Нужна помощь в написании работы?

В современном мире с каждым годом все более серьезной угрозой для общества становится киберпреступность. Особо актуальной борьба с киберпреступностью остается для стран СНГ, в которых показатели использования информационных технологий еще не достигли уровня западных государств и в дальнейшем компьютерные преступления могут стать серьезным препятствием для создания надежной информационной инфраструктуры. Безусловным приоритетом в борьбе с данным видом преступлений является усовершенствование технической защиты информации, однако данное направление не освещает субъективную сторону правонарушения, изучение которой является основой для профилактики преступлений.

Целью статьи является изучение основ психологии киберпреступников, на базе которых возможна разработка стратегии противодействия киберпреступности, оценка соответствия уголовного законодательства психологии преступника, разработка тактики ведения процессуальной деятельности.

Применение юридической психологии в расследовании киберпреступлений важно по целому ряду причин: отсутствие достаточного количества материальных следов преступника, широкое разнообразие возможных мотивов некоторых категорий киберпреступлений, порой неограниченный круг лиц, имевших возможность совершить преступление, а также потенциально большой вред, который может нанести киберпреступление. Кроме того, знание основ психологии киберпреступников поможет при разработке средств противодействия им, поскольку злоумышленники достаточно часто используют психологические приемы в своей деятельности.

Необходимость подробного изучения киберпреступлений также вызвана чрезвычайно большим количеством преступлений, охватываемых понятием «киберпреступление». Хотя сегодня до сих пор понятие «киберпреступление» толкуют как в узком смысле - преступления, ответственность за которые предусмотрена соответствующим разделом уголовного кодекса (гл. 28 УК РФ «Преступления в сфере компьютерной информации»), так и в широком - любые преступления, совершенные с помощью электронных устройств.

Для исследования психологии преступников наиболее подходит широкое толкование термина «киберпреступление», что соответствует и рекомендациям экспертов ООН. При использовании данного определения следует, тем не менее, проводить дифференциацию всех киберпреступлений на специальные, ответственность за которые предусмотрена статьями гл. 28 УК РФ, и общие, ответственность за которые предусмотрена другими нормами УК РФ.

С учетом своеобразности киберпреступлений, для общей психологической характеристики лиц, их совершающих, необходимо изучение по трем основным направлениям:

- общие особенности среды совершения киберпреступлений, которые влияют на психологию киберпреступников;

1.       основы психологии отдельных категорий киберпреступников;

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

2.       виктимологические особенности совершения этих преступлений.

Ввиду ограниченности возможности для изложения, в данной статье будут рассмотрены только два первых направления.

Основной особенностью киберпреступлений является среда их совершения - образованное электронным устройством и их сетями киберпространство (или виртуальное пространство). В условиях киберпространства существенно меняется психологическое содержание взаимосвязей преступник - предмет преступления, а также преступник - потерпевший, которые из прямых превращаются в опосредованные: преступник - электронное устройство (Сеть) - потерпевший (предмет преступления), что ведет к устранению материальной составляющей как действий человека, так и социального взаимодействия. При этом «виртуальные» предметы психологически кажутся более доступными, в том числе для незаконного завладения ими.

Подтверждением менее ответственного отношения к нематериальным, нежели к материальным предметам является широко распространенное нарушение авторских прав. Согласно предварительным результатам опроса «Культура копирования в США и Германии», проведенного по заказу Американской ассамблеи, около 46% взрослых жителей США покупали, копировали или загружали с нарушением авторских прав музыку, ТВ- программы или фильмы, в то время как 70% людей в возрасте 18-29 лет получали пиратские аудио- или видеофайлы . Любые же действия в таких условиях воспринимаются изначально как нематериальные по природе, соответственно, не несущие материальных, «серьезных» последствий. По справедливому замечанию директора Центра безопасного и ответственного использования Интернета Нэнси Виллард (Nancy Willard), «информационно-коммуникационные технологии существенно ограничивают обратную связь, любое чувство осязаемой обратной связи наших действий. Поэтому отсутствует влияние осознания того, что мы причинили вред, но также мы считаем, что наше поведение не может причинить никакого вреда, потому что мы не видим вреда» .

Как показали DDOS-атаки на сайты государственных органов Украины, произошедшие после закрытия файлообменного сервиса ex.ua (где находился «пиратский» контент) и к совершению которых были причастны обыкновенные пользователи, «пиратство» имеет прямую взаимосвязь с более серьезными видами киберпреступлений и способствует распространению киберпреступности в целом.

Существенным криминогенным фактором психологического характера, присущим киберпространству, является возможность сохранения полной анонимности пользователя устройства или Сети (за исключением технической информации о подключении к Сети, способы сокрытия которой также существуют). Анонимность позволяет не только не быть идентифицированным в определенный момент времени, но также, как следствие, предоставлять о себе ложную информацию, вступать в социальное взаимодействие, представляясь другим лицом. Очевидно, что в условиях анонимности любой человек ощущает возможность безнаказанно совершать поступки отрицательного характера, при этом отсутствие эффективных механизмов порицания только усиливает желание совершать негативные действия, особенно, если первопричина таких действий лежит в реальном мире.

В то же время подобное ощущение безнаказанности влияет не только на отдельных лиц, но и создает атмосферу вседозволенности, которая способствует дальнейшему распространению и развитию общественноопасных идей. Так, после терактов в Норвегии было установлено, что Андреас Брейвик был активным посетителем различных праворадикальных интернет-ресурсов . Адвокат Брейвика заявил, что его подзащитный поддавался влиянию со стороны других интернет-пользователей ультраправых взглядов, в частности, со стороны блогера под ником «Fjordman», личность которого была установлена только после терактов . Для преодоления возможных негативных последствий анонимности в некоторых городах Китая было введено требование по обязательному использованию реальных данных при регистрации в сервисах микроблогов . Чуть ранее власти Шанхая ввели обязательное использование реальных данных на сайтах знакомств, обосновывая это тем, что «...интернет-анонимность открывает дверь для киберпреступлений, в частности мошенничества...»

Именно анонимность делает киберпространство «параллельным» нашей обычной жизни и позволяет создавать новый образ собственной личности или сразу несколько образов, отличающихся от реального и не отягощенных психологической обязанностью следовать реальному образу, как это было бы в случае идентификации пользователя. Особенно ярко это выражено в онлайн- играх, где анонимность сопряжена с вымышленным миром. Поэтому весьма вероятно, что у киберпреступников могут встречаться психические отклонения, которые фиксируют у обыкновенных пользователей Интернета: интернет-зависимость, тревожные расстройства, диссоциативные расстройства личности.

Можно предположить, что на количество преступлений отрицательно может влиять рост потенциальных и действующих факторов социального взаимодействия, скорость протекания связей и возможность установления одновременно нескольких связей. Благодаря перечисленным факторам в киберпространстве, даже в большей степени чем в реальном мире, возможно возникновение перегрузки социальными контактами, бывает «утрата способности и возможности сосредотачивать внимание на конкретном человеке» , что ведет не столько к озлоблению и агрессии, как в реальном мире, сколько к «обесцениванию» каждого из контактов на фоне «триумфа» собственного «Я», обеспеченного субъективным (если даже не солиптическим) восприятием киберпространства. При этом, как обоснованно считает С.В. Бондаренко, «в среде с интенсивными обменами и информационными потоками существует проблема информационного переполнения, при котором снижается острота восприятия акторами фактов девиантного поведения» .

Также в киберпространстве существуют идеальные условия и для сокрытия преступной деятельности за счет таких факторов как: 1) «самодостаточность» киберпространства как социальной системы — наличие в киберпространстве экономических, культурных и других социальных институтов, которые дают возможность человеку почти полноценно существовать не отходя от компьютера, предоставляя злоумышленникам возможность «маневрировать», сбывать незаконно приобретенную собственность, что, безусловно, играет не последнюю роль в формировании преступного умысла; 2) идеальная среда для «социального раздвоения, как социальной игры, связанной со сменой ролей и декораций» , в которой перевоплощение не требует изменения собственного внешнего вида или серьезных психологических затрат как в случае с обыкновенной преступной деятельностью, что позволяет киберпреступникам успешно играть роль законопослушных граждан.

Значительное место занимают психологические процессы, протекающие при непосредственном совершении киберпреступления. В отличие от подавляющего большинства обыкновенных преступлений, совершение киберпреступления не требует, как правило, каких-либо передвижений или принятия каких-либо активных физических действий. Киберпреступник при реализации своего злого умысла находится дома, в компьютерном клубе, месте с бесплатным доступом в Интернет, любом другом выбранном им месте, которое для него является комфортным или, по крайней мере, знакомым и привычным. Поэтому киберпреступники могут не ощущать, или ощущать в значительно меньшей степени, дискомфорт, страх быть случайно обнаруженным и задержанным. Хотя киберпространство и является многогранным социальным пространством, в то же время оно остается искусственно созданной программно-аппаратной средой, деятельность в которой все-таки ограничена техническими рамками, что делает предсказуемыми последствия действий. Это, в свою очередь, позволяет злоумышленнику не ощущать неопределенности ситуации, планировать свои действия даже при неблагоприятных для него обстоятельствах, а значит, чувствовать себя более уверенно и спокойно во время совершения преступления.

Поделись с друзьями