Нужна помощь в написании работы?

Понятие «археологические источники» принадлежит к числу фундаментальных понятий археологии. Это значит, что археологам то и дело приходится им пользоваться, что без него не обойтись во многих исследовательских операциях и что с его помощью, через него, определяются многие другие понятия, общие для разных отраслей этой науки, т. е. для первобытной, восточной, античной и средневековой археологии. Из оценки содержания этого понятия выводятся методические принципы археологических исследований и даже иной раз само определение археологии.

Понятие это столь общее, столь широкое, что его связи и отношения выходят за рамки археологии. Им пользуются и представители смежных дисциплин — историки, искусствоведы, этнографы и др., — когда обращаются за содействием к археологии.

Понятием «археологические источники» характеризуется главное средство обеспечения археологических исследований базой фактов. Любопытно, что как раз те средства такого обеспечения, которые занимают в археологии, при всей их важности, подчиненное место (эксперимент, лабораторные анализы), подверглись детальной разработке раньше: повлиял пример наук, в которых они преобладают (физика, химия, биология). В археологии же к детальной разработке ее главного средства подошли сначала со стороны не теории, а методики исследований: в научной практике более наглядно и непосредственно ощущается потребность в методических предписаниях, чем в тех теоретических разработках, которые стоят (или должны стоять) за ними, генерируют и обосновывают их.

1. О специфике археологических источников писалось немало. Весь ход исследований наталкивал на вывод о том, что такая есть. И все же она все снова и снова ставилась под вопрос. Подвергались сомнению ее существование или ее определимость, или ее важность.

Археологические источники принадлежат сразу к двум более широким группам: вещам и древностям. Есть и другие вещественные источники (например, архитектурные сооружения, монеты, разбитые автомобили на месте аварии, окровавленный нож на месте преступления), часть из них — исторические. Есть и другие ископаемые и древние источники (скелеты ящеров, следы оледенений, летописи, жалованные грамоты, «законы Хаммурапи» и «Русские правды»), в числе их культурные остатки (древности). От других вещественных археологические источники отличаются тем, что они древние, от других древних — тем, что они вещественные. Именно эта двойная обособленность, видимо, важна для выделения данной группы в такую категорию источников, которая требует особой науки. Двойная обособленность создает чрезвычайную трудность познания.

Обращаясь к вещественным древностям, исследователь наталкивается на двойной разрыв: в традициях (между далеким прошлым и нашим временем) и в объективации, т. е. в формах воплощения информации (разрыв между миром вещей и миром идей, которыми можно оперировать в науке). Этот двойной разрыв — главная специфика археологических источников. Справиться с двойным разрывом не значит просто удвоить усилия. Двойной разрыв создает особую, качественно новую трудность.

Таким образом, по отдельности любой из обоих разрывов хотя и затрудняет познание, но не так уж опасен. Утрата знакомства с интересующим нас контекстом компенсируется передачей спасительной информации по другому руслу: в этнографии — по руслу живого общения (с соучастием исследователя) и прямым наблюдением, в древней истории — по руслу письменного предания. И только оба разрыва вместе, в сочетании, как в археологии, приводят к радикальной изоляции ученого от прошлой действительности, к сокрушительному раздроблению целого, подчас к полной утрате смысла информации. Для его восстановления нужны какие-то внешние опоры — возможность привлечения дополнительной информации, которая бы позволила перебросить мостик от известного к неизвестному: знание смысла других археологических объектов, расшифрованных ранее; иные, неархеологические источники о той же самой прошлой действительности; общие сведения о структуре объектов, подобных изучаемым; знание законов, по которым происходят и происходили воплощение идей в вещах и превращение вещей и событий в археологические следы и остатки; и т. п. И нужна строгая и надежная методика использования этих знаний для восстановления утерянного смысла.

Вот почему только двойной разрыв требует выделения характеризуемых им источников в особую категорию и создания особой науки для их изучения. И вот почему эту категорию составляют именно древние вещественные источники — те, которые и принято называть археологическими.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Из этих рассуждений следует, что установить строгую и единую хронологическую дату для отделения археологических объектов от неархеологических нельзя; что раскопки не обязательны для отнесения объектов и работ к археологии и не исключительны для археологии (есть раскопки без археологии и есть археология без раскопок); что некоторые исследования, относимые к археологии из-за устарелого широкого или сбивчивого понимания термина «археология», на самом деле, строго говоря, не входят в нее и не имеют на то оснований.

Таково место археологических источников среди других видов источников информации о прошлом. Такова их специфика.

2. Синонимов у понятия «археологические источники» шесть. Итого, налицо система из семи синонимичных друг другу терминов и соответственно семи родственных понятий. Все они отражают одно явление современной культуры, но в семи его разных поворотах — в зависимости от сферы употребления знаний об этом явлении. Явление одно — поэтому во всех семи понятиях есть одно общее ядро представлений об этом феномене действительности.

1)  Археологические объекты    (археологический    материал) — это термин общенаучного характера (у всякой науки есть свои объекты), неспециализированный и в силу этой нейтральности широко применимый в общих и начальных ситуациях. Непосредственные объекты археологического изучения обозначаются этим термином в системе рассмотрения и внутреннего членения предмета науки.

Возможно, что работы по классификации археологических объектов приведут к уточнению стандартных понятий, пригодных для изучения материала в этом ракурсе. Классификация же в этом ракурсе осуществляется по внешним характеристикам объектов: по размеру, материалу (веществу) и т. п. Эти данные имеют значение при технически-служебном манипулировании объектами: как изымать, упаковывать и хранить их, по каким каналам направлять на консервацию, реставрацию и технологические анализы (кость, дерево, камень и т. п.)

2)        Материальные древности — так обозначаются объекты археологии, когда их рассматривают как предмет особой науки, особой сферы
занятий, противопоставляя смежным отраслям. Именно в этом ракурсе отчетливее всего выступает специфика этих объектов — их двойной разрыв с исходной позицией исследователя. В каких контекстах это звучит? Например,  когда речь идет о «коллекционировании материальных древностей», об «отражении исторического процесса в материальных древностях» (или «в древней материальной культуре») и т. п.

Противопоставляя «материальные древности» более поздним объектам (старинным и современным), нематериальным (духовным и поведенческим), не относящимся к культуре (природным), мы неизбежно связываем эти объекты с древней материальной культурой, определяя их функции в ней. Поэтому наиболее логичной для этого ракурса оказывается классификация по функциональному назначению и древнему использованию. Города и поля, могилы и жилища, ножи и горшки — по этим категориям распределяются нами объекты как материальные древности.

3)        Археологические остатки. Здесь подчеркивается иной аспект наших объектов: не функциональная связь их с древнейшей материальной культурой, а, наоборот, противопоставление ей; объекты рассматриваются как часть прежней культуры и противопоставляются тому целому, от чего они остались. Это как бы взгляд со стороны прошлого.
Сама собой напрашивается как основа группировки материалов в этом ракурсе  рассмотрения    классификация    остатков    по   степени    сохранности:    полные — неполные, целые — поврежденные    и. д.

4) Археологические памятники — это аспект, близкий к предшествующему, но не совпадающий с ним. Учитывая связь объектов археологии с прежней культурой и опираясь на эту связь, данное понятие все же переносит главный акцент на сопоставление и увязку этих объектов с современной культурой и жизнью. Рассматривая объекты как археологические памятники мы исходим из их принадлежности к памяти человечества. Память — явление двойственное: чтобы помнить о чем-то, нужен тот, кто помнит и вспоминает.

Если для увязки объектов с прежней культурой наибольшее значение имело функциональное назначение предмета, то для определения культурно-исторической роли предмета в подготовке современных явлений наиболее существенными оказываются его генетические связи, место в культурно-историческом процессе, культурная принадлежность. В этом аспекте память сильна своей конкретностью: объекты напоминают о таком-то времени, месте и культуре. Для группировки материала в этом аспекте служит классификация по временной и культурной принадлежности: палеолитические памятники, античные, скифские, славянские. Это не значит, что славянам должны быть интересны только славянские памятники и не интересны, скажем, скифские, раз они оказались неславянскими (не такими, какими их ранее считали). Культурно-исторический процесс един, культуры взаимообогащались и стимулировали развитие друг друга. Для лучшего познания законов развития полезно сравнивать разные проявления этих законов. Различной культурной принадлежностью памятников определяется не важность их изучения, а пути и способы увязки, характер включения.

5)         Археологические находки. Эту сферу рассмотрения ограничивает полевой источник поступления. Поскольку полевая археология долго
рассматривалась как поставщица вещей для коллекций, термин «находки» в русском языке ассоциировался именно с такими вещами (также в англ.—«finds»). Когда же интересы к археологическим объектам расширились на сооружения, конфигурации заселенности и т. п.,
термин «находки» оказался не очень подходящим для них, и в таких контекстах стали говорить об «открытиях» (англ. discoveries).

Иной была судьба слова «находка» (Fund) в немецкой археологической терминологии. Здесь, в силу расширения интересов, само это слово стало обозначать не обязательно отдельно обнаруженную вещь, но и целый комплекс вещей. Для немцев и жилище —Fund, и погребение - Fund, и клад —Fund.

Ясно, что для рассмотрения материала в этом аспекте нужны и более общие термины и более частные. Если эта потребность долго остается незамеченной, то термины становятся многозначными или значения сдвигаются от общих к частным. Однако разработка классификации по условиям обнаружения, необходимая для исследований в этом аспекте, неминуемо ведет к систематизации этих понятий и к упорядочению терминологии: «вещи», «находки», «сооружения», «памятники» — все эти термины получают узкие значения и соподчиняются в единой системе.

6). Археологические экспонаты — это материальные древности, находящиеся в коллекциях и музеях вне зависимости от того, выставлены ли они для обозрения (в экспозиции, на выставке) или хранятся в фондах, но могут быть выставлены. Эта сфера ограничена музейным каналом ознакомления исследователя с объектами. «Осмотр экспонатов», «ссылки на экспонаты», «публикация экспонатов» — вот контексты, в которых это понятие применяется.

Чисто музейное значение имеет классификация экспонатов по их экспозиционной ценности. Оцениваются уникальность экспонатов, их репрезентативность, аттрактивность (привлекательность), наконец, просто дороговизна. Для археологов, не работающих в музее, эта классификация профессионального интереса не представляет. Но с сортировкой экспонатов в музее имеет дело и другая классификация - по степени принадлежности информации (подлинники, копии, реконструкции, подделки и т. д.). И уж эта классификация   представляет  для   всех   археологов   больший   интерес.

Мы подошли вплотную к осмыслению наших объектов как археологических источников.

7) Археологические источники. В этом термине отражена главная, определяющая функция наших объектов. Тем не менее, мы так называем их не всегда. Надо определить, чем ограничено использование понятия при выборе такого синонима для его обозначения. Мы называем свои непосредственные объекты археологическими источниками, рассматривая их в системе использования информации как внутри нашей отрасли науки (двигаясь от эмпирически наблюдаемых объектов к познаваемым сущностям), так и вне этой отрасли (добывая информацию для других наук, например). Когда мы говорим о «реконструкции прошлого на основе археологических источников», то это не только стилистическая тонкость в выборе словосочетаний, но и отражение сути дела.

Подходя к нашему материалу с этой стороны, мы предпримем такую его разбивку, которая вынесет на первый план сходства и различия по закодированности информации и, стало быть, по первичным познавательным возможностям. Информацию, извлекаемую из погребений, придется расценивать, обрабатывать и использовать иначе, чем информацию, поступающую из поселений, а из кладов, иначе, чем из случайных находок. Критериями этой классификации оказываются условия формирования источника, при которых и по которым происходило отложение в нем информации.

Таков перечень общих понятий синонимов понятия «археологические источники». Каждому из этих понятий соотнесена та или иная классификация материала (эти классификации намечены и перечислены). Теперь можно предпринять их более подробный обзор.

Поделись с друзьями