Нужна помощь в написании работы?

   Французский реализм 19 столетия проходит в своем развитии два этапа. Первый этап – становление и утверждение реализма как ведущего направления в литературе (конец 20-х – 40-е годы) – представлен творчеством Беранже, Мериме, Стендаля, Бальзака.

   Второй (50-70-е годы) связан с именем Флобера – наследника реализма стендалевско-бальзаковского типа и предшественника «натуралистического реализма» школы Золя. Первое произведение, отразившее миропонимание и эстетические принципы зрелого Флобера – «Госпожа Бовари» (1856), которому писатель отдал пять лет напряженного, мучительнейшего труда. Гюстав Флобер является лучшим хранителем традиций критического реализма второй половины XIX века во французской литературе, в его творчестве  прослеживается полное отсутствие каких-либо иллюзий о жизни, нетерпимое отношение ко всяческим попыткам набросить романтический покров на жестокую правду действительности.
   Творчество Флобера достигает своей вершины в 50—60-е годы. Это было время Второй империи, всю гнусность которой и разоблачил Флобер в своих лучших произведениях: "Лексикон", "Мадам Бовари", "Воспитание чувств".

   Писатель на протяжении всего творчества главную роль отводил исследованию человеческой души. Создавая образы своих героев, он стремился извлечь поэзию из обыденных характеров, в то же время ни на шаг, не отступая от правды жизни. С великим искусством, тяжело переживая каждую сцену, Флобер осмеивал своих  героев, а доводя трагизм до предела и обнажая обе стороны явления в своеобразном единстве, в единстве трагического и низкого.

Тест на знание английского языка Проверь свой уровень за 10 минут, и получи бесплатные рекомендации по 4 пунктам:

  • Аудирование
  • Грамматика
  • Речь
  • Письмо

Проверить

 Основным его желанием  было отразить мир во всей его полноте, заставить задуматься о его сущности — не только внешней, но и скрытой, изнаночной. Погружаясь в душевный мир своих героев, автор часто находил там смятение и трагические противоречия. Одним из ярких примеров такого трагического противоречия является образ героини романа Флобера «Госпожа Бовари».

   Французские исследователи считают, что «роман следовал действительности в ее мельчайших проявлениях».

   Естественно, самые существенные изменения претерпел главный персонаж. Флобер говорил: я придумаю героиню, женщину, которая встречается чаще других. В романе мы видим Эмму – мечтательную провинциалку, которую окружает совершенно реальная среда. Флобер не зря дал своему роману подзаголовок “провинциальные нравы”. Заставив свою героиню жить в мещанской среде, Флобер перенес внимание на ту действительную жизненную основу, которая с необходимостью порождает у героини иллюзии, надежды и желания и приводит ее к катастрофе. Вместо “экспериментирования” над искусственно изолированным от жизни человеческим сознанием, он  написал книгу, исполненную необычайной силы проникновения в общественную психологию своего времени.

   Флобер изобразил среднего героя, такого, которого встречаешь на каждом шагу в ежедневном существовании. Он искал сюжета обыденного и трагического в одно и то же время: ведь только в таком романе он сможет показать свою эпоху, так как специфической ее особенностью была пошлость. Показать специфику современности – значит, показать ее пошлость, следовательно, типично современный роман должен стать трагедией пошлости.

 Флобер, как писатель-реалист, раскрывает в Эмме Бовари, героине пошлого адюльтера, личность трагическую, пытавшуюся восстать против ненавистной ей действительности, и в конце концов поглощенную ею.

   Эмма Бовари оказалось типом и символом современности. Это   существо пошлое, необразованное, не умеющее рассуждать, не привлекательное ничем, кроме внешности. Но в ней заложены качества, которые делают ее интересной и типичной - неприятие действительности, жажда того, чего нет, стремление и неизбежно связанное с ним страдание. Героиня Флобера не привыкла разбираться в своих чувствах, она подчиняется влечениям, не подвергая их критике сознания, она не ведает, что творит. Флобер должен был разбираться во всем этом сам, без помощи героини, понять то, что она сама не могла понять, проникнуть в подсознание. Он хотел проникнуть в логику страстей, которая не похожа на логику мысли. Поэтому Флобер отказывается от драмы. Драма – это исключение, а он должен изобразить правило. Психологически глубоко разработанный образ Эммы Бовари раскрывается в разных планах: она – жена Шарля, мать ребенка, любовница Родольфа, клиентка Лере…

Узнай стоимость написания работы Получите ответ в течении 5 минут. Скидка на первый заказ 100 рублей!

   Только что вышедшая из монастырского пансиона и приехавшая на ферму отца, Эмма хранит в душе усвоенный в пансионе идеал жизни, полной высоких чувств и страстей. Деревня вскоре теряет для нее всякую привлекательность, и она «разочаровывается» в ней так же, как разочаровалась в монастырской жизни. Когда на ее горизонте появился Шарль, она приняла «беспокойство, вызываемое новым ее положением, или, может быть, возбуждение, вызываемое присутствием этого человека», за чудесную страсть. Тотчас после брака эта иллюзия исчезла. Прежде ей казалось, что она влюблена; но счастье, которое должно было наступить, не приходило, и она решила, что ошиблась. Что же именно называется в жизни «блаженством», «страстью» и «опьянением» — словами, которые в книгах казались ей столь прекрасными?

   Эмма хотела найти в своем муже нечто значительное, сколько-нибудь приближающееся к ее книжному идеалу. Она лепетала ему сентиментальные слова и пела меланхолические романсы в саду, при лунном свете, но и после этого она чувствовала себя спокойной, как прежде, а Шарль не был ни более влюблен, ни более взволнован. Операция калеки убедила Эмму в бездарности ее мужа. С любовниками происходит почти то же. «Мой муж: любит свою жену приблизительно такой же любовью, что  и любовник, — писал Флобер, - Это два пошлых существа в той же среде, которых, однако, нужно сделать несхожими». Нечто подобное, говорил он, было и в первой части, то есть оба любовника повторяли мужа.

    Вместе с тем вся эта «поэзия любви» превращается в самый обычный адюльтер. Эмма принуждена лгать мужу, придумывать множество уловок и мелких обманов, вовлекать в сферу своих обманов других. Она должна трепетать перед каждым соседом. Из любви к роскоши и сентиментальности она делает подарки своим любовникам. В минуты душевного волнения она способна декламировать всем известные стихи Мюссе или Ламантина. Лаская ребенка, она предавалась «патетическим излияниям, которые всюду, кроме Ионвиля, напоминали бы затворницу из «Собора Парижской богоматери». Страстная любовь выражается в самых избитых фразах, заимствованных из какого-нибудь затасканного романа.

   Флобер напечатал стихотворение, с необычайной яркостью выражающее «проблему» в романе.

   Во-первых, слить в едином гармоническом целом лирическое и сатирическое начало, и, во-вторых, построить пропорциональное и правильно расчлененное повествование, подчинив статические его элементы непрерывной динамике действия.

   Первая задача была для него наиболее трудной и, пожалуй, в эстетическом отношении наиболее важной. Слияние лирического и сатирического (или «вульгарного») осуществилось в образе Эммы. Необычайная новизна замысла объясняет тот восторг, который охватывает Флобера при мысли о будущем произведении. Как видим, взаимоотношение между этими двумя элементами здесь было принципиально иное. Флобер достиг единства, о котором мечтал. Он осуществил его полнее, чем мог выразить в своих формулах о «жизни-смерти», в своих сравнениях с кладбищем в Яффе и с одеждой восточных бездельников, покрытой галунами и паразитами.

   Образ Эммы, являясь сплавом противоположных качеств, был в то же время художественным результатом эстетической мысли Флобера, его принципиального философского монизма и огромной массы наблюдений, собранных в течение многих лет труда. «Правда жизни», которую искал Флобер, получила в этом образе свое обоюдостороннее выражение. По мере того как эволюционировал образ главной героини от физиологии к психологии, развивалась и среда, общественный фон, на котором протекало действие. Психологию Эммы нельзя понять без обстоятельств, ее объясняющих. Чем сложнее и человечнее героиня, тем глубже и богаче ее связи со средой. Они нерасторжимы. Героиня и среда составляют единство, полное, однако, резких и трагических противоречий. Чем ближе Эмма к среде, тем резче она ей противопоставлена. Теперь Флобер не может мыслить свой сюжет без тщательного, детального и широкого описания Ионвиля со всеми его отвратительными закономерностями. Ионвиль входит в жизнь Эммы органически и непосредственно, хотя далеко не все персонажи принимают одинаковое участие в развитии событий.

   Флобер словно срывает завесу, и за пошлым и отвратительно смешным мещанским миром раскрывается еще более страшная действительность. Этот мир не только смешон и противен, он чудовищен в своей жестокости. Провинциальные лекари, помещики, торговцы и священники оказываются соучастниками грандиозного преступления, прикрытого словами о процветании и свободе, и тем страшнее становится их мирное, подобное плесени существование. Картина общества здесь завершена. Оно представлено во всех его безднах и во всем его омерзении. Буйные метания Эммы Бовари и покорное спокойствие Шарля -  разные стороны этой буржуазной действительности, этой жизни — смерти.

   Скудость действия, отсутствие всяких драматических эффектов и резких тонов, однообразие картин, отличающихся лишь оттенками, — все это заключалось в самом замысле. Флобер писал в полном противоречии с «французским вкусом» и не хотел идти ни на какие уступки. Придать повествованию больше внешнего интереса значило бы уничтожить всю художественную систему романа.

   В годы работы над романом Флобер написал свой «Лексикон прописных  истин» - издевку над общепринятыми буржуазными идеями. «Я хочу,— писал он о замысле этой злой книги,— чтобы тот, кто прочтет ее, боялся рот открыть из страха произнести в точности какую-нибудь фразу, которая здесь имеется».

   История Эммы Бовари дает писателю возможность проследить зависимость ее характера от среды, а также исследовать саму среду, которая в романе имеет ничуть не меньшее значение, так как она неразрывно связана с судьбой героини. Флобер ставил перед собой задачу вскрыть все пороки общества и воспитания. Потому раскрытие характера Эммы он начинает с описания монастырского воспитания, которое она получила. Неестественная изоляция от реальной жизни развивала в здоровой от природы девушке мистическую томность и романтическую меланхолию. Ее тяга к реальности выражалась в чтении книг, в которых «только и было, что любовь, любовники, любовницы, преследуемые дамы, падающие без чувств в уединенных беседках...». Все эти книги, естественно, были очень далеки от реальности, но героиня совершенно не замечала и не понимала этого. Да и как могла она осознать это, если совершенно не знала, да и не видела реального мира.
Подобное чтение, в сочетании с общим фальшивым воспитанием в замкнутом пространстве, и определили то, что даже смерть матери девушка восприняла в перевернутой, противоестественной форме: «Эмма в глубине души была очень довольна, что сразу поднялась до того изысканного идеала безрадостного существования, который навсегда остается непостижимым идеалом для посредственных сердец». Таким образом, внешнее выражение постепенно стало для героини важнее сущности, а это и есть, по убеждению автора, основа пошлости. Вся дальнейшая жизнь ее превратилась в стремление дотянуться до внешней формы: «В своих желаниях Эмма смешивала чувственные утехи роскоши с сердечными радостями, изысканность манер с тонкостью души».
Стремясь к любви, о которой так мечтала, она выходит замуж за Шарля. Но Эмма не находит счастья в своем замужестве, не видит в реальной жизни всего того, о чем читала в книгах, понимает, что Шарль не может дать ей всю ту внешнюю роскошь, без которой она не мыслила себе счастливой жизни, и потому испытывает глубокое разочарование. Именно стремление к любви толкает ее к Рудольфу, в котором теперь она видит свой любовный идеал. Эмма радуется тому, что у нее есть любовник, не зная разницы между понятиями любить и иметь любовника. С самого начала ее любовник смотрит на нее, как на временную игрушку, и с первого свидания уже думает о том, как от нее потом избавиться. Эмма опять не находит той любви, о которой мечтала всю свою жизнь.

 «Утопия» Эммы Бовари и ее крушение вряд ли нуждаются в развенчании. Знаменитая фраза Флобера: «Мадам Бовари — это я» — способна остановить любителя бичевать литературных героев. В то же время «кичевое сознание» героини романа — проблема для критиков, до сих пор нуждающаяся в разрешении. Возможно, все дело в «неверии» Эмма Бовари, мешающем прийти к гармонии с «наличным бытием», может быть, проблема в «мужской природе», сопротивляющейся длительным, изнуряющим страстям, о чем также писали исследователи романа. Очевидно одно: неверная и расточительная жена ионвильского доктора, склонная к красивым позам мечтательница о несбыточном принадлежит к самым «захватывающим» и «сокрушающим сердце» литературным героиням.
   Образ Эммы Бовари вошел в мировую культуру как одно из наиболее точных и исчерпывающих высказываний о проблеме женщины и социума. Черты Эммы Бовари можно найти во многих страстных и падших героинях последующих времен, среди которых Анна Каренина и даже чеховская Попрыгунья.

Поделись с друзьями