Нужна помощь в написании работы?

Жизнь и научное наследие Г.В. Лейбница

Г.В. Лейбниц родился в 1646 г. в Ганновере. Изучал курс философии в Лейпцигском университете; математику и алгебру - в университете в Йене. Защитил диссертацию на степень доктора права (1666). Был знаком и общался с Ньютоном, Спинозой, Мальбраншем и другими известными европейскими учеными. В 1700 г. избран членом Парижской академии наук. Был инициатором создания Берлинской академии наук. Лейбниц являлся тайным советником русского царя Петра 1, оказав ему огромную помощь в разработке проекта создания Санкт-Петербургской академии наук. Умер в 1716 г.
Лейбниц - создатель дифференциального и интегрального исчисления, автор трудов в области истории, юриспруденции, физики, философии, психологии и т.д.
          Главные философские труды Лейбница - "Рассуждение о метафизике" (1686); "Новая система природы" (1695); "Монадология" (1714); "Теодицея" (1710); "Новые опыты о человеческом разумении" (1700-1705).

Философские и методологические основы учения Лейбница

Лейбниц мечтал о создании единой науки, охватывающей разные области знания. Он пытался осуществить синтез античного и нового знаний, восстановить отвергнутые механистической методологией понятия "цель", "субстанция", представляющие, по его мнению, непреходящую научную ценность ("вечную философию"). Доказывал значение античной философии и пытался переосмыслить ее в контексте новой науки, придав ей тем самым новый смысл. Особенно высоко оценивал учение Аристотеля, указывал, что по ряду моментов оно превосходит научные воззрения Декарта. Наиболее ценными ему представлялись идеи Аристотеля о материи, "субстанциональной форме", природе, времени, движении. Из Аристотеля он выводит важное для развития его собственного подхода положение об отличии субстанции одного тела от субстанции другого тела.
          В основу своих философских рассуждений Лейбниц кладет идею "финализма", т.е. конечной цели, считая недостаточным ограничиваться в исследовании только учетом "действующих причин", как это делается в механистических концепциях. Надо объединить эти два подхода в науке. Лейбниц утверждает, что хотя мир напоминает огромный механизм и все отдельные организмы являются механизмами, но в целом все существующее реализует конечную цель, намеченную Богом.
          Серьезную ошибку современной ему философии он видит также в отказе от понятий "субстанциональных форм" и "субстанций". Только на их основе можно, по его мнению, дать полное и глубокое объяснение действительности, преодолеть механистический редукционизм. И если в частных науках (физике) можно обойтись без использования этого понятия, то в философии и теологии оно должно быть сохранено в качестве основополагающего. Тем самым он, по сути, дифференцирует сферы знания о природе на 2 типа: философское знание, исследующее общие принципы, и научное знание, доступное опытному изучению и математической обработке.
          Лейбниц использует понятие "энтелехия", или субстанция, как содержащее в себе собственную детерминацию и сущностное совершенство, внутреннюю цель. Критический анализ современных ему научных подходов наносил серьезный удар по механицизму.
          Пытаясь преодолеть дуализм духа и материи, психического и физического, восстановить их единство, он выдвигает учение, согласно которому, многообразие мира объясняется исходя из единой по своей природе, но разнокачественной по своим состояниям, субстанциальной основы.
          Он подчеркивает единство мира, его гармонию и совершенство, утверждает, что Бог создал "лучший из возможных миров".

Монадология Лейбница и концепция восприятий

Лейбниц - сторонник идеи единства телесного и психического. Но, в отличие от Спинозы, в основу этого единства он кладет духовное начало и тем самым выступает как сторонник идеалистического направления.
Идея целостности мира и человека раскрывается Лейбницем в его учении о монадах. Он утверждает, что мир состоит из деятельных простых и неделимых субстанций - монад. Монады - элементы всех вещей. Понятие "монада" (от греч. единица) у Лейбница, по сути, тождественно понятию "субстанция". Монада - целостная неделимая субстанция как мирообразующее начало.
          При описании монады вскрываются психологические представления Лейбница. Каждая монада психична и наделена способностью воспринимать все, что происходит во Вселенной. Монада - это начало силы и способности действовать.
          Монада выступает у него как нематериальное образование, как аналог психической деятельности. Она неделима, но богата по содержанию, как и разум человека, являющийся единым и одновременно включающим различные представления. Монада обладает потенциалом внутреннего совершенства. И разум, переходя от одного представления к другому, характеризуется тенденцией постоянного обновления.

  • Основные свойства монады - деятельность восприятия и активность. В зависимости от уровня развития этих внутренних качеств монады различаются между собой и составляют следующую иерархическую лестницу:

o "чистые монады", которым присуща активность, но отсутствуют какие-либо представления (неживая, но активная материя);

o "монады-души", обладающие смутными представлениями; ни одно восприятие у них не достигает уровня ясного сознания, а лишь доходит до памяти (растения и животные);

o "монады-духи", обладающие ясным и отчетливым восприятием;

o Бог и ангелы, свободные от телесной оболочки и олицетворяющие абсолютную полноту, ясность и осознанность знаний.

Таким образом, эволюция души рассматривается Лейбницем как развитие представлений: от смутных состояний (перцепций) к ясным и отчетливым (апперцепциям).
          Лейбниц дифференцирует "простое" и "сознательное" восприятие, используя для определения последнего понятие "апперцепция". Если восприятие - общее свойство всех монад, то апперцепции свойственны только особым монадам, относящимся к душе и разуму. Но даже в монадах, характеризующихся апперцепцией, присутствует огромное число бессознательных восприятий. Лейбниц утверждает, что человек, будучи разумным существом и обладая апперцепцией, между тем, многое не осознает, воспринимает бессознательно: "Часто мы испытываем состояние, при котором ничего не помним и воспринимаем не отчетливо, например, когда находимся в обмороке или погружены в глубокий сон без сновидений. В таком состоянии душа не очень заметно отличается от простой монады, однако, поскольку подобное состояние длится недолго, душа освобождается и становится чем-то большим" (Лейбниц Г.В., 1982). Эти идеи Лейбница перечеркивают идущее от Декарта рационалистическое представление о тождестве психики и сознания. Они изменили и расширили представление о психическом, его границах. Выдвинутые Лейбницем положения о бессознательной психике, малых перцепциях и апперцепции вошли в содержание предмета психологии.
          Представляет интерес данное Лейбницем описание причин возникновения так называемых "мелких", или незаметных, неосознаваемых восприятий в повседневной жизни человека: "Есть тысячи признаков, заставляющих считать, что в нас ежеминутно существует бесконечное множество восприятий, но без апперцепции и обдумывания, т.е. в душе происходят изменения, которых мы не замечаем, потому что впечатления либо слишком незначительны, либо очень тесно связаны друг с другом, либо многочисленны, вследствие чего удается различать их только частично. Несмотря на это, впечатления беспрестанно заставляют ощущать их действие и даже чувствовать растерянность от их множества. Таким образом, мы не обращаем внимания на движение мельницы, шум воды, если проводим некоторое время поблизости и привыкаем к ним. Не потому, что это движение не затрагивает наших органов чувств и не вызывает никакого отклика в душе благодаря гармонии души и тела, а вследствие того, что, лишенные новизны впечатления, находящиеся в душе и теле, недостаточно сильны, чтобы вновь привлечь наше внимание и нашу память. В самом деле, всякое внимание требует памяти и часто, когда мы не предупреждены, что надо обратить внимание на одно из наших сиюминутных восприятий, мы пропускаем его, не только о нем не задумавшись, но даже не заметив. Однако если кто-нибудь вдруг предупредит нас и обратит наше внимание на некое явление, допустим, шум, то мы его заметим и вспомним сразу после предупреждения, что уже слышали этот шум" (Там же).
          Лейбниц подчеркивает роль неосознаваемых "мелких" восприятий как важного компонента психической жизни человека, утверждает, что они "по своим последствиям имеют большее значение, чем можно полагать". По мнению Лейбница, именно они образуют неизвестный нам внутренний мир и обеспечивают его связь с внешней реальностью: "ощущения, вкус, образы свойств, чувства, ясные в своей совокупности, но не ясные по отдельности, они формируют впечатления, производимые на нас предметами извне и заключающими в себе бесконечность…".
          Лейбниц говорит о связи человека как "микромира" со Вселенной, "макромиром" ("любое существо связано со всей остальной Вселенной"). А потому человек включен в общие законы развития мира, предопределенные Богом, хотя, будучи активным существом, отражает их по-своему: "Всякая субстанция - как целый мир, как живое зеркало Бога или же всей вселенной, она отражает ее по-своему…" Человек, по Лейбницу, - вершина мироздания, созданного Творцом. Дух стоит всего мира, потому что не только отражает его, как остальные монады, но и сознательно его познает, исследует причины вещей. Он бессмертен, ибо не только находится в бытии, но и сохраняет собственную индивидуальность.
          Лейбниц выдвигает принцип всеобщих различий, индивидуализации, подчеркивает бесконечное индивидуальное разнообразие всех явлений мира, указывает, что нет двух неразличимых субстанций. Это относится и к человеку.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Соотношение души и тела

Лейбниц исходит из представления о том, что монады - замкнутый в самом себе мир, невосприимчивый к каким-либо влияниям извне: "У монад нет окон, через которые что-либо может войти или выйти". Ни одна монада не может оказать физического влияния на внутреннее бытие другой. По сути, речь идет о существовании изолированных субстанций (подход, развиваемый Декартом, Спинозой). Применительно к человеку, эта проблема переформулируется как вопрос о соотношении души и тела.
          Высшим началом в любом телесном организме выступает доминирующая энтелехия, определяющая уровень совершенства организма, его связь с миром. У животных доминирует душа в классическом смысле, у человека - духовное начало, умственные способности. Но душа в живом организме связана с телом, обнаруживает и проявляет себя через телесное.
          Как же осуществляется связь душевной и телесной субстанций? Рассматривая вопрос о соотношении духовных и телесных явлений, Лейбниц руководствуется принципом психофизического параллелизма: душа и тело автономны, совершают свои операции самостоятельно и независимо друг от друга. Вместе с тем между ними существует предопределенная свыше гармония; они подобны паре часов, которые всегда показывают одно и то же время, так как запущены с величайшей точностью.

  • "Я объяснил согласованность души и тела примером синхронного движения двух маятников часов различной конструкции в момент, когда показывают одинаковое время. Это могло произойти тремя способами:

o 1) согласовать их таким образом, чтобы они непременно качались синхронно;

o 2) поручить кому-нибудь регулировать их движения, делая их синхронными;

o 3) построить новые часы, настолько добротные и точные, чтобы они могли идти строго параллельно благодаря своей конструкции.

o Без сомнения, последний путь наилучший".

То есть Лейбниц, в отличие от Декарта, говорившего о механическом взаимодействии души и тела, впервые вводит принцип психофизиологического параллелизма, или функционального соответствия, психических состояний и телесных изменений. Основой этого соответствия выступает Бог как создатель самого принципа "предустановленной психофизиологической гармонии". Благодаря ему явления одной субстанции согласуются с феноменами другой, обеспечивается целостное бытие и функционирование организма и мира.

Теория познания и концепция врожденных идей Лейбница

В работе "Новый опыт о человеческом разуме" Лейбниц критикует теорию Дж. Локка, отвергающего врожденные идеи и уподобляющего сознание человека "чистой доске". Он не разделяет в то же время и Декартову концепцию врожденных идей. Ученый пытается определить свой, средний путь в решении этого вопроса.
Он соглашается с Локком в оценке роли чувств как необходимого условия познания, но считает чувственное знание неточным и ошибочным. Истинное знание, по Лейбницу, достижимо только на основе разума и интуиции. Он критически оценивает односторонний эмпирический подход Локка, его вывод, что "нет ничего в разуме, чего бы раньше не было в чувстве" и видоизменяет его: "Нет ничего в разуме, чего бы раньше не было в чувстве, кроме самого разума". Это означает, что душа "врождена сама себе", что интеллект и его деятельность предшествуют опыту. Лейбниц считает, что душа заключает в себе "бытие, единство, тождество, причину, восприятие, рассуждение" и другие понятия, не выводимые из чувств. То есть им признается наличие априорных идей. Но, в отличие от Декарта, он считает, что идеи находятся в разуме в зародышевом состоянии, они "врождены" как наклонности, естественные природные способности. Пытаясь установить связь эмпирического и рационального, Лейбниц отказывается от индуктивной стратегии и отталкивается от рационального как основы развития чувственного опыта. Соответственно, в самом разуме он видит причину много ошибок познания.
          Идеи Лейбница оказали воздействие на И. Канта, И. Гербарта, стали предметом серьезных обсуждений в научной мысли XVIII в. Продуктивными были его идеи об активности и изменчивости состояний сознания, о разных уровнях восприятия, о наличии, наряду с осознанными также бессознательных психических явлений (Хрестомат. 6.9).

Поделись с друзьями