Нужна помощь в написании работы?

Проведя первичную диагностику с обратившимся за помощью человеком, психотерапевт должен обобщить сложившиеся у него впечатления и предложить некоторые рекомендации. Это промежуточное подведение итогов обычно заключается в кратком изложении того, что обсуждалось на предыдущих сеансах, без попытки реконструировать развитие личности пациента или истоков его затруднений. На этом этапе у психотерапевта все еще минимум информации, и он рискует ошибиться, пытаясь воссоздать анамнез пациента и формирование симптомов. Кроме того, чем больше гипотез предлагает психотерапевт в своем резюме, тем меньше вариантов остается пациенту для самостоятельного осмысления на последующих сеансах. Приведенное ниже резюме; предложенное 33-летнему мужчине с классическим невротическим страхом успеха2), может послужить наглядным примером подобного заключения.

Полагаю, сейчас удачный момент, чтобы поделиться с вами своими впечатлениями. Вы обратились ко мне прежде всего в связи с тем, что ощущаете подавленность и раздражительность, а также неудовлетворенность своей жизнью. Как мы определили, источником этого состояния, скорее всего, является ситуация, сложившаяся у вас на работе. Все шло неплохо, пока вам не сообщили, что вас собираются повысить в должности. С этого момента на работе вас начали преследовать неудачи, вы не получили повышения, впали в уныние, у вас опустились руки и вы стали раздражительным. Мы выяснили, что подобное случалось с вами и раньше, когда перед вами открывалась перспектива каких-либо достижений; и, кроме того, у вас сохранились яркие воспоминания о высоких требованиях, предъявляемых детям в вашей семье. Если учесть все вышесказанное, кажется вероятным, что ваша проблема заключается в неком двойственном отношении к успеху и людям, достигшим успеха. Эти установки по большей части вами не осознаются, но тем не менее Мешают вам получать от жизни то, что вы могли бы или хотели бы получать. Что вы думаете по этому поводу?

Как следует из этого примера, в кратком заключении, предлагаемом на этом этапе, нет ничего драматичного и неожиданного. Пациент уже осознал большую часть того, что содержит это заключение, до обращения за помощью, а остальное он осознал в ходе диагностических бесед. Тем не менее психотерапевт должен взять на себя труд сформулировать этот краткий итог и представить его пациенту таким образом, чтобы обратить, на это его внимание. Существует значительная разница между мыслями, появляющимися во время первой беседы, и мыслями, четко сформулированными в конце диагностической стадии. Отдельные мысли могут ускользать или забываться, особенно если у пациента срабатывают механизмы вытеснения и отрицания; резюме психотерапевта представляет собой четкий вывод, который трудно игнорировать.

Четкое изложение психотерапевтом рабочего диагноза имеет несколько преимуществ. Во-первых, точно и ясно представленное резюме убедительно показывает, что психотерапевт внимательно выслушал и обдумал слова пациента, что он способен понять его трудности и считает, что пациент вправе знать о сложившемся у специалиста впечатлении. Во-вторых, в хорошо сформулированном заключении находят отражение цели психотерапии и поэтому оно является основой для последующего соглашения. В-третьих, четкое и недвусмысленное заключение помогает психотерапевту избежать неприятных последствий недопонимания.

Неполное понимание психотерапевтического контракта может значительно затруднить процесс протекания психотерапии, прежде всего, понижая способность терапевта быть эффективным в моменты, когда взаимодействие в работе нарушается, либо в связи с болезненностью обсуждаемого материала, либо из-за наличия у пациента определенных чувств по отношению к терапевту или к терапии. В главах 9 и 10 мы более подробно поговорим о том, что реакции сопротивления и переноса могут обусловить временное разочарование в лечении и спровоцировать такие жалобы, как "Вы меня даже не спрашивали, нужна мне психотерапия или нет", "Вы мне никогда не рассказывали, что вы думаете о моих проблемах" шли "Вы мне не объясняли, как все это будет Проходить".

В ответ такие жалобы психотерапевт может заметить, что эти вопросы в действительности уже обсуждались, после чего он может обратиться к анализу того, что тревожит пациента в данный момент и мешает ему вспомнить условия психотерапевтического контракта. У терапевта, не прояснившего все аспекты психотерапевтического, контракта, не будет убедительных аргументов для эффективной работы с такого рода жалобами пациента.

Последнее предложение из резюме, приведенного в качестве примера, иллюстрирует еще один практический момент. Терапевт должен завершить свое заключение просьбой прокомментировать его. При этом для пациента становится очевидным уважение и заинтересованность во взаимодействии со стороны терапевта. Если он соглашается с диагнозом психотерапевта, по тому, насколько уверено и воодушевлённо он это делает, можно судить о его будущей откровенности или сдержанности на последующих сеансах. При несогласии пациента с заключением специалиста возникает необходимость пересмотра результатов диагностики. Психотерапевт может переоценить готовность пациента к самоанализу или составить не совсем правильное представление о его проблемах и трудностях. В первом случае пациенту можно посоветовать прибегнуть к какому-нибудь другому Виду лечения, а не к психотерапии; последняя же ситуация может свидетельствовать о необходимости дополнительной диагностики или смены психотерапевта.

После формулирования заключения и согласия с ним пациента должна следовать настоятельная и недвусмысленная рекомендация к определенной форме терапии. Как и резюме, рекомендация не должна быть длинной; и тем более она не предполагает разъяснения причин, по которым пациенту подходит тот или иной терапевтический метод. Психотерапевт должен порекомендовать оптимальный с его точки зрения вариант и ответить на вопросы пациента об альтернативных путях разрешения проблемы.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Так, если психотерапия представляется оптимальной, то специалист должен Просто сказать: "Я считаю, что вам будет полезно пройти курс психотерапии, и хотел бы обсудить с вами, в чем она заключается". Сформулированная таким образом рекомендация психотерапевта не оставляет сомнений о его мнении или о готовности оказать помощь. При этом пациенту предоставляется возможность обсудить перспективу участия в психотерапии прежде, чем возникнет вопрос о продолжении сеансов.

В этих условиях пациент обычно откладывает свои вопросы до того момента, пока не услышит разъяснения психотерапевта. Если же пациент начинает спрашивать о процедуре психотерапии сразу после того, как прозвучала рекомендация (например: "А в чем конкретно заключается психотерапия? Сколько она длится? Как часто проводятся сеансы?"), психотерапевт может заметить, что именно это он намерен обсудить: "Позвольте мне немного рассказать о психотерапии, и после этого, полагаю, вам все будет ясно". Вопросы, отражающие амбивалентное отношение к перспективе участия в психотерапии ("Это действительно необходима?"), можно отсрочить до того момента, когда будет дано общее описание процесса Психотерапии.

Однако если вопрос "Это действительно необходимо?" отражает тревогу пациента по поводу тяжести своего расстройства или отрицание собственных проблем, психотерапевту следует прояснить свою точку зрения на его состояние. Тревога пациента требует выявления и корректировки его ошибочных представлений о сложности положения и о том, насколько интенсивным должно быть психотерапевтическое вмешательство. Если пациент недооценивает необходимость помощи, следует еще раз обратить его внимание на имеющиеся проблемы и на те трудности, которые повлечет отсутствие попыток их разрешить.

Однако терапевт не должен ни в коем случае пытаться получить согласие на участие в психотерапии через угрозы и запугивание, как не должен он и преуменьшать значение проблем пациента или успокаивать его, не имея на то оснований. Необходимо всегда руководствоваться принципами уважения и искренности по отношению к пациенту, что подразумевает предельно ясное формулирование своей точки зрения на ситуацию пациента и дает ему право самостоятельного выбора линии поведения. Как отмечалось в главе 3, лишь крайне тяжелое состояние пациента, служащее основанием Для рассмотрения вопроса о возможной госпитализации, и необходимость оповещения соответствующих инстанций по этическим и нормативно-правовым соображениям, могут заставить психотерапевта нарушить право пациента на самостоятельное принятие решения.

Другой вопрос пациента, требующий прямого ответа; касается возможности использования других методов. Пациенты, осведомленные о методах психологического воздействия, в ответ на рекомендацию пройти курс индивидуальной психотерапии могут начать расспрашивать об альтернативных или более подходящих, по их мнению, вариантах лечений: о групповой психотерапии, аутогенной терапии, гипнотерапии, тренинге уверенности в себе или использовании психотропных препаратов. При появлении таких вопросов терапевту следует придерживаться золотой середины. Он не должен представлять психотерапию как единственную возможность получить помощь, поскольку это редко бывает правдой. В то же время нет необходимости вдаваться в разъяснения преимуществ множества других терапевтических подходов, поскольку его ответы легко могут превратиться в просветительскую работу, отвлекающую психотерапевта от описания того, что он сам готов предложить. Простота и определенность являются ведущей линией в ответе на подобные вопросы: "Так же как существует несколько способов разрешения любой проблемы, существует множество терапевтических методов, которые приносят пользу людям со сходными проблемами. Подход, который использую я, - это индивидуальная психотерапия, и именно этот вариант я предлагаю вам обдумать".

Многие специалисты занимаются не только индивидуальной, но и другими видами психотерапии или, по крайней мере, владеют ими. Психотерапевт, проводящий и индивидуальные и групповые сеансы, время от времени консультирующий супружеские пары, а также использующий программы преодоления стресса, может счесть один из этих подходов наиболее приемлемым для конкретного пациента и порекомендовать его. Или же, не видя однозначных преимуществ одного метода перед другими, он может предложить описание двух-трех подходов, которые он готов применить; и помочь пациенту выбрать один из них. Иногда, зная о достоинствах какого-то метода, но не используя его на практике, психотерапевт может прийти к выводу о его предпочтительности; в этом случае ему необходимо поделиться своими соображениями с пациентом и направить его к более компетентному в данной области коллеге. Наконец, не следует упускать из виду и такую возможность: некоторые пациенты не нуждаются в психологической помощи, и терапевт, подводя итоги диагностического этапа, должен сообщить им об этом.

Чтобы осуществить разумный выбор среди этих вариантов, специалист должен знать не только то, как проводить психотерапию. Он должен владеть необходимой информацией и навыками, чтобы определить, нуждается ли пациент в помощи еще какого-либо специалиста, и какой метод терапии принесет ему максимальную пользу. Именно поэтому психотерапевт, занимающийся частной практикой и берущий на себя ответственность за проведение первичной диагностики, должен иметь большой клинический опыт и соответствующее образование.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями