Нужна помощь в написании работы?

Календарь ¾ это ритм, который призван объединить внешнее мироздание с внутренним человеком в некое гармоничное целое. Отношение ко времени свидетельствует не только об определенном уровне культуры, но и является выражением тех внутренних особенностей, которыми одна культура отличается от другой. Естественно, что отношение ко времени внутри отдельно взятой культуры сказывается, прежде всего, на календаре.

Однако календарь является не только ритмом, но и ритмической памятью человечества. Даже самые древние из календарей, такие как Солнечный древнеегипетский календарь или Лунно-Солнечный календарь Вавилона с их периодически повторяющимися циклами религиозных праздников, всегда преследовали одну важную цель: быть, в первую очередь, надежными хранителями памяти о том, что лежало в первооснове каждой из культур.

Нельзя точно узнать, когда Древние египтяне создали календарь, но исходя из природных условий, он был им жизненно необходим. Если вспомнить какую роль играли разливы Нила в жизни Египта, то будет понятно, почему Египтяне считали началом Нового Год разлив Нила. Вызываемое таянием снегов в горах Судана начало разлива Нила всегда совпадает с летним солнцестоянием.

Религиозный календарь Древнего Египта начинался в День Нового года — день совпадения подъема Сириуса с восходом солнца. Для понимания такого выбора точки отсчета надо обратить внимание, что во времена древнего царства, («Эпоха Пирамид») подъем Сириуса, совпадающий с восходом солнца, происходил примерно через пять-семь дней после даты летнего солнцестояния. Солнце тогда всходило над линией горизонта примерно на 63,5 градуса по азимуту, а Сириус поднимался на 116,5 градусов.

Поскольку при таком календаре теряется четверть суток, которые календарь нерелигиозный компенсирует введением дополнительных суток раз в четыре года, это значило, что начало нового года в религиозном календаре постоянно смещалось. Оба календаря, впрочем, совпадали снова через 1461 год (4 х 365,25 = 1461). Этот период в 1461 год часто называют Циклом Сотис.

В «гражданском» календаре, которым пользовались египтяне, год делился на 12 месяцев, а каждый месяц делился на три «декана» по десять дней. В месяце было 3 декана, а в году — 36. К ним египтяне добавляли «5 дней сверх года». Именно в эти пять дней рождались боги, в их числе Осирис и Исида. Эти пять дополнительных дней соответствовали четырем детям богини неба Нут — Осирису, Исиде, Сету и Нефтиде — и Гору, сыну Осириса и Исиды. Именно боги, как считалось, превращали 360-дневный год в 365-дневный. Эти боги олицетворяли  звезды.  Небо египтяне тоже делили на 36 «деканов» по 10 дней, что в сумме составляет 360 дней. Они могли поделить окружающее пространство на 360 «единиц» для того, чтобы конкретное место восхода солнца позволило обозначить данный день. Исходя из вышеизложенного, стоит задаться вопросом, не отсюда ли идет наше деление круга на 360 градусов?

Но правильное разделение все же составляло 365 единиц, и потому в календаре они делали добавку в пять дней.

Применительно к структуре календаря речь не может идти о «строгой астрономической точности», а лишь об определенных средних значениях, гармонично выводимых из строгих ритмических соотношений слагаемых. Любое нарушение календарного ритма явилось бы не только нарушением исторической и астрономической хронологии, но грубым и опасным нарушением ритма жизни вообще. Ритмические календарные соотношения в основе своей цикличны, будь то движение Луны, Солнца или их совмещение. Поэтому любая попытка закрепить в календаре что-то  «навечно» изначально была обречена на неудачу.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

В Египте, так же как и в Месопотамии, календарь появился благодаря наблюдениям жрецов-астрономов. Основной функцией календаря было предсказание даты разлива Нила, о скором наступлении которого трудно было судить на основе погодных примет. Несколько месяцев до разлива полноводной реки дул сухой жаркий ветер, сменяемый более прохладным и влажным, постепенно начинала прибывать вода в реке, но лишь в один из дней в году ее уровень достигал своего максимума — и река разливалась по равнине, обещая хороший урожай земледельцам. И необходимо было каким-то способом вычислить именно этот день — начала долгожданного разлива главной водной артерии Египта.

Уже в конце IV — начале III тыс. до н.э. жрецы заметили, что среди множества звезд на небе есть одна особенно яркая. Ее назвали Сотис, или Сириус. В зимнее время эта звезда сияла необыкновенным светом в течение все ночи, и ее было невозможно спутать с какой-либо другой, но затем Сотис появлялся лишь вечером на западе, а вскоре и вовсе пропадал за горизонтом. Но примерно через два месяца Сириус вновь появлялся на востоке, и его обычно можно было заметить в ранние утренние часы. А через несколько дней после его восхода разливался Нил, а, кроме того, как позже заметят жрецы, день первого появления Сотиса всегда совпадал с днем весеннего равноденствия.

Так как согласно религиозным представлениям древних египтян начало весны и разлив Нила ассоциировался с ежегодным воскрешением бога Осириса, о чем нам рассказывает известный миф, то и восход Сириуса египтяне связывали со своими религиозными представлениями. Теперь звезда, оповещавшая о начале нового сезона, виделась им небесным воплощением, «душой» богини Исиды — матери Осириса. Каждый год богиня оплакивала своего погибшего сына, роняя слезы в Нил, и каждый год весной слезы переполняли реку и ее воды разливались по Египту, долина покрывалась молодыми зелеными всходами, расцветали деревья, символизируя воскрешение Осириса. Так египтяне пытались объяснить взаимосвязь между восходом Сотиса и разливом Нила. Теперь было достаточно сосчитать, сколько дней проходит от одного восхода звезды до другого, и получился бы временной отрезок, равный одному году, начало которого всегда бы совпадало с разливом Нила и летним солнцестоянием. Таким образом, египтяне были первыми, кто создал календарь на основе движения Солнца. Используя результаты своих наблюдений, жрецы пришли к выводу, что год состоит из 365 дней, которые жрецы для удобства счета разбили на 12 месяцев по 30 дней в каждом плюс 5 дней, которые праздновались как дни рождения наиболее почитаемых в Египте богов. Первым месяцем в году, который и начинался с появлением на горизонте Сотиса, был Тот. Но вскоре жрецам пришлось усомниться в правильности своих расчетов: если считать, что в году 365 дней, то 366-ой был первым днем следующего года. Но тогда получалось, что если в этом году Сотис взошел в первый день месяца Тот, то через четыре года он появится только второго числа, а еще через четыре года — третьего. В чем же ошибка? Несколько десятков лет понабилось жрецам-астрономам, чтобы догадаться, что в году не ровно 365 дней, а 365 с четвертью, поэтому-то и появляется этот «лишний» день каждые четыре года. Таким образом, получалось, что праздник Нового года должен был смещаться и праздноваться на один день позже каждые четыре года. Какой бы странной ни показалась нам эта традиция праздновать начало года в разные дни, а затем и месяцы, но в глазах жрецов это было вполне допустимо, ибо «такой небесный порядок установили сами боги». С такой «переходящей» датой Нового года связана довольно интересная легенда. Как гласит предание, в 2782 г. до н.э. в Египте оборвалась старая и началась новая династия фараонов. Будущему правителю непременно хотелось, чтобы начало его царствования совпало с началом года и праздником в честь восхода Сириуса. Это желание было вызвано еще и тем, что в тот год восход звезды приходился как раз на первое число месяца Тот, что случалось лишь раз в 1460 лет. И тогда фараон решил, что он подарит каждому из своих 70 самых важных сановников по одному дню царствования. И когда прошли 70 дней правления «однодневных царей», то фараон вступил на престол, как он и хотел, в первый день Нового года. Подобная практика переноса даты начала года просуществовала в Египте вплоть до 238 г. до н.э., когда один из придворных астрономов посоветовал правящему тогда Птолемею III исправить существовавший календарь таким образом, чтобы он не расходился с солнечным годом и стал более устойчивым. Царя удивило, каким простым оказалось решение проблемы «кочующего года», и 7 марта 238 г. до н.э. царь приказал установить недалеко от храма в Канопе камень с высеченным на нем указом, названным впоследствии Канопским декретом. Суть его сводилась к тому, что если раз в четыре года дата восхода Сотиса сдвигается на один день, то для того, чтобы Новый год всегда наступал 1-го Тота надо всего лишь раз в четыре года добавить к последнему месяцу еще один день. Таким образом, продолжительность каждого четвертого года становилась          366    дней, так появился        високосный          год.

Обычный же год состоял из 12 месяцев по 30 дней каждый, в конце года оставшиеся 5 дней объявлялись праздниками, каждый из которых посвящался одному из наиболее почитаемых богов: Гебу и его супруге богине Нут, Осирису, Гору, Сету, Исиде и Нефтиде.

Год также делился на 4 сезона, каждый из которых состоял из 4 месяцев.

День в Древнем Египте состоял из 24 часов (12 дневных и 12 ночных). Ночью точный час определялся по звездам, с помощью линейки с прорезанной щелью и двух наугольников со свинцовым отвесом на бечевке. Сама процедура вычисления часа может показаться нам достаточно забавной: в ней участвовали два человека — наблюдатель и его помощник. Помощник становился спиной к звездам, а наблюдатель — напротив него. Далее, сверяясь со специальной таблицей, составляемой жрецами вперед на 15 дней, в которой оговаривалось расположение наиболее ярких звезд по отношению к голове помощника, наблюдатель определял время.

Днем же, когда звезд не видно, египтяне определяли время при помощи специальной конической вазы, высотой приблизительно с локоть и с отверстием в дне. Объем вазы и диаметр отверстия рассчитывался мастерами таким образом, что вода вытекала из нее за 12 часов; внутри такой вазы делались специальные насечки, отмечавшие уровень воды, соответствующий каждому из 12 часов. Снаружи вазу обычно украшали астрономическими знаками: наверху божества 12 месяцев, а в нижних ярусах — 36 знаков зодиака. Такие водяные часы называются клепсидрами, они использовались и днем, и ночью, хотя в солнечном Египте в течение дня удобнее было пользоваться солнечными часами. Но в любом случае, точное определение часа было необходимо только жрецам, от которых требовалось проведение магических ритуалов строго в одно и то же время, обычным же людям часы были      не нужны. Интересен и тот факт, что на протяжении всей своей истории египтяне не имели постоянной эры. Они вели счет лет от времени вступления на престол очередного фараона. Дни и месяцы обозначались номерами, и обычно дата выглядела так: «год первый, месяц второго сезона разлива, день пятый правления фараона…». Названия египетских месяцев соответствовали именам богов или названиям природных явлений: Тот, Фаофи, Азир, Хояк, Тиби, Мехир, Фаменос, Фармуси, Пахон, Паини, Эпифи, Мезори, даже дополнительные пять дней имели свое название — Наси. После того как Египет был завоеван римлянами, император Август в 26 г. до н.э. ввел этот календарь в Александрии, и до сих пор им пользуются копты и эфиопы, ведущие начало своего летоисчисления от вступления на престол римского императора Диоклетиана 29 августа 284 г.

Наряду с космогоническими мифами много общего обнаруживают также календарные мифы и мифы о борьбе с силами зла (не всегда выступающими в космогоническом или календарном аспектах). Календарные мифы (теснее всего связанные с земледельческими культами и в значительной мере ими порожденные) повествуют либо об исчезновении и возвращении, об убийстве и воскресении земледельческого бога, иногда с чертами царя-жреца, либо о борьбе мифических персонажей, персонифицирующих бесплодный и плодородный сезоны, либо о том и о другом вместе. Важный момент ритуала плодородия часто остается за пределами самого мифического рассказа.

Классический египетский миф такого рода ¾ это миф об Осирисе. В мифе Осирис ¾ древнеегипетский царь, научивший людей земледелию и садоводству, то есть царственный родоначальник и культурный герой. Э.Джеймс допускает, что Осирис в генезисе был подобен мифическому царю ¾ культурному герою шиллуков ¾ и не был первоначально персонификацией ни Нила, ни зерна. Впрочем, вопросы генезиса нас в настоящей работе не особенно занимают. Очень возможно, что именно культ фараона как царя-жреца, ответственного за земледелие, является ядром мифа. Не случайно имена Исида и Нефтида расшифровываются обычно в плане символики царского трона. Убийство Осириса его братом Сетом также мотивируется желанием занять трон (и, возможно, является реликтом ритуального умерщвления царей). То, что Сет рассыпает или разрубает тело Осириса, есть, по-видимому, отголосок земледельческой магии (не исключено, впрочем, что это след древнего погребального обычая). Жена-сестра Осириса Исида оплакивает его и затем, приняв облик соколицы, чудесным образом зачинает от умершего Осириса сына-мстителя Гора. Ребенок ¾ мститель за отца (особенно родившийся после его смерти) ¾ это мотив, в сущности, эпический, весьма популярный и в мифе, и в эпосе (ср. с Магни и Моди в скандинавских мифах, с нартскими детьми-богатырями и т.п.).

Исида втайне растит сына в болотах Дельты. Далее следует борьба Гора с Сетом и их тяжба перед лицом богов. Во время борьбы они превращаются в различных животных. И в борьбе, и в тяжбе большую роль играет Исида, а на последнем этапе и сам Осирис. Конфликт двух принципов наследования трона (сыну Гору или брату Сету) М.Э.Матье истолковывает социологически как борьбу отцовского и материнского права. Гор воскрешает Осириса, отдав ему свой глаз (ранее похищенный у Гора Сетом), но Осирис остается хозяином, вернее судьей царства мертвых (сравнение с индийским Ямой и вообще концепцией первого умершего). Таким образом, хтоническая функция Осириса выступает в мифе как этиологический финал. Почти все основные элементы земледельческой мистерии в самом мифическом сюжете отражены слабо. Правда, не следует забывать, что миф об Осирисе жил главным образом в виде религиозной драмы, в которой все эти моменты получили отчетливое театральное воплощение. Все же при анализе мифа об Осирисе надо учитывать, что Осирис ¾ и древнейший царь, и всякий умерший фараон, и судья царства мертвых, и воплощение Нила, и персонификация зерна.

Смерть и воскресение Осириса символизируют календарный сдвиг, подъем нильской воды и прорастание зерна, а смерть Осириса и коронование Гора ¾ смену фараонов на троне в порядке наследования. В связи с космическим аспектом этого мифа и сближением его с солярным циклом Сет стал ассоциироваться с азиатским богом бури и вообще с враждебными азиатскими кочевниками, даже со змеем Апопом, хотя в некоторых вариантах чисто солярного мифа о борьбе Ра и Апопа Сет выступает в свите солнечного бога как его верный воин.

Трудно отделить элементы первоначального синкретизма от более позднего переплетения сюжетов борьбы Гора ¾ сына Исиды и Осириса ¾ с Сетом ¾ убийцей Осириса, борьбы Гора ¾ старшего сына Ра ¾ с Сетом ¾ божеством Верхнего Египта (отражение соперничества Северного и Южного Египта и их объединения) и борьбы Гора ¾ сына Ра ¾ с морскими чудовищами. Для египетской мифологии характерно крайнее сближение (доходящее порой до отождествления) трех основных мифологических циклов ¾ космогонического, солярно-суточного и календарно-хтонического, каждый из которых, кстати сказать, строится примерно по одной и той же структурной схеме. Все три цикла, в конечном счете, воспринимаются как три ипостаси, три проекции единой мифологической концепции борьбы, в которой на одной стороне ¾ свет, Нил, жизнь, плодородие, солнце и фараон, а на другой ¾ тьма, засуха, смерть, соперники и бунтовщики против фараона, хтонические водяные чудовища и азиатские кочевники. Миф об Осирисе ¾ центральный египетский миф, который на более позднем этапе обрел, возможно, черты легкой пародии (фиванский текст 1160 г. до н.э.) и оказал влияние на сказку (знаменитая египетская сказка о двух братьях, где, несомненно, использованы мотивы борьбы Сета и Гора).

Целый ряд мифов древнего мира повествует о борьбе и победе над враждебными богами, духами, мифическими чудовищами. В одних случаях, как мы видели, эти мифические поединки и битвы имели в основном космогонический аспект, в других ¾ календарный. Между аспектами есть известная связь, поскольку календарный ритуал часто повторяет события мифического времени и вместе с тем поддерживается, санкционируется этиологическими и космогоническими мифами. Календарные природные циклы, в свою очередь, ассоциируются с астральными циклами, а также с суточным движением солнца и луны, с обновлением царского сана. Существуют, однако, мифы, в которых мифические конфликты не связаны с космогоническим процессом, а также с календарными циклами, или эта, в сущности, архаическая связь имеет побочный характер. В этом как раз и проявляется особенно ярко героическая природа подобных мифов, богатырский характер борьбы. Противник по-прежнему, как правило, является воплощением хтонического демонизма, сил хаоса, а вершитель подвигов ¾ богатырь ¾ может быть и богом, и героем.

В Египте миф ограничен миром богов, космогоническое либо календарное значение мифа почти обязательно. Это относится к борьбе Ра со змеем Апопом и другими водяными чудовищами (суточный цикл солнца), Гора с Сетом (календарный цикл или борьба Севера и Юга).

Египетская мифология развивалась на протяжении тысячелетий, но ее специфические черты связаны с созданием государства, объединившего Верхний и Нижний Египет и базирующегося на ирригационном земледелии в долине Нила. Как правильно отмечает Дж. Вильсон, для древних египтян между орошенной Нилом почвой и пустыней проходит граница между жизнью и смертью. Ориентируясь по течению Нила, египтяне представляют, что юг ¾ верх, север ¾ низ, запад ¾ правый, восток ¾ левый. Основные факторы жизни египтян ¾ ежедневный восход солнца и ежегодный разлив Нила, а два главных героя ¾ солнечный бог и Осирис ¾ олицетворение Нила и урожая (зерна). Осирис как умирающий и воскресающий бог имеет и хтонический аспект ¾ он судья в царстве мертвых. Не следует, однако, забывать, что хтонос в Египте имеет отчасти водяную характеристику. И солнце совершает ночью свой путь по небесному «Нилу» на ладье. Таким образом, мы имеем дело с суточным и ежегодным циклами. К этому, в конечном счете, как бы сводится различие между ними. Стихии дождя и ветра не играют существенной роли в египетской мифологии. Позднейшее сближение Сета с богом бури есть следствие ассоциации Сета с враждебными азиатскими кочевниками. Более древним, но не первичным является сближение Сета с силами пустыни.

Похищение воды чудовищами подземных вод (змей Апоп и др.) соответствует угрозе дельте Нила со стороны пустыни. Поэтому Сет и ассоциируется с пустыней, хотя в наиболее древней версии Сет входит в свиту Ра и помогает в борьбе с «чудовищами», нападающими на его барку.

Как отмечалось выше, при обзоре космогонии древнего мира пафос борьбы с хаосом в космогоническом аспекте (организация водяного хаоса земным элементом, идеальная модель ¾ дельта Нила, разделение надземного и подземного неба ¾ воды) воспроизводится затем ритуально-мифологически в повторяющихся суточном и ежегодном циклах.

Как на характерную черту египетской мифологии, отражающую географический фактор, многие исследователи (X. Франкфорт, Дж. Вильсон, Э. Джеймс и др.) указывают на регулярность разливов Нила, а тем более на регулярность суточного цикла и тем самым на почти полную обеспеченность своевременного подчинения сил хаоса организующему началу. В космогоническом и циклическом движении минимальны неуверенность, страх, насилие: борьба совершается без большого напряжения; боги достаточно всемогущи, чтобы обеспечить полное господство организации над стихией и хаосом. Эта организация рано проникает и в хтоническую мифологию. И в царстве мертвых благодаря грандиозному заупокойному культу (сначала царей, а затем и его подданных) и соответствующим мифологическим представлениям (суд Осириса и т.д.) обеспечивается в своеобразной форме победа жизни над смертью.

Связующим звеном между космогоническим, солярным и календарным циклами в египетской мифологии является обожествленный царь, отождествленный, прежде всего, с Гором. Гор, выступающий иногда в виде сокола, имеет космическую характеристику. Он господин небес (точнее, бог горизонта), сын верховного бога Ра. Но Гор ¾ тот, о котором идет речь, или какой-то другой (египетская мифология не дает однозначного ответа) является сыном Исиды и Осириса (с последним отождествляется умерший фараон), племянником Сета и мстителем Сету за убийство отца. Вражда Гора и Сета связывается, кроме того, с соперничеством Нижнего и Верхнего Египта. Воедино увязываются не только два разных Гора или две ипостаси одного Гора, но Ра и Осирис, причем и Ра, и Осирис мыслятся первыми царями Египта. Таким образом, космогонический, «исторический», суточный, календарный аспекты предельно сближены и как бы являются различными проекциями некоей единой мифологемы. Основа же этого единства ¾ специфическое для Египта полное обожествление фараона.

В египетской мифологии фараон, по крайней мере, теоретически, ¾ единственный посредник между землей и небом, между различными сферами космоса, между людьми и верховным богом. Именно фараон ответствен за космический, календарный и общественный порядок. В различных мифах фигурирует глаз Ра или глаз Гора; «глазом Ра» иногда называют богиню Гатор, Сет похищает глаз Гора и т.п. Но и в представлении о глазе преобладает не чисто космический, а государственный смысл. Глаз ¾ это змей-урей царя-бога Ра, знак царства, ассоциирующийся с богиней общественного порядка и первоначального единства по имени Маат.

Для египетской мифологии чрезвычайно характерно взаимопроникновение, взаимоотражение космоса и государства, природной и социальной деятельности. Вселенная представлена как хорошо налаженная государственная машина, где все управляется царем богов (отцом фараона). Однако эта вселенная-государство описывается не в политических терминах (как, например, в Китае), а в природных. Постепенно осмысливается параллелизм и «единство» суточного движения солнца с календарным циклом (в тесной связи с концепцией божественного фараона). Это выражается в полуотождествлении Ра и Осириса. Фараон и его власть обожествляются путем отождествления живого фараона с Гором, а умершего ¾ с Ра и Осирисом. Многочисленные отождествления различных египетских богов ¾ сложное и весьма оригинальное явление, которое никак нельзя сводить только к гегемонии того или иного нома и его бога-покровителя.

 

 

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями