Поделись с друзьями
Нужна помощь в написании работы?

Чаще всего вместо "и" ставят versus ("против") - если и не явно, графически, то неявно, концептуально-логически. Наука тем самым отлучается от мира ценностей, гуманитарной, если не вообще культуры. Это, конечно, крайность. Одна из двух, ибо одной крайностью дело здесь не ограничивается. Другая крайность видит в науке, ее понятиях и принципах одни только ценности, не различает должным образом фактуальные (факт) и ценностные суждения.
Одна из самых репрезентативных концепций "воздержания от оценки" принадлежит Максу Веберу. Наука для немецкого мыслителя едина, везде - и в естествознании, и в обществознании (истории, социологии) - действуют одни и те же критерии научности, восходящие в конечном счете к каузальному объяснению. Самое большее, что может оценка, - это указать, и то очень приблизительно, направление поиска причинных объяснений.
     Наука, по Веберу, должна (кстати, вот вам и оценка) быть ценностно нейтральной, свободной от оценок. При этом защищаются: научная мысль - от "несанкционированного" вторжения идеологии, религии, политики, а университетское преподавание - от кафедральных демагогов, несущих в аудиторию не истины (строгое научное знание), а свои мировоззренческие взгляды, партийно-политические пристрастия, вообще "практические советы" (разговоры "за жизнь"). Вебер настаивает на том, "что действительно значимое воздействие на слушателей достигается сегодня в университетских аудиториях только посредством специальных знаний, сообщаемых квалифицированными специалистами, и что единственной специфической добродетелью, которую следует воспитывать в студентах, является "интеллектуальная честность".

Стирание границ между строго научным и собственно ценностным знанием - давняя философская традиция. У нее много сторонников как в прошлом, так и в настоящем. Сошлемся на одного из самых бескомпромиссных - американского ученого М.Херсковица. Вот что он, в частности, пишет: "Даже факты физического мира видимы только через призму культуры, поэтому восприятие времени, расстояния, тяжести, размера и других "реальностей" опосредуется конвенциями данной группы". Получается, следовательно, что реальности, независимой и отличной от культурной, просто не существует. На спорности этого тезиса можно не останавливаться - она и так очевидна.
     Как всегда, истину нужно искать где-то посередине. Наука не может функционировать вне общества, общественного контекста, безусловно насыщенного ценностями. Да, это контекстуальные, "внешние" по отношению к науке ценности. Но можно говорить и об "интекстуальных", внутренних, собственно научных ценностях, той же истине, критичности, интеллектуальной честности и т.д. Истина - это не только соответствие мыслей действительности. Есть в ней, скажем, и мировоззренческий аспект. Иногда он становится определяющим. Как в случае с Галилеем, например. Никого особенно не интересовало какое-то там соответствие; инквизицию беспокоило, что вместе с верчением Земли начнет "вертеться" что-то и в умах людей.
     Особенно велика роль ценностей и оценок на переломных этапах развития науки, когда приходится искать совершенно новые решения, выбирать между конкурирующими подходами, намечать направления дальнейших исследований. Оценки незаменимы и при определении того, чем можно и чем нельзя заниматься в науке (нельзя ставить, например, эксперименты на людях, клонировать человека - пусть пока), а также при общественной экспертизе практического применения научных исследований (нельзя, к примеру, использовать какие-то мирные разработки в военных целях). Ценности и оценки являются важным фактором внутренней детерминации науки. Они помогают наладить и успешно вести научное исследование.
     Перефразируя одно крылатое выражение, можно сказать, что у того, кто пренебрегает ценностями, нет сердца, а у того, кто игнорирует научные достижения, нет головы.