Нужна помощь в написании работы?

Формируясь на протяжении предварительного следствия и судебного разбирательства, позиция защиты концентрированно излагается в речи адвоката. При этом защитник не связан ни с характером ранее заданных вопросов, ни с заявленными ходатайствами, ни с общим эмоционально-психологическим настроем судебной аудитории. Адвокат не должен приспосабливаться к ожидаемому решению суда. Свою позицию он не согласовывает ни с кем, кроме своего подзащитного, отстаивая его законные интересы. И конечно, позиция адвоката не должна противоречить закону – юридическому и нравственному.

Статья 295 Уголовного процессуального кодекса Республики Беларусь определяет содержание речи защитника, который излагает суду соображения: 1) по существу обвинения; 2) относительно обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности подсудимого; 3) о применении уголовного закона; 4) о мере наказания; 5) гражданско-правовых последствиях преступления.

Структура защитительной речи определяется результатами судебного следствия, особенностями доказательственного материала, характером предъявленного обвинения, избранной защитой позиции, линией поведения обвиняемого и содержанием обвинительной речи. Поэтому нельзя дать единую схему защитительной речи. В каждом конкретном случае она строится в зависимости от обстоятельств рассматриваемого дела, опыта и привычки защитника - автора защитительной речи.

К числу особенностей защитительной речи адвоката следует отнести следующие.

Во-первых, защитник выступает в судебных прениях после прокурора. Закон подчеркивает: «После произнесения речей всеми участниками судебных прений каждый из них может выступить еще по одному разу с замечаниями (репликами) относительно сказанного в речах. Право последнего замечания (реплики) всегда принадлежит обвиняемому или его защитнику» (ст. 345 УПК). Поэтому защитник строит свою речь с учетом речи прокурора, при оценке доказательств вынужден приводить свои доводы, контраргументы и контрдоказательства, высказать свои суждения о речи прокурора, предложенной им мере наказания. Но речь защитника не следует рассматривать лишь как ответ оппоненту. Она имеет самостоятельный характер: в ней подвергаются детальному анализу все обстоятельства дела под углом зрения защиты, приводятся все доводы, говорящие в пользу подсудимого.

Во-вторых, обвинительная и защитительная речи взаимосвязаны. Выступая с обвинительной речью, прокурор, используя рефлексивный метод, предвосхищает, прогнозирует речь защитника. Обвинительная и защитительная речи соотносятся не только с материалами рассматриваемого дела, но и друг с другом. Структура судебной речи во многом обусловливается этим взаимодействием.

В-третьих, речь защитника более свободная по форме и содержанию, более полемичная, чем обвинительная речь прокурора. Обвинять проще, чем защищать и защищаться. Адвокату приходится в большинстве случаев говорить экспромтом, без подготовки отвечать прокурору, реагировать на показания свидетелей, следить за линией поведения подзащитного. И от защитника требуется умение точно излагать свои мысли.

В-четвертых, у прокурора и защитника различные функциональные обязанности. Теоретик судебного красноречия А. Г. Тимофеев тонко подметил различие целевых установок речей государственного обвинителя и защитника. «Быть правдивым в изложении не значит, однако, перечислять все известные обстоятельства: оратор имеет право выбора, может останавливаться лишь на тех, которые представляются для него существенными и полезными. Этим и объясняется различие в изложении одного и того же дела под углом зрения обвинения и защиты, что нисколько не препятствует и тому и другому быть совершенно согласными и принятыми судом фактическими данными. Если картина самого преступления, способ его совершения, например, особенная жестокость, бессердечие преступника, истязание жертвы - выгодны для обвинения, на ней подробно остановится прокурор и ее пройдет по возможности коротко защита, и наоборот».

Задача защитника - «смягчить краски картины, нарисованной прокурором, пользуясь тем же самым фактическим материалом, но придавая ему несколько иное объяснение».

Противоположность позиций прокурора и защитника хорошо выражена в юмореске «Последнее слово подсудимого»: «То, что надо было сказать, сказал за меня мой адвокат, а что не надо было говорить, сказал, к сожалению, прокурор».

Защитительная речь адвоката, состоит из следующих частей:

1. вступление

2.     главная часть, которая включает в себя анализ фактических обстоятельств дела,  анализ личностных особенностей подзащитного, анализ мотивов совершения деяния подзащитным,

3.     заключение.

Во вступлении адвокат ставит задачу – овладеть вниманием аудитории. Поэтому вступление должно быть кратким, но вызывающим повышенную ориентацию слушателей. Оно должно быть доверительным, приглашающим к рассуждению, критическому анализу того, что уже говорилось.

В основной части своей речи защитник, акцентируя внимание на специфических особенностях дела, готовит аудиторию к принятию своей позиции. Основные пункты защиты должны быть связаны теми вопросами, которые подлежат разрешению судом при постановлении приговора.

Особенно тщательно защитник анализирует особенности личности подзащитного, акцентуации его характера, повышенную реактивность на отдельные эмоциогенные для него ситуации, неудачно сложившиеся условия жизнедеятельности.

Центральное место в характеристике личности подзащитного занимают анализ его мотивационной сферы и конкретного мотива совершенного деяния, выяснение подлинного смысла действий данного человека – к чему он стремился, чем руководствовался.

Речи крупнейших адвокатов отличаются глубоким психологизмом, проникновением в сокровенные, интимные механизмы человеческого поведения, раскрытием социально-психологических основ поведения отдельных социальных групп.

Адвокат всегда должен твердо стоять на фактической базе и не уповать только на эмоциональность воздействия. Он должен увидеть и раскрыть подлинные коллизии жизни, непосильное бремя жизненных обстоятельств, свалившихся на его подзащитного.

Приемы защиты, используемые адвокатом, должны быть корректны, тактичны в отношении всех личностных характеристик. От защиты подзащитного адвокат никогда не должен переходить к обвинению свидетелей и потерпевших. Суд – не война, отмечает Плевако. Мины и засады, вылазки и диверсии здесь неуместны. Следует спорить с доказательствами, а не с прокурором.

Не следует касаться личности противника, даже если он сам допускает это. Нет худшего приема защиты, чем несправедливые нападки на потерпевших. Адвокат не должен никого обвинять, он должен защищать, но не прибегая ко лжи, подтасовке фактов и унижению своих противников.

В кратком заключении защитник подводит итог всему сказанному, формулирует окончательные выводы, высказывает отношение к вопросам, которые скоро встанут перед судьями в их совещательной комнате. Он обращается к суду с просьбой об оправдании подсудимого, если его вина не установлена должным образом, либо о назначении ему минимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей Уголовного кодекса, либо о применении к нему условного осуждения.

Поделись с друзьями