Нужна помощь в написании работы?

Анатомия, физиология, медицина

В середине XIX в. развитие физиологии было тесно связано с важнейшими открытиями и обобщениями в области физики, химии, биологии. На их основе были разработаны новые методы и приемы физиологического эксперимента.
К середине XIX в. были получены данные, свидетельствующие о том, что все-таки именно мозговая деятельность определяет функционирование психики. Безусловно, сам процесс обоснования этого вывода носил длительный и многоаспектный характер. Многие исследователи внесли свой вклад в утверждение данной идеи как окончательной истины. Уже были рассмотрены достижения анатомов и физиологов первой половины XIX в. в этой области.
          Чуть позже, в 1861 г., французский анатом Поль Брока в ходе клинических исследований выделил ряд зон головного мозга, отвечающих за конкретные психические функции. В частности, по результатам клинических исследований он дал описание мозга больного, который не мог говорить, хотя и понимал устную речь. После смерти больного Брока смог получить точную информацию о пораженной зоне мозга. Ученый первым показал, что моторная речь, т.е. двигательные координации, результатом которых является произнесение слов, связаны с задней третью нижней лобной извилины левого полушария. Брока утверждал, что эта зона является "центром моторных образов слов" и что повреждение в этой зоне ведет к особому виду нарушения экспрессивной речи, которое он первоначально назвал "афемией"; позже это нарушение получило название "афазия", как оно и называется в настоящее время. Тем самым, по его мнению, был открыт центр речи, что позволило ученому обосновать вывод о том, что все интеллектуальные функции локализуются в строго определенных зонах мозга. Открытие Брока представляло собой первый случай, когда сложная психическая функция, подобная речи, была четко локализована на базе клинических наблюдений. Опираясь на этот вывод, Э. Экснер в 1861 г. открывает "центр письма", А. Бастиан в 1869 г. - "центр зрительной памяти", Ж. Шарко в 1887 г. - "центры понятий", в 1874 г. Карл Вернике - центр сенсорных образов слов, или центр понимания устной речи. В 1870 г. немецкий невропатолог Густав Фритч и швейцарский психиатр Фердинанд Гитциг обнаружили, что при раздражении током некоторых областей боковой части мозга на противоположной стороне тела возникают движения. Тем самым ими были открыты двигательные центры в коре головного мозга. К 1880-м гг. неврологи и психиатры начали создавать "функциональные карты" коры головного мозга. Создавалось впечатление, что проблема отношений между структурой мозга и психической деятельностью уже решена.
          Однако параллельно с локализационными подходом и соответствующими открытиями развивалась и идея о мозге как целостной интегрированной системе. Французский физиолог и медик М-Ж-П. Флуранс (1794-1867), член-корреспондент Российской академии наук по разряду зоологии и физиологии Отделения физико-математических наук, в ходе экспериментальных опытов по удалению и угнетению отдельных участков мозга птиц (ученый считается одним из авторов метода экстирпации в изучении мозга) подтвердил положение, обоснованное еще во второй половине XVIII в. А. Галлером, о том, что мозг представляет собой не совокупность автономных органов, отвечающих за какую-либо психическую способность, а есть единое целое без четкой специализации, и пришел к выводу, что мозг эквипотенциален, т.е. все его участки в равной мере причастны к любой из психических функций. Профессор Страсбургского университета Фридрих Гольц (1834-1902), проводя опыты над собаками с удаленной лобной корой и наблюдая за тем, как они ели, находили пищу, реагировали на служителей, управляли своими движениями, выполняли команды, пришел к выводу, что у этих собак нарушается поведение в целом. Эти опыты подтверждали выводы Флуранса об эквипотенциальности мозга. Тем самым, в противовес локализационизму, обосновывался взгляд на мозг как на единую динамическую систему, функционально однородную мозговую массу, а внимание ученых все более стали привлекать компенсаторные возможности мозга. Для психологии значение исследований Флуранса состоит в том, что они впервые экспериментально выявили зависимую связь психических явлений с мозгом. Поэтому его с полным основанием можно считать одним из основоположников современной экспериментальной нейропсихологии.
          Английский невролог Хьюлингс Джэксон (1835-1911) высказывает в 1864 г. принципиально новую, по сравнению со сторонниками локализационизма, идею о мозговой организации психических процессов. По его мнению, мозговая организация психических процессов бывает различной в зависимости от сложности психического процесса. Идеи Джэксона возникли на основе наблюдений, которые шли вразрез с локализационной теорией Брока. В своих исследованиях двигательных и речевых нарушений Джэксон установил, что ограниченные повреждения отдельной зоны мозга никогда не вызывают полной потери функции. Возможны, казалось бы парадоксальные, случаи, которые никак не согласовывались с концепцией узкого локализационизма. Например, больной не мог выполнить просьбу "Произнесите слово "нет", хотя и пытался сделать это. Однако несколько позже в состоянии аффекта больной мог сказать: "Нет, доктор, я не могу сказать "нет". Объяснение таким парадоксам, когда произнесение слова одновременно и возможно, и невозможно, Джэксон находил в том, что все психические функции имеют сложную "вертикальную" организацию.

  • Согласно Джэксону, каждая функция представлена на трех уровнях:

o на "низком" уровне - в спинном мозге, или стволе;

o на "среднем" - сенсорном, или моторном, уровне коры головного мозга;

o на "высоком" уровне - в лобных долях мозга.

Он рекомендовал тщательно изучать уровень, на котором осуществляется конкретная функция, а не искать ее локализацию в одной определенной зоне мозга. Джэксоновская система взглядов интегрируется в то философское течение, которое называется биологической философией, органической теорией общества или органицизмом. В соответствии с ним, человеческое общество уподобляется биологическому организму, структура общества рассматривается как аналогичная структуре организма, да и в целом подчеркивается, что "жизнь есть результат организации" (П. Жанэ). Наиболее выдающийся представитель "органицизма" и предшественник Дарвина философ-эволюционист Герберт Спенсер (1820-1903) оказал несомненное влияние на ученого. Джэксон вывел принципы своей нейробиологии (с ее основной идеей о том, что существует эволюция, идущая от бессвязной однородности к связной неоднородности) именно из работы Герберта Спенсера "Принципы психологии" (1854).
          Таким образом, в решении проблемы локализации психических функций в XIX в. выделяется два противоположных направления - аналитическое и синтетическое. Представители первого выступали за отнесение отдельных психических функций к определенным мозговым структурам, сторонники другого, наоборот, рассматривали различные психические явления как функцию всего мозга. Общая ошибка обоих направлений (которые по своей сути были психоморфологическими) состояла в том, что психические функции проецировались непосредственно на мозг и мозговые структуры, минуя функциональный уровень анализа его работы. Между тем, и это будет доказано выдающимся русским ученым И.М. Сеченовым, связь психического со структурой мозга всегда опосредована физиологической деятельностью.
          Следует отметить, что многие открытия середины - второй половины XIX в. в области анатомии головного мозга, нервно-мышечной и сенсорной физиологии, не являясь, по сути, психологическими, тем не менее оказывали существенное влияние на развитие психологических идей.
          Так, в 1848 г. известный германский физиолог Э. Дюбуа-Реймон, используя в ходе экспериментов электрический ток, подтвердил существование разности потенциалов между поврежденным и неповрежденным участками невозбужденной мышцы или нерва, и выявил феномен "отрицательного колебания", впоследствии названного "потенциалом действия" ("ток повреждения" уменьшается при возбуждении). Тем самым были заложены основы электрофизиологии, сыгравшей большое значение в понимании психофизиологических процессов.
          Немецкий физиолог Карл Людвиг (1816-1895), создатель и руководитель Физиологического института в Лейпциге, издает в 1852-1856 гг. двухтомный учебник по физиологии, в котором жизненные процессы впервые строго и систематически рассматривались с физико-химической точки зрения, подготавливая тем самым использование и при изучении психической деятельности методики и методологии естественных наук.
          В 1875 г. английский врач Р. Катон открывает факт генерации электрического тока самим мозгом, и, таким образом, появляется возможность фиксировать электрическую активность мозга и соотносить ее с психической активностью человека и животного.
          В конце 60-х гг. XIX в. К. Гольджи обосновывает идею о сетевидном строении нервной системы, которое совпадало с традиционным представлением о принципах работы сознания в ассоциативной психологии. А в 1890 г. испанский нейрогистолог С. Рамон-и-Кахаль открывает наличие дендритов, отростков у нервных клеток (подготавливая тем самым развитие представлений о синаптических взаимосвязях между нейронами) и создает учение о нейроне как морфологической (структурной) единице нервной системы (1894). Это приводит к активизации поисков и первоэлемента психической деятельности.
          Французский ученый К. Бернар (1813-1878) разрабатывает концепцию о постоянстве внутренней среды организма - гомеостазе. В ее основе лежала идея о том, что все клетки организма существуют в особой системе, которую он обозначил как внутренняя среда и которая состоит из крови, лимфы, межклеточной жидкости. Эта среда сохраняет свое постоянство и борется за него вопреки действию внешних и внутренних дестабилизирующих факторов. Тем самым утверждался принцип саморегуляции в живых системах, зарождалось объяснение процессов, протекающих в организме (в том числе и психических), на основе не механического, а биологического детерминизма.
          Значителен был вклад в развитие естественно-научных основ психологии как науки и отечественных неврологов, физиологов и врачей: И.М. Сеченова, В.М. Бехтерева, И.П. Павлова, Н.О. Ковалевского, Н.Е. Введенского, И.Р. Тарханова и др. Они были хорошо знакомы с исследованиями европейских специалистов, многие из них проходили научную практику, стажировались и работали в ведущих научных центрах Европы. Эти исследования концентрировались в основном в Санкт-Петербургской Военно-медицинской академии (под руководством И.М. Сеченова и И.Р. Тарханова) и на медицинском факультете Казанского университета (под руководством Ф.В. Овсянникова и Н.О. Ковалевского).
          Например, на медицинском факультете Казанского университета в 1855-1857 гг. была выполнена работа Ф.В. Овсянникова и Н.М. Якубовича "Микроскопическое исследование начала нервов в большом мозгу". Это исследование получило всемирное признание и было удостоено Монтионовской премии Парижской Академии наук как одно из основополагающих исследований по гистологическому строению нервной системы. В работе впервые было доказано, что черепные нервы делятся на двигательные, чувствительные и смешанные. А в 1873 г. в физиологической лаборатории при факультете был открыт новый тип рефлекса - периферический, или местный, рефлекс и было доказано, что местом передачи рефлекторных движений, помимо спинного мозга, может служить и периферический нервный узел (Н.М. Соковнин, В.М. Рожанский).
          В период всеобщего интереса к учению о локализации функций в коре головного мозга Н.О. Ковалевский публикует статью "Современное состояние вопроса о происхождении мозговых извилин" (1886), где развивалась идея о необходимости комплексного изучения мозга. Он выражал уверенность, что микроскопические исследования извилин в разные периоды развития и у различных животных позволяют построить "более совершенную гипотезу относительно происхождения мозгового рельефа".
          В 80-е гг. XIX в. в лаборатории было положено начало изучению функций коры больших полушарий головного мозга. Для проведения исследований Ковалевский приглашает молодых талантливых ученых, создающих новые направления в физиологии. Так, в 1884 г. по его приглашению на кафедру психиатрии прибыл В.М. Бехтерев, в то время приват-доцент Военно-медицинской академии в Петербурге. Бехтерев изучал вопросы корковой регуляции деятельности внутренних органов, положив тем самым начало кортико-висцеральному направлению в физиологии. Им описаны нервные центры зрачка, мочевого пузыря, некоторых отделов желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы. В казанский период (1884-1893) В.М. Бехтерев приступил к изучению структуры проводящих путей в спинном и головном мозге, им была сконструирована модель проводящих путей, которая сегодня хранится в музее медицинского университета. В.М. Бехтерев создал журнал "Неврологический вестник", который он редактировал совместно с Н.А. Миславским почти до 1917 г. В журнале, наряду со статьями по неврологии, невропатологии и психиатрии, печатались экспериментально-физиологические исследования из лаборатории Миславского (в 1891 г. возглавившего физиологическую лабораторию Казанского университета). В 1885 г. В.М. Бехтерев организовал психофизиологическую лабораторию при кафедре нервных и душевных болезней Казанского университета. Это была первая в России и вторая в Европе (после лаборатории В. Вундта) лаборатория, где впервые в нашей стране начались исследования по экспериментальной и клинической психологии, велись поиски объективных методов изучения психической деятельности. Были проведены психометрические исследования на здоровых и душевнобольных людях. Изучали влияние умственного утомления на психику учащихся, определяли влияние "нервно-психического тона" (настроения) на скорость зрительного восприятия и вегетативные показатели. И несмотря на то, что в 1893 г. Бехтерев был приглашен на должность заведующего кафедрой душевных болезней в Петербургскую медико-хирургическую академию, деятельность лаборатории продолжалась до 1911 г.
          Анатомо-физиологические исследования головного мозга, равно как и опыты в нервно-мышечной и сенсорной физиологии, явились важным условием для перевода умозрительной психологии на естественно-научные рельсы, предпосылкой объективного изучения психики животных и человека.
          Благодаря И.М. Сеченову, В.М. Бехтереву, И.П. Павлову и их предшественникам в Европе, было твердо установлено, что мозг есть орган психики и поэтому все рассуждения о психических явлениях вне связи с мозгом, функцией которого они являются, становились бесплодной мистикой.

Биология

Важным источником формирования естественно-научных основ психологии явилось эволюционное учение Чарльза Дарвина (1809-1882). В 1859 г. в свет выходит его книга "Происхождение видов путем естественного отбора", вероятно, самая значительная работа в области биологии вплоть до настоящего времени. В ней Ч. Дарвин устанавливает основные факторы биологической эволюции - изменчивость, наследственность и отбор.
          Согласно Ч. Дарвину, исходными факторами биологической эволюции являются индивидуальная, филогенетическая изменчивость и наследование приобретенных в онтогенезе признаков. Однако явления изменчивости и наследственности еще не объясняют в полной мере действительных причин биологической эволюции. Изменчивость сама по себе не несет какой-либо целесообразности, поскольку происходящие изменения могут быть для организма как полезными, так и вредными. Наследственность, в свою очередь, закрепляет и фиксирует лишь то, что доставляет ей изменчивость. Поэтому стояла задача найти реальную движущую силу биологического прогресса. Такой движущей силой, по мнению Дарвина, выступает механизм отбора и борьба за существование. Принцип естественного отбора заключается в том, что из массы живых форм, нарождающихся в геометрической прогрессии, сохраняются только те, которые оказываются наиболее приспособленными к условиям жизни. Следовательно, отбор предполагает сохранность и накопление таких признаков, которые обеспечивают организму выживание и наилучшее существование. Естественный отбор, или сохранение полезных организму признаков, происходит в борьбе за существование. Она представляет собой сложные внутри- и межвидовые отношения организмов. Борьба организмов за жизнь внутри вида, межвидовая борьба и борьба с неблагоприятными условиями природы - вот факторы, заставляющие организм приобретать и удерживать только такие признаки, которые необходимы для приспособления к условиям внешней среды и сохранения жизни.
          Выяснив факторы биологической эволюции (изменчивость, наследственность и отбор), Ч. Дарвин должен был теперь объяснить причины многообразия видов растений и животных. На основе наблюдений за животными, живущими в естественных условиях жизни, а также, опираясь на опыты по селекции растений и животных, Ч. Дарвин пришел к выводу, что для выживания организму выгоднее всего отличаться, а не быть похожим на другое существо: из прогрессивно размножающихся живых форм остаются только те, которые более всего различаются, а все промежуточные формы обречены на гибель и вымирание. Таким образом, ученым впервые было дано научное обоснование эволюции живых организмов во времени и пространстве.
          Эволюционное учение Дарвина оказало существенное влияние на развитие не только всей биологической науки, но и психологии.
          Прежде всего, теория Ч. Дарвина внесла в психологию генетический принцип, сыгравший исключительное значение в дальнейшем ее развитии. С генетическим подходом связаны наиболее важные открытия, которые были сделаны как в психологии, так и в примыкающих к ней науках. Распространение эволюционистских представлений на область сознания ознаменовало сближение психических и органических явлений с точки зрения их реального биологического родства. Психология стала заимствовать детерминистские идеи уже не у механики, а у эволюционной биологии, под влиянием которой был выдвинут ряд важных для психологии проблем, таких как адаптация к среде, филогенетическая обусловленность функций, индивидуальные вариации, роль наследственности, преемственность в развитии между психикой животных и человеческим сознанием, соотношение структуры и функции и др.
          Был обоснован новый подход в трактовке психических явлений. Теперь психика животных и человека стала выступать как необходимая сторона жизнедеятельности организма, обеспечивающая приспособление его к внешним условиям среды. Психические явления рассматривались Ч. Дарвином как орудие приспособления организма к среде. Сами приспособительные акты, за которыми стоят психические явления, не могут быть поняты без того, чтобы не учитывать роль внешних физических воздействий и внутренних анатомо-физиологических условий организма. Тем самым была предложена новая схема детерминистских отношений между организмом и средой. До Дарвина среда понималась лишь как стимул, который (по типу соударения механических тел) производит в телесной организации эффект, соответствующий ее изначально заданному неизменному устройству. Теперь же среда оказывалась силой, способной не только вызывать, но и видоизменять жизнедеятельность.
          Еще один важный вклад Дарвина в психологию состоял в том, что наряду с преемственностью у животных в строении их тела, он открыл такую же преемственность в их психической организации. Тем самым была обоснована связь психики животных и человека. Этим вопросам Ч. Дарвин посвятил две специальные работы: "Выражение эмоций у человека и животных" (1872) и "Происхождение человека и половой отбор" (1871). В названных трудах он показал наличие общих генетических корней в психических способностях человека и животных. Проницательная наблюдательность позволила заявить Ч. Дарвину, что чувства и впечатления, различные эмоции и способности - такие, как любовь, память, внимание, любопытство, подражание, рассудок и т.д., которыми гордится человек, - могут быть найдены в зачатке, а иногда даже в хорошо развитом состоянии у низших животных. Тем самым были заложены основы сравнительной психологии как отрасли психологического знания.
          Выдвинутые Дарвином положения об изменчивости и наследственности признаков вскоре были перенесены и на область психических свойств человека. Через десять лет после выхода книги Ч. Дарвина "Происхождение видов", его двоюродный брат Ф. Гальтон попытался показать в книге "Наследственность таланта", что вариации психических способностей определяются наследственностью. Для доказательства своего основного тезиса Ф. Гальтоном привлекались экспериментальные, статистические и другие методы в изучении индивидуально-психологических различий между людьми.
          Ч. Дарвин, как подлинный естествоиспытатель, отстаивал объективный подход к изучению психических явлений. Все его труды основывались только на объективных наблюдениях и эксперименте. Взгляд на психику как на орудие приспособления организма к среде естественным образом предполагал включение в область рассмотрения факты приспособительного поведения животных и человека, доступные внешнему наблюдению и контролю. Именно это позволило Ч. Дарвину во всей своей исследовательской деятельности широко применять эксперимент и объективное наблюдение при изучении поведения животных и человека.
          Таким образом, под влиянием Дарвина изменился сам стиль психологического мышления. Важнейшим результатом происшедшего сдвига явилось внедрение объективного, генетического и статистического методов в психологические исследования, а также возникновение категории поведения.

Педагогика и языкознание

Важной областью знания, смежной с психологией, всегда была педагогика. Тесные взаимосвязи между ними, особенно интенсифицировавшиеся в XIX в., были обусловлены тем, что именно в этот период педагогика все в большей мере начинает ориентироваться в разработке своей методологии на психологическое знание. В педагогике все больше и больше утверждается идея о природосообразном воспитании и обучении человека. Так, известный щвейцарский педагог И. Песталоцци (1746-1827) на рубеже XVIII-XIX вв. специально акцентирует внимание на том, что основой воспитания должна быть природа человека, закономерности его психического развития. В психической жизни человека он отмечает пять "физико-механических" законов: закон постепенности и последовательности, закон связности, закон совместных ощущений, закон причинности и закон психической самобытности. Именно эти законы, по его мнению, должны лежать в основе методики воспитания. Соответственно усвоение знаний обнаруживает в человеке троякого рода способности: способность получить образ, соответствующий ощущению, способность выделить его из целой массы образов и способность дать ему определенный значок. При этом особо значимую роль Песталоцци придавал наглядности в обучении. Наглядность достигается участием всех внешних органов чувств в приобретении и усвоении знаний, а знание только тогда можно считать усвоенным, когда оно отлилось в какую-то форму, четко различается среди других знаний и получило свое название.
Значительная роль в развитии педагогики на основах психологии во второй половине XIX в. принадлежала русским педагогам. В 1856 г. публикуется статья известного хирурга Н.И. Пирогова (1810-1881) "Вопросы жизни", в которой обосновывается мысль о приоритете задачи воспитания личности перед обучением при подготовке будущих специалистов для работы в различных областях общественной практики. Как отмечал известный отечественный педагог К.Д.Ушинский (1824-1871), чья научная деятельность тоже пришлась на вторую половину XIX в., выводы Пирогова "пробудили спавшую у нас до тех пор педагогическую мысль, а выдвинутый им принцип воспитания прежде всего человека в человеке должен стать требованием здравой педагогики, основанной на психологии" (Ушинский К.Д. Собр. соч.: В 11т. Т 3. 1948. С. 11, 30).
          Именно Ушинскому, который признается основоположником педагогической науки в России, и удается осуществить творческое объединение педагогических и психологических идей в фундаментальном двухтомном педагогическом труде "Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии" (1868-1869), изложив в нем целостное учение о воспитании и образовании. Используя лучшие достижения отечественной и мировой философско-психологической мысли, ученый указывает, что главная цель воспитания - духовное развитие человека, а достигнуть его невозможно без опоры на культурно-исторические традиции народа, на особенности национального характера; подчеркивает роль деятельности (в первую очередь трудовой) в формировании характера и нравственных качеств личности; обосновывает важнейшую роль семейного воспитания как института воспитания и освоения ребенком норм общежития (социализации); выделяет три основных принципа воспитания: народность, христианская духовность, наука; считает необходимым строить обучение на основе учёта возрастных, индивидуальных и физиологических особенностей детей, специфики развития их психики. Не примыкая к последователям какой-либо определенной философской системы, Ушинский рассматривает психические явления вполне самостоятельно и дает достаточно ценный анализ чувствований. Несмотря на то, что труд остался незаконченным (ученый планировал издать и третий том, изложив в нем руководство по педагогике), он оказал огромное влияние на психолого-педагогическую мысль. Ушинский считается одним из предтечей отечественной детской и педагогической психологии, а его идеи просматриваются в творчестве многих известных отечественных психологов XX столетия. Поэтому у известного историка педагогики Л.Н. Моузалевского были все основания сказать: "Ушинский - это наш действительно народный педагог, точно так же как Ломоносов - наш народный ученый, Суворов - наш народный полководец, Пушкин - наш народный поэт, Глинка - наш народный композитор".
          Еще одним источником психологических знаний во второй половине XIX в., способствовавшим формированию психологии как самостоятельной науки, явилось языкознание. С этой точки зрения, особое значение для психологии имело творчество Александра Александровича Потебни (1835-1891). Обсуждаемые в его трудах ("Мысль и язык", "Из записок по русской грамматике", "Из записок по теории словесности. Поэзия и проза. Тропы и фигуры. Мышление поэтическое и мифическое") вопросы взаимосвязи языка, чувственного познания и мышления, единства сознания и языка обосновывали социальный характер языка, раскрывали проблему исторического развития человеческого сознания и подчеркивали его социальную природу, определяли язык как важнейшее условие формирования самосознания человека.
          Благодаря творчеству Потебни, слово стало рассматриваться как орудие мысли, выступающее способом ее объективизации. Музыка, живопись также являются формами объективации мысли, но внелингвистическими, хотя и производными от языка. В них есть эти три аспекта: содержание (идея), внутренняя форма (образ) и внешняя форма. По мнению Потебни, развитие сознания идет от языка чувств к языку мыслей: первой ступенью духовной жизни является мифологическое сознание, следующими - художественно-поэтическое и научное. История же языка помогает проследить путь развития человеческого познания от мифа к поэтическому мышлению и от него к науке как единый процесс этого движения от языка чувств к языку мыслей.
          Связь психологии с педагогикой и языкознанием означала выход психологии в прикладные области. Другой такой областью стала промышленная практика. В 80-х гг. XIX столетия в связи с развитием промышленного производства появляются работы по учету психики человека в труде, с чем связаны надежная работа персонала, устранение причин нарушений его деятельности, подбор и обучение людей (см. работы О.Г. Носковой). К психологии обращаются юристы, военные деятели, психиатры, физиологи.
          Таким образом, параллельно с формированием психологии как самостоятельной науки начинает оформляться и ее дисциплинарная структура: на пересечении психологического знания с другими науками и в контексте решения практических, социально значимых задач, возникают первые экспериментальные разделы психологии, впоследствии оформившиеся как отрасли психологической науки.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.
Поделись с друзьями