Нужна помощь в написании работы?

 20 лет достаточно короткий срок для формирования и функционирования института президентской власти. Поэтому современные политологи и политические деятели утверждают, что в России  переходный период еще не завершился. Конституционные конструкции и модели проходят испытание практикой в изменяющихся социальных, политических и экономических условиях, при этом выявляются их недостатки и «перекосы», требующие определенной корректировки.

Так, применительно к отечественной модели института президентства необходимо действительно констатировать: «Россия столь долго жила в условиях абсолютной власти, что в политическом сознании народа доминирующее значение стало иметь не то обстоятельство, как управляется страна, а то, кем она управляется». То есть, несмотря на универсальность конституционной формулы, а во многом как раз «благодаря» ее несовершенству, данный демократический институт пока еще не сложился, а страна продолжает находиться в режиме «ручного управления», когда не лидер встраивается в систему, а система подстраивается под лидера. Такая ситуация не только вызывает негативные оценки со стороны мирового сообщества, но и, совершенно очевидно, уже тормозит дальнейшее поступательное развитие России.

Одной из проблем для России, бесспорно, является существующая изначально в Конституции так называемая проблема дисбаланса во властном «треугольнике»: Президент — Правительство — парламент (Государственная Дума). Необходимо подчеркнуть, что именно в таком контексте, причем с учетом не только юридической, но и политической  составляющей, следует рассматривать сложившуюся ситуацию и искать оптимальные решения, не разделяя и не сужая вопрос до взаимоотношений Президента и Правительства, Президента и парламента, Правительства и парламента. Смысл заключается как раз в системе взаимного влияния и соотношении политического веса этих трех институтов.

Отмечая реальные перспективы развития можно говорить о уже начавшемся перераспределении политических функций между Президентом и Председателем Правительства, направленное на создание «сильного» Правительства во главе с политическим, а не «техническим» Председателем, то есть второго «мозгового центра». При этом усиление Правительства будет, скорее всего, происходить не за счет сужения сферы президентских полномочий, а посредством более полного раскрытия конституционного потенциала Правительства и исполнительной власти в целом.

Другая  проблема, функционирования института президентства,

заключается в  последовательном и неконтролируемом расширении границ компетенции главы государства. Образно полномочия российского Президента сегодня представляют собой некое подобие гигантского «айсберга», где конституционные прерогативы — лишь небольшая видимая вершина, остальной же массив — скрытая подводная часть, которая имеет не вполне известные нам очертания и размеры, неумолимо растет и, как следствие, начинает представлять опасность для всего, что его окружает. Анализ ряда положений Конституции Российской Федерации 1993 года позволяет сделать вывод, что в стране созданы значительные предпосылки для становления режима бесконтрольной личной власти президента. Положения основного закона поставили президента над правительством, парламентом и судом, предоставив ему значительные полномочия в рамках исполнительной, законодательной и судебной ветвей власти. Все это в комплексе создает существенные основания для дефиниции характера российской президентской власти как сверхпрезидентской, что свидетельствует о закреплении в современной России модели суперпрезидентства.

Предоставление столь широких конституционных полномочий главе государства имеет прямую связь с недостаточным развитием в стране института парламентаризма. На фоне приоритетного распределения властных полномочий в пользу главы государства права парламента оказались сильно ограниченными, в частности, в вопросе о назначении правительства, поскольку оно подвергается угрозе досрочного роспуска в случае трехкратного отклонения кандидатуры премьер-министра, предлагаемой главой государства. В то же время российский парламент лишен возможности саморазвития, так как сильно зависим от президента.

И, наконец, важной проблемой видится становящийся все более очевидным разрыв между Президентом  и обществом, а рассчитывать на нормальное функционирование любых правовых конструкций  можно только при одном непременном условии: глава государства, равно как и Правительство, и, парламент, должен находиться под контролем общества, нести юридическую и политическую ответственность за злоупотребление властью.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Решение данной проблемы представляется наиболее сложным, если не сказать недостижимым. Причина в том, что необходимо сочетание двух факторов: психологического и институционального, но в нашем случае это выглядит своего рода «демократической утопией». Смысл в том, что, с одной стороны, само общество должно быть готово и испытывать потребность осознанно делать выбор, транслировать свои потребности, контролировать происходящее, делать выводы, реагировать на отклонения, призывать к ответственности и т.п. С другой стороны, властные структуры во главе с Президентом должны не просто ощущать свою зависимость от народа и ответственность перед ним, но и создавать эффективные  механизмы контроля и ответственности в отношении самих себя. И тут мы оказываемся в замкнутом круге. Не стоит забывать, что, несмотря на все демократические иллюзии, Россия всю жизнь тяготела к самодержавию. В самом институте президентства есть элемент традиционный — что-то самовластное, имперское. В качестве царя в умозрительном восприятии российского социума оказывается и президент, поскольку трактовка этого феномена восходит к историческим корням. Сам факт необратимости утверждения неограниченной власти главы государства, будь то монарх, генеральный секретарь или президент, являющийся, по сути, таким же верховным правителем за счет обладания сверх полномочиями, рождает явление безысходности, влекущее за собой всецелое подчинение властвующему субъекту, поклонение ему, культивацию его образа. То есть ментальность такова, что народ в основной своей массе относится к собственной возможности изменить что-либо более чем недоверчиво. Если недовольство и возникает, то оно не принимает цивилизованных и организованных форм. Элемент упования, преклонения, возвеличивания, подчинения, стабильности, граничащей с консерватизмом, как бы мы это не отрицали, до сих пор присутствует в менталитете россиян. Те же черты, только в их зеркальном отражении, свойственны и тем, кто оказывается «у руля».

Остается открытым вопрос, насколько вероятна практическая реализация более демократичной альтернативы в развитии российского президентства. Полностью отрицать гипотетическую возможность такого варианта развития событий было бы неверным, так как политический процесс явление динамичное и вполне корректируемое, вследствие чего способен модифицировать статичные компоненты политической системы, имеющие институциональную природу.

Трансформация характера института президентства в сторону демократизации возможна только в случае целенаправленной конституционной реформы, коренного переустройства политической системы и возникновения в обществе необходимости к активному участию в политической жизни. Но даже при достижении указанных параметров российское общество, как и политические институты, вряд ли окажется способным к быстрым и действенным переменам, к адаптации в новых условиях, что приведет к затяжной инерционной эволюции президентства. Между тем именно затяжная инерционная эволюция института президентства в условиях процесса становления нового типа взаимоотношений между государством и обществом, основанная на принципе поступательности, представляется наиболее предпочтительной для развития страны. Являясь неким переходным вариантом, она может способствовать рождению исторического реванша, призванного оградить Россию от опасных явлений, сохранив ее идентичность.

Поделись с друзьями