Нужна помощь в написании работы?

Сведения об анатомическом субстрате развития тех или других эмоций обычно черпаются из опытов с разрушением и стимуляцией различных отделов мозга, а также из изучения функций мозга человека в клинике в связи с операциями на мозге и проведением различных лечебных процедур.

Первая наиболее стройная концепция, связывающая эмоции с функциями определенных структур мозга, была опубликована в 1937 г. и принадлежит американскому невропатологу Дж. Пейпецу. Изучая эмоциональные расстройства у больных с поражением гиппокампа и поясной извилины, он выдвинул гипотезу о существовании единой системы, объединяющей ряд структур мозга и образующей мозговой субстрат для эмоций. Эта система представляет замкнутую цепь и включает: гипоталамус — передневентральное ядро таламуса — поясную извилину — гиппокамп — мамиллярные ядра гипоталамуса. Она получила название круга Пейпеца (рис. 37). Позднее П. Мак-Лин в 1952 г., учитывая, что поясная извилина как бы окаймляет основание переднего мозга, предложил назвать ее и связанные с ней другие структуры мозга лимбической системой (limbus — край). Источником возбуждения для этой системы является гипоталамус. Сигналы от него следуют в средний мозг и нижележащие отделы для инициации вегетативных и моторных эмоциональных реакций. Одновременно нейроны гипоталамуса через коллатерали посылают сигналы в передневентральное ядро в таламусе. По этому пути возбуждение передается к поясной извилине коры больших полушарий.

Поясная извилина, по Дж. Пейпецу, является субстратом осознанных эмоциональных переживаний и имеет специальные входы для эмоциональных сигналов, подобно тому как зрительная кора имеет входы для зрительных сигналов. Далее сигнал из поясной извилины через гиппокамп вновь достигает гипоталамуса в области его мамиллярных тел. Так нервная цепь замыкается. Путь от поясной извилины связывает субъективные переживания, возникающие на уровне коры, с сигналами, выходящими из гипоталамуса для висцерального и моторного выражения эмоций. Таким образом, современные данные указывают на жесткую зависимость наших настроений и переживаний от биохимического состава внутренней среды мозга. Хотя полная биохимическая картина наших эмоциональных, субъективных переживаний сегодня остается в значительной мере еще скрытой, тем не менее имеющиеся данные позволяют предположить, что мозг располагает специальной системой, которая, по существу, является биохимическим анализатором эмоции. Этот анализатор, по-видимому, имеет свои рецепторы и детекторы, он анализирует биохимический состав внутренней среды мозга и интерпретирует его в категориях эмоций и настроения. С позиции детекторной теории эмоциональный анализатор по аналогии с другими анализаторами должен выделять сравнительно небольшое число основных биохимических переменных и их основные комбинации детектировать как эмоциональные состояния. С этих позиций новый, повышенный интерес вызывает концепция Дж. Пейпеца об особых функциях поясной извилины, которую он рассматривает как орган, в котором формируется субъективное, осознанное эмоциональное переживание. Возможно, именно здесь представлен корковый уровень эмоционального анализатора. Обратная связь поясной извилины с гипоталамусом, которая утверждается в концепции « круга Пейпеца», дает основание видеть в ней путь, через который осуществляется влияние осознанного субъективного переживания на поведенческое выражение эмоций, которое в конечном счете программируется на уровне гипоталамуса, координирующего вегетативные и моторные проявления эмоций.

Адаптация к окружающей среде.

Поведенческий уровень адаптации реализуется на основе сочетания разных форм врожденного и приобретенного поведения и обеспечивает быстрое и эффективное взаимодействие со средой. Исключительное значение для поведенческой А. имеют условно-рефлекторная деятельность, обучение и опережающее отражение событий внешнего мира. Способность к обучению и приобретению индивидуального опыта обеспечивает животному и человеку возможность прогнозировать характер будущих событий и, следовательно, заблаговременно подготовиться к ним.

На уровне целого организма адаптация к наиболее стандартным факторам реализуется на основе врожденных жестких механизмов. Таким путем осуществляются зрительная и слуховая А., регуляция кислотно-щелочного равновесия крови, запуск висцеромоторных рефлексов и другие приспособительные реакции местного значения. Вместе с тем при действии малознакомых или экстремальных стимулов все более значимую роль в адаптации приобретают общие, неспецифические реакции. Генерализованная активация мозга при этом создает необходимые условия для восприятия и обработки информации, а секреция адаптивных гормонов (катехоламинов и кортикостероидов), активизируя метаболизм, способствует консолидации анатомически и функционально разобщенных элементов в единую систему, направленную на достижение конкретного приспособительного эффекта.    При адаптации к внешним условиям обычно первыми включаются разные формы приобретенного и врожденного поведения. Когда действие неблагоприятных факторов продолжительно и неустранимо, становится более отчетливым участие висцеральных систем. В частности, необходимый тепловой баланс могут создать мышечная дрожь, сужение поверхностных сосудов и повышение обмена веществ. По мере ухудшения условий и истощения гомеостатических резервов изменения, нарастающие в метаболическом звене, приобретают патологическую направленность. В случаях, когда внешний фактор не воспринимается экстероцепторами (например, при действии ионизирующего излучения сильного магнитного поля и т.д.), поведенческий уровень А. включается лишь при недостаточности внутренних ресурсов. Аналогичная картина обычно наблюдается и при заболеваниях внутренних органов. В любом случае осознание этого факта субъективно оценивается как плохое самочувствие, недомогание. С физиологической точки зрения можно говорить о возрастающей централизации регуляции нарушенных функций, необходимой для осуществления полноценной, целостной адаптации и запуска комплекса неспецифических процессов — реакции активации мозга и общий адаптационный синдром.

    В зависимости от длительности действия неадекватного фактора и степени морфофункциональных перестроек выделяют три этапа А.: начальный, этап неустановившейся А. и долговременную, установившуюся А., или состояние адаптированности.

    Адаптация человека представляет собой сложный социально-биологический процесс, в котором человек не только сам приспосабливается к новой экономической обстановке, но и приспосабливает эту обстановку к своим нуждам и потребностям (например, создает систему жизнеобеспечения населения, включающую городскую и жилую среду, соответствующие комплекты одежды, специальное питание и т.д.).

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

    Многочисленные методы изучения А. (биохимические, физиологические, психологические) направлены на решение проблемы диагноза и прогноза адаптивных возможностей организма. Особое значение имеют функциональные или нагрузочные пробы, которые имитируют те или иные стороны А. и позволяют наблюдать характер адаптивных сдвигов на фоне действия одного или нескольких факторов, а также экстраполировать особенности адаптивных реакций при возможном увеличении амплитуды неблагоприятного фактора, предполагаемый характер «отказов», получить индивидуальные нормы адаптивной реакции.

Поделись с друзьями