Нужна помощь в написании работы?

 В основе социальных функций лежат объективные потребности общества. Однако, массовая коммуникация – это общение социальных групп, состоящих из отдельных людей, наделенных разумом, волей, чувствами желаниями. В силу этого они обладают объективными психологическими потребностями. Что не может не учитывать массовая коммуникация. Иначе передаваемые сообщения могут быть не поняты или не приняты аудиторией.

 Выделяют следующие психологические функции массовой коммуникации:

 Функция социальной ориентировки опирается на потребность аудитории в информации для ориентировки в мире социальных явлений.

 Функция участия в формировании общественного мнения основывается на потребности членов общества быть не только пассивными получателями информации, но и самим проявлять социальную активность в информационных процессах общества, в частности, в создании определенного общественного мнения, которое проявляется в форме различных видов обратной связи.

 Функция социальной идентификации имеет своей основой потребность человека чувствовать свою причастность к одним группам и отмежевание от других. Удовлетворение данной потребности повышает у человека чувство защищенности и уверенности в своих силах. СМИ предоставляют практически неограниченные возможности для выбор реципиентом своих референтных групп.

 Функция контакта с вязана с потребностью личности в установлении контакта с другим человеком для самовыражения и сопоставления своих взглядов со взглядами других людей. Одновременное восприятие огромной аудитории сообщений СМИ создает некую информационную общность, что облегчает установление контакта с незнакомыми людьми и закрепление связей со знакомыми.

 Функция самоутверждения и познания проявляется в том, что в сообщениях СМИ реципиенты находят прямую или косвенную поддержку собственным идеям и взглядам.

 Утилитарная функция массовой коммуникации выражается в том, что с помощью СМИ человек находит информацию с практической направленностью, заимствует эффективные модели поведения.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

 Функция эмоциональной разрядки осуществляется в основном через публикации и передачи развлекательного характера. Однако, в определенных условиях развлекательные передачи и публикации оказывают своего рода наркотическое воздействие, уводя реципиентов в мир иллюзий, отгораживая их от реальных и повседневных забот.(Бодалев А.А. Сухов А.Н. Основы социально–психологической теории. - М., 1995. с.384-389.)

 Обозначая социально–психологические функции массовой коммуникации, мы помимо представления о характеристиках массовой коммуникации, определили и сферу воздействия СМИ на социально–психологические процессы. Это, в свою очередь, одновременно и сфера, в рамках которой возможно осуществление манипуляции. Все возрастающие потоки сообщений, передаваемыми различными СМИ, делают процессы восприятия, понимания и оценки их все более сложными. Вместе с тем, как справедливо подчеркивает Ю.А. Шерковин с усложнением структуры внешнего мира, с ускорением проходящих в нем процессов, человек все больше зависит от информации, которая практически превращается для него в своего рода вторую реальность.(Шерковин Ю.А. Психологические проблемы массовых информационных процессов. - М., 1973, с.13-351.) Которая, заметим, создается через СМИ и через них же может контролироваться.

Исследования коммуникатора
Социологическое изучение коммуникатора
Главные характеристики, которым социологи уделяли большое внимание в исследовании коммуникатора – это престижность источника информации, доверие к нему и надёжность его как источника информации. Значение этих характеристик, известное больше из обыденного опыта индивида, подтвердилось опытом проведения конкретных эмпирических социологических исследований. Приведём два примера. Один из них относится к ранним попыткам изучения влияния коммуникации на индивида., предпринятым группой американских социопсихологов Йельского Университета под руководством К.Ховлэнда в период с 1946 по 1961. Группе испытуемых (студентам колледжа) для оценки представлялись источники информации (научный и популярный) по разным проблемам: создание атомной подводной лодки, покупка лекарств без рецепта врача, влияние телевидения на уменьшение количества кинотеатров. Для каждой проблемы была зафиксирована различная степень доверия к источникам информации. По проблеме создания атомной субмарины в качестве источника фигурировали две статьи Р.Оппенгеймера. «отца» американской водородной бомбы и статья газета «Правда». Первый источник был назван американцами самым надёжным. Затем те же статьи были предложены другой группе студентов, сходной с первой по большинству параметров. Несмотря на то, что аргументация статей была идентичной. Первый источник признали заслуживающим доверие 94% опрошенных, а второй только 1%. Более того, мнения опрошенных менялись в направлении аргументации источника сильнее, когда сам источник пользовался большим доверием. Выводы эксперимента: в значительной степени на оценку журналистского материала влияет то ,как оценивают его автора. независимо от фактов, которые он приводит – т.е. такие социально-психологические механизмы, как престиж источника информации, его авторитет, начинают действовать до контакта личности с источником информации.
Ещё более красноречив другой эксперимент, проведённый Ю.Сорокиным и В.Беляниным (Институт языкознания АН СССР). Группе опрашиваемых предъявили художественные тексты без указания фамилий авторов. После оценки их респондентами тексты были расположены в такой последовательности (от отличных к плохим) Альтов, Измайлов, Булгаков, Тэффи, Лебедь, Зощенко. Другая группа оценивала эти материалы, зная, кому они принадлежат. В итоге тексты выстроились следующим образом: Булгаков, Альтов, Зощенко, Тэффи, Измайлов, Лебедь. Более сложную проблематику отслеживают социологи, когда они выясняют мнение аудитории о коммуникаторе: доверяет ли она реально тем информационным каналам, с которыми ежедневно встречается, будучи потребителем их продукции. Хотя эта информация так же много говорит и об аудитории, безусловно, она является сигналом для смк. Недаром заказчиками подобных исследований часто выступают информационные органы. Так, ещё в рамках советской социологии исследования прессы были инициированы газетами.
Практика взаимоотношений аудитории с отдельными информационными каналами или с отдельными программами позволяет сделать обобщённый вывод о самом средстве коммуникации: газете, радио, телевидении. Можно привести данные Р.Бауэра об одном исследовании телевидения США, которое продемонстрировало большую амплитуду мнений телезрителей по поводу беспристрастности подачи новостей. Более половины опрошенных сказали, что в целом новости подаются беспристрастно, четверть зрительской аудитории отметила, что телевидение приукрашивает действительность. Автор исследования утверждает, что подавляющее большинство зрителей смотрит программы только того коммуникатора, которого считают наиболее объективным. Существенно, что уровень доверия к смк был значительно ниже, чем к таким институтам, как армия США, церковь, Верховный суд, банки, школы. Эта тенденция сохранилась в последней трети ХХ века. 
Шарлоттский проект 
Организатором проекта был американский Пойнтеровский институт исследования проблем СМИ. Проблемой, обусловившей развитие проекта, было освещение в прессе избирательной кампании 1988г. Исследователи зафиксировали то, что избиратели не только не участвуют в избирательном процессе, но и не видят связи между помпезным содержанием кампании и сложными проблемами управления государством после выборов. Пресса слишком ангажирована политическими элитами, находится слишком близко к политическому процессу и слишком далеко от избирателей. Как утверждалось в намерениях организаторов проекта, необходимо было перестать уделять столько внимания политическому театру, пора выйти на улицу и определить, что хотят избиратели. Пора начать рассматривать избирательную кампанию лишь как первый шаг в более широком процессе управления государством.
Организуя проект, Пойнтеровский институт предпринял определённые шаги, привлекая таких партнёров из СМИ, которые были бы готовы передать избирателям более активную роль. В сотрудничестве с газетой «Шарлот Обзервер» и телестанцией WSOC-TV в г. Шарлот были разработаны принципиально новые подходы к освещению избирательной кампании.
Сам выбор информационных каналов не был случайным. Газета должна была пользоваться уважением коллег, чтобы в случае успеха можно было распространить опыт. Она должна была быть не слишком велика, так как крупную организацию трудно реформировать, а это предусматривалось. Газета должна была быть готовой к нововведениям. Необходимо было включить в эксперимент и телевидение, которое считается «общественным мозгом демократии».
В декабре 1991 года, когда план работы был принят, «Шарлот Обзервер» начала работу по формированию гражданской предвыборной программы.
Принятая стратегия была предельно простой:


  • основные пункты избирательных программ должны определять не кандидаты, а избиратели;

  • кандидаты должны держать ответ по существу этих пунктов;

  • читатели должны привлекаться к участию в освещении избирательной кампании, к оценке кандидатов и работы прессы.


Но для того, чтобы в проект поверили, надо было, чтобы сами читатели решили, какие проблемы требуют обсуждения. Если бы газета предложила программу от себя, это было бы воспринято как рекламный трюк, рассчитанный на увеличение подписки. Газете предстояло убедить читателей в своей решимости сделать их главными героями кампании.
Для того, чтобы точно определить пожелания граждан, силами компании «Кей-Пи-Си Рисерч» в декабре 1991 и январе 1992 года был проведён опрос 1003 взрослых респондентов. Этот опрос обошёлся газете и телекомпании в 18000 $.
Теперь «Шарлот Обзервер» могла начать работу по новой программе. Были выявлены основные проблемы, волнующие респондентов. Большинством опрошенных были названы следующие: экономика и налоги, преступность и наркомания, здравоохранение, образование, состояние окружающей среды. Проблемы семьи и местного сообщества. Но все эти проблемы объединяло чувство страха. Результаты опроса в Северной Каролине немногим отличались от аналогичных наблюдений, зарегистрированных в других частях страны. 
В последующие недели газета публиковала материалы, увязывая эти проблемы с реальной жизнью. Позиции кандидатов стали важны лишь в той степени, в какой они помогают найти решения этих проблем.
Получив в ходе опроса доказательства, что проблемы действительно являются важнейшими, редакция перешла на новые формы сотрудничества с читателями. Для этого использовались такие методы:

4.    
Читателям предлагалось передавать в газету вопросы, которые будут использованы корреспондентами при проведении интервью.

5.    
Читателей просили высказать суждения о происходящих событиях и выступлениях кандидатов. Их оценки использовались в корреспонденциях.

6.    
Добровольцы из числа Совета граждан привлекались в качестве экспертов, когда нужно было получить комментарии к текущей информации.

7.    
Газета почти полностью прекратила проводить опросы о шансах кандидатов, хотя цитировала результаты опросов, проводившихся другими организациями, отводя им скромную роль на своих страницах.

8.   
Сложные проблемы были персонифицированы: газета просила читателей рассказать, как та или иная проблема сказывается на их повседневной жизни – из номера в номер фигурировали несколько одних и тех же семей. Другие читатели могли сопоставить своё восприятие социальных проблем с чужим жизненным опытом.
Газета держала руку на пульсе общественного мнения. Она использовала несколько способов для зондажа общественного мнения на разных этапах кампании. Пожалуй, наиболее удачной была рубрика «Вам слово», когда целая страница отводилась высказываниям читателей по вопросу, поставленному редакцией. Эта рубрика была хороша не только тем, что привлекала множество читателей, она позволяла им почувствовать, что с их мнением считаются.
Когда в середине лета 1992 года Р.Перро снял свою кандидатуру в президенты, «Шарлот Обзервер» сочла, что некоторые его программы заслуживают дополнительной реакции читателей. В номере от 22 июля читателям задали вопрос «поддержали бы вы план Перро по сокращению дефицита федерального бюджета и оживлению экономики?» Через два дня под рубрикой «Вам слово» была помещена подборка из 82 ответов читателей. Газета вернулась к этому приёму в сентябре, когда Перро дал понять, что может возобновить борьбу за кресло президента. В течение одного дня в редакцию позвонили 125 читателей, причём более половины высказались за возвращение Перро.
Центральная роль была предоставлена читателям. Их опрашивали, интервьюировали, предлагали им задавать вопросы кандидатам, приглашали на общественные дискуссии и почти ежедневно делали героями сообщений. Читатели определяли тон и направление освещения избирательной кампании. 
Улучшилось ли в результате освещение избирательной компании в 1992 году?
Чтобы оценить действенность проекта, Пойнтеровский институт использовал, в частности, контент-анализ «Шарлот Обзервер» для сравнения материалов по осенней кампании 1992 и 1988 годов. Исследование подтвердило, что газета добилась поставленной цели – она переключилась с освещения политических манёвров кандидатов на анализ актуальных проблем. В целом количество материалов, посвящённых кампании по выборам президента в 1992 году почти удвоилось по сравнению с 1988. «Шарлот Обзервер» посвятила им почти 60 полных страниц – 18108 кв. дюймов (в 1988 – 10460 кв.дюймов).
Наибольшее увеличение газетной площади дали материалы по актуальным проблемам в предвыборных программах. Их объём в 1992 году составил 5716 кв. дюймов против 1890 кв.дюймов в 1988 году. Значительно сократилась публикация материалов, описывающих стратегию избирательных штабов и предсказывающих шансы кандидатов на основе различных опросов.

Больше внимания уделялось в 1992 году информированию читателей о технических аспектах избирательного процесса. 
Аналитики проекта задавались вопросом, заметили ли все эти перемены читатели. Примерно каждый четвёртый читатель при выборочных опросах, проведённых газетой, заметил перемены в освещении вопросов политики. 
Другой опрос был проведён среди тех, кто предпочитал конкурирующие издания. По сравнению с читателями прочих газет читатели «Шарлот Обзервер»


  • чаще утверждали, что газета помогла им ощутить себя частью политического процесса;

  • чаще считали, что газета помогла им определиться при голосовании;

  • лучше чувствовали связь между освещением газетой политической кампании и личными проблемами;

Удалось ли достичь чего-либо в ходе реализации проекта?
Сотни граждан, которые в прежние годы занимали позицию безучастных наблюдателей, стали активными участниками кампании в ходе её освещения прессой. Увеличилось число граждан, которые зарегистрировались и приняли участие в голосовании. Газета нашла новые важные пути установления связи с читателями. В ходе реализации проекта общественность страны узнала, что читатели могут быть не только потребителями, но и партнёрами; что поиски путей решения вопросов настолько же важны для читателей, как и выявление проблем; что политические вопросы следует освещать под углом интересов граждан, а не с позиций интересов политиков или прессы.
Шарлоттский эксперимент изменил не только принципы освещения избирательной кампании. Изменились фундаментальные представления о журналистике. Способность слушать была вознаграждена. Читатели заметили и высоко оценили новую стратегию.
Черты современного информационного общества. Основой определения общества в качестве такового является такой социально-демографический параметр, как участие большинства населения в производстве информации, циркулирующей в обществе. Второй параметр – экономический – состоит в том, что всё большая доля ВНП тратится на информационную индустрию. Комплекс социальных тенденций в кратком виде обозначен в документах ЮНЕСКО. Они состоят в развитии коммуникационной технологии, которая всё больше и больше влияет на содержание транслируемой в обществе информации, возрастает число информационных субъектов – участников этого процесса, растёт число выдвигаемых для обсуждения на мировом рынке новых проблем, связанных со взаимоотношениями в сфере мировых информационных ресурсов.
Специфической, но очень важной проблемой является использование информационных технологий в военной сфере. Понятие «информационная война» сейчас не менее актуально, чем понятие «информационного общества». Отсюда берут начало производные проблемы: обеспечение национальной информационной безопасности, её правовые аспекты. Таким образом, место коммуникатора в коммуникативном пространстве и процессе как начало всех начал, подчёркивая при этом зависимость его деятельности от выбора аудитории. Сегодняшнее состояние социологических исследований коммуникатора позволяет констатировать необходимость смены парадигмы его взаимоотношений с аудиторией. Видеть в ней не только и не столько объект деятельности, сколько субъекта – веление времени. Организационные принципы системы массовых коммуникаций, которые имеют большое разнообразие, лишь инструмент в этом процессе. 
Рассмотрим теперь более подробно субъекта по производству и распространению массовой информации – коммуникатора. Следует заметить, что субъект обладает сложной структурой, причём для составляющих её элементов характерен высокий уровень специализации. Мы будем рассматривать субъекта как определённое социальное образование, включающее в себя совокупность некоторых подструктур, подсистем, общим качеством которых является участие в различных этапах процесса планирования и создания материалов, а также в организации и контроле их распространения. 
Главные характеристики, которым социологи уделяли большое внимание в исследовании коммуникатора – это престижность источника информации, доверие к нему и надёжность его как источника информации. Значение этих характеристик, известное больше из обыденного опыта индивида, подтвердилось опытом проведения конкретных эмпирических социологических исследований. Приведём два примера. Один из них относится к ранним попыткам изучения влияния коммуникации на индивида., предпринятым группой американских социопсихологов Йельского Университета под руководством К.Ховлэнда в период с 1946 по 1961, о котором мы уже писали. Группе испытуемых (студентам колледжа) для оценки представлялись источники информации (научный и популярный) по разным проблемам: создание атомной подводной лодки, покупка лекарств без рецепта врача, влияние телевидения на уменьшение количества кинотеатров. Для каждой проблемы была зафиксирована различная степень доверия к источникам информации. По проблеме создания атомной субмарины в качестве источника фигурировали две статьи Р.Оппенгеймера, «отца» американской водородной бомбы и статья газета «Правда». Первый источник был назван американцами самым надёжным. Затем те же статьи были предложены другой группе студентов, сходной с первой по большинству параметров. Несмотря на то, что аргументация статей была идентичной, первый источник признали заслуживающим доверие 94% опрошенных, а второй только 1%. Более того, мнения опрошенных менялись в направлении аргументации источника сильнее, когда сам источник пользовался большим доверием. Выводы эксперимента: в значительной степени на оценку журналистского материала влияет то, как оценивают его автора, независимо от фактов, аргументов, которые он приводит – т.е. такие социально-психологические механизмы, как престиж источника информации, его авторитет, начинают действовать до контакта личности с источником информации. 
В последние 20-30 лет в отечественной социологии выделялись два типа или уровня социологического анализа коммуникатора. В многоаспектном исследовании в поле зрения исследователей находился широкий круг сторон работы редакций: начиная от планирования и кончая изучением действенности конкретного источника массовой коммуникации. Другой тип исследования связан с углубленным анализом той или другой стороны редакционной деятельности.
Среди проведённых социологических исследований редакционной деятельности наибольшее внимание было уделено изучению многообразных аспектов творческого процесса журналистов. Направления анализа следующие: журналисты и их аудитория, специфика конкретного органа информации в системе журналистики; информированность, компетентность журналистов, создание журналистских материалов; исследование редакционной почты; действенность выступлений органов информации.
Социально-психологические исследования убедительно показывают, что формированию положительного образа коммуникатора способствуют самые разнообразные его качества – от социально-демографических до индивидуально-личностных. В целостной социально-психологической модели коммуникатора выделяются два типа отношений: 
1. коммуникатор – сообщение;
2. коммуникатор – аудитория.
Каждый ряд данных содержит свою систему характеристик коммуникатора, которые объединяются в соответствующие факторы, включая когнитивные, эмоциональные и поведенческие аспекты. 
Исследования особенностей восприятия коммуникатора телевидения зафиксировали следующие моменты. Аудитория, как правило, стремится внутренне оценить любого коммуникатора, в том числе и дикторов телевидения, и как бы достроить их образ. Часто эти процессы протекают неосознанно, но они влияют на восприятие передаваемой коммуникатором информации. Наличие в образе коммуникаторов высокого уровня положительных характеристик по оси – «компетентности-убеждённости», «уважения – привлекательности» может служить доказательством того, что их образ, сложившийся в аудитории, способствует эффективности передаваемых им сообщений.

Исследование содержания массовой коммуникации

В изучении содержания массовой коммуникации активно используется качественный логический анализ и контент-анализ, то есть анализ массива определённых документов и источников, основанный на некоторых предположениях: количественные закономерности отражают качественные, частотность и повторяемость – важные показатели содержания информационных материалов. Более подробно мы рассмотрим этот метод во второй части нашего пособия.
Слово контент означает содержимое (или содержание) документа. Контент-анализом называют метод сбора количественных данных об изучаемом явлении или процессе, содержащихся в документах. Под документом при этом понимается не только официальный текст (типа инструкции или правового закона), но все написанное или произнесенное, все, что стало коммуникацией. Контент-анализу подвергаются книги, газетные или журнальные статьи, объявления, телевизионные выступления, кино- и видеозаписи, фотографии, лозунги, этикетки, рисунки, другие произведения искусства, а также, разумеется, и официальные документы.
Этот метод используется социологами уже более ста лет. С его помощью изучалась религиозная символика и популярные песни, устанавливались отличия эротических кинокартин от порнографических, устанавливалась мера эффективности политических слоганов (лозунгов, используемых в выборных кампаниях), реклам и вражеской пропаганды, определялись особенности суицидального поведения, проявившиеся в предсмертных записках самоубийц, стереотипы сознания различных социальных групп, выявлялась направленность демонстрации людей определенной национальности на телеэкранах, идеологическая подоплека передовиц газет, отличия в трактовках одного и того же события в разных СМИ, исследовались многие другие темы. В последние десятилетия данный социологический метод заимствовали и активно используют те представители социогуманитарных наук (юристы, историки, журналисты, языковеды, литературоведы, политологи, психологи, экономисты, педагоги, социальные работники, культурологи, библиотековеды, искусствоведы и др.), которые заинтересованы в установлении объективных признаков разнообразных человеческих коммуникаций.
Какие документы подлежат контент-анализу? Ответ на этот вопрос зависит от исследовательской программы, объекта, предмета, цели, задач и гипотез исследования. Если, скажем, нам предстоит выяснить перспективы забастовки рабочих предприятия (продолжим этот пример), то станет очевидной потребность контент-анализа, как минимум, протоколов собраний рабочих, решений соответствующих профсоюзных комитетов, распоряжений руководителей, законов, регулирующих забастовочную борьбу и т.п.
Контент-анализ не отменяет необходимости обычного (т.е. содержательного) анализа документов. Первый дополняет второй, их сочетание углубляет понимание смысла любого текста. Контент-анализ позволяет обнаружить в документе то, что ускользает от поверхностного взгляда при его традиционном изучении, но что имеет важный социальный смысл. Принципиальное отличие этих методов анализа заключено в явно выраженной строгости, формализованности, систематизированности контент-анализа. Он нацелен на выработку количественного описания смыслового и символического содержания документа, на фиксацию его объективных признаков и подсчет последних. По мнению ряда социологов (Маркоффа, Шапиро, Вейтмана и др.), контент-анализ можно было бы назвать текстуальным кодированием, так как он предполагает получение количественной информации о содержимом документа на основе ее кодирования.
Кроме того, контент-анализ отличается от всех прочих способов изучения документов, тем, что он позволяет вписать содержание документа в социальный контекст, осмыслить его одновременно и как проявление, и как оценку социальной жизни. Вписывание документа в изучаемую проблему предполагает выявление того, что: а) существовало до него и получило в нем отражение, б) наличествует только в нем, в) будет после него, т.е. явится итогом его восприятия адресатом.
Формализованность, систематизированность и строгость контент-анализа проявляется в следующем. Прежде, чем непосредственно анализировать текст документа, исследователь определяет категории анализа, т.е. ключевые понятия (смысловые единицы), имеющиеся в тексте и соответствующие тем дефинициям и их эмпирическим индикаторам, которые зафиксированы в программе исследования. При этом желательно избежать крайностей. Если за категории анализа будут приняты слишком общие (абстрактные) понятия, то это предопределит поверхностность анализа текста, не позволит углубиться в его содержание. Если же категории анализа будут предельно конкретными, то их окажется слишком много, что приведет не к анализу текста, а к его сокращенному повторению (конспекту). Нужно найти золотую середину и постараться достичь того, чтобы категории анализа были: а) уместными, т.е. соответствовали решению исследовательских задач; б) исчерпывающими, т.е. достаточно полно отражали смысл основных понятий исследования; в) взаимоисключающими (одно и то же содержание не должно входить в различные категории в одинаковом объеме); г) надежными, т.е. такими, которые не вызывали бы разногласий между исследователями по поводу того, что следует относить к той или иной категории в процессе анализа документа.
После определения системы категорий анализа выбирается соответствующая им единица анализа текста. За единицу анализа может быть принято: а) слово, б) предложение, в) тема, г) идея, д) автор, е) персонаж, ж) социальная ситуация, з) часть текста, объединенная чем-то, что соответствует смыслу категории анализа. Иногда, точнее, когда контент-анализ выступает единственным методом информации, оперируют не одной, а сразу несколькими единицами анализа.
Затем устанавливается единица счета, т.е. количественная мера единицы анализа, позволяющая регистрировать частоту (регулярность)появления признака категории анализа в тексте. Единицами счета могут быть число определенных слов или их сочетаний, количество строк, печатных знаков, страниц, абзацев, авторских листов, площадь текста, выраженная в физических пространственных величинах и многое другое.
Проведение контент-анализа требует предварительной разработки ряда исследовательских инструментов. Из них обязательными являются:

1.       
классификатор контент-анализа,

2.       
протокол итогов анализа, который имеет второе обозначение – бланк контент-анализа,

3.       
регистрационная карточка или кодировальная матрица,

4.       
инструкция исследователю, непосредственно занимающемуся регистрацией и кодировкой единиц счета,

5.       
каталог (список) проанализированных документов.

Классификатором контент-анализа называется общая таблица, в которую сведены все категории (и подкатегории) анализа и единицы анализа. Ее основное предназначение – предельно четко зафиксировать то, в каких единицах выражается каждая категория, используемая в исследовании. Классификатор можно уподобить социологической анкете, где категории анализа играют роль вопросов, а единицы анализа – ответов. Он является основным методическим документом контент-анализа, предопределяющим содержание всех прочих инструментов этого метода.

Протокол (бланк) контент-анализа содержит: во-первых, сведения о документе (его авторе, времени издания, объеме и т.п.); во-вторых, итоги его анализа (количество случаев употребления в нем определенных единиц анализа и следующие отсюда выводы относительно категорий анализа). Протоколы заполняются, как правило, в закодированном виде, но не ради сохранения тайны итогов контент-анализа, а исходя из желательности на одном листе бумаги уместить всю информацию о документе, чтобы удобнее было сопоставлять друг с другом итоги анализа разных документов. Если в исследовании осуществляется контент-анализ малого числа документов, то можно обойтись без кодирования и заполнять эти протоколы в открыто-содержательном виде.

Регистрационная карточка представляет собой кодировальную матрицу, в которой отмечается количество единиц счета, характеризующее единицы анализа. Протокол контент-анализа каждого конкретного документа заполняется на основе подсчета данных всех регистрационных карточек, относящихся к этому документу.
Формализованность контент-анализа и сложность его инструментария зачастую отталкивают начинающих социологов от использования данного метода. Тем самым они обедняют свое исследование, снижают его эвристичность. Если этот метод применяется впервые, то допускаются многочисленные ошибки. Отметим наиболее часто встречающиеся просчеты.

1.       
Анализ документов опережает разработку исследовательской программы.

2.       
Анализируются документы, не связанные с гипотезами исследования (имеющие сходство с темой исследования лишь по названию).

3.       
Не проверена подлинность документа.

4.       
Не уточнено его авторство.

5.       
Неполно учтено его предназначение.

6.       
Категории анализа не определены до такой степени, которая позволяет четко различать смысловые единицы текста документа.

7.       
Категории анализа не субординарны и не приведены в соответствие с теми дефинициями и операционализирующими их терминами, которые зафиксированы в программе исследования.

8.       
Категории анализа несопоставимы со смыслом и языком текста анализируемого документа.

9.       
Единицы анализа характеризуют категории анализа лишь внешне, а не по существу, а поэтому единицы анализа не позволяют идентифицировать содержание документа в полном соответствии с категориями анализа.

10.    
Анализ документа ведется без предварительной подготовки всего комплекса методических инструментов.

11.    
Классификатор имеет недочеты, составлен с нарушением правил логики.

12.    
Регистраторы (кодировщики) не получили должной методической подготовки.

13.    
Инструкция по регистрации и кодировке недостаточно полная, составлена исследователем, который сам предварительно не апробировал инструментарий.

14.    
Кодировка не соответствует программе математической обработки данных исследования.


  1. Результаты контент-анализа не перепроверены информацией, собранной иными методами.

Одной из необходимых составляющих поддержания стабильного функционирования системы является поддержание более или менее адекватной картины жизни общества, социального окружения людей. Это достигается, в немалой степени, посредством деятельности СМК.

Механизм реализации социального сцепления представляет собой взаимодействие двух основных составляющих. Первой из них являются общественные потребности -- группы, коллектива, личности. Второй -- отклик на соответствующие требования, удовлетворение потребностей прямо или опосредованно средствами массовой коммуникации.

Основные функции массовой коммуникации в обществе

I. Информационная функция:

- информирование о событиях и условиях жизни в обществе и мире;

- информационное обеспечение инновационных процессов;

II. Функция социальной связи:

- интерпретация происходящего;

- поддержка существующих норм и властных отношений;

- социализация;

- координация разнонаправленной социальной активности, формирование общественного согласия;

III. Функция обеспечения преемственности:

- выражение образцов доминирующей культуры, узнавание субкультур, новых культурных направлений;

- поддержание общности социальных ценностей;

IV. Рекреативная функция:

- создание возможностей для отдыха и развлечения;

снижение социальной напряженности;

V. Функция мобилизации:

- организация кампаний в связи с актуальными целями в политике, экономике, социальной сфере.

Немецкий социолог-теоретик Никласа Лумана (1927 - 1998) К функциям масс-медиа относит формирование и поддержание в обществе свойств раздражимости и возбудимости. По мнению автора, функции масс-медиа состоят не только в обеспечении роста знаний, социализации или образовании индивидов в соответствии со сложившимися нормами. Описание мира и общества представляет собой циклический процесс. Этот процесс предполагает формирование и интерпретацию состояния «возбуждения» посредством информации привязанной к какому-то конкретному моменту.

Масс-медиа как средство конструирования реальности. С точки зрения Лумана, феномен СМК представляет собой один из результатов процесса функциональной дифференциации современного общества. Это определяется тем обстоятельством, что современное общество имеет некоторые стабилизирующие функциональные механизмы, действующие на регулярной основе. Масс-медиа как раз и является одним из таковых.

Понятие «масс-медиа» включает в себя институты общества, которые используют технологии «копирования» (размножения) для распространения материалов (текстов) коммуникации. Здесь технология распространения играет примерно ту же роль, что и деньги в экономике.

Описывая масс-медиа как социальную систему, Луман выделяет два аспекта медиа реальности. Во-первых, это «реальная реальность» масс медиа -- широкий комплекс действий, вне которых современная массовая коммуникация не возможна. Например, тиражирование, распространение, чтение, просмотр и т.д. Но сюда не включается собственно «железо» или материальная часть медиа. Другими словами, «реальная реальность» масс-медиа -- это собственно коммуникации, которые осуществляются внутри них и через них.

Во-вторых, реальностью медиа является то, что представляется посредством СМК. С точки зрения автора, масс-медиа является не последователъностью операций, а последовательностью наблюдений (или наблюдающих операции). Луман указывает в этой связи, что масс медиа производит трансцендентную иллюзию.

Реальность является не объектом как таковым, а неким горизонтом в феноменологическом смысле. Другими словами, реальность является недостижимой. Отсюда, согласно Луману, нет другой возможности кроме как конструировать реальность и наблюдать за наблюдателями, за тем, как создается реальность.

Поделись с друзьями