадиях возникновения в эпоху первобытности являлись неотъемлемым способом коллективного творчества, тесно связанным с праздником, религиозными культами заклинания удачи перед охотой. Тотемизм, как вид первобытной духовной культуры, выражал единение духа природы, воплощенного в конкретном животном или растении, и человека. Тотемизм создает в культуре первобытности одну из первых концептуальных моделей мира (впоследствии это станет основой дизайнерского мышления) – человек воспринимался как существо окруженное различными соседствующими мирами (миром растений, животным миром), а человеческий способ достижения гармонии мира был изначально мифологическим (древнему человеку помогал медиум, посредник, знавший оба мира – тотемический символ). Тотемические корни имеет зооморфная символика. Человек, используя образы зверя, стремился понять гармоничную концепцию пространства обитания, внешней среды, свойственную от природы животному как инстинктивная программа жизнедеятельности, но не присущую человеческому роду. Анализируя эту гармонию животного мира, человек стремился к ее моделированию, ставшей первой формой концептуального дизайнерского мышления. Изображения (воспроизведенные в материале образы) рассматривались древним человеком неразрывно с изображенным объектом: очевиден уровень восприятия первобытного человека, предшествующий уровню абстрактного мышления.

Говоря о культуре как способе очеловечивания бытия и самого человека, нужно обратиться к проблеме ее генезиса и структурных особенностей. На протяжении длительного времени ведущим компонентом в культуре была технология обеспечения жизненного цикла человека. При внешних сходстве телесных функций человека и животного (еда, питье, выделения…) именно в этих процессах начиналось различие биологического и социального. В процессе удовлетворения физиологических потребностей формировалась телесная культура человека как фундаментальный базовый слой культуры. Недаром самые древние и наиболее мощные нравственные запреты табу (связанные с пищевым и половым поведением человека) были предпосылками становления культуры. Обеспечение себя пищей и водой, защита от погодных и климатических явлений, ритуализация половой и детородной функции требовали все более и более совершенной организации жизни общины. Постепенный переход от присваивающего типа хозяйства к производящему и, тем самым, от пользы к выгоде, означало нарастание потенциала второй грани культуры – ее организационных форм.

Новая стадия развития потребовала принципиально новой организационной культуры, сущность которой было обеспечение технологии деятельности путем управления людьми. В этом заключается глубинный смысл феномена и идеи государственности. Самообеспечение и управление как явления культуры принимали форму символического выражения. Люди не просто ели, укрывались от холода, размножались и старели, но культивированный процесс осуществления этих биологических потребностей, порождая формы, до сих пор удивляющее наших современников. Самовыражение в одежде и постройках, празднествах и мистериях, войнах и походах, имело не только и не столько утилитарный смысл, но и далеко превосходящее его символическое значение. Феномен культуры все время подтверждали и обозначали социальный статус человека и общества. По характеру сооружений, оружия и утвари можно достаточно точно судить о состоянии третьего компонента культуры - духовной сферы. Если первые два как-то ограничены ресурсами и физическим потенциалом данного общества, то мир духовной культуры в точном смысле слова беспределен. Постепенно он остановился в сознании многих людей доминирующим, ибо служение Богу, Абсолюту, культу предков и т. д. рассматривалось как основная сфера самовыражения личности, и общества. Из этого можно сделать вывод, что культура носит символическо-знаковый характер и ее постижение не может не учитывать этого важнейшего положения.