Нужна помощь в написании работы?

Человеческий мозг устроен так, что от природы «обучены» функционировать только нервные клетки, предназначенные для самого простого – ощущений. Благодаря им маленький ребенок чувствует боль, тепло, холод, запахи, шум, свет. Остальные нервные структуры, присутствующие в  мозге, изначально «молчат». Им еще нужно созреть. Это требование относится и к клеткам мозга, которые станут потом речевыми.

Для того, чтобы созревание нервных клеток происходило, в опыте ребенка должны присутствовать предметы, явления, действия, включающие их в работу, иначе говоря, требуются внешние стимуляторы. Для включения речевых клеток важно, чтобы вокруг говорили. Это положение убедительно доказали наблюдения за так называемыми детьми «маугли». Родившись здоровыми и, в частности, со здоровым мозгом, эти дети, попавшие к людям старше 5-7 лет от роду, так и остались «немыми». К тому же они не могли  усвоить и другие человеческие привычки: есть сидя, держать в руках ложку и др. Если речевые структуры мозга долго не получают стимулов «пищи», они  могут погибнуть.

Каждое из умений ребенка обеспечивается на первых порах несколькими, одновременно работающими участками мозга, а затем число их уменьшается. Вначале созревающие участки мозга становятся ассоциативно связанными между собой,  а затем нервные клетки, которые прочно усвоили способ действия, передают его другим клеткам.

Рассмотрим карту, на которой обозначены различные уровни и зоны созревающей коры мозга. Как видно, зоны ощущений  представленные первичными полями коры мозга (обозначены «а»), занимают незначительную площадь мозга: вдоль центральной борозды, на стыке виска и темени, а также в затылочной доли.

Нервные клетки ощущений (первичных полей) накапливают определенный опыт общения друг с другом в познании какого-либо предмета, и ребенок становится способным обозначить его словом. В этой фазе развития в дело вступают  более сложные – вторичные поля коры мозга (обозначены «б»). эти поля обеспечивают процессы восприятия  и воспроизведения. Их активизация не обозначает, что  мозговые зоны уровня ощущений прекращают функционировать. Они продолжают свою работу до конца жизни, но перестают быть доминирующими. вторичные поля мозга способны к восприятию объектов внешнего мира, минуя ощущения, а затем и к восприятию соответствующих осмысленных действий вне конкретного образца (по памяти). Часть клеток вторичной коры специализирована в отношении восприятия и воспроизведения речи в рамках речевого слухового гнозиса и артикуляционного праксиса.  Для слухового восприятия это – височные зоны, для восприятия  (в виде членораздельной артикуляции) - теменные и заднелобные области левого полушария, для зрительного восприятия – затылочные.

Основным органом чувств для речи является слух, наличие которого – необходимое условие нормального овладения речью. Однако впоследствии  ведущая роль принадлежит уже не  физическому, а другим, более высоким по функциональной иерархии, видам речевого слуха.

С течением времени для выполнения той или иной речевой задачи взаимосвязанных и одновременно работающих  областей мозга становится все меньше. Благодаря способности нервных клеток обмениваться опытом слуховые и зрительные клетки левого полушария запоминают то, что раньше знали  слуховые и зрительные зоны правого. В пределах одного полушария происходит то же самое: зрительные клетки становятся частично осведомлены в слуховой деятельности, тактильные – в зрительной и пр.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Речевые зоны, как и другие, расположены у детей преимущественно в правом полушарии мозга. Оно подготавливает почву для того, чтобы функцию восприятия речи впоследствии взяла на себя височная доля левого. Правое полушарие, начинающее действовать первым, должно шаг за шагом «отступать», пропуская вперед левое, которому предназначено стать доминантным по речи. Приведем пример. Маленький ребенок учится различать  шумы, издаваемые предметами, животными, природой. Ведущим в этой деятельности является правое полушарие мозга. Затем из этих неречевых звуков ребенок должен вычленить составляющие, полезные для речи. Они запоминаются и обрабатываются уже не правым, а левым полушарием. Переход главенствующей роли от правого полушария к левому (в котором интегрируются функции и того и другого) носит название левополушарной функциональной латерации. Этот процесс может протекать гладко, почти незаметно, а может быть серьезно осложненным. В одних случаях осложнения обусловлены патологическими причинами, а в других врожденными особенностями организации психических процессов.

Соотношение активности полушарий мозга у здоровых детей от природы разное. Нередко активность правого полушария более высокая, чем этого требует средняя норма. Такую особенность обычно связывают с левшеством или двуручием (амбидекстрией). Однако далеко не всегда левшество или амбидекстрия являются явными, иногда они носят скрытый характер, поэтому ориентироваться на них не всегда возможно. Проблема леворукости и связанных с ней особенностей речевого и психического развития актуальна и сложна, требует отдельного обсуждения.

Существуют еще более высокие по уровню речевые зоны мозга. Они отвечают за речевые смыслы и символы. Такие зоны составлены третичными полями коры мозга, уровень которых обозначается как языковой (обозначены «в»). Благодаря им ребенок овладевает сложно построенной речью, чтением, письмом, понимает переносное значение слов, синонимы, метафоры, юмор. Часть нервных клеток символического «языкового» уровня созревает поздно, в старшем дошкольном возрасте, и дозревает всю жизнь. Без них невозможно сознательное овладение сложными текстами, грамматическими правилами, орфографией. За словарь ответственны височные доли, вначале обоих полушарий, а затем все более и  более – левого. За усвоение и использование морфологических правил (словообразование и словоизменение) – теменные доли. Синтаксис (правила построения предложений)  – прерогатива заднелобных долей мозга, преимущественно в левом полушарии. Разные области третичной коры также обмениваются друг с другом «опытом», благодаря чему завязываются еще более сложные ассоциативные связи, обогащающие мышление.

В результате сложных взаимодействий мозговых зон происходит объединение их функций – функциональная интеграция, поэтому разные навыки, в том числе и речевые действия, получают более свернутую, экономную локализацию в мозге.

Таким образом, смысловые ассоциации, вырабатываемые между врожденно функционирующими первичными полями коры мозга, являются основой для передачи ведущей роли вторичным полям; результат ассоциативной деятельности на уровне вторичных полей (у детей более старшего возраста), обеспечивает доминирование третичных, деятельность которых необходима для усвоения школьной программы. Отсюда ясно, насколько важно стимулировать у ребенка разнообразные способы восприятия манипулирования, осмысления. Поэтому детские дошкольные учреждения должны грамотно подходить к приобретению игрового и дидактического материала. Горы однотипных, дорогостоящих мягких игрушек, вместо разнообразных и соответствующих возрасту, свидетельствуют о непонимании того, какие стимулы нужны для активизации процессов созревания нервных структур мозга ребенка.

Конечно, среда, в которой пребывает ребенок, очень важна, но даже если она полноценна, развитие ребенка может задержаться или нарушится из-за повреждений областей мозга, предуготованных для тех или иных сторон речевой деятельности. К счастью, при определенных усилиях родителей и специалистов, их роль в раннем возрасте могут взять на себя другие, непострадавшие мозговые зоны. Психическое развитие пройдет с осложнениями, но (если поражение не слишком массивное или тотальное), как правило, возможно достижение положительного результата. Такая «взаимовыручка» возможна потому, что детский мозг пластичен. У взрослых людей, потерявших речь из-за того, что отвечающие за нее мозговые зоны погибли, подобная перестройка более трудна.

Таким образом, нормальное развитие речи предполагает, что мозг ребенка не имеет внутриутробных или родовых (перинатальных или натальных ) повреждений, и ребенок находится в нормальной речевой среде. При этих условиях этапы ре6чевого развития могут пройти без сбоев. Однако и это не является гарантией того, что не возникнут нарушения речи. Как показано В.А. Ковшиковым (1994), современные методы аппаратных исследований часто не обнаруживают очаговых повреждений даже у детей с самыми грубыми нарушениями психического и речевого развития. Наиболее вероятная причина патологии в этих случаях – плохая проводимость нервных волокон, связывающих одни зоны мозга с другими (проводящих путей). Этот вывод крайне важен, поскольку он меняет тактику медикаментозного лечения, которое теперь должно быть направлено на улучшение проводимости нервной ткани, а не на стимуляцию отдельных зон мозга. Становится и более понятна роль методов коррекционной работы, с помощью которых вырабатываются у ребенка разнообразные и значительные по объему смысловые ассоциации.

Поделись с друзьями
Добавить в избранное (необходима авторизация)