Нужна помощь в написании работы?

Анализ квалификации убийств окажется неполным, если не будут рассмотрены вопросы отграничения их от других преступлений, сопряженных с посягательством на жизнь человека.

Разрешая вопрос об отграничении убийства от других преступлений, включающих в свой состав причинение смерти человеку, следует исходить прежде всего из определения понятия убийства. Вместе с тем для квалификации, а следовательно, и для отграничения одного преступления от другого необходим анализ всех признаков составов сопоставляемых преступлений.

В основе отграничения одного преступления от другого лежит объект посягательства, который в значительной мере определяет природу данного преступления и его общественную опасность. По объекту главным образом мы определяем характер преступления, например убийство или грабеж, убийство или оскорбление, убийство или взяточничество и т.д. Во всех этих случаях отграничение других преступлений от убийства по объекту посягательства трудности не составляет, поскольку их объекты настолько различны, что не может быть сомнений, в каком случае совершено убийство, а в каком — грабеж, оскорбление или взяточничество. Однако значительно сложнее правильно решить вопрос о разграничении преступлений, когда непосредственным объектом посягательства выступает жизнь человека.

Отграничить убийство от другого преступления, сопряженного с посягательством на жизнь, по объекту преступления можно только путем выяснения наличия или отсутствия посягательства, наряду с жизнью человека, и на другой объект, специально охраняемый законом. Так, при бандитизме в случае совершения убийства объектом преступления наряду с жизнью человека выступают основы общественной безопасности; при причинении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего, объектом преступления, наряду с жизнью, оказывается и здоровье граждан и т.д.

Однако объект посягательства не всегда может служить критерием отграничения убийства от других преступлений. Например, при доведении до самоубийства объектом преступного посягательства также является жизнь человека. Поэтому для отграничения убийств от других преступлений, угрожающих жизни человека, важно выяснить субъективную сторону преступного посягательства и главным образом вину, т, е. психическое отношение субъекта к своим действиям и наступившим последствиям. Наличие прямого или косвенного умысла на лишение жизни человека, как правило, свидетельствует о совершении убийства.

Вместе с тем установление умысла на лишение жизни не во всех случаях влечет квалификацию преступления по закону, предусматривающему ответственность за убийство. Например, при совершении террористического акта всегда имеется умысел на лишение жизни человека, но наличие другого признака субъективной стороны состава преступления — цели нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти исключает квалификацию преступления по ст. 105 УК.

В отдельных случаях при отграничении убийств от других посягательств может иметь значение и субъект преступления. Например, уголовная ответственность за бандитизм наступает с 16 лет, а за убийство с 14 лет. Поэтому, если вовлеченное в банду лицо в возрасте от 14 до 16 лет совершит убийство, оно будет нести ответственность не за бандитизм, а за убийство.

Для отграничения убийств от других преступлений в некоторых случаях имеет значение и объективная сторона состава преступления. Вместе с тем это значение не может быть решающим. В самом деле, убийство чаще всего совершается путем действия виновного, но оно может быть совершено и путем бездействия. Наступление смерти потерпевшего как последствие преступления характерно не только для убийства. Наличие причинной связи между действием виновного и смертью потерпевшего необходимо для всех преступлений, при совершении которых может наступить смерть человека.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Таким образом, путем сопоставления признаков состава преступления в каждом конкретном случае имеется возможность отграничить убийство от других преступлений, посягающих на человеческую жизнь.

Одним из важных аспектов проблемы определения рода смерти является выяснение признаков, которые отграничивают убийство от самоубийства и несчастного случая.

Приведем признаки состава следующих преступлений: убийства, самоубийства, несчастного случая со смертельным исходом

Признаки состава преступления

Объект

Объективная сторона

Субъективная сторона

Субъект

Убийство

Жизнь человека   (потерпевший и субъект — разные лица)

Действие (бездействие) человека;   причинная связь и последствия обязательны

Умысел   (при прямом  умысле цель и мшив обязательны),   неосторожность (небрежность, самонадеянность)

Человек в возрасте от 14 лет, вменяемый

Самоубийство

Жизнь человека   (потерпевший и субъект — одно лицо)

Действие (бездействие), влекущее саморазрушение

Прямой умысел и мотив обязательны

Человек в возрасте от 10 лет (по методике ЦСУ), вменяемый

Несчастный случай

Жизнь человека   (потерпевший и субъект — одно и то же или разные лица)

а)   действие (бездействие) человека, б)   действие сил   природы, животных. Причинная связь и последствия    обязательны

Неосторожность (небрежность,   самонадеянность)  нет мотива; казус (отсутствие умысла  и неосторожности)

а) человек любого   возраста, вменяемость не имеет   значения; б) силы природы, животные

Данная таблица показывает совпадение элементов только объективной стороны в части, относящейся к деятельности людей. Объект, субъективная сторона и субъект характеризуются по-разному при убийстве, самоубийстве, несчастном случае.

Доведение до самоубийства посягает на тот же объект, что и убийство,— жизнь человека. Вместе с тем между этими составами имеется существенное различие. Оно состоит, прежде всего, в том, что при доведении до самоубийства виновный не совершает никаких конкретных действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. В этом случае жестокое обращение или систематическое унижение личного достоинства потерпевшего, находящегося в материальной или иной зависимости от виновного, характеризует объективную сторону состава преступления.

Однако способ и действия виновного не всегда позволяют отграничить доведение до самоубийства от убийства. Уже говорилось о том, что для состава убийства вовсе не обязательно, чтобы виновный совершил какие-либо конкретные действия, направленные на его непосредственное физическое участие в лишении жизни потерпевшего. К убийству должны быть отнесены и такие действия, когда то или иное лицо умышленно создает обстановку, в которой единственным выходом из создавшегося положения для потерпевшего остается самоубийство, например нанесение побоев, угрозы, распространение злостных клеветнических слухов с целью избавиться от потерпевшего.

В юридической литературе общепризнан взгляд, что доведение до самоубийства, совершенное с прямым умыслом, должно рассматриваться как убийство. Из этого следует, что доведение до самоубийства возможно, когда виновный действует с косвенным умыслам либо его вина является неосторожной. Наличие прямого умысла на убийство исключает ответственность за доведение до самоубийства по ст. 110, она наступает в зависимости от конкретных обстоятельств дела по ст. 105 ук рФ.

Если от самоубийства убийство отграничивается довольно четко на базе определения понятия убийства и его признаков, то вопрос об отграничении убийства от несчастного случая при ближайшем рассмотрении оказывается недостаточно ясным. Чаще всего с ним сталкиваются медицинские работники, сотрудники милиции, следователи и работники прокуратуры.

Причинение смерти человеку в результате несчастного случая, включает умышленные деяния, не направленные на лишение человека жизни, но приводящие вследствие неосторожности субъекта к такому результату.

Трудность отграничения убийств от умышленных тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего, объясняется в какой-то степени тем, что эти преступления по всем признакам объективной стороны совершенно одинаковы. Это иногда приводит к тому, что в результате некритического анализа следственными органами и судами фактических обстоятельств совершенного преступления действия виновного, причинившего тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, расцениваются как умышленное убийство, исходя не из преступного намерения, а лишь из наступивших последствий — смерти потерпевшего.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ рассмотрела в кассационном порядке дело в отношении   Л.,   осужденного   по   п. «и» ст. 105 УК РФ за то, что он в нетрезвом состоянии затеял драку с Ж. и ударил его   ножом   в левое   бедро,  от чего потерпевший умер. Л. не отрицал нанесения удара, но утверждал,   что у него не   было. намерения убить Ж. Судебная     коллегия    переквалифицировала    действия осужденного на ч. 4 ст. 111 УК РФ и указала, что умысел Л. на убийство Ж. материалами дела не доказан, а лишь один факт смерти потерпевшего в данном случае не свидетельствует о намерении  Л.  совершить убийство. Наряду с другими доводами Судебная коллегия сослалась на заключение  судебно-медицинской экспертизы, которая констатировала, что смерть потерпевшего наступила   от  потери   крови,  при  своевременной медицинской помощи его жизнь могла быть спасена.

Таким образом, при разграничении умышленного убийства и тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, должно быть выяснено субъективное отношение виновного и к действиям (причинение телесных повреждений) и к последствиям (смерти потерпевшего).

Таким образом, анализ материалов следственной и судебной практики показывает, что действия лиц, совершивших умышленное убийство, различаясь между собой по фактическим обстоятельствам, имеют общие признаки:

1)                      направленность действий виновного на нарушение функций или анатомической целости жизненно важного органа потерпевшего;

2)                      применение такого орудия или средства, которым может быть причинена смерть;

3)                      интенсивность действий виновного, достаточная для нарушения функций или анатомической целости жизненно важного органа человека.

Отсутствие хотя бы одного из указанных признаков свидетельствует о том, что обвинение в убийстве (если вывод о наличии у виновного умысла на убийство сделан только исходя из характера его действий) недостаточно обоснованно. И, наоборот, наличие таких признаков, как правило, подтверждает умысел на убийство.

Поделись с друзьями