Нужна помощь в написании работы?

Уголовное наказание является исключительно важной мерой борьбы с преступностью, хотя решающую роль в ее сокращении, несомненно, играют экономические, политические, организационно-управленческие и культурно-воспитательные меры, осуществляемые государством. Вместе с тем, уголовное наказание является не только важным, но и необходимым средством, а из уголовно-правовых — наиболее эффективным средством борьбы с преступностью, поскольку именно оно прерывает антиобщественную деятельность лиц, совершающих преступление. Как острейшая мера государственного принуждения, наказание заключается в предусмотренном УК лишении или ограничении определенных прав и свобод осужденного, что означает принудительное причинение ему страданий, ущемлений, стеснений морального, физического и имущественного характера. Это полностью отвечает требованиям ст. 28 Всеобщей декларации прав человека, согласно которой каждый член общества может быть подвергнут ограничениям, установленным законом в целях обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.  Без страданий, лишений и ограничений наказание не несло бы исправительного заряда и не воспринималось бы людьми как мера, назначенная судом в интересах общества да и самого преступника. Поэтому страдания составляют неотъемлемое свойство наказания, без которых оно теряет свой смысл.  Примечательно, что ограничения некоторых прав, весьма чувствительные для человека, люди принимают при назначении уголовного наказания как само собой разумеющийся факт. Действительно, человек, осознанно игнорирующий установленный в обществе правопорядок, представляющий опасность для других граждан, должен быть лишен права продолжать грубо «осложнять» жизнь законопослушным гражданам и обязан почувствовать страдания, которые должны натолкнуть его на мысль о недопустимости совершения преступлений впредь. И в этом, очевидно, проявляется основная цель наказания (тогда как исправление важно, но вторично).  Наказание всегда выступало в виде отрицательной реакции государства, общества на совершаемое преступление и привлекало внимание мыслителей с давних пор. В десятках философских систем и сотне теорий ученые-криминалисты предпринимали попытки доказать обоснованность действий государства, наказывающего своих подданных, порой весьма жестко. Это теории возмездия, устрашения, общего и специального предупреждения1, современные теории «новой социальной защиты», и др. Как это ни покажется странным, в России понятие наказания в наиболее крупных законодательных актах — и в середине XIX, и в начале XX века — отсутствовало. Появилось оно лишь в 1919 г. в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР, в которых, в частности, указывалось, что «наказание — это мера принудительного воздействия, посредством которого власть обеспечивает должный порядок общественных отношений от нарушителей последнего». В дальнейшем ни один законодательный акт советского периода определения уголовного наказания не давал, более того, УК РСФСР 1922 г. заменил понятие «наказание» понятием «мера социальной защиты». Понятие наказания было восстановлено только Основами уголовного законодательства Союза СССР и союзных республик 1958 г., а сформулировано лишь в 1991 г. и с некоторыми уточнениями заняло место в УК РФ 1996 г. Ст. 43 УК РФ ныне гласит: «Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренном настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица». Это определение указывает все основные признаки, которые характеризуют наказание в качестве уголовно-правового явления:

1. Наказание — это мера государственного принуждения, предусмотренная уголовным законом, применяемая только к лицам, совершившим преступления. Этим оно отличается от иных мер, применяемых, например, за административные, дисциплинарные, гражданско-правовые правонарушения. Наказывая, государство принуждает преступника к законопослушному поведению. Исчерпывающий перечень уголовных наказаний, которые только и могут быть назначены судом за совершенные преступления, содержит ст. 44 УК.

2. Наказание назначается только судом и носит публичный характер, т. е. назначается от имени государства и в интересах всего общества. Иные государственные органы таким правом не обладают. Публичность проявляется и в том, что освобождение от наказания по основаниям, установленным в законе, за исключением амнистии и помилования, также осуществляется только судебными органами.

3. Наказание может быть назначено только при наличии вины лица в совершенном преступлении. Невиновное причинение вреда в соответствии со ст. 49 Конституции РФ исключает уголовную ответственность и наказание. Согласно ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». Обвинительный приговор суда является процессуальной формой применения наказания. Только суд в России вправе давать уголовно-правовую оценку содеянному и личности виновного.

4. Наказание обязательно причиняет осужденному определенные лишения и ограничения прав и свобод, зависящие от вида наказания, например: права выбора места жительства, передвижения, выбора рода деятельности; при конфискации — лишение имущества; лишение воинского звания, а то и жизни. Применением перечисленных лишений, ограничений, стеснений уголовное наказание прежде всего и отличается от иных наказаний.

5. Наказание всегда носит личный характер и не должно затрагивать интересы других лиц.

6. Наказание в отличие от иных наказаний обязательно влечет последствие общеправового и уголовно-правового характера — судимость.

С принятием УК РФ ст. 43 перестал быть актуальным вопрос: является ли кара одной из целей наказания? Кара заключена в любом виде наказания, и по ее тяжести мы судим о строгости конкретного наказания. Следовательно, уголовный закон рассматривает кару как положительный конструктивный элемент наказания, без которого уголовное наказание не могло бы являться таковым. Безусловно, что любое уголовное наказание при его исполнении объективно приносит осужденному физические и нравственные страдания, однако, согласно ст. 7 Всеобщей Декларации прав человека и ст. 7 Международного Пакта о гражданских и политических правах, устанавливается, что наказание не ставит перед собой цель причинения физических страданий или унижения человеческого достоинства.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

43.Цели уголовного      наказания.

Одним из наиболее принципиальных вопросов уголовного права был и остается вопрос об определении целей наказания. Учение о целях наказания продолжает оставаться одним из наиболее дискуссионных вопросов как в истории, так и в современной теории права. «От его решения зависит построение не только многих институтов этой отрасли права, но и целеустремленное применение самого уголовного законодательства», - писал И. С. Ной'. Чезари Беккариа указывал: «Цель наказания заключается не в истязании и мучении человека и не в том, чтобы сделать существующим уже совершенное преступление. Цель наказания заключается только в том, чтобы воспрепятствовать виновному вновь нанести вред обществу и удержать других от совершения того же». Н. С. Таганцев, отмечая неоднозначность подходов к рассматриваемой проблеме, замечал, что «поскольку наказание относится к прошлому, оно представляется отплатой, отмщением, актом более рефлекторным, чем целесообразным, государство принуждается к нему самими свойствами человеческой личности или непременными законами общежития, оно составляет более или менее неуклонную обязанность государства; поскольку наказание относится к будущему, оно является средством для достижения известных целей, оно рассматривается как реализация права государства, которым последнее должно пользоваться по разумным основаниям... Будучи личным страданием, причиняемым виновному за учиненное им деяние, наказание должно быть организовано так, чтобы оно служило или могло служить целям, которые преследует государство, наказывая»2.Многовековая история проблемы определения целей уголовного наказания и существование множества теорий позволили представителям науки уголовного права, разумеется условно, выделить два основных направления ее развития:а) абсолютные теории наказания, сторонники которых придерживаются абсолютной идеи - возмездия за совершенное преступление и расплаты за него: сторонники божественного возмездия, считающие преступление грехом, относят к целям наказания искупление греха; Кант развивал теорию материального возмездия, Гегель - диалектического;б) теории полезности: общего предупреждения, специального предупреждения, смешанные. Их сторонники ратуют за предупреждение преступлений и исправление преступников.Распространенной является теория устрашения (И, Бентам), психологического принуждения (А. Фейербах). Интегративные теории (Фойницкий И. Я.,Сергиевский Н. Д.) к целям наказания относили общую и частную превенцию, устрашение, возмездие и исправление в различных комбинациях. Разновидностью теории специального предупреждения является теория исправления, где цель наказания - исправление осужденного до нравственного возрождения.Целям наказания посвятили свои исследования и многие ученые советского периода: Н. А. Беляев. И. М. Гальперин. И. И. Карпец. И. С. Ной, Н. А. Стручков. Н.Д. Шаргородский, И. В. Шмаров и др.Почти 40 лет в современной юридической литературе велась полемика между сторонниками отнесения кары к целям наказания (Н. А. Беляев, И. И. Карпец) и их противниками (А. А. Герцензон, Л. А. Ременсон, Н. Д. Шаргородский), начало которой положила неудачная формулировка ст. 20 УК РСФСР. Часть 2 ст. 43 УК РФ поставила точку в многолетнем споре: «Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений». Следует заметить, что еще в 60-х гг. профессор Беляев Н. А. писал о восстановлении социальной справедливости как цели уголовного наказания, и вот российское уголовное законодательство наконец закрепило этот принцип в законе 3. Нарушение справедливости влечет нарушение права. Это прямо относится и к уголовному праву, к преступлению и наказанию, причем в данном случае можно говорить о наивысшем нарушении справедливости, которое может проявляться в кражах, грабежах, разбоях и даже убийствах. Под социальной справедливостью наказания следует понимать его трактовку в ст. 6 УК, т. е. мы можем говорить о справедливости, когда лицу, совершившему преступное деяние, назначается наказание, соответствующее тяжести преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, когда наказание не назначается дважды за одно и то же преступление (ч. 2 ст. 6 УК, ст. 50 Конституции РФ), когда назначенное наказание обеспечивает выполнение задачи исправления осужденного и предупреждения преступлений. Разумеется, нельзя восстановить жизнь потерпевшего, погибшего в результате убийства, однако социальная справедливость в этих случаях может быть достигнута путем ограничения либо лишения прав и свобод виновного (порой довольно жестких и в течение продолжительного времени). Вместе с тем, наказание, даже самое строгое, применяется не для того, чтобы причинить осужденному моральные и физические страдания. В полном соответствии с принципами и нормами международного права ст. 21 Конституции РФ запрещает применение пыток, насилия или другого жестокого или унижающего достоинство человека обращения. Она также отвечает и ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Статья 1 Конвенции указывает, что в определение пытки не включены боль или страдание, которые возникают лишь в результате законных санкций (необходимость или обязанность причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление).В качестве другой цели уголовного наказания называется исправление осужденного. Ныне цель исправления заключается в том, чтобы осужденный стал законопослушным, добропорядочным гражданином общества, уважающим труд и правила общежития.Законодатель больше не связывает цель исправления осужденного с перевоспитанием. Представляется, что задача перевоспитать человека, в особенности в нынешних условиях, нереальна, как она была нереальной всегда. Главная задача - чтобы отбывший наказание (неважно, в силу каких причин), больше не совершал преступлений.Требования У К РСФСР I960 г. в качестве цели наказания перевоспитания осужденного, привития добросовестного отношения его к труду, точного исполнения им всех законов и уважения правил общежития не могли быть реализованы изначально, поскольку они были явно завышенными по отношению к наказанию. Они лишь немногим уступают утверждению одного известного советского пенитенциариста, который считал исправившимися лишь тех осужденных, освободившихся из мест лишения свободы, которые стали еще и активными строителями коммунизма.Наконец, наказание направлено на предупреждение совершения новых преступлений. Законодатель не подразделяет в правовой норме цель предупреждения на специальную и общую превенцию, но это с очевидностью вытекает из смысла закона.Частная превенция (специальное предупреждение) заключается в таком воздействии наказания на преступника, следствием чего является невозможность совершения им преступления в будущем.Общая превенция (общее предупреждение) выражается в воздействии назначенного конкретному преступнику наказания на иных лиц, склонных к совершению противоправных действий, сдерживающем их от преступных посягательств и формирующем у законопослушной части общества негативное отношение к преступлению. Превентивные цели достигаются посредством устрашения и лишения преступника фактической возможности продолжать преступную деятельность.В последние годы в юридической печати периодически появляются публикации о том, что такую цель наказания как предупреждение преступлений нельзя признать правомерной, и прежде всего цель общего предупреждения, поскольку «устрашение» в цивилизованном государстве само по себе безнравственно и, разумеется, неэффективно.Что ж, эффективность общей превенции, возможно, невелика, однако мы не осмелимся утверждать, что в наше время исчезли люди, которые не совершают преступлений, из страха уголовного наказания за их совершение. Таковых, к сожалению, пока немало. В 20-е гг. в среде российских ученых существовало мнение, что в нашем отечестве в деле предупреждения преступности будет главенствовать специальная превенция, потому что преступность будет существовать преимущественно за счет рецидива, а приток «новичков» будет постоянно сокращаться.Какова же действительность? В 1986 г. в нашей стране ранее судимые совершили 31,8% преступлений, следовательно, остальными были «новички»; в 1987 г. - 32,2%; в 1988 г. - 37,0%; в 1989 г. - 38,1%; в 1990 г. - 36%; в 1991 г. - 26,9%; в 1992 г. - 26,3%; в 1993 г. - 24,9%; в 1995 г. - 26,3%. Таким образом, преступления в России совершают в основном не рецидивисты. Следовательно, общее предупреждение продолжает оставаться весьма актуальным в качестве цели наказания. И поскольку преступность, судя по всему, будет преследовать человеческую цивилизацию всегда, цель общего предупреждения будет оставаться среди целей наказания вечно.Не вызывает сомнения, что указанные в законе цели наказания являются взаимосвязанными и взаимообусловленными, и задачи при назначении наказания по уголовным делам могут быть выполнены только при условии их обязательного учета.

Поделись с друзьями
Добавить в избранное (необходима авторизация)