Нужна помощь в написании работы?

Время со второй половины IX до конца XI в. составляет второй этап средневизантийского периода. Главное его содержание состояло в окончательном оформлении институтов средневековой монархии, которая после нового яркого расцвета вновь вступила со второй половины XI в. в полосу кризиса, достигшего апогея к 80-м годам столетия.

Византийская деревня. Наметившаяся ранее в Византии тенденция к становлению новой социально-экономической структуры и общественно-политической системы окончательно восторжествовала к концу XI в. Процесс имущественной дифференциации в деревне ускорился.

В ходе отвоевания захваченных варварами земель, иконоборчества и подавления оппозиционных движений государство упрочило право своей собственности на земли страны, за исключением земель сельских общин и частных земельных собственников. Суть происшедших перемен в отношениях собственности состояла в том, что власти империи взяли под контроль все «бесхозные» земли, включая пустоши и неудобья. На всей территории империи господствовали три вида собственности на землю: полная частная собственность отдельных лиц, коллективная собственность сельских общин на неподеленные, т.е. находившиеся в общем пользовании, земли и, наконец, собственность государства (практически все менее отличимая от императорской).

Государственная собственность состояла как из имений, превращенных в доходные хозяйства (правящей семьи, благотворительных учреждений, правительственных ведомств), так и из гигантского неосвоенного фонда, который императоры использовали

в качестве могущественного средства в своей социальной политике и политической борьбе. Жалуя с разной степенью прав и льгот землю гражданским и военным чинам, императоры лавировали между группировками знати, стремясь упрочить трон. Юридический статус земельной собственности являлся главным фактором, определявшим имущественные и социальные условия жизни всего византийского крестьянства. Разложение сельской общины было ускорено налоговой реформой Никифора I (802—811) и оживлением товарно-денежных отношений. Кроме

главного поземельного налога натурой (синоны) были введены другие налоги. Строго соблюдалась эпиболэ в ее новой форме: заброшенный соседом участок уже не присоединяли к земле общинников, а давали им право его обрабатывать взамен уплаты налогов. Эпиболэ теперь стали называть «аллиленгием», т.е. «солидарной ответственностью». Общинники по-прежнему в складчину вооружали обедневших стратиотов. С Никифора I (и до конца империи) казна стала взимать со всех жителей деревни «капникон» («подымное»), т.е. подворную подать с домохозяина,

независимо от его имущественного положения. Ранее ее платили только «парики» (присельники) церкви. С тех пор эта категория крестьян (парики) все чаще упоминается в источниках. Безземельный крестьянин получал от господина земли участок на условиях уплаты части урожая либо определенной суммы денег, или за отработки в хозяйстве господина. Иногда эти обязанности сочетались в разных пропорциях по воле собственника земли. В X—XI вв. взносы в пользу господина приобретали нередко ту форму, которую имел тогда главный поземельный налог в пользу казны. К концу X в. он стал все чаще собираться в денежной форме.

Специфика частновладельческой эксплуатации в Византии состояла в том, что ее уровень определялся обычаем, приравнивавшим официально взносы париков к арендной плате, более чем вдвое превышавшей государственный налог. Поскольку господин перекладывал на париков и казенные налоги с его земельной собственности, их взносы господину втрое превышали платежи крестьян—собственников своих участков. Основное отличие парика от свободного общинника состояло в отсутствии у парика собственности на обрабатываемую им землю, а от свободного арендатора чужой земли — в отсутствии защищенного публичной властью договора с господином земли и в непременном проживании в пределах господской вотчины. В силу всего этого хотя парик юридически оставался свободным и полноправным подданным империи, он, оказавшись в сфере частноправовых отношений,

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

попадал и в личную зависимость. Право парика уйти, рассчитавшись с господином, или перейти к другому хозяину было трудно реализовать: основание хозяйства на новом месте требовало немалых средств. К тому же парик нередко получал от господина

имеете с участком помощь (скотом, семенами, орудиями), и единовременная выплата долгов была ему непосильной. Если император жаловал господину освобождение от налогов с его земли, то это означало, что он может их собирать с париков в свою пользу. В таком случае налог по его социальному содержанию становился (вместе с ежегодной платой парика господину за участок) подобием феодальной ренты. Поэтому исследователи, спраисдливо отмечая важность этого обстоятельства и учитывая специфику структуры господствующего слоя империи и ее политической системы, трактуют общественный строй Византии как полуфеодальный, ибо и в империи, и в феодальных странах Западной Европы условия жизни крестьян, составлявших в ту эпоху подавляющее большинство населения, оказались весьма близкими. Парик пришел в крупном поместье на смену полусвободному и свободному арендатору, наемному работнику, колону и рабу, владение землей становилось источником богатства только при обеспечении ее рабочими руками. Труд париков стал наиболее иыгодной формой эксплуатации: они были наследственными держателями. Через 30 лет непрерывного держания семья парика уже не могла быть согнана с ее участка, но лишь при условии выполнения своих обязанностей перед хозяином земли. Парик не приобретал прав собственности на участок и мог быть продан или подарен вместе с ним другому лицу, церкви или монастырю.

Аграрное законодательство императоров Македонской династии.

< Стремительное распространение парикии серьезно беспокоило центральную власть. Во-первых, потеря земли свободными общинниками и превращение их в париков частных лиц повлекли гокращение и налоговых взносов в казну, и численности стратиОТСКОго ополчения. Во-вторых, корона в ее стремлении обеспечить парическим трудом свои многочисленные поместья столкнулась с острой конкуренцией крупных землевладельцев. Зимой 'Ш/928 г. после катастрофического недорода империю постиг жестокий голод. Спасаясь от гибели, обедневшие крестьяне за бесценок продавали свои участки или отдавали право собственности на них богатым и влиятельным людям (динатам, т.е. «сильным»), становясь их париками, иногда всей деревней. Париками СТратигов оказывались и разорившиеся стратиоты, утратившие способность нести воинскую службу. Троном владели тогда императоры Македонской династии (867—1056), отражавшие интересы высшей гражданской знати

(чиновной бюрократии). В течение столетия, с 20-х годов XI в., императоры издали целую серию законов (новелл), которыми пытались помешать распространению парикии и вторжению динатов в общины налогоплательщиков. Государство утвердило право общинников на предпочтительную покупку земли своих односельчан. Затем такое право было дано им на покупку и динатских земель. Проданную менее 30 лет назад крестьянскую землю безвозмездно возвращали прежнему собственнику. Но законы соблюдались плохо. В новелле 934 г. признавалось, что динаты, «презирая императорские законы», продолжают притеснять крестьян, «сгоняют их с собственных полей, вытесняют с принадлежащей им земли». Внутри общин появились богачи; используя право предпочтения, они вполне законно скупали участки своих односельчан, превращая целые общины в свои поместья. В 996 г. император Василий II Болгаробойца (976—1025) отменил срок давности: крестьянину (или его наследникам) возвращали землю независимо от того, когда она была потеряна. Общинников, ставших динатами за счет односельчан, предписывалось обращать в прежнее состояние. Согласно закону, свободный крестьянин или его наследники в течение 30 лет сохраняли право собственности на свой заброшенный участок, и в случае их возвращения до истечения этого срока независимо от того, кто и на каких условиях в отношении к фиску использовал эту землю, они снова вступали во владение ею, получая на ближайшие годы налоговые льготы. Если крестьянин (или его наследник) не возвращался, его земля переходила в собственность казны, которая или продавала ее, или сдавала в аренду, или использовала для императорских пожалований. При императорах Македонской династии были введены специальные, детально регламентированные инструкции (податные уставы) для чиновников фиска о принципах обложения и сбора налогов и о методах защиты прав казны, которая в конкуренции

с динатами овладевала запустевшими общинными землями. Еще строже были законы об участках, внесенных в каталоги стратиотов. В середине X в. эти участки были объявлены неотчуждаемыми. Имущественное положение стратиотов подверглось новой оценке. Обедневшие воины не получили освобождения от службы: вооружали их по-прежнему совладельцы-общинники. Менее состоятельных заставляли служить в пехоте или на флоте, а зажиточных — в коннице. Социальный состав армии менялся. Тяжеловооруженная конница становилась ее ударной силой. Росла стоимость вооружения. На службу в кавалерию стали привлекать мелких и средних вотчинников. Но слой состоятельных крестьян

был невелик. К концу столетия боеспособность фемных ополчений упала, и все большую роль в войске стали приобретать наемники. Законы лишь затормозили процесс оскудения мелкого крестьянского землевладения. Сами императоры были непоследовательны в своей политике. Росли их уступки динатам, недовольным

мерами центральной власти.

Организация государственного управления. В течение почти 250 лет, начиная с середины IX в., особенно при императорах Македонской династии, совершался непрерывный процесс упрочения власти императора и столичных правительственных ведомств. Они специализировались и дробились. Вместе с дворцовыми службами и канцеляриями число их к началу X в. достигло 60. Огромное значение приобрело налоговое ведомство. Большую роль играло ведомство почты и дорог, осуществлявшее внешние сношения, разведку и тайный сыск. Каждому сановному лицу присваивался почетный титул. Их было несколько десятков. Они делились на классы и разряды,

скрепленные в табели о рангах. Каждому носителю титула была положена, помимо платы за должность, руга — определенная ежегодная сумма денег и парадное одеяние. Каждому были устамоилены его место и роль в придворных церемониях. Иерархия i и гулов была громоздкой и сложной. Она охватывала сотни и тысячи представителей гражданской и военной знати. Пожалование in гулов — при понятиях того времени о престиже — служило сильным средством политики в руках императора, в том числе понмтики внешней: титулы даровались также иноземным знатным персонам и нередко были предметом их домогательств. Лев VI (886—912) заявлял, ликвидируя остатки самоуправления (наследия курий) в городах, что ни в чем подобном отныне

нет необходимости, поскольку «теперь обо всем печется император». Синклит насчитывал в XI в. не менее тысячи столичных вельмож и несколько тысяч провинциальных (они съезжались в столицу весной для получения руги), но он редко играл серьезную роль в политике, всецело подчиняясь воле императора. Кроме крупных сановников огромное влияние на управление империей приобрели приближенные к особе государя дворцовые евнухи. Часто они не имели ни высокой официальной должности, ни громкого титула, но на деле правили государством от имени

императора. Его доверие к ним объяснялось тем, что евнухи по закону не могли помышлять о высшей власти и представлялись поэтому неопасными. Однако паракимомены (спальничие) не раз решали судьбы трона, тайно переходя на сторону оппозиции. Опасаясь растущего своеволия стратигов, представлявших в это время оппозиционную трону группировку военной знати, императоры стали увеличивать полномочия в провинциях судей —представителей чиновной бюрократии в ущерб власти стратигов. Императоры прибегали также к объединению нескольких фем (особенно пограничных) в крупные административные единицы (катепанаты, или дукаты), отдавая управление ими родственникам и доверенным лицам. Со второй трети XI в., вопреки принятым мерам, провинции стали ускользать от контроля центральной власти. Частые мятежи военачальников-узурпаторов усугубляли дело. В тех фемах (болгарских, грузинских, сербских), население которых входило некогда в независимые государства, вспыхивали восстания, угрожавшие единству империи.

Внешняя политика. Главными противниками империи в IX—XI вв. оставались болгары и арабы. Заключив с Болгарией мир в 853 г., Византия постепенно усиливала на нее свое влияние, особенно со времени первого патриаршества Фотия (858—867). Фотий был автором новой перспективной доктрины внешней политики империи, утверждая идею мирного обеспечения безопасности границ на севере посредством приобщения языческих иноверных народов к христианству. Претворяя эту идею в жизнь, патриарх вместе с императором организовал ряд церковных миссий, являвшихся одновременно и дипломатическими (в 860—861 гг. в Хазарию, в 863 г. в Великую Моравию, затем на Русь, в Болгарию и сербские земли). Болгария в 865 г. приняла христианство от Византии, преодолевшей при этом противодействие папства, которое претендовало здесь на церковную супрематию. Между 860 и 867 гг. временно приняла христианство и правящая верхушка Древней Руси, от Византии же вскоре приняли крещение и сербы.

Миссии в Хазарию и Моравию возглавляли выдающиеся церковные и культурные деятели Византии, родные братья из Фессалоники («солунские братья») Константин (в монашестве Кирилл) и Мефодий. В Моравию они прибыли с изобретенной ими славянской азбукой и переводами необходимых богослужебных книг, положив своей деятельностью начало письменной культуре южных, а затем и восточных славян. Через 20 лет ученики просветителей принесли славянскую азбуку в Болгарию, где продолжали дело своих учителей. В отношениях с Болгарией установился длительный мир. Основателю Македонской династии Василию 1 (867—886) удалось еще более упрочить международное положение империи. Был отражен натиск арабов. Ситуация резко изменилась в конце IX — начале X в. В 893—896 и 913—919 гг. Византии пришлось выдержать тяжелейшие войны с царем Болгарии Симеоном, принявшим титул «василевса болгар и ромеев» и посягавшим на византийский престол. Примерно тогда же арабы овладели почти всей Сицилией и угрожали владениям империи в Южной Италии. Захватили они и Кипр, а Крит стал гнездом арабских пиратов. В 904 г. арабы взяли и разграбили Фессалонику. Международное положение империи стало улучшаться с середины X в., чему способствовали военная реформа Никифора II Фоки (963—969), сформировавшего отряды тяжеловооруженной конницы, а также

ослабление Болгарии и распад Багдадского халифата. Византия отвоевала у арабов Крит, Кипр, а затем и Северную Месопотамию, часть Малой Азии и значительную часть Сирии и утвердила свое влияние на Армению и Грузию. Собрав силы и пользуясь передышкой на восточных границах, Византия начала войны за подчинение Болгарии и вела их с невиданной жестокостью, обеспечившей Василию II прозвище «Болгаробойца» (победив в одной из битв, он ослепил сразу 14 тысяч пленных воинов). В 1018 г. Ьолгария была завоевана, а сербы и хорваты признали зависимость от империи. Снова весь Балканский полуостров до Дуная оказался под властью Византийской империи. Новый, наступивший с 30-х годов XI в. упадок центральной власти и военных сил империи был связан прежде всего с борьбой внутри господствующей верхушки Византии, а также с начавшимся спадом ремесленного производства и торговли, страдавших от стеснительной опеки властей, непомерных поборов и от - порчи» монеты. Население городов, расположенных прежде всего на морских торговых путях, поднимало восстания, требуя всюду одного — снизить налоги, отменить ограничения, препятствующие развитию ремесла и торговли. Крупнейшим было восстание в столице в 1042 г., когда восставшие захватили часть императорского дворца и сожгли налоговые списки.

Военная знать с последней четверти X в. перешла к решительным вооруженным попыткам отнять власть у ставленника «бюрократов» на троне. Малоазийские военачальники в 70-х и 80-х годах дважды были близки к успеху, стремясь лишить власти юного Василия П. В последней из этих попыток (в 988 г.) император сохранил трон, а может быть, и жизнь благодаря посланному на помощь из Руси отряду, разгромившему узурпатора. Эти мятежи крупнейших полководцев открыли серию восстаний военной знати, следовавших друг за другом в течение полустолетия. С 30-х до начала 80-х годов XI в., менее чем за полвека, на престоле сменилось 10 императоров, 6 из которых были свергнуты. Преемники Василия II на троне, в страхе за судьбу своей власти, стали проводить политику сознательного ослабления армии, отзыва опытных полководцев с постов и их замены гражданскими сановниками и даже евнухами, чуждыми военному делу. Результаты не замедлили сказаться. Империя на всех границах перешла к глухой обороне. На восточные границы наступал новый враг — турки-сельджуки, на Балканы из причерноморских степей вторгались полчища кочевников-печенегов. Болгары, стремясь восстановить свое государство, поднимали грозные восстания. Особенно крупными были восстания болгар в 1040—1041 и 1072 гг.

Почти незаметным на этом фоне оказалось событие, повлекшее серьезные последствия для империи в последующем. В середине XI в. усилившееся папство, используя ослабление власти империи в Южной Италии, поставило ее под свое церковное главенство. Патриарх резко протестовал. Летом 1054 г. папские послы (легаты), прибыв в Константинополь, потребовали восстановить «законные права» папства также на Иллирик и Болгарию. Получив отказ, легаты провозгласили анафему патриарху Константинополя, а патриарх — легатам. Произошел официальный разрыв (схизма) церквей, формально входивших до этого в единую христианскую церковь. С тех пор полемика между представителями двух церквей, то затухая, то разгораясь, продолжалась веками. Причем сознательно оставляли на втором плане проблему границ супрематии папства и патриархии, выдвигая на первый расхождения по вопросам догматики, обрядности и организации церкви. Например, западные христиане, в отличие от восточных, признавали исхождение Святого Духа «и от Сына», а не только «от Отца», причащались пресным хлебом (опресноками), а не квасным, придерживались безбрачия низшего духовенства, тогда как на Востоке брак священника считался допустимым. Тактика спорящих сторон состояла в том, чтобы подкрепить претензии на верховенство доводами об истинности своего испоиедания христианства. Взаимное отчуждение постепенно привело к утверждению обращенных в адрес друг друга эпитетов с уничижительным оттенком: восточных христиан на Западе стали назыиать «схизматиками», а западных на Востоке — «латинянами». В войнах с империей особенно преуспели турки-сельджуки. И 1071 г. они разгромили армию Византии при Манцикерте (к Армении). Император Роман IV Диоген попал в плен. Сельджуки пиладели почти всей Арменией и Малой Азией, основав в центре полуострова, на земле империи, свое государство — Иконийский султанат. В том же 1071 г. норманны захватили в Италии последний принадлежавший здесь Византии город Бари (в Апулии). К 1081 г. lit окон царского дворца были видны сельджукские разъезды на ;i шатском берегу Босфора, а печенежские — на берегу бухты Золотой Рог, т.е. в Европе. Отчаянное положение империи вызвало новое обострение ьорьбы за власть. В 1081 г. победу одержала военная аристократия, посадившая на престол своего ставленника, ставшего основателем поной династии, — Алексея I Комнина (1081—1118).

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями