Нужна помощь в написании работы?

Неофрейдизм

Фрейдовский психоанализ и его варианты, предложенные Карлом Юнгом и Альфредом Адлером породили много критических замечаний и множество попыток его уточнения. Всю совокупность течений, выросших на основе психоанализа, принято обозначать как неофрейдизм, под которым понимается обширное направление в зарубежной психологии, возникшее в 30-х гг., на базе идей 3. Фрейда и представлявшее собой социально ориентированную форму психоанализа. Главными представителями неофрейдизма являются К. Хорни, Э. Фромм, Г. Салливан.
Карен Хорни (1885-1952) выступила скорее не с созданием собственной теории, альтернативной фрейдовской, а с дальнейшим развитием его идей. Она не соглашалась с представлением Фрейда о зависимости личности человека от неизменных биологических факторов и об исключительной роли сексуальных влечений в формировании его поведения. Она отвергала и вывод Фрейда о неизменности и тотальной биосексуальной обусловленности мотивов поведения человека. По ее мнению, человек не только может меняться, но и реально меняется в процессе своей жизни. Если Фрейд постулировал зависть девочек к мальчикам как главный мотив поступков и деятельности женщин, то Хорни выдвинула противоположное утверждение, что мальчики завидуют девочкам и все поведение мужчин определяется их собственным чувством неполноценности по отношению к женщинам, что и приводит к стремлению мужчин принизить женщин, добиться над ними господства. Однако, несмотря на это, кардинального пересмотра понятий бессознательного, комплексов и т.д. К. Хорни не проводила.
          Центральное место в системе своих взглядов она отводила понятию базальной тревожности, источником которой являются недостаток родительского внимания и ласки в детстве и возникающее у ребенка чувство одиночества и беззащитности в потенциально враждебном ему мире. Все, что может нарушить систему взаимоотношений родителя и ребенка, приводит в конечном итоге к формированию этой основной, базальной тревоги. По сути, Хорни выступила с социологизированным вариантом фрейдизма, в котором поставила проблему социальной (в терминологии Хорни - культурной) обусловленности формирования характера человека и неврозов. В отличие от инстинктов как фактора мотивации поведения (о чем говорил Фрейд), Хорни в число доминирующих факторов относит потребность в безопасности и освобождении от страха.
          Под влиянием опыта врачебной работы (Хорни занималась врачебной практикой в психоаналитических клиниках Берлина) и вследствие общения с Эрихом Фроммом, она пришла к выводу о значимой роли культурных факторов в возникновении неврозов. Таким образом, источником невроза является сформированная у ребенка базовая тревожность.
          Эти представления особенно подтвердились после ее переезда в 1932 г. в США. Она писала, что "…отношения между людьми и неврозы в этой стране во многом отличаются от тех, которые я наблюдала в европейских странах и объяснить это можно только…" различием в цивилизации. Свои взгляды К. Хорни изложила в книге "Невротическая личность нашего времени". Главным утверждением в ней было то, "что неврозы вызываются нарушениями человеческих взаимоотношений" (Хорни К., 1995. С. 10).
          В этой же книге содержится и критика ряда положений учения Фрейда как недостаточно отражающих значение культурных факторов, что не только приводит к неверным обобщениям, но и мешает пониманию реальных сил, определяющих наши взгляды и действия (Хорни К., 1993. С. 3). Эта критика получила развитие и в других работах Хорни и касалась основных аспектов фрейдовской теории: пансексуализма, Эдипова комплекса, инстинкта смерти, структурного деления психики на Оно, Сверх-Я и Я, предопределяющей роли детства и его инфантильно-сексуальных фаз, сексуальной этиологии неврозов и др.
          Тем не менее Хорни не отказывается полностью от наследия Фрейда. Она очень высоко оценивает творчество ученого и высказанные им идеи. Однако свою задачу она видит не в строгой приверженности всем теоретическим интерпретациям Фрейда - это была бы опасность стагнации - но "...в построении нового на заложенных им основах... именно таким путем мы можем помочь реализации тех возможностей, которые психоанализ имеет для будущего - как в качестве теории, так и в качестве терапии". Хорни заменяет преимущественно биологизаторскую ориентацию Фрейда на эволюционно-социологический подход. Она обратила внимание на некоторые типичные для современного общества аспекты, как, например, соревнование в смысле соперничества, конкуренцию, которые являются не только движущей силой экономики, но пронизывают также личную жизнь человека. Все человеческие отношения в семье, между родными, в школе, в обществе, в любви имеют характер соперничества. Постоянная необходимость сравнения себя с другими, притязания и - реальные возможности своего неуспеха и успеха других, вызывают тяжелые переживания - страх перед возможной неудачей, чувство неполноценности, зависти и постоянной тревожности. Тревожность является источником притязаний и желания любви и привязанности со стороны других. Она порождается обстоятельствами жизни индивида и уходит своими корнями в детство. Отсутствие теплоты и безопасности в детстве порождает усиленную потребность в успокаивающей привязанности, за которой стоит потребность в безопасности. По ее мнению, человеком движут бессознательные побуждения, главным образом врожденные, биологически обусловленные, отчасти же приобретенные: стремление к безопасности и к удовлетворению. Принимая фрейдовский принцип, согласно которому поведение индивида определяется бессознательными мотивами, и предполагая, что эти бессознательные побуждения носят аффективный, или эмоциональный, характер, Хорни тем самым сохраняет всю суть психоанализа. Эти два вида бессознательных стремлений несовместимы друг с другом. Конфликт между ними приводит к необходимости подавления одного из них. Хорни отвергает Сверх-Я как подавляющую силу, сам конфликт вызывает подавление одного из несовместимых стремлений. Подавление, по Хорни, это выталкивание из сознания импульса или аффекта. После подавления мы субъективно убеждены, что у нас его нет. Подавленный импульс встречает сопротивление сознания. Возникают защитные механизмы Я, которые служат окольными путями проникновения в сознание подавленных импульсов, потребностей, чувств, но в сильно замаскированном виде. Эти защитные механизмы формируются с детства и становятся той бессознательной основой, на которой строятся представления человека о самом себе. Сохраняя основные особенности психоанализа, Хорни подчеркивает роль культуры, противоречий, вызываемых ею: с одной стороны, культура стимулирует наши потребности, а с другой - налагает большие ограничения (экономические, юридические, этические), которые подавляют эти же потребности, следовательно, усиливает бессознательный внутриличностный конфликт.
          Основными элементами этой драмы у Хорни, как и у Фрейда, служат противоположные бессознательные побуждения, основанные на несовместимых стремлениях, причем конфликты разрешаются в результате подавления с помощью защитных механизмов Я. Сумма таких решений, их источник и развитие в течение жизни индивида определяют его характер и делают личность нормальной или невротической. Примерный механизм поведения человека, по Хорни, выглядит следующим образом. При возникновении базальной тревожности ребенок вырабатывает соответствующие тактики поведения, позволяющие ему справиться с растущим чувством беспомощности и беззащитности. При фиксации этих тактик в личности ребенка формируются невротические потребности.

  • Объединение этих невротических потребностей приводит к формированию определенного типа личности:

o услужливая личность - тот, кто испытывает потребность быть рядом с другими людьми, тянется к людям, в ком сильна потребность в одобрении и любви со стороны доминантного партнера;

o отрешенная личность - тот, кто испытывает потребность в одиночестве, бежит от людей, в ком сильна потребность к независимости и совершенству, кто ведет замкнутый образ жизни;

o агрессивная личность - тот, кто нуждается в противодействии людей, кто тянется к власти, престижу, кто нуждается в восхищении, успехе и подчинении других людей.

Тяга к другим людям предполагает признание собственной беспомощности и попытку завоевать одобрение со стороны окружающих. Это единственный способ, каким человек подобного типа может почувствовать себя в безопасности. Бегство от людей предполагает замкнутость, тягу к независимости и самостоятельности. Потребность испытывать противодействие со стороны других людей предполагает враждебность, бунтарский дух и агрессию.
          Когда одна из указанных стратегий оказывается фиксированной в личности человека, изменить ее практически невозможно - она захватывает личность в целом: взаимоотношения с другими людьми, самооценку, отношение к жизни и т.д.
          Реформированное учение Хорни, как признает она сама, остается психоанализом. "...Если считать, что суть психоанализа заключена в определенных базисных подходах к осмыслению роли бессознательных процессов и тех путей, которые они находят для своего выражения, и в форме терапевтического лечения, которое приводит эти процессы к осознанию, тогда то, что я здесь представляю, является психоанализом".
          Еще один представитель неофрейдизма - Гарри Салливан (1892-1949) - психиатр-практик, преподаватель и редактор журнала "Психиатрия", автор концепции межличностной психиатрии. Эта концепция - другая форма социализированного психоанализа (Флоренская Т.А., 1974). Ее основу составляет тезис о роли межличностных отношений в формировании личности и процесса ее развития. При этом задача воспитания сводится к социальной адаптации человека. Стремясь к объективному, по типу точных наук, описанию психических фактов, Салливан разработал специальную терминологию. Личность определяется как "относительно устойчивая модель повторяющихся межличностных ситуаций, характеризующих человеческую жизнь". Личность нельзя изолировать от интерперсональных отношений, человек всегда член "социального поля" и может быть понят только в этом контексте. Ребенок вступает в межличностные отношения уже с момента рождения под влиянием потребностей - органических, потребности в нежности, стремления освободиться от беспокойства, возникающего от недоброжелательного отношения. В ходе этих отношений складывается персонификация, т.е. образ человека (себя и других). Персонификации, сложившиеся в раннем детстве, в последующем определяют все отношения человека к другим людям. Источником активности, по Салливану, является энергия, свойственная организму изначально. Все психические процессы, все приобретенные привычки и формы поведения являются способами трансформации энергии и называются им "динамизмами". В сумме они составляют "Я-систему", которая образуется в раннем детстве. Социализации ребенка способствует овладение языком, с помощью которого происходит образование "синтаксического опыта".
          Таким образом, Салливан развивает важные идеи о значении и месте связей и отношений человека с другими людьми, оставаясь при этом в рамках психоаналитических учений о человеке. Он считал, что нарушения межличностных отношений лежат в основе душевных заболеваний. "Это утверждение относится и к психозу, и к неврозу, поскольку внутрипсихические конфликты изначально являются межличностными конфликтами, становящимися внутрипсихическими тогда, когда первоначальные противники - обычно родители - участвующие в этих конфликтах, интернализируются".
          Салливан имел огромный опыт применения динамических психотерапевтических методов к лечению шизофреников. Как пишут Ф. Александер и Ш. Селесник, "он обладал особым даром общения с этими отстраненными, отчужденными душевными страдальцами, и его психологические описания их поведения не имеют себе равных" (Александер Ф., Селесник Ш., 1995. С. 520).
          Эрих Фромм (1900-1980) - самый видный представитель психологии неофрейдизма. Им разработана концепция "гуманистического психоанализа". Фромм был не только психоаналитиком: он объединил социологию с психоанализом в самостоятельную аналитическую социальную психологию. На протяжении всей жизни его восхищали тексты Ветхого и Нового Завета. Углубленное изучение религии иудаизма, немецких мистиков, классического буддизма способствовали формированию гуманистических представлений о человеке и путях его развития (см., напр., его работу "Иметь или быть?", 1976).
          Главное открытие Фромма связано с признанием социальной обусловленности теории и терапии психоанализа. "В противоположность точке зрения Фрейда анализ, предложенный в этой книге, основан на предположении, что ключевой проблемой психологии является особого рода связанность индивида с внешним миром, а не удовлетворение или фрустрация тех или иных человеческих инстинктивных потребностей. Более того, мы предполагаем, что связь между человеком и обществом не является статичной. ...Общество осуществляет не только функцию подавления, хотя и эту тоже, но и функцию созидания личности. Человеческая натура - страсти человека и тревоги его - это продукт культуры; по сути дела сам человек - это самое важное достижение тех беспрерывных человеческих усилий, запись которых мы называем историей" (Фромм Э., 1990. С. 20-21). Как отмечает Фромм, характер человека имеет не только либидозную, но и социальную обусловленность. При этом главная роль принадлежит семье, но после окончания периода детства влияние семьи замещается общественным влиянием. В связи с пониманием решающей роли общества в формировании человека, Фромм обращается к различным концепциям общества, в том числе и к учению Маркса. Он раскрыл гуманистическую сущность учения Маркса и вместе с тем указал на его действительные ограничения. Таким образом, можно сказать, что Фромм предпринял попытку соединить неортодоксальный фрейдизм и марксовую теорию общества.
          Так же, как Хорни и Салливан, с которыми ученый был дружен, Фромм отвергает биологизм Фрейда и пытается понять человека в зависимости от социальных условий его существования. Фромм анализирует все сферы общества - его экономическую, социальную и политическую структуру в связи с их влиянием на внутренние духовные изменения человека. Исходным при этом выступает тезис об особенностях человеческого существования, качественно отличного от существования животных. "Человеческое существование начинается тогда, когда достигает определенного предела развитие деятельности, не обусловленной врожденными механизмами; приспособление к природе утрачивает принудительный характер, и способы действий уже не определяются наследственностью, инстинктами. Иными словами, человеческое существование и свобода с самого начала неразделимы. Здесь имеется в виду не позитивная "свобода чего-то", а негативная "свобода от чего-то" - в данном случае свобода от инстинктивной предопределенности действий" (Фромм Э., 1990. С. 36-37). Это особенное существование человека заключает в себе так называемое экзистенциальное противоречие, проистекающее из того, что разрываются естественные - инстинктивные связи человека с природой, первичная гармония между человеком и природой разрушается и перед ним встает задача приспособления к природе. Вместо предопределенного инстинктивного действия "человек должен выбирать между различными действиями; он начинает думать. Его роль по отношению к природе меняется: вместо того, чтобы действовать на основе инстинктивной предопределенности, человеку приходится оценить в уме различные способы действия; от пассивного приспособления он переходит к активному, т.е. начинает трудиться. Он изобретает орудия труда и тем самым, овладевая природой, отделяется от нее все больше и больше. Он начинает смутно осознавать, что он - или, точнее, группа, к которой он принадлежит, - это не то же самое, что природа вокруг. В нем пробуждается сознание трагичности своей судьбы: быть частью природы, но не вписываться в нее. Он сознает, что, в конце концов, его ожидает смерть, хотя и пытается отрицать это в различных фантазиях" (Там же. С. 39).
          Поскольку человек, свободный от первичных связей с природой, все же остается связанным с нею, "свобода от…" приводит к возрастанию чувства одиночества. Вместе с биологическим отделением и началом индивидуального существования человек чувствует одиночество, озабоченность, безнадежность, опасность, возрастающее чувство бессилия и ничтожности. Возникают импульсы-потребности, направленные на преодоление этих тяжелых переживаний. Для этого существует только один возможный продуктивный путь: добровольные связи с миром и природой, продуктивная деятельность человека, любовь к работе, которые снова соединят его с миром, но уже не первичными связями, а как свободного и независимого индивида. Человек может развиваться до "позитивной свободы", он может добровольно соединить себя с миром любовью и работой, истинным выражением своих эмоциональных, чувственных и интеллектуальных способностей; таким образом, он может стать единым с людьми, природой и самим собой, не уничтожая независимость и единство своего индивидуального "Я". Но социальные условия не предлагают возможности для развития человека в этом направлении. Для него остается только один способ победить одиночество - убежать в покорность, подчиниться или вступить в такие отношения с людьми и миром, которые обещают спасение от неопределенности.
          Так возникают непродуктивные способы удовлетворения человеческих потребностей. Их Фромм называет механизмами бегства (от невыносимой ситуации). Механизмы бегства - это такие пути решения индивидом проблем своего существования, которые выливаются в определенные тенденции поведения. Их три: авторитаризм, деструктивизм и конформизм. Они - иррациональны и бессознательны. Различные в своих проявлениях, они являются результатом одной базовой потребности - избежать собственной слабости и изолированности. Они не устраняют причин страдания и тревоги и не могут решить проблему человеческого существования, являясь лишь защитными механизмами, ибо за поступками и мыслями личности, например деструктивного типа, скрываются другие действительные мотивы. Проникнуть за эти защитные механизмы и раскрыть подлинные эмоциональные и интеллектуальные потребности личности может только психоаналитик с помощью применения психоаналитической техники - свободных ассоциаций, толкования сновидений и т.п.
          Признавая качественные различия общества на разных этапах истории, Фромм подчеркивает необходимость строгого научного анализа его социальной структуры и утверждает, что радикальным изменениям экономических, социальных, политических сторон жизни сопутствуют столь же радикальные изменения в структуре личности. Поэтому экзистенциальные противоречия, вытекающие из особенностей человеческого существования как свойственного человеческой ситуации вообще, дополняются историческими противоречиями, свойственными определенному обществу.
          Развиваемая Фроммом концепция человека капиталистического общества, когда не только труд, но и личность становится товаром, когда достигает предела отчуждение человека: он превращается в автомат, которым манипулируют, - обличает капитализм как социальную систему. Фромм показал, что экономическая система капиталистического общества потребовала от человека таких качеств, как эгоизм, себялюбие, алчность, которые являются продуктом этих социальных условий. Зависимость характера человека от его образа жизни Фромм выразил в понятии "социальный характер". "Взаимосвязь индивидуальной психической сферы и социоэкономической структуры я называю социальным характером".
          Социальный характер меняется вместе с изменением общества и культуры. Фромм различал следующие его типы: накопительский, воспринимающий, рыночный, эксплуататорский, некрофилический. Все это разновидности непродуктивного характера. Только создание нового общества в будущем приведет к продуктивному характеру.
          Порожденный обществом, в котором господствует частная собственность, этот характер выражает такой способ существования человека, который Фромм назвал обладанием. Ориентация на обладание проявляется в собственнических чувствах и установках, которые пронизывают жизнь человека во всех ее проявлениях - в обучении, в формах отношений между людьми, в том числе родителей и детей, мужа и жены, пациента и врача и т.д. Характеристика Фроммом ориентации на собственность представляет собой острую критику современного капиталистического общества.
          В русле психоаналитической концепции развивается и так называемая Эго-психология - направление, в центре которого находится исследование проблемы "Эго". Дочь Фрейда, Анна Фрейд (1895-1982), отталкиваясь от представлений Фрейда, развиваемых им в работах "По ту сторону принципа удовольствия", "Групповая психология и анализ человеческого Я", в которых 3. Фрейд указывал на собственные склонности и тенденции "Эго", выступила с собственной концепцией детского анализа как направления психоаналитической терапии. Она расширила роль "Эго" и показала его независимость от "Оно". Поэтому эта концепция получила название "психология Эго". Ее придерживался такой известный психолог, как Э. Эриксон (1902-1994). Это направление ставит задачу исследовать содержание и происхождение "Эго" как автономного, независимого от "Оно" образования, и его функции, главной из которых является адаптация к внешнему миру.
          Развивая психоанализ, Эрик Эриксон (1902-1994) на разнообразном материале разработал эпигенетическую теорию развития личности и эмоциональных кризисов у взрослых. Он описал восемь стадий психического развития Я, которые проходит человек от рождения до смерти, утверждая таким образом, что развитие личности не заканчивается в подростковом возрасте, но происходит на протяжении всего жизненного цикла. Переход на каждую следующую стадию вызывается новыми задачами, которые выдвигает общество, и сопровождается кризисами идентичности. В известных трудах - "Детство и общество" (1950), "Идентичность: юность и кризис" (1968), "Молодой Лютер" (1958) и др. Эриксон, отталкиваясь от теории и практики психоанализа, разрабатывал проблему отношения Эго к обществу, связав ее с новейшими данными антропологии и социологии.
          Во французской науке большое распространение получил структурный психоанализ Жака Лакана (1901-1981). Лакан соединяет психоанализ с лингвистикой. Сердцевину его структуралистского подхода выражают формулы "бессознательное - это язык", "бессознательное структурировано как язык". Лакан фиксирует внимание на роли лингвистических методов описания бессознательных проявлений личности. Тезис Декарта - "я мыслю, следовательно, существую", в основе которого лежит идея о полном совпадении субъекта мышления и субъекта существования, он преобразует в другой тезис - "я мыслю там, где я не существую", т.е. субъект не есть высказывание, потому что мотивировка речевого высказывания бессознательна. Бессознательное - это речь "Другого", выступающего в роли субъекта. Оно скрывается в межсубъектном языковом взаимодействии врача и пациента и раскрывается в ходе "речевой работы" в ситуации их диалога. В этой работе Лакан опирается на приемы исследования, разработанные Ф. Соссюром, Р. Якобсоном и др. Опора на строгие научные приемы преследует не только чисто практические терапевтические цели, но, прежде всего, отражает стремление к подлинной объективности и научности психоанализа, в отличие от свободных интерпретаций в духе интуиции, понимания и т.п., придающих психоанализу характер трудно проверяемых построений.
          Таким образом, сегодня неофрейдизм представляет множество различных концепций и подходов, очень отдаленно связанных между собой. Как отмечают Д. Шульц и С. Шульц, "некоторые современные варианты психоанализа уже настолько далеко ушли от его изначального, фрейдовского варианта, что сохраняют свое название лишь для того, чтобы отличить себя от бихевиористской и экспериментальной линии в психологии" (Шульц Д.П., Шульц С.Э., 1998. С. 466-467).

Необихевиоризм

Еще в 1913 г. У. Хантер в экспериментах с отсроченными реакциями показал, что животное реагирует не только непосредственно на стимул: поведение предполагает переработку стимула в организме. Этим была поставлена новая проблема для бихевиористов. Попытка преодолеть упрощенную трактовку поведения по схеме "стимул - реакция" за счет введения внутренних процессов, развертывающихся в организме под влиянием стимула и влияющих на реакцию, составили различные варианты необихевиоризма. В нем разрабатываются также новые модели обусловливания, а результаты исследований получают широкое распространение в различных областях социальной практики.
          Основы необихевиоризма заложил Эдвард Чейз Толмен (1886-1959). В книге "Целевое поведение животных и человека" (1932) он показал, что экспериментальные наблюдения над поведением животных не соответствуют уотсоновскому молекулярному пониманию поведения по схеме "стимул - реакция". Он предложил вариант бихевиоризма, получивший название целевого бихевиоризма. По Толмену, любое поведение направлено на достижение некоторой цели. И несмотря на то, что приписывание целесообразности поведения предполагает обращение к сознанию, тем не менее Толмен считал, что можно обойтись и в данном случае без ссылок на интроспекцию и сознание, оставаясь в рамках объективного бихевиоризма. Поведение, по Толмену, это молярный феномен, т.е. целостный акт, который характеризуется собственными свойствами: направленностью на цель, понятливостью, пластичностью, селективностью, выражающейся в готовности выбирать средства, ведущие к цели более короткими путями.
          Введение в характеристику поведения понятий цели (намерения), поля отражает позицию Толмена по отношению к другим направлениям в психологии: он признавал совместимость бихевиоризма с гештальтпсихологией и глубинной психологией. Убежденный в сложности детерминации поведения, Толмен различал пять основных независимых причин поведения: стимулы окружающей среды, психологические побуждения, наследственность, предшествующее обучение, возраст. Поведение - это функция этих переменных. Вместе с тем, между этими независимыми переменными и результирующим ответным поведением - зависимой наблюдаемой переменной - Толмен ввел набор ненаблюдаемых факторов, обозначенных им как промежуточные переменные. Именно они связывают между собой стимулирующую ситуацию и наблюдаемую реакцию. Тем самым формула классического бихевиоризма должна была быть преобразована из S - R (стимул - реакция), в формулу S - O - R, где "О" включает в себя все, что связано с организмом. Определяя независимые и зависимые переменные, Толмен получил возможность дать операционализированные описания ненаблюдаемых, внутренних состояний. Свое учение он назвал оперантный бихевиоризм. И еще одно важное понятие ввел Толмен - латентное научение, т.е. такое научение, которое не поддается наблюдению в то время, когда оно происходит. Поскольку промежуточные переменные являются способом операционного описания ненаблюдаемых внутренних состояний (например, голода), то эти состояния можно было уже изучать с научных позиций.
          По-новому были оценены Толменом два главных закона бихевиоризма, сформулированные Торндайком: закон упражнения и закон эффекта. Закон упражнения, если его трактовать как закрепление реакции в силу ее более частого повторения, по сравнению с другими не имеет, с точки зрения Толмена, большой объяснительной ценности. Истинный смысл упражнения состоит не в упрочении связей между раздражителем и двигательным ответом, а в образовании определенных познавательных структур. Крыса научается, например, находить в лабиринте путь к пище благодаря тому, что у нее складывается "познавательная карта" этого пути, а не простая сумма двигательных навыков. Устремленное к цели животное различает сигналы среды, связывая с ними свои ожидания. В случае если ожидание не подтвердится, поведение изменяется. Усвоенная животным "познавательная карта", следовательно, подкрепляется ожиданием и его подтверждением, а не самим по себе удовлетворением органической потребности.
          В экспериментах на латентное научение было сформулировано понятие "когнитивной карты". Когнитивная карта - это структура, которая складывается в мозгу животного в результате переработки поступающих извне воздействий. Она включает сложную сигнификативную структуру соотношения между стимулами и целями и определяет поведение животного в ситуации актуальной задачи. Совокупность таких карт позволяет адекватно ориентироваться в ситуации жизненных задач в целом, в том числе и для человека. Несмотря на оговорки, связанные с попытками избежать ментализма, фактически в результате введения промежуточных переменных поведение реально получает свою психологическую характеристику. Выводы, полученные из наблюдений над животными, Толмен распространял на человека, разделяя тем самым биологизаторские позиции Уотсона.
          Крупный вклад в развитие необихевиоризма внес Кларк Халл (1884-1952). Его гипотетико-дедуктивная теория поведения складывалась под влиянием идей Павлова, Торндайка, Уотсона. По мнению Халла, мотивами поведения выступают потребности организма, возникающие в результате отклонения от оптимальных биологических условий. При этом Халл вводит такую переменную, как побуждение, подавление или удовлетворение которой выступает единственной основой для подкрепления. Другими словами, побуждение не определяет поведение, а только придает ему энергию. Им были выделены два вида побуждения - первичные и вторичные. Первичные побуждения связаны с биологическими потребностями организма и относятся к его выживанию (потребности в еде, воде, воздухе, мочеиспускании, термической регуляции, половых сношениях и др.), а вторичные - связаны с процессом научения и соотносятся с окружающей средой. Устраняя первичные побуждения, они могут сами выступить насущными потребностями.
          Предложенная Халлом теория научения как раз и опирается на закон первичного подкрепления, в соответствии с которым если связь между стимулом и реакцией сопровождается снижением потребности, то возрастает вероятность, что при последующем возникновении такого же стимула опять будет возникать такая же реакция.
          Применяя логический и математический анализ, Халл старался выявить связь между побуждением, стимулами и поведением. Им были сформулированы законы поведения - теоретические постулаты, устанавливающие связи между основными переменными, определяющими поведение. Основной детерминантой поведения Халл считал потребность. Потребность вызывает активность организма, определяет его поведение. От силы потребности зависит сила реакции (потенциал реакции). Потребность обуславливает характер поведения, различного в ответ на разные потребности. Важнейшим условием образования новой связи, по Халлу, является смежность стимула, реакций и подкрепления, которое снижает потребность. Сила связи (потенциал реакции) зависит от количества подкреплений.
          Халл подчеркивает решающую роль подкрепления в образовании новых связей. Им сделана тщательная теоретическая и экспериментальная разработка и проведен математический расчет зависимости реакции от характера подкрепления (частичное, прерывистое, постоянное), от времени его предъявления. Эти факторы научения были дополнены общими принципами - постулатами, на основании которых делаются выводы, подлежащие экспериментальной проверке.
          Опыт математического подхода к описанию поведения в системе Халла повлиял на последующую разработку математических теорий научения. Под непосредственным влиянием Халла вопросами научения начали заниматься Н.Е. Миллер, Дж. Доллард, О.Х. Маурер. Они создали собственные концепции, оставаясь в рамках традиционной теории подкрепления, но использовали формальный подход Халла.
          Вариант оперантного бихевиоризма был разработан Б.Ф. Скиннером. Подобно большинству бихевиористов, Скиннер полагал, что обращение к физиологии бесполезно для изучения механизмов поведения. Между тем его собственная концепция "оперантного обусловливания" сложилась под влиянием учения И. П. Павлова. Признавая это, Скиннер разграничил два типа условных рефлексов. Он предложил отнести условные рефлексы, изучавшиеся павловской школой, к типу S. Это обозначение указывало на то, что в классической павловской схеме реакция возникает только в ответ на воздействие какого-либо стимула (S), т.е. безусловного или условного раздражителя. Поведение же в "скиннеровском ящике" было отнесено к типу R и названо оперантным. Здесь животное сначала производит реакцию (R), скажем, крыса нажимает на рычаг, а затем реакция подкрепляется. В ходе экспериментов были установлены существенные различия между динамикой реакции типа К и выработкой слюноотделительного рефлекса по павловской методике. Таким образом, Скиннер предпринял попытку учесть (с бихевиористских позиций) активность (произвольность) приспособительных реакций.
          Оценивая необихевиоризм в целом, следует признать, что он продолжает занимать значительное место в психологии. Была создана наука о поведении, исследования которого способствовали утверждению объективного подхода в психологии, обогатили ее новыми экспериментальными методами исследования и фактами и в целом изменили психологическое мышление.
          Необихевиоризм широко используется в различных областях социальной практики, в первую очередь при планировании и проведении профилактических программ, направленных на изменение людей и формирование поведения, связанного со здоровьем, распространение здорового образа жизни, а также при лечении некоторых заболеваний: мигрени, мышечного напряжения и др.
          Широкую популярность получила социально-когнитивная теория научения (и личности) Альберта Бандуры. Его исследования показали, что подкрепление не является необходимым условием приобретения новых форм поведения. Часто научение происходит посредством наблюдения и примера. Так, на формирование агрессивного поведения влияют телевизионные передачи, которые содержат сцены насилия и жестокости. Важно учитывать, что негативные последствия могут проявиться не сразу, т.к. воспринятые модели поведения сохраняются в опыте личности и проявляются в отдаленном будущем. Прикладной бихевиоральный анализ используется в бихевиоральной терапии фобий (боязнь змей, пауков и т. п.), в области решения задач по освобождению от нежелательных форм поведения (курение, застенчивость) и выработке желаемых моделей поведения путем овладения приемами поведенческого самоконтроля.
          Другим вариантом социально-когнитивного направления является теория социального научения Джулиана Роттера. Центральным в теории Роттера понятием "локус контроля" обозначаются две ориентации в понимании причин человеческого поведения: в зависимости от собственных сил или от внешнего окружения - соответственно интервальный или экстернальный локус контроля.

Гештальтпсихология

В 1912 г. во Франкфурте-на-Майне под руководством М. Вертгеймера (1880-1943) возникла новая психологическая школа - гештальтпсихология (от нем. "gestalt" - форма, структура). В нее входили известные психологи В. Келер (1887-1967) и К. Коффка (1886-1941). В экспериментах М. Вертгеймера по восприятию было установлено, что в составе сознания существуют целостные образования (гештальты), не разлагаемые на сенсорные первоэлементы, т.е. психические образы, которые не являются комплексами ощущений.
Прогрессивное значение гештальтпсихологии состояло в преодолении ею "атомизма" в психологии - представления о том, что образы сознания строятся из кирпичиков ощущений. Существует некая изначальная упорядоченность сенсорно-интеллектуальных структур. М. Вертгеймер стал приверженцем деятельной сущности сознания: сознание активно, посредством определённых действий оно строит свои образы внешнего мира, опираясь на изначально имеющиеся структуры - гештальты.
          В исследованиях гештальтпсихологов было открыто более ста закономерностей зрительного восприятия: апперцепция (зависимость восприятия от прошлого опыта, от общего содержания психической деятельности человека), взаимодействие фигуры и фона, целостность и структурность восприятия, прегнантность (стремление к простоте и упорядоченности восприятия), константность восприятия (постоянство образа предмета несмотря на изменение условий его восприятия), феномен "близости" (тенденция к объединению элементов, смежных во времени и пространстве), феномен "замыкания" (тенденции к заполнению пробелов между элементами воспринимаемой фигуры).
          Адаптивные формы поведения объяснялись универсальным понятием "инсайта" (от англ. "insight" - озарение) - внезапным схватыванием отношений при решении проблемных задач. Но, к сожалению, гештальтисты пытались объяснить сознание, исходя из него самого.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.
Поделись с друзьями