Нужна помощь в написании работы?

На рубеже XIX—XX столетий в российском революционном движении преобладали марксисты, социал-демократы. Идеи народников, «Народной воли» представлялись уже далёким прошлым, «вчерашним днём». Однако далеко не все революционные группы в России и эмиграции увлекались марксизмом.

К 1900 г. на общей волне подъёма революционного движения в России и русской эмиграции возникло несколько новых народнических групп. Немалую роль в их создании сыграла старая народница Екатерина Брешко-Брешковская, или, как её уважительно называли товарищи, Бабушка.

Революционерка Серафима Клитчоглу назвала её «святым духом революции», витающим по всей России. Бабушка воодушевляла и вовлекала в движение не только молодёжь, но и своих старых товарищей.

Ещё более важную роль в возрождении народнического движения сыграл 30-летний учёный-фармацевт Григорий Гершуни. Увлечённый революционно-народническими идеями, Г. Гершуни стал вслед за Е. Брешковской ездить по стране. Но роли их несколько отличались. Под влиянием Бабушки молодёжь объединялась в союзы, как они себя называли, социалистов-революционеров. Г. Гершуни связывал эти группы между собой и постепенно сколачивал из них единую партию социалистов-революционеров. Побывав за границей, он соединил их и с близкой по духу эмиграцией.

К началу 1902 г. этот процесс в основном завершился. В России возникла новая подпольная партия — социалистов-революционеров, или сокращённо — эсеров. В ней состояло несколько сотен человек.

После начала первой русской революции численность партии эсеров резко возросла: от 1,5 тыс. до 65 тыс. человек. 29 декабря 1905 г. в Финляндии на острове Иматра открылся первый съезд партии эсеров. Он продолжался до 4 января. Делегаты приняли программу партии, которая открывалась партийным лозунгом «В борьбе обретёшь ты право своё!». Её стержнем стало отношение к крестьянству, земельный вопрос.

Марксисты в то время считали, что крестьянство в России идёт к своему концу, уничтожению. Земля достанется крупным собственникам, а миллионы мелких крестьян разорятся и превратятся в безземельных батраков. Это облегчит победу социализма в деревне.

Эсеры, как и другие народники, не соглашались с таким предсказанием. Они считали, что необходимо не разрушать, а защищать крестьянскую общину, весь уклад сельской жизни. Более того, надо пойти навстречу вековым представлениям и желаниям крестьян. Ведь крестьяне издавна верили в то, что земля ничья, «вольная», или, как они говорили, Божья. А собирать её плоды может только тот, кто трудится на ней. В программе эсеров говорилось: «Партия Социалистов-Революционеров стремится опереться на общинные и трудовые воззрения, традиции и формы жизни русского крестьянства, в особенности на распространённое среди них убеждение, что земля ничья и что право на пользование ею даёт лишь труд».

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Чаяния крестьян эсеры постарались выразить в своей идее «социализации земли». Эта идея стала их своеобразным открытием. Они предлагали сделать землю в полном смысле слова «ничьей», как воздух или воду.

Земля, считали эсеры, должна перейти не в руки единого собственника — государства, а в руки тысяч крестьянских общин по всей стране. В народе социализацию земли воспринимали как главный лозунг эсеров, их символ. Так же считали и они сами.

Кроме одобрения программы на I съезде произошли и другие важные события. От эсеров откололись два течения: умеренное и крайне левое. Умеренное крыло, выступавшее за легальную деятельность, позже образовало Партию народных социалистов, а крайне левое течение создало Союз эсеров-максималистов, Они, в частности, выступали за аграрный террор — «широкую партизанскую войну в деревне» против местных властей и помещиков. Эсеры такую тактику отвергали.

Сразу после Февральской революции 1917г. партия эсеров начала бурно расти. Вернулись с каторги и из ссылок старые эсеры, а затем хлынул огромный поток «новообращённых». Эсеры стали самой многочисленной партией в России. Летом их число составляло примерно 700 тыс. человек (они не вели точного подсчёта).

Эсеры вошли в коалиционное Временное правительство, причём В. Чернов стал министром земледелия, а другой эсер А, Керенский вскоре возглавил правительство.

25 мая в Москве после десятилетнего перерыва собрался очередной III съезд партии эсеров. Съезд заявил о своей поддержке коалиционного правительства. Делегаты высказались также по самым жгучим вопросам революции — о мире и земле. Съезд выступил за продолжение войны и «категорически отверг сепаратный мир и сепаратное перемирие». По вопросу о земле эсеры, конечно, повторили свои старые требования.

Но теперь вопрос стоял уже иначе: как проводить земельную реформу? Снизу, с помощью крестьянского движения, или сверху, по воле правительства? Съезд высказался против стихийного движения, «отверг все частные захваты земель». Эсеры считали, что реформу надо проводить планомерно, решением правительства.

Однако в правительстве долгожданная реформа встречала всё новые и новые препятствия. Недовольство крестьян росло. В августе министр земледелия В. Чернов, потеряв надежду провести желательные меры, подал в отставку.

В то же время среди социалистов-революционеров постепенно сложилось левое крыло во главе с Марией Спиридоновой, Борисом Камковым и старым народником Марком Натансоном. Левые эсеры выступали в поддержку стихийного крестьянского движения. До ноября 1917 г. они оставались частью единой Партии социалистов-революционеров.

Октябрьский переворот 1917 г. привёл к расколу среди эсеров. Большинство руководителей партии решительно выступили против Октября. В то же время левое крыло эсеров поддержало Советскую власть. Причины этой поддержки были достаточно ясны: ведь «Декрет о земле» наконец осуществил эсеровскую земельную программу. Кроме того, левые эсеры поддерживали сам принцип Советской власти, считая её более близкой народу и крепко связанной с ним.

26 ноября открылся последний IV съезд партии эсеров. Делегаты определённо высказались за борьбу с большевиками под лозунгом «Вся власть Учредительному собранию!».

А 19 ноября начал работу первый съезд повой партии — левых эсеров. Три недели спустя левые эсеры согласились войти в Советское правительство и получили в нём почти половину портфелей (в том числе такие важные, как наркоматы земледелия, юстиции). Два этих съезда окончательно оформили состоявшийся в партии раскол.

И вот в разгар всех этих тяжёлых для эсеров событий они неожиданно узнали о своей... победе. Их лозунги, в том числе главный — о земельном переделе, принесли им успех на выборах в Учредительное собрание 12 ноября. Но эта победа, за которую 1б лет боролась партия, имела теперь какой-то иллюзорный, символический характер. Ведь победила старая, ещё единая партия, в списках которой товарищами оставались А. Керенский и М. Спиридонова... Мало кого из эсеров эта победа по-настоящему обнадёжила.

В марте 1918 г. левые эсеры разошлись с большевиками по вопросу о подписании Брестского мира. Левые эсеры (как, впрочем, и многие большевики во главе с Н. Бухариным) выступили за «революционную войну» с Германией. Когда Брестский мир всё-таки одобрили, левые эсеры вышли из правительства.

Левые эсеры рассчитывали дать бой по вопросу о комбедах и Брестском мире на V съезде Советов, который открывался 4 июля. Но вскоре стало ясно, что левые эсеры останутся на нём в меньшинстве. Хотя они и получили очень много мест (353), большевикам досталось ещё больше (773), а другим партиям - всего 28 мест. На выборах голос рабочего «весил» в пять раз больше голоса крестьянина, а поддерживали левых эсеров в основном крестьяне.

24 июня ЦК партии левых эсеров принял тайное решение сорвать Брестский мир с помощью покушений на «виднейших представителей германского империализма», 6 июля, в разгар работы съезда Советов, левый эсер Яков Блюмкин исполнил решение своего ЦК: застрелил германского посла графа Вильгельма Мирбаха. После такого шага возобновление войны казалось неизбежным. В сообщении властей в тот же день говорилось: «Россия теперь по вине негодяев левоэсерства на волосок от войны,..».

Из посольства Яков Блюмкин направился в военный отряд чекистов, который возглавлял левый эсер Д. Попов. Здесь, в штабе отряда в Трёхсвятительском переулке, собрались члены ЦК левых эсеров. Через несколько часов сюда же прибыл председатель ВЧК Феликс Дзержинский. Он потребовал немедленно выдать ему убийцу германского посла. Конечно, левые эсеры не могли выдать товарища. Они предпочли обезоружить и арестовать самого Ф. Дзержинского... Так началось событие, известное как восстание, или мятеж, левых эсеров.

Когда Д. Попов узнал, что левоэсеровские делегаты во главе с Марией Спиридоновой арестованы, он решил действовать. Его отряд открыл беспорядочный артиллерийский огонь по Кремлю. Однако немногие снаряды, упавшие на территорию крепости, особого вреда ей не причинили.

Небольшой отряд во главе с левым эсером Василием Лихобадиным захватил здание Главного телеграфа. Оттуда В. Лихобадин разослал по стране несколько телеграмм. В одной из них он предложил «задерживать всякие депеши за подписью Ленина-Троцкого и Свердлова, признавая их вредными для Советской власти вообще и правящей в настоящее время партии левых эсеров в частности».

Большевики бросили против левых эсеров красных латышских стрелков. Утром 7 июля латыши заняли телеграф. Из пушек они обстреляли здание штаба Д. Попова в Трёхсвятительском переулке. 17 выпущенных по зданию артиллерийских выстрелов решили исход борьбы: левые эсеры покинули свой штаб. К полдню всё было кончено, "мятежники» разоружены. Вечером того же дня в Трёхсвятительский переулок приехал В. Ленин с Н. Крупской. Они осмотрели здание штаба левых эсеров, разбитое пушечным огнём...

Через два дня по решению ВЧК 13 чекистов из отряда Д. Попова расстреляли как "изменников*. Почти всех остальных арестованных в тот же день выпустили, а М. Спиридонову освободили спустя пять месяцев. Я. Блюмкина заочно осудили на три года заключения.

Сами левые эсеры позднее утверждали, что никакого восстания с их стороны не было, а только самозащита, к которой их вынудили обстоятельства. Так или иначе, июльские события почти уничтожили их партию как значительную политическую силу. Левые эсеры уже никогда не смогли восстановить своё былое влияние.

Поделись с друзьями