Любые студенческие работы - ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

 Основным требованием, которое Петрарка предъявляет в языку, является совершенство формы. Он подбирает гармоничные языковые, стилистические и метрические средства, способные выразить переходы в настроении и состоянии лирического “я” и передать красоту женщины. “Канцоньере” определил для всей последующей традиции образец изысканного и благородного языка, очень далекого от случайности и непосредственности. В этом язык Петрарки противоположен экспериментам Данте, его постоянной смене стилей и форм. Поэтический язык Петрарки стремится быть чистым, абсолютным и стабильным, он исключает всякие реалистические элементы, случайные элементы или то, что можно отнести к “низкому” уровню. Кроме того, исключается какое бы то ни было смешение форм, происходящих из разных языков; из слов исключается движение, разнообразие, конкретность. В то время как язык Данте строится на обогащении различными элементами, Петрарка идет совершенно иным путем: он очищает его, сводя к минимуму пестрое разнообразие и стремясь создать идеальный тосканский язык. Эта цель требует находить в самом языке точки опоры, неизменные и надежные формы. Отделяясь от случайности и множественности внешней действительности, поэтическое слово утверждает себя  как высший дар, оно обращено к ограниченному кругу образованных людей, поскольку только они способны распознать эти формы и их ценность.

    Одной из особенностью языка Петрарки состоит в том, что каждый объект в его поэзии представляется в окружении нескольких определений, связанных между собой. Существительные, прилагательные, наречия, глагольные выражения, синтаксические конструкции очень часто представлены группами в два либо три элемента, внутри которых сами элементы могут иметь определенное сходство (вплоть до того, что они могут быть синонимами) - или же содержать противоречие и противопоставление (создавая антонимичные отношения).

Sonetto 161:  O passi sparsi, o pensier' vaghi e pronti

              o tenace memoria, o fero ardore,

              o possente desire, o debil core,

              oi occhi miei, occhi non giа, ma fonti!

Такой способ “множественности” определений воздействует и на метрическую структуру стихотворения, создавая размеренный и плавный ритм стиха.

    Однако в этом языке есть нечто, что его колеблет изнутри, не позволяет ему удерживать гармоничное равновесие. За попыткой упрощение, сведения к “чистоте” самого языка все-таки различимы отголоски того мира, от которого поэт пытается отказаться. И сквозь те немногие метафоры и образы, связывающие ткань стиха с внешним миром, угадывается и чувственный мир лирического героя, мир желаний, который может реализоваться только в этой отвергаемой реальности. В стихах Петрарки прочитывается что-то неуловимое, хрупкое, ее механизмы не всегда поддаются интерпретации, и она до настоящего времени остается одним из самых сложных и непознаваемых до конца образцов итальянской литературы.

 

Похожие категории