Нужна помощь в написании работы?

Отечественная историография.

Официальные дворянские историки (И. И. Иванюков «Падение крепостного права в России», 1882; Г. Г. Джаншиев «Эпоха Великих реформ», 20 переизданий с 1883 по 1907 г.) рассматривали реформу как «великий освободительный акт», как результат распространения гуманистических идей. Основное внимание уделялось подготовке реформы, а не ее реализации. Кроме того, в работах дворянских историков господствующей была точка зрения о «классовом мире» в период подготовки и проведения реформы. По словам этих исследователей, помещики провели реформу вопреки своим выгодам. Крестьяне же были им благодарны. Так, Г. Г. Джаншиев увидел в Манифесте осуществление дум и чаяний народа. И. И. Иванюков исходил из идеалистических представлений об определяющей роли «гуманно-прогрессивных идей» и государственной власти, вооруженной этими идеями, опирающейся на просвещенное, либеральное дворянство — бескорыстного защитника интересов крестьян. Крестьянство не учитывалось им как сила, влияющая на разработку реформы. А в 1891 году Ходский в работе «Земля и земледелец» сформулировал: реформа — это великий освободительный акт благородного и просвещенного российского дворянства во главе с Царем-Освободителем/

В конце XIX — начале XX века складывается и либеральная концепция. В. О. Ключевский (1841—1911), С. Ф. Платонов (1860—1933) и другие приветствовали как отмену крепостного права, так и последующие реформы. Поражение в Крымской войне, считали они, выявило техническое отставание России от Запада и подорвало международный престиж страны.

В 1893 г. вышла научная работа А. А. Корнилова (1862—1925) «Крестьянская реформа 1864 года в Царстве Польском». Корнилов размышлял о путях проведения реформы, анализируя причины успеха или неудачи, расстановку сил и мотивов, движущих этими силами. Он поставил вопрос о «материальных факторах» как предпосылке отмены крепостного права. Однако, раскрывая это понятие, полностью опустил наличие товарно-денежных отношений, буржуазных тенденций в экономике, а в оценке реформы — ее буржуазное содержание, как и буржуазный характер развития пореформенного аграрного строя. Корнилов не отрицал роли классовой борьбы и значения крестьянского движения в истории реформы. Но стержень этой классовой борьбы видел в столкновениях либерального и реакционного дворянства в Губернских комитетах, причем решающее влияние на разработку реформы государственной властью оказывало, по его мнению, либеральное дворянство. Реформа рассматривалась Корниловым уже не как независимый акт самодержавной власти, воспринявшей гуманные идеи времени, а как государственная необходимость и вместе с тем забота о «благосостоянии крестьян».

В более поздней своей работе — «Крестьянская реформа 1861 года» (1905) А. А. Корнилов отметил, что интересы помещиков и крестьян столкнулись в ходе реформы. Причины реформы он видел в экономической отсталости России, проигравшей Крымскую войну. Для Корнилова связь 1861 и 1905 гг. была несомненна. Реформа 1861 г. «укрепила крестьянское землевладение и расшатала помещичье, подготовляя неизбежную будущую его экспроприацию путем экономического разорения помещичьих хозяйств; но при этом обусловила и нищету крестьянских хозяйств. Она подготовила образование в будущем демократической структуры поземельных отношений в России; она обусловила трудный и горестный путь для осуществления этого результата».

В 1911 году, к 50-летию реформы, вышло многотомное юбилейное издание «Великая реформа». Его редакторы (А. К. Дживилегов, С. П. Мельгунов, В. И. Пичета) указывали на необходимость исследования причин отмены крепостного права, развития крепостной деревни и истории государственных крестьян в предреформенный период, крестьянских волнений накануне реформы, хода се реализации. Однако все эти вопросы остались фактически неизученными. Цель издания ограничивалась содействием «прогрессивной России в выработке сознательного отношения» к реформе «при помощи данных, добытых до сих пор русской наукой».

Марксистская историография начиная с К. Маркса и Ф. Энгельса указывала на то, что причины реформы кроются в поражении России в Крымской войне. К. Маркс в своей работе «Заметки о крестьянской реформе» подчеркивал, что помещик потерял власть над личностью крестьянина, но крестьянин все равно оказался в зависимости от своего прежнего помещика.

В. И. Ленин в 1890-е гг. говорил, что с реформы начался капитализм в России. Но в 1905—1907 гг. он уже делал упор на половинчатость реформы. В 1907—1917 гг. он сформулировал учение о революционной ситуации (низы не могут жить по-старому, верхи не хотят жить по-новому, обострение выше обычного нужды и бедствий народных масс). Исходя из этого тезиса, он говорил о реформе как побочном продукте революционной борьбы; о том, что хотя она и была прогрессивной, но носила классово ограниченный характер.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

М. Н. Покровский, выдвинувший в своей работе «Русская история в самом сжатом очерке» утверждение о том, что капитализм в России утвердился в конце XVIII — начале XIX века, оценивал реформу 1861 года как реакционную меру. Он считал, что наделение крестьян землей затормозило их пролетаризацию и, как следствие, отодвинуло социальную революцию.

В 1930-х годах, в условиях критики школы М. Н. Покровского, утверждается мнение, что реформа 1861 года являлась буржуазной реформой, с которой и начался капитализм в России. Вообще, советская предвоенная историография этой проблемы характеризуется отсутствием четкости в изложении различных видов крестьянского протеста, не имела единого понятийного аппарата. Больший упор делался на пропаганде, нежели на науке.

В конце 1930-х годов молодые историки И. И. Полосин и В. Н. Бочкарев (Ярославский пединститут) начали изучать реализацию реформы и, в частности, обратились к исследованию уставных грамот.

После Великой Отечественной войны, в 1949 году, член-корреспондент АН СССР В. К. Яцунский призвал начать усиленную разработку уставных грамот — по уездам и губерниям. В итоге в период с середины 1950-х до середины 1980-х гг. — появилось 216 работ. Начинается настоящий бум такого рода исследований в регионах.

П. А. Зайончковский в работах «Проведение в жизнь крестьянской реформы», «Отмена крепостного права в России» попытался комплексно проанализировать предпосылки, подготовку реформы, ее содержание, реализацию в различных районах страны и последствия реформы. Он обнаружил, что анализ уставных грамот проводился советскими исследователями по разным методикам, что приводило к несопоставимости результатов. В начале 1960-х г.г. Б. Г.Литвак защитил кандидатскую диссертацию «Уставные грамоты как исторический источник», где предложил методику обработки этого вида источников с помощью ЭВМ. А в 1974 г. он же опубликовал докторскую диссертацию-монографию «Русская деревня в реформе 1861 года. Центрально-черноземный район».

Целый ряд работ по реализации реформы издал академик Н. М. Дружинин: «Московское дворянство и реформа 1861 года», «Сенаторские ревизии 1860—1870-х гг.» и главный труд — «Русская деревня на переломе (1861—1881)». Исследуя позицию дворянства и его влияние на подготовку реформы, Н. М. Дружинин пришел к заключению: «План, который с различными вариантами чертило поместное дворянство, оживает перед нами в законодательном тексте 19 февраля 1861 г.». Реформа рассматривалась историком как выражение интересов различных групп дворянства. В более поздней статье о ликвидации феодальной системы Дружинин так определяет соотношение феодальных и буржуазных принципов законодательства об отмене крепостного права: «Как известно, Положения 19 февраля 1861 г. были компромиссным сочетанием двух проектов реформы, отражавших основные борющиеся тенденции в недрах землевладельческого класса». Этот вывод подтверждается и в последующих работах ученого. В них отмечается также влияние отмены крепостного права на реформы государственных и удельных крестьян. Дружинин также подчеркивал глубокий социальный кризис, который вызвала реформа.

Несколько с других позиции оценивал реформу другой советский исследователь И. Д. Ковальченко. Он считал, что товарно-денежные отношения в период кризиса феодально-крепостнической системы оказывали большое воздействие на положение не только помещичьих, но и крестьянских хозяйств: «Едва ли не самой важной особенностью социально-экономического развития деревни в эпоху разложения и кризиса феодально-крепостнической систе-80 мы в России являлось то, что основным производителем сельскохозяйственной продукции, носителем поступательно-прогрессивных сдвигов и наиболее рациональной в общественном масштабе формой организации сельскохозяйственного производства было крестьянское хозяйство». Это характерное для русской дореформенной деревни явление имело своим следствием, по мнению автора, ряд важных особенностей в историческом развитии нашей страны, которые проявились в крестьянской реформе, — оно делало невозможным безземельное освобождение крестьян. «По своей социально-экономической сущности, — пишет Ковальченко, — реформа 1861 г. представляла собой промежуточный вариант аграрных преобразований, с одной стороны, она сохраняла и расширяла основы для буржуазно-помещичьего («прусского») пути буржуазной аграрной эволюции, а с другой — сохранила крестьянское хозяйство как самостоятельную форму общественного производства, т. е. не устраняла основ для буржуазно-крестьянского («американского») пути аграрного развития, хотя и резко ограничила возможности такого развития. Короче говоря, реформа 1861 г. в целом была историческим компромиссом, отразившим собой особенности социально-экономического строя деревни предреформенной эпохи».

В годы перестройки начинается процесс переосмысления многих вопросов реформы. К 1990-м годам отечественная наука пришла со многими наработками. Был создан единый понятийный аппарат, плодотворно разрабатывались проблемы периодизации крестьянского движения, его социального состава. Было отметено понятие «вторая социальная революция» применительно к пореформенной деревне, поскольку был сделан вывод о том, что классовый антагонизм там только зарождался. В научный оборот был введен широкий пласт источников.

Одна из первых публикаций, вышедших в постперестроечное время, это работа Н. Я. Эйдельмана «"Революция сверху" в России». В ней автор попытался показать значительную зависимость эволюции государственных политических и иных институтов от деятельности реформаторов, которые приобретали некий ореол провидцев, опережающих время в своих замыслах и действиях. Самим реформам придавался статус универсального средства в разрешении назревших противоречий и предотвращении кризисов. С таким подходом не согласился Б. Г. Литвак в монографии «Переворот 1861 г. в России: почему не реализовалась реформаторская альтернатива», он утверждает невозможность отождествления реформы с «революцией сверху», так как реформы приспосабливают общество к новым условиям, а революции кардинально меняют сам строй.

Б. Н. Миронов в своей монографии «Социальная история России периода империи» поставил под сомнение традиционное представление о кризисе крепостнического хозяйства накануне 1861 г., тем самым подорвав социально-экономический аргумент в пользу ее неизбежности. Он доказывает временный и ограниченный характер кризиса, приводит доводы в пользу устойчивого повышения уровня жизни крестьянства: хозяйственная деятельность помещичьих крестьян была более результативной, чем казенных крестьян; крепостнические отношения были ликвидированы сверху, а не в силу своего внутреннего разложения — в экономическом смысле они не достигли своего предела.

Крестьянская реформа 1861 года занимает важное место в работах английских и американских историков на протяжении вот уже более ста лет.

Отмена крепостного права в 1861 г. серьезным образом изменила отношение западных стран к России. Традиционное представление о России, как политически консервативной стране, являющейся оплотом крепостничества и крепостнической монархии, было перевернуто смелостью и размахом преобразований периода царствования Александра II. Несмотря на различие отношений, Англия и США высоко оценивали столь решительный шаг как отмена крепостного права.

Голод 1891 г., революция 1905 г., столыпинская реформа, все эти события заставляли вновь и вновь обращаться к крестьянской реформе, ее достижениям и неудачам. Новый большой интерес к крестьянской проблеме связан с февральской и Октябрьской революциями 1917 г. Поиски корней и истоков революции, возможных мирных альтернатив революционным событиям заставляли западных историков по-новому взглянуть на события второй половины XIX в. В последние десятилетия, когда на Западе заметно вырос общий интерес к различным проблемам русской истории, реформы Александра II продолжают занимать важное место в построениях англо-американских историков. Наконец, современная эпоха, проведение экономических реформ в нашей стране, разработка проектов аграрных преобразований, все это привлекает пристальное внимание западных ученых, заставляет их вновь обратиться к русской истории в поисках аналогий и альтернатив.

Англоязычная историография безусловно занимает ключевые позиции в западном россиеведении и представляет несомненный интерес для советских историков. Работы западных историков дают свой особый взгляд на исторические события в России, как бы взгляд со стороны. Кроме этого, надо отметить, что ряд аспектов отмены крепостного права - роль дворянства и бюрократии в подготовке реформы, личность Александра II и его реформаторская политика, исторические биографии деятелей реформы, связь крестьянской реформы 1861 г. с последующими историческими событиями начала XX века - в западной историографии разработан достаточно глубоко и обстоятельно.

Источники.

Основную группу источников составляют различные дневники, воспоминания, путевые заметки современников отмены крепостного права и первых ее результатов. На базе личных наблюдений или рассказов очевидцев делаются первые попытки проанализировать характер реформы, ее возможные последствия, определить ее место в общем историческом развитии России. Для конца ХIX-начала XX века характерно появление научных монографий, посвященных истории пореформенной России, центральное место среди которых занимает отмена крепостного права. После революций 1917 г. на первый план выходят общие очерки русской истории, рассматривающие отмену крепостного права главным образом в качестве предпосылки революции. Изучение мемуарной литературы позволяет глубже понять первые специальные исследования западных историков отмены крепостного права. Наконец, начиная с 60-х гг. нашего века, заметно увеличивается и разнообразится поток литературы по русской истории. Ведущую роль играют специальные научные монографии, посвященные отдельным проблемам, в том числе и отмене крепостного права.

Историография.

Изучение эволюции взглядов английских и американских историков на отмену крепостного права в России в 1861 г. не являлось до настоящего времени предметом специального исследования. Как правило, в центре внимания советских ученых, занимающихся западной историографией истории России пореформенного периода, находятся, главным образом, вопросы, связанные с развитием революционного движения в России, проблемами первой русской революции, Февральской и Октябрьской революциями 1917 г., т.е.- в первую очередь политические вопросы. Хотя эти работы непосредственного отношения к рассматриваемой проблеме отмены крепостного права не имеют, они дают методологические принципы изучения западных работ, представление об эволюции исторических взглядов английских и американских авторов, о влиянии русской и советской историографии, показывают общие закономерности развития исторической науки.

Ряд работ, тематически или хронологически примыкает к проблеме отмены крепостного права. Изучению английскими и американскими историками аграрного развития России посвящены работы Я.Б. Селунской. Теорию "модернизации" и проблемы развития России в конце XIХ-начале XX в. рассматривает статья Т.Д. Крупиной, одна ив немногих по данной проблеме.

Проблемы пореформенного развития России освещения антиамериканской историографии находятся в центре внимания работ М.Д. Карпачева.

М.Д. Карпачеву же принадлежит статья по оценке английскими и американскими авторами буржуазных реформ 1860-80-х гг. Однако в статье, в соответствии с научными интересами автора, заметно явное преобладание работ, связанных с революционным и общественным движением. Недостатком работы, вышедшей в 1988 г., является ее крайне критический, подчас резкий тон. Западной историографии отказывается в научной объективности, она обвиняется в "объективно враждебном отношении", в "зависимости от давно устаревших трактовок".

В последние годы западная литература все чаще используется в советской историографии. Краткие исторические очерки, посвященные вкладу зарубежных исследователей в изучение данной проблемы, появляются в научных монографиях советских ученых.

Советской исторической наукой проделана большая работа по изучению современной зарубежной историографии. Разработано изучение многих проблем - в первую очередь, революционно-освободительного движения, истории русских революций, истории советского периода - в освещении западных историков. Выработаны основные методологические принципы изучения взглядов историков - немарксистов. Основные работы, выходящие на Западе, в том или ином виде знакомы советским историкам.

Вместе с тем, необходимо отметить ряд недостатков в изучении зарубежной историографии. Довольно обширная литература, посвященная критическому - анализу западной историографии, в большинстве случаев носит разоблачительный характер. Задачей многих работ является "опровержение", "разоблачение", "идейная борьба".

Как правило, большинство работ, рассматривающих западную историографию русской истории XIX в., затрагивает только труды современных авторов. Общие очерки развития англо-американской историографии русской истории XIX в. в советской исторической литературе встречаются редко.

Западная историография более бедна исследованиями в данной области. В силу традиции, причем далеко не лучшей, в английской и американской исторической литературе вообще отсутствует жанр историографического исследования. На протяжении многих лет английские и американские историки каждый раз практически заново "открывают Россию", игнорируя достижения исторической мысли прошлых лет. В последние десятилетия ситуация стала немного меняться. В специальных работах, посвященных отмене крепостного права - А. Рибера, Д. Зилда, Т. Эммонса, Б. Линкольна и др. - стали появляться очерки изучения проблемы, причем, как правило, в форте полемики и споров.

Англо-американскую историографию крестьянской реформы 1861 года невозможно рассматривать изолированно от русской дореволюционной и советской. Историографические работы по истории крестьянской реформы 1861 г. и специальные исследования отечественных историков об отмене крепостного права составляют базу для изучения западной историографии.

Большой интерес для историков отмены крепостного права представляют собой работы, написанные на базе личных впечатлений. Таких работ не много. Ряд воспоминаний - Д. Уоллеса, К. Клея, А.Уайта - касается подготовки отмены крепостного права и написан на основе встреч с видными деятелями реформы. Так, Клей обсуждал проблемы освобождения крестьян с Александром II, Уоллес - с Н.А. Милютиным и В.А.Черкасским и т.д. Однако, при использовании личных наблюдений иностранцев необходимо учитывать следующие моменты: знание языка, степень подготовленности к восприятию русской жизни, места путешествия.

Оценивая в целом положительно реформу 1861 года, как этап закономерный и необходимый для России, западные современники отмечают ее недостатки, приведшие впоследствии Россию к кризису. Главным недостатком, по их мнению, является сохранение общины, тиранически сдерживавшей развитие индивидуальной деятельности, а также чрезмерные государственные налоги, насилье чиновников, отсутствие у крестьянина образования и внутренней свободы, распад больших крестьянских семей.

Важность рассматриваемых в первой главе англоязычных материалов второй половины XIX века определяется тем, что они являются основой для последующей западно-исторической литературы, достаточно обширной по данной проблеме, причем интересно проследить как преемственность идей, так и отказ от некоторых, распространенных в прошлом веке. Интересно, что в решении ряда вопросов современники порой оказывались более прозорливыми и дальновидными, чем более поздние исследователи, ряд важнейших положений и выводов утрачен современной западной историографией.

Отмена крепостного права в России в историографии Англии и США (1890-1917 гг.).

Современники и первые исследователи крестьянской реформы 1861 г. заложили основу для последующего изучения проблемы. Собственно научное изучение отмены крепостного права начинается с конца XIХ в. К этому времени уже появилась возможность взглянуть на реформу как на историческое событие, через призму прошедших лет, стали очевидны основные результаты и последствия реформы. В этот период (конец ХIХ-начало XX вв.) происходит становление англоязычной историографии отмены крепостного права, намечаются основные тенденции, определившие ее развитие на протяжении первой половины XX в.

Рассматриваемый период характеризуется появлением новой проблематики, обусловленной в первую очередь дальнейшим ходом истории и глобальными переменами, происходящими в стране. Значительное место в работах западных историков первой половины XX века занимает стремительное индустриальное развитие России после 1861 г., являющееся, по мнению большинства, главным положительным итогом проведенных преобразований. Большое внимание уделяется революционному движению 60-80-х гг. XIX века как политическому результату реформы. Практически все авторы связывают революцию 1905 года с реформами Александра II, в первую очередь с центральной - отменой крепостного права. В ряде работ исследуется земельная реформа Столыпина как продолжение 1861 г.

В исторической литературе преобладают научные монографии, посвященные проблемам истории пореформенной России, в которых центральное место занимает отмена крепостного права. Наибольший интерес для исследователя представляют работы Б. Лейрса, М. Бэринга, У. Морфилла, Дж. Мейвора и ряда других. Центром изучения русской истории по-прежнему остается Англия.

Основоположником научного изучения русской истории в Англии па праву считается Б. Пейрс. Анализ его работ, посвященных проблемам истории XIX в., предреволюционного периода, занимает центральное место в главе.

Критически анализируя события 1860-х годов, английские и американские авторы начала XX века вместе с тем по-прежнему считают, что реформа была необходима и в главном удалась - дала свободу русскому крестьянину. Экономический прогресс в пореформенной деревне анализируется в работах Б. Пейрса, М. Бэринга, А. Бивериджа и др.

В период с 1890 г. отчетливо прослеживается важная тенденция англо-американской историографии - ее зависимость от русской историографии. С начала 1880-х гг. определяются основные положения русской историографии отмены крепостного права, прежде всего либеральной в народнической. Появляются работы И.Иванюкова (1882), В.И. Семевского (1883), Г.А. Джаншиева (1894, 1900), А.А.Корнилова (1905), П.Б.Струве (1913) и других. Эти работы серьезным образом изучались западными историками и оказали на них заметное влияние.

Англо-американская историография отмену крепостного права с 1917 по конец 1950-х гг.

Революция в России серьезным образом повлияла на развитие англо-американской историографии отмены крепостного права. Первые года после революции внимание Запада было приковано к событиям, происходящим в России. Острые современные проблемы вытеснили историческую проблематику из исследований английских и американских историков. Только в конце 20-х - начале 30-х годов начинают появляться работы, серьезно анализирующие историческую ситуацию второй половины ХГХ в. На первый план выходят проблемы, связанные с революцией 1917 года, ее предпосылками, закономерностью, причинами победы. Крестьянская реформа 1861 года рассматривается через призму революционных событий. Отмена крепостного права считается поворотным пунктом русской истории, приведшим к революции 1917 г., называемой большинством исследователей - крестьянской.

Большинство работ, написанных с 1917 по 1960 гг., предназначено для широкого круга читателей, носит публицистический оттенок, преследует порой определенные пропагандистские цели. Наряду с профессиональными историками и экономистами, авторами трудов по истории России часто бывают журналисты, политические деятели, писатели, просто обыватели, интересующиеся историей. Этим, а также недоступностью дм большинства ученых-иностранцев архивов и библиотек Советского Союза, объясняется поверхностность, низкий научный уровень, упрощенность суждений и бездоказательность выводов многих работ. Вместе с тем, нельзя забивать, что в эти годы появляются исследования Б. Лейрса, Г.Робинсона, Б. Самнера, У. Морфилла и др., ставшие классикой зарубежной историографии, составившие основу для углубленного изучения отмены крепостного права в России в западных странах на современном этапе.

В главе анализируются важнейшие работы английских и американских ученых по истории России XIX в. Наиболее подробно рассматриваются труды, касающиеся крестьянской реформы и написанные на высоком научном уровне (работы Б. Пейрса, У. Морфилла, Б. Самнера, Дж. Робинсона и др.).

Разнообразнее становится жанр исторических исследований. Главное место занимают общие исторические обзоры, охватывающие русскую историю с древнейших времен до современного автору периода (надо отметить, что и в этих работах история второй половины Х1Х-начала XX в. занимает центральное место). Вместе с тем появляются работы, и число их существенно возрастает к середине века, посвященные отдельным проблемам русской пореформенной истории, выдающимся деятелям, начинается публикация источников.

Большое влияние на англо-американскую историографию рассматриваемого периода оказали работы русских историков, эмигрировавших после революции 1917 года, в первую очередь таких, как Г. Вернадский, М. Карпович, М.Флоринский, С.Пушкарев и др. Особенно заметно влияние русских историков-эмигрантов на историческую науку в США, где вокруг них сложилась сильная научная школа историков-россиеведов. Историки-эмигранты и их ученики положили начало серьезному научному изучению истории России в Америке. Во многом с деятельностью русских историков связан начавшийся в 30-е годы и завершившийся к середине XX века процесс перемещения центра изучения русской истории из Англии в США.

Англо-американская историческая литература периода I9I7-I960 г.г., развивая традиции XIX в., ставит много новых серьезных проблем. Хотя обобщающих серьезных научных исследований "по отмене крепостного права в России не появилось, создались условия для углубленного изучения проблемы на современном этапе.

Современный этап развития англо-американской историографии отмены крепостного права в России (1960-1980-е гг.).

Крестьянская реформа 1861 г. признана важнейшим событием русской истории, причем в последние годы все чаще говорится о ее значении в современной жизни страны.

В главе отмечается существенная особенность англоязычной историографии на современном этапе. Начавшийся еще в середине века процесс углубления и расширения научного взаимодействия Англии и США, получил дальнейшее развитие после 60-х гг. Соединенные Штаты по-прежнему являются центром изучения русской истории на Западе, однако можно говорить о научной интеграции англоязычных стран. Попытки выделения отдельно английского и американского направлений в историографии отмены крепостного права в России стали бы условными и натянутыми, и представляется целесообразным ее изучение как единого целого.

Важной тенденцией развития англо-американской историографии 60~х-80-х гг. является обращение к серьезному исследованию узких проблем и периодов русской истории, углубление научной специализации исторической науки. Наряду с этим все меньше появляется общих очерков русской истории, столь характерных для предшествующего периода. Большинство таких очерков представляют собой учебные курсы или популярные издания, обобщающих научных концепций в этот период фактически не появляется. Существенным достижением англоамериканской историографии последних десятилетий является появление с 70-х гг. значительного числа научных биографий, посвященных жизни и деятельности отдельных исторических личностей.

Характерной чертой англо-американской историографии на современном этапе является обращение к идеям русских дореволюционных историков. Влияние русской историографии отмены крепостного права, в первую очередь, либеральной, народнической и неонароднической, как уже отмечалось, прослеживается с конца XX века. С 1930-х годов оно ослабевает, уступив место русской эмигрантской исторической литературе. Начиная с 1960-х годов концепции русских историков, в первую очередь А.А. Корнилова, Г. Джаяишева, П.Б. Струве, и др., получают широкое распространение и дальнейшее развитие в работах английских и американских историков.

Большинство американских историков крестьянской реформы, относительно молодое поколение ученых, вступившее в научную жизнь в 60-е, 70-е гг., называют своим учителем П.А.Зайончковского. Среди них Т. Эммонс, Д. Филд, А. Рибер, Б.В. Линкольн и другие, подчеркивающие влияние личности П.А.Зайончковского и его работ на их научные взгляды. Расширяются личные контакты западных и советских ученых, больше появляется совместных трудов и проводится совместных научных конференций, которые играют значительную роль в развитии англо-американской историографии русской истории. Важным событием явилось открытие широкого доступа зарубежных ученых в библиотеки и архивы СССР. В отличие от большинства трудов предшествующего периода работы, вышедшие после 1980 г., написаны на широком архивном материале, с учетом достижений как русской и советской науки, так и современной зарубежной.

В научном плане рассматриваемый период представляется достаточно единым и целостным: на протяжении 30 лет идет достаточно ровный процесс накопления и осмысления исторических знаний по русской истории XIX века, действует один и тот же круг ученых, господствуют те же концепции. Определенный пик в изучении отмены крепостного права приходится на 60-е годы, когда появились основные работы Дж. Блата, Т. Эммонса, концепции А. Рибера, Х. Сетон-Уотсона. В последующие годы происходит главным образом развитие идей и концепций 60-х гг., одновременно с этим появляются новые концепции – Д . Филд (70-е гг.), Б. Линкольн (конец 70-х - качало 80-х гг.). Наконец, в последние года, в связи с проведением в Советском Союзе широких экономических и политических преобразований, на Западе заметно повысился интерес к русской истории, в особенности к реформам прошлых лет. Однако в целом последние три десятилетия представляются более целостными в научном плане (речь идет только об изучении отмены крепостного права в России), чем предшествующие периоды, поэтому выделение каких-либо периодов и этапов представляется неправомерным.

Современные английские и особенно американские историки довольно последовательно и единодушно отказываются от изучения старых традиционных тем. Если раньше, как критически отмечал Филд, историки начинали историю отмены крепостного права 1861-м годом, то теперь можно сказать, что они им заканчивают. Подготовка реформы, участие дворянства и бюрократии в ней, развернутые биографии исторических деятелей реформы - изучение этих проблем выходит на первый план в исторических работах и является несомненным достижением последних лет.

Причины реформы рассматриваются как бы во внутренней полемике с предшествующими работами. Ощущая некоторую слабость и определенную несостоятельность традиционно выдвигавшихся причин отмены крепостного права - экономических, политических, социальных, большинство историков ищет новых путей решения этой проблемы. На первый план выходят военные нужды, моральные мотивы, реформа предстает, как итог деятельности узкого круга лиц. Осознавая определенные ошибки поиска причин реформы в ее последствиях, свойственные историкам конца и начала века - через экономический кризис 90-х гг. и революционное движение 900-х гг., первой половины века - через 1917 год, современные английские и американские историки обращаются к предшествующему реформам периоду.

При изучении подготовки отмены крепостного права на первый план выходит узкая группа лиц, участвовавших в разработке реформы - либеральное дворянство, просвещенная (или либеральная) бюрократия, поместное дворянство, реформаторы. Надо отметить, что грань между этими группами довольно условна и не всегда ясно, что же отделяет одну от другой. Меняется отношение и к участию Александра II в подготовке реформы: если в 60-е годы продолжается традиция прошлых лет, еще существуют концепции, отводящие императору главную инициативную роль в проведении отмены крепостного права (Блюм, Рибер), то в последующей историографии Александру II отводится более пассивная роль. Обращение к либеральной бюрократии как инициатору и автору реформы (Филд, Линкольн, Орловский) является важным и чрезвычайно плодотворным подходом современной историографии.

Противниками реформ, как и прежде, называются помещики и часть бюрократии, однако отмечается отсутствие серьезного противодействия с их стороны.

В современной историографии получает дальнейшее развитие идея влияния Запада на отмену крепостного права в России. Так, Рибер пишет об изучении авторами реформы западного опыта ("Как и во времена Петра I, русские специалисты устремились на Запад е поисках ответов на новые проблемы"). Филд говорит о практически полной "вестернизации" русского общества накануне отмены. Почти все историки проводят сопоставление двух крупных событий века - отмены рабства в США и крепостничества - в России в середине ХГХ века.

Большое место в англо-американской историографии занимают работы, касающиеся влияния реформы на экономическую, политическую и социальную стороны русской жизни. К их числу относятся научные монографии, посвященные изучению отдельных узких проблем, тем или иным образом связанных с крестьянской реформой. К сожалению, необходимо отметить отсутствие обобщающих работ по последствиям реформы, ходу ее проведения, эти данные разбросаны по различным монографиям, разбиты на узкие направления. Как уже отмечалось, историки непосредственно крестьянской реформы заканчивают работы главным образом 1861-м годом.

Значительно слабее, чем раньше развивается изучение многих традиционных проблем: экономического, политического и социального положения крестьянства, последствий реформы, русской крестьянской общины. Научная специализация, характерная для современной исторической науки и имеющая несомненные достоинства, имеет и свои недостатки. Например, исчезновение общих очерков русской истории, дающих представление о крестьянской реформе в контексте общерусской истории.

Большое значение имеет проведение международных конференций в 1989 и 1990 гг., посвященных проблемам реформ в России. В них приняли участие ведущие специалисты по истории России XIX века, как зарубежные, так и советские. Особое значение имеет конференция ""Великие реформы в русской истории. 1861-1874" (июнь 1989), которая подвела итоги изучения реформ в России, намелила основные направления дальнейшей работы.

В результате проведенного анализа англоязычной исторической литературы были выделены четыре основных этапа развития англо-американской историографии крестьянской реформы 1861 года и рассмотрены характерные черты каждого из них.

I. 1861-1890 гг. В центре внимания западных современников и первых исследователей реформы 1861 г. находятся открывающиеся перед Россией перспективы экономического и политического развития, возможности усиления ее военной мощи. Делаются попытки проанализировать первые итоги реформы, спрогнозировать последующие результаты, определить место России в кругу европейских держав. В рассматриваемый период преобладает жанр мемуарной литературы, написанной в форме личных воспоминаний или на основании свидетельств очевидцев. Безусловное лидерство в изучении крестьянской реформы в этот период принадлежит английским ученым.

II. 1890-е-1917 год. На первый план выходит изучение последствий реформы, ее влияния на последующие исторические события: голод 1891 г., экономическую и политическую ситуацию начала XX в., революцию 1905-1907 гг., Столыпинскую реформу. В этот период появляются научные монографии, посвященные истории пореформенной России, в которых центральное место занимает отмена крепостного права. В начале века с оформлением основных концепций русской историографии, отчетливо прослеживается влияние русской буржуазно-либеральной и народнической историографии на англо-американскую.

III. 1917-конец 1950-х гг. В центре внимания западных историков находится революция 1917 г. Отмена крепостного права рассматривается через призму революционных события, как центральное событие XIX в., изменившее ход истории и в конечном счете приведшее к революции. Среди исторических исследований преобладают общие исторические курсы с преимущественным вниманием к истории второй половины Х1Х-начала XX вв. С 1930-х годов начинается процесс перемещения центра изучения русской истории XIX б. из Англии в США, завершившийся к середине века. Определяющую роль в развитии англо-американской исторической науки играют русские историки эмигранты, основавшие серьезную научную школу за рубежом.

IV. 1960—по настоящее время. Для современного периода развития англоязычной историографии характерно обращение к "забытым" темам, на первый план выходит изучение причин реформы, ее подготовки, роли дворянства и бюрократии в проведении отмены крепостного права. Выходят в свет специальные научные труды, посвященные непосредственно крестьянской реформе 1861 г. Отличительной чертой современной англо-американской историографии является возрождение буржуазно-либеральных и народнических концепций русских историков конца Х1л-начала XX вв. на новом уровне. Расширяются научные контакты английских и американских ученых с советскими историками. Лидирующая роль в изучении русской истории на Западе принадлежит американским историкам. Однако на современном этапе можно говорить о начале научной интеграции англоязычных стран. Современный этап является пиком изучения русской истории XIX века на Западе, далеко превосходящим предшествующие как по количеству вышедшей литературы, так и по общему научному уровню исторических работ.

Поделись с друзьями