Нужна помощь в написании работы?

Общая ситуация в стране после начала войны

Вторая мировая война, начавшаяся в Европе, и 22 июня 1941 года перешагнувшая границы Советского Союза, существенным образом изменила весь уклад жизни общества. Естественным, и, что главное, необходимым образом военные нужды подчинили себе все сферы жизнедеятельности советского государства и общества.
Наука и научная интеллигенция не остались в стороне от этого процесса. Уже 28 июня 1941 г. Академия Наук СССР обратилась к ученым всех стран с призывом объединить силы для защиты человеческой культуры от "коричневой чумы". В этом воззвании подчеркивалось: "В этот час решительного боя советские ученые идут со своим народом, отдавая все силы борьбе с фашистскими поджигателями войны - во имя защиты своей Родины и во имя защиты мировой науки и спасения культуры, служащей всему человечеству" (Против фашистских палачей..., 1941. С. 9-10). Изменения военного времени затронули практически все аспекты существования и функционирования науки: организационную структуру, направления работы и тематику исследований, формы практической деятельности, требования к научным разработкам, подготовку научных кадров и т.д. При этом, как отмечал Председатель Комитета по делам высшей школы при Совнаркоме СССР С. Кафтанов, "война не только не ослабила пульса творческой жизни в нашей стране, но, наоборот, дала новый мощный толчок к дальнейшему развитию научной мысли. Тревога за судьбу родины, жгучая ненависть к немецко-фашистским захватчикам явились источником небывалого вдохновения для деятелей науки, техники, культуры в нашей стране" (Кафтанов С., 1943. С.2).
          Соответствующие изменения отмечаются и в области психологической науки. Что же означал перевод психологии на "военные рельсы", как тогда говорили?

  • Необходимо было:

o 1) изменить тематику научных исследований, отказаться от ряда традиционных направлений, развивать новые предметные области психологии;

o 2) осуществить преобразования в организационной структуре, пересмотреть вопросы, связанные с научной координацией и развитием науки;

o 3) качественно изменить формы взаимодействия психологии с практикой, способствовать росту прикладных практических разработок Остановимся подробно на тех изменениях, которые произошли в психологической науке с началом войны, тех особенностях и фактах, которые характеризовали ее развитие в военные годы.

Основные требования к психологическим разработкам и исследованиям в условиях военного времени

Практика, потребности общественной жизни всегда были важным стимулом научной деятельности. Однако в экстремальной ситуации военного времени эта связь стала еще более непосредственной и динамичной. Режим работы в условиях сворачивания (в первый год войны) деятельности ряда научных центров, их перебазирования в другие районы страны, сокращения числа психологов, занимавшихся научно-исследовательской деятельностью, привели к необходимости максимальной, предельной мобилизации и концентрации всех интеллектуальных ресурсов на наиболее важном направлении - практических нуждах военного времени.
          Соответственно все вышеуказанное, а также необходимость повышения эффективности научно-исследовательской работы обусловили как одно из основных требований прикладную ориентированность теоретических и экспериментальных разработок на решение актуальных практических задач. В качестве ведущего критерия оценки результатов и основного ориентира при планировании научно-исследовательской работы использовались ее прикладная значимость и практическая эффективность. Это было связано, помимо прочего, и с тем, что база научных разработок перемещалась из стен и лабораторий исследовательских институтов в практические учреждения. В области психологии это были, в первую очередь, госпитали и клиники. Соответственно этому, как отмечалось, "и научная тематика... должна строиться так, чтобы выполнение тематики повышало качество лечебной работы" (Морозовский Н.С., 1942. С. 3).
          Более того, специально подчеркивалась необходимость неразрывного единства научно-исследовательской и научно-практической работы. Так, в начале 1942 г. был разработан план научно-исследовательских работ на 1942 г. в госпиталях. В инструктивном письме и комментарии к этому плану председатель Ученого Медицинского Совета Наркомата здравоохранения СССР Абрикосов и Начальник Главного управления эвакогоспиталей С. Миловидов указывали не только на использование эвакогоспиталей как базы для научно-исследовательской работы, но и на то, что "необходимо изжить совершенно неправильное мнение о том, что научно-исследовательская работа несовместима с повседневной практической деятельностью" (О развертывании НИР..., 1942. С. 52; Методическое письмо..., 1942. С. 53).
          Другим важным требованием к научным разработкам явилось существенное сокращение сроков исследований. Это было обусловлено не только тем, что ситуация на фронтах требовала оперативности во всех вопросах (как писал прозаик В. Чалмаев, "годы были втиснуты в месяцы, недели спрессованы в часы" (Чалмаев В., 1985. С. 303), но и тем обстоятельством, что результаты исследований с нетерпением ожидались практическими работниками для использования их в повседневной деятельности.
          Очень часто именно от оперативности получения результата экспериментально-научной разработки зависела жизнь конкретных людей. В этом отношении характерно одно из высказываний Наркома здравоохранения Грузии С.Н. Мачавариани на совещании медицинских работников эвакогоспиталей Грузии летом 1942 г.: "Ряд ценнейших предложений с прежней медлительностью испытываются, изучаются и апробируются в клиниках и комиссиях; между тем, сейчас нужны иные темпы" (Мачавариани С.Н., 1942. С. 7). Он особо подчеркнул: "Кое-кто из наших научных работников еще не считает нужным немедленно делиться с общественностью всеми полученными ими в процессе работы положительными фактами того или иного нововведения, применения того или иного препарата. Подобным "секретам" сейчас не должно быть места" (Там же. С. 7). Тем самым формулировалось еще одно требование - открытость, доступность результатов исследований широкому кругу ученых и практических работников.
          Условия военного времени обусловили и ряд особенностей проведения научно-исследовательской работы в области психологии.
          Во-первых, как правило, большинство работ выполнялось психологами в тесном взаимодействии со специалистами других профессий. Это позволяло не только комплексно решать все аспекты проблемы, но и использовать для этого данные из других областей знания. При анализе эффективности научных исследований в одной из ключевых сфер практического приложения психологии в военные годы специально подчеркивалось, что "наши научные изыскания в области изучения боевой травмы, обеспечившие успехи лечения раненых, основывались на широком охвате проблем различных теоретических и клинических дисциплин, что обеспечило комплексное, всестороннее и глубокое изучение важнейших вопросов, связанных с раневым процессом..." (Руфанов И.Г., Ростоцкий И.Б., 1946. С. 4).
          Во-вторых, подавляющая часть исследований включала полный, завершенный цикл разработки: от теоретического обоснования - через экспериментальную проверку - до практического внедрения.
          В-третьих, не теоретические выкладки и положения определяли программу, процедуру и методы исследования, а конкретная практическая задача и реальные возможности ее решений. В наибольшей степени это было типично для разработок по восстановлению боеспособности и трудоспособности раненых бойцов. "Наблюдения над тщательно обследованными больными и ранеными должны служить основным материалом для научных выводов. Если обычно научную работу мы базируем на двух методах - наблюдении и эксперименте, то здесь в нашем распоряжении остается только метод наблюдения" (Морозовский Н.С., 1942. С. 3).

  • Таким образом, основными особенностями организации и проведения психологических разработок и исследований в период войны явились:

o четко выраженная прикладная направленность;

o единство научно-исследовательской и научно-практической работы;

o сокращенные сроки проведения;

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

o открытость и доступность результатов широкому кругу специалистов;

o междисциплинарный характер;

o завершенность исследовательско-внедренческого цикла;

o практичность и комплексность как основные критерии эффективности и ценности результатов.

Эти особенности обусловливались требованиями времени и реализовывались на фоне преимущественного внимания психологов к прикладным и методическим, а не собственно теоретическим вопросам психологического знания (следует отметить, что большинство из этих требований не были специфичны только для психологических исследований и разработок, а распространялись на научно-исследовательскую деятельность в целом).

Основные задачи психологической науки в условиях военного времени

Начавшаяся Великая Отечественная война остро поставила вопрос о задачах психологов в обеспечении победы над врагом. Вспоминая о первых днях войны, известный советский нейропсихолог А.Р. Лурия писал: "Чувство общей ответственности и общей цели охватило всю страну. Каждый из нас знал, что мы обязаны объединиться с нашими соотечественниками, чтобы противостоять смертельной опасности. Каждый из нас должен был найти свое место в этой борьбе - или непосредственно защищая свою страну, или работая в оборонной промышленности, которая была эвакуирована в отдаленные районы страны, или восстанавливая здоровье и трудоспособность раненых"

  • Основными задачами, которые были поставлены перед психологией, являлись:

o активное, масштабное применение психологических разработок и результатов исследований в решении важнейших прикладных задач, обусловленных нуждами военного времени;

o изучение негативных психологических феноменов, вызванных войной, и разработка рекомендаций по их нейтрализации;

o осуществление консультационной работы по широкому кругу проблем с использованием психологических знаний и др.

  • Безусловно, эти задачи имели специфику и носили более конкретный характер применительно к отдельным научным коллективам и областям, в которых они специализировались. Вот, например, как формировались задачи одной из кафедр психологии и педагогики Мордовского пединститута:

1.      Максимальная насыщенность всех курсов лекций и практических занятий вопросами оборонно-военного характера, вопросами разоблачения реакционных основ фашистских псевдонаучных измышлений в области педагогики, психологии и школьной гигиены.

2.      Самое активное участие в общеинститутской работе по воспитанию учителей.

3.      Подчинение научно-исследовательской работы задачам Великой Отечественной войны.

4.      Самое широкое развертывание общественно-педагогической, агитационно-пропагандистской работы среди учительства, родителей и всего трудящегося населения" (Ососков А.В., 1943. С. 56).

В соответствии с этими задачами пересматривались учебные программы, планы работ, содержание лекций. В данном, конкретном случае был существенно изменен курс по психологии, а также содержание лекций по темам "Характер", "Воля".
          Перед медицинскими психологами, работавшими в психиатрических клиниках, были поставлены несколько иные задачи: организация лечения военнослужащих, страдающих нервно-психическими заболеваниями; консультативная работа в эвакуационных, т.е. расположенных в тылу, госпиталях; проведение нервно-психиатрической военно-врачебной экспертизы; обеспечение бесперебойной работы психиатрических больниц (Каранович Г.Г., 1944. С. 4-5).
          Существенным образом изменялись и задачи психологов, работавших в области практического здравоохранения и посттравматической реабилитации. Если в мирное время основная задача состояла в том, чтобы в ходе всестороннего изучения больного установить "малейшие функциональные и органические изменения в организме" для проведения профилактики, то в военных условиях, когда речь идет по существу о здоровом, но получившем травму человеке, задача заключается в установлении того, "насколько раненый или больной боец может, вернувшись в ряды армии, в строй или на нестроевую работу, выполнять свой долг перед страной в грозные годы Великой Отечественной войны" (Лурия А.Р., 1942. С. 18-19).
          Конечно, на разных этапах войны эти задачи трансформировались и видоизменялись в соответствии с актуализацией тех или иных аспектов практической работы. Например, в начале войны перед врачами и психологами, работавшими в эвакогоспиталях, стояла задача рационализации лечения во второй фазе раневого процесса и восстановление боеспособности раненых бойцов и командиров в возможно короткий срок; в конце войны, в 1945 г., перед работниками эвакогоспиталей были поставлены новые задачи: ориентация на лечение последствий ранений, обеспечение медицинской помощью инвалидов, восстановление их трудоспособности, сохранение для истории материалов об организации госпитального дела (Материалы Пленума..., 1945). К концу войны изменились и задачи в области психологии воспитания и педагогической психологии: "героика войны, ратного подвига, самоотверженной защиты Родины" дополнялась героикой мирного созидательного труда (Потемкин В.П., 1945. С. 8).

Организационно-структурное развитие советской психологии в годы войны. Расширение географии психологических центров

Начавшаяся война обусловила необходимость существенной организационной и структурной перестройки в деятельности научно-исследовательских и научно-практических центров, в том числе и психологических. Изменения затронули фактически все элементы организации, управления, кадрового обеспечения и функционирования науки.
          Одним из важнейших вопросов нормального функционирования научных учреждений являлся вопрос управления научно-исследовательскими и научно-практическими разработками. В сложных условиях военного времени, когда часть учреждений закрывалась, научные коллективы (иногда фактически в полном составе) уходили добровольцами на фронт или призывались в действующую армию, а значительная часть институтов и лабораторий эвакуировалась в тыл, необходимо было обеспечить необходимый уровень координации проводимых работ. Успешно эту задачу можно было решить путем поддержания определенного уровня централизации управления (см. дополнительный материал 14.9).
          Так, в самом начале войны были созданы комиссии по координации, содействию и внедрению разработок по оборонной тематике при различных государственных и общественных структурах: Наркоматах, Президиумах АН СССР и республиканских Академиях наук, ведущих учебных центрах, городских и областных комитетах Союза работников высшей школы, научно-исследовательских учреждениях и т.д. (Мачавариани В., 1943. С. 78). Их задачей являлась разработка и согласование планов научно-исследовательской работы, контроль за его выполнением, помощь во внедрении и широком информировании о результатах исследований. Фактически с той же целью в соответствии с Приказом Наркомздрава СССР № 0162 от 7 апреля 1942 г. при управлениях и отделах эвакогоспиталей, Наркомздравах союзных и автономных республик, областных отделах здравоохранения создавались госпитальные советы. В число их задач входило: обсуждение материалов об эффективности лечения и лечебных методиках при различных заболеваниях и ранениях, о новых методах лечения и организации специализированной лечебной помощи.
          Быстрое наступление противника в первые месяцы войны поставило вопрос о необходимости эвакуации в тыл научно-исследовательских и учебных заведений. При этом не только необходимо было перебазировать эти учреждения в новые места их расположения, но в максимально короткие сроки наладить их функционирование и организовать эффективную деятельность. Основными местами эвакуации были Средняя Азия, Сибирь, восточно-европейские районы страны. Надо отметить, что эта довольно сложная работа по передислокации научных центров была выполнена успешно. Уже с конца 1941 г. возобновили свою работу Ленинградский институт мозга им. В.М. Бехтерева и его отдел психологии, эвакуированный в г. Самарканд.
          С осени 1942 г. Ленинградский педагогический институт им. Герцена разворачивает работу в г. Кыштыме Челябинской области (Хроника…, 1943. С. 59). Московский государственный педагогический институт в 1941 г. был эвакуирован в г. Ойрот-Тура Ойротской автономной области (ныне Алтайская область). При этом профессора и преподаватели, помимо налаживания работы в соответствии с учебными программами, читали курсы лекций по педагогике и психологии для учителей младших, средних и старших классов школ города. С первых же дней был организован цикл лекций психолого-педагогической направленности для родителей в рамках родительского университета, созданного при пединституте (Белоусов С.Н., 1944. С. 43).
          Таким образом, эвакуация научных и учебно-образовательных центров в тыловые районы страны была одним из направлений организационых переструктурирований в области психологии.
          Второе направление организационно-структурных изменений заключалось в привлечении отдельных ученых к работе уже созданных учреждений в тыловых районах страны. Так, например, один из лидеров ленинградской психологической школы Б.Г. Ананьев активно включился в деятельность неврологического центра, созданного на базе Н-ского госпиталя в Тбилиси. Этот неврологический центр объединял ряд научно-исследовательских кабинетов Академии наук Грузии, которые возглавляли известные грузинские психологи и физиологи (Д.Н. Узнадзе, И. Бериташвили и др.).
          Третьим направлением организационных преобразований в области психологии явилось создание новых структур, призванных решать психологически проблемы. Особенно интенсивно эта работа развернулась в связи с необходимостью обеспечения процесса восстановления нарушенных психических функций у раненых.
          В первые месяцы войны А.Р. Лурия было поручено организовать и обеспечить деятельность тылового восстановительного госпиталя нейрохирургического профиля. Возглавив группу из 30 научных сотрудников, он выехал на Южный Урал. А.Р. Лурия вспоминал: "Я выбрал для этой цели (создания госпиталя - примеч. авторов) недавно открытый санаторий на 400 мест в маленькой деревне Кисегач близ Челябинска. Все помещения санатория были переоборудованы для терапевтического лечения и восстановительной работы и уже через месяц я с группой моих бывших московских сотрудников начал работать в госпитале... Госпиталь был скромно оборудован нейрофизиологическими приборами, нейрохирургической аппаратурой и аппаратурой гистологической лаборатории. В таких условиях нам приходилось ставить диагнозы и лечить самые разнообразные нарушения психических функций, начиная с дефектов ощущений, восприятия и движения до нарушений интеллектуальных процессов. Выручала наша преданность делу" (Лурия А.Р., 1982. С. 130). Спустя три года госпиталь был переведен в Москву, где А.Р. Лурия и его коллеги продолжили работу по восстановлению боеспособности и трудоспособности раненых.
          Примерно такая же научно-организационная работа была выполнена А.Н. Леонтьевым и его коллегами по научно-исследовательскому Институту психологии, который он возглавил в октябре 1941 г. (примерно в это же время Институт психологии был выведен из подчинения Наркомпроса СССР и включен в структуру Московского университета). В декабре 1941 г. этот институт, в составе Московского университета, был эвакуирован в г. Ашхабад. Несколько позже, когда университет был переведен в г. Свердловск, А.Н. Леонтьев назначается научным руководителем (а фактически организатором) эвакогоспиталя в небольшом поселке Кауровка на берегу реки Чусовой. Вместе со своими коллегами и друзьями (начальником медицинской части этого госпиталя был П.Я. Гальперин, там же работали известные психологи А.В. Запорожец, В.С. Мерлин, А.Г. Комм, Т.О. Гиневская, Я.З. Неверович и другие) он организует работу по восстановлению движений у раненых. Впоследствии эта работа была подробно описана в книге, изданной в 1945 г. (Леонтьев А.Н., Запорожец А.В, 1945). В сентябре 1943 г. А.Н. Леонтьев после эвакуации Института психологии возвращается в Москву (Леонтьев., 1983. С. 22).
          Несмотря на сложности, связанные с возвращением к полноценной научно-творческой деятельности, большинство психологических центров к 1944-45 гг. возобновляют научно-исследовательскую деятельность в традиционных психологических центрах Ленинграда и Москвы. Однако перемещение психологических учреждений в ходе эвакуации в отдаленные районы страны имело, помимо прочего, и положительные последствия. Они состояли в том, что деятельность эвакуированных институтов, лабораторий, клиник послужила отправной точкой для интенсивного развития психологической науки в местах их дислокации. По сути дела, было осуществлено "массовое хождение психологов в народ", проведена большая просветительская работа - пропаганда психологических знаний. Вероятно, именно вследствие этого сразу после войны начинает активно развиваться психологическая наука в Средней Азии (Казахстан, Узбекистан, Киргизия), на Урале (г. Пермь) и в других городах и районах страны (создаются кафедры психологии в Армянском пединституте, Тартуском университете, Киргизском пединституте и т.д.).
          Говоря об организационном развитии психологии, необходимо отметить, что изменения за годы войны в этой сфере были очень существенными. Был создан ряд новых психологических учреждений, которые уже в послевоенное время стали крупными психологическими центрами. В 1941 г. на базе лаборатории экспериментальной психологии Тбилисского государственного университета создается сектор психологии АН ГССР, ставший методическим центром по психологии в Грузии. В Киеве в 1945 г. создается научно-исследовательский институт психологии, впоследствии - один из ведущих психологических центров на Украине. В том же году в составе Института философии АН СССР под руководством С.Л. Рубинштейна организован сектор психологии - первое специализированное психологическое подразделение в рамках "большой", или союзной, АН СССР (Брушлинский А.В., 1995). Большое значение имело и создание при философском факультете Московского университета в 1943 г., и при философском факультете Ленинградского университета - в 1944 г. - отделений психологии (в 60-е гг. они были преобразованы в факультеты психологии, первые в нашей стране), ставших впоследствии основными центрами подготовки профессиональных психологов.
          Важнейшее значение для всего хода последующего развития психологии в СССР имело создание в октябре 1943 г. Академии педагогических наук, основными задачами которой являлись: научная разработка вопросов психологии, подготовка через аспирантуру и докторантуру (см. дополнительный материал 14.10) научно-педагогических кадров для вузов и научно-исследовательских институтов по психологии. В состав комиссии по подготовке материалов по организации Академии педагогических наук входил известный советский психолог С.Л. Рубинштейн.
          Академия педагогических наук имела два отделения - психологическое и педагогическое. Соответственно были введены звания "академик" и "член-корреспондент" Академии педагогических наук, которые присваивались конкретному исследователю после выборов из некоторого числа возможных кандидатов. Необходимо подчеркнуть, что под управление и руководство Академии педагогических наук (после ее создания) были переданы некоторые крупные психологические институты. Например, Московский Институт психологии (созданный еще в 1912 г.), в предвоенные годы подчинялся Наркомпросу. Затем, в начале войны он был передан в подчинение и управление Московского университета. После же создания Академии педагогических наук этот институт (в числе некоторых других институтов) вошел в состав этой академии.
          Таким образом, можно сказать, что на протяжении войны шел поиск наиболее эффективной системы управления психологической наукой и всей наукой в целом. Создание Академии педагогических наук является очень важным моментом не только в истории развития советской психологии в годы войны. Значение этого события гораздо шире. Отделение психологии Академии педагогических наук стало, по сути дела, единым централизованным координационным и научно-методическим центром советской психологической науки. Академия педагогических наук с первых дней своего существования активно организует и проводит научные конференции по психологии, издает большое число психологических книг, разрабатывает учебные и учебно-методические материалы по преподаванию психологии.

  • Доказательством актуальной потребности в создании такого центра по координации психологических исследований является оперативная организация деятельности Академии педагогических наук и ее психологического отделения. Вот хроника этих событий:

o 2-5 августа 1943 г. состоялось Всероссийское совещание по народному образованию (первое за годы войны), участники которого обосновали необходимость создания координационного центра по педагогике и психологии;

o 6 октября 1943 г. принято Постановление Совнаркома (Правительства) СССР об организации Академии педагогических наук (сокращенно АПН);

o 13 октября 1943 г. в широкой научной печати опубликовано сообщение о создании АПН;

o Постановлениями Правительства РСФСР утверждены Устав (см. дополнительный материал 14.11) АПН (14 февраля 1944 г.) и первый состав действительных членов (академиков) и членов-корреспондентов АПН (А.А. Смирнов и К.Н. Корнилов) (11 марта 1944 г.);

o 8 мая 1944 г. состоялось первое общее собрание АПН, на котором избраны члены Президиума и руководители отделений АПН;

o 28 июня 1944 г. проведено общее собрание АПН, обсудившее проект плана научной работы АПН.

Надо учесть, что все эти события происходили в военное время и на территории России бушевала кровопролитнейшая из войн (и соответственно перед государством и правительством стояли первоочередные задачи по организации защиты советского народа от врага). Поэтому необходимо признать, что создание, организация и начало деятельности АПН были осуществлены в кратчайшие сроки.

Подготовка психологических кадров в годы войны

Анализируя развитие психологической науки в Советском Союзе в годы войны, необходимо остановить внимание читателей и на таком немаловажном вопросе, как подготовка кадров для работы в области психологии.
После 1936 г., когда были закрыты педологические отделения в учебных институтах, подготовка психологов в стране в значительной мере сворачивается. В качестве основных, базовых структур подготовки психологических кадров остаются лишь кафедры педагогики в педагогических институтах. Однако, поскольку это была все-таки не специализированная, не профильная подготовка психологов, объем учебных часов, выделяемых на изучение психологических дисциплин, был ограничен. Поэтому выпускники этих кафедр далеко не всегда получали фундаментальную и глубокую психологическую подготовку.
          И в этой связи, создание именно в годы войны психологических кафедр и отделений в Московском и Ленинградском университетах (а в 60-е гг. на их основе и факультетов психологии), занимающихся специализированной подготовкой профессиональных психологов, не только позволило существенно повысить качество образования психологов, но и свидетельствовало об общественной потребности в кадрах специалистов-психологов. При этом необходимо отметить, что в годы войны продолжалась работа по совершенствованию учебных программ и учебных курсов по психологии. Так, за период 1941-1945 гг. кафедра психологии Ленинградского педагогического института разработала новые учебные программы таких учебных дисциплин, как: психология учения, психологический практикум (на 17, 39, 68 учебных часов), история психологии, психология дошкольника, психология школьника (и специальные семинарские занятия к этому курсу).
          В годы войны продолжалась и даже интенсифицировалась подготовка психологов высшей квалификации - кандидатов и докторов наук. В начале 1940 г. в Москве было всего два специализированных Ученых Совета, которые принимали к защите диссертационные исследования по психологии (в Московском педагогическом институте и в Педагогическом институте им. К. Либнехта), а в Ленинграде - один (Ленинградский педагогический институт им. Герцена) (см. об этом: Медынский Е.Н., 1941. С. 42). К концу войны ситуация существенно меняется. По сведениям А.Д. Добровой, в 1944 г. уже только в Москве насчитывается 9 институтов, получивших право принимать к защите диссертации по психологии (Научно-исследовательский институт дефектологии, Институт физической культуры, Педагогический институт иностранных языков и др.). Характерно, что из 176 диссертаций по всем педагогическим наукам, защищенным в 1940-1944 гг. в Москве, 33 диссертации было защищено по психологии (т.е. почти 20%) (Доброва А.Д., 1945. С. 62-63). При этом необходимо иметь в виду, что защита диссертаций осуществлялась и в педагогических институтах других городов. Так, в 38 педагогических институтах страны (за исключением московских) только за год (1942-1943 гг.) было защищено по психологии 9 докторских диссертаций (из 25 всех защищенных докторских диссертаций) и 7 кандидатских диссертаций (из 28 защищенных). Кроме этого, 8 диссертаций подготовлено к защите (Доброхотов С.П., 1944. С. 47). Поэтому безусловно права А.Д. Доброва, когда пишет: "Если мы примем во внимание еще некоторое количество диссертаций, которые были представлены к защите, но по различным причинам не прошли или не были поставлены на защиту, то мы можем утверждать о значительном росте научно-исследовательской работы в области педагогических наук (которые, напомним читателю, включали и психологию -примеч. авторов). Научная мысль не переставала работать и в период Великой Отечественной войны" (Доброва А.Д., 1945. С. 62-63).

  • Таким образом, подводя итоги организационно-структурным преобразованиям в сфере психологической науки и ее кадровому обеспечению, необходимо сделать следующие выводы:

1.      Нужды военного времени привели к значительным трансформациям в структуре управления психологической наукой. При этом акцент был сделан на его централизацию и создание широкой сети новых психологических центров и организаций научно-исследовательской, научно-методической и научно-практической ориентации.

2.      Процесс эвакуации психологических институтов и лабораторий, научных сотрудников из центрально-европейской части страны в другие, тыловые районы способствовал интенсификации научной деятельности по психологии в провинциальных учебных и клинических заведениях, пропаганде и распространению психологических знаний (см. дополнительный материал 14.12).

3.      В целом существенно окрепли организационные основы психологической науки, которые были в определенной мере поколеблены после Постановления о педологии 1936 г.

4.      Несмотря на трудности военного времени, продолжалась активная работа по подготовке специалистов-психологов, потребность в которых все более увеличивалась.



Поделись с друзьями