Любые студенческие работы - ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Поделись с друзьями

Процесс правопреемства на территории СССР касался двух видов государственной собственности: зарубежной собственности бывшего СССР и собственности, расположенной на его территории. Договор о правопреемстве в отношении внешнего долга и активов Союза ССР от 4 декабря 1991 г. и более поздние соглашения показали, что интересы государств — республик бывшего СССР были направлены, прежде всего, на регламентацию проблемы правопреемства в отношении собственности, находящейся за рубежом. С первых шагов в деятельности Российской Федерации наметилась тенденция, направленная на сохранение за собой всех активов, чему противостояли остальные государства-республики, также заинтересованные в получении части собственности бывшего Союза ССР.

Доли государств в активах впервые были установлены в Договоре от 4 декабря 1991 г., такое распределение сохранилось и в последующих соглашениях о правопреемстве. Активы и долги СССР распределялись между республиками на основании единого агрегированного показателя. Этот показатель был выработан с помощью факторного анализа и основывался на четырех признаках: долях республик в экспорте, импорте, производственном национальном доходе и численности населения СССР за 1986—1990 гг., т. е. за период, непосредственно предшествующий распаду СССР. Например, для России он составил 61,34 %, для Республики Беларусь — 4,13 %.

30 декабря 1991 г. в Минске республики подписали Соглашение о собственности бывшего Союза ССР за рубежом, в котором взаимно признали право каждой на соответствующую фиксированную справедливую долю. В развитие Договора от 4 декабря 1991 г. и Соглашения от 30 декабря 1991 г. было подписано Соглашение о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом от 6 июня 1992 г. В нем вновь устанавливался порядок раздела на основании единого агрегированного показателя в соответствии с теми же долями, однако уже без учета долей Грузии, Латвии, Литвы и Эстонии, составляющих в совокупности 4,77 %. Стороны исходили из взаимозависимости, существующей между обязательством участвовать в погашении и нести расходы по обслуживанию внешнего государственного долга и возможностью реализации права собственности каждой из сторон на причитающуюся ей долю имущества за рубежом.

В результате подписанного Республикой Беларусь и Российской Федерацией Соглашения об обслуживании внешнего долга бывшего Союза ССР от 20 июня 1992 г. Беларусь передала России свою долю активов в счет погашения своей части долга.

Влияние на осуществление правопреемства оказывал и внешний фактор, в особенности это касалось долгов бывшего СССР. В ходе двух встреч представителей финансовых ведомств «большой семерки» с представителями 12 суверенных республик, проходивших в Москве в октябре-ноябре 1991 г., были подписаны Меморандум о взаимопонимании относительно внешнего долга иностранным кредиторам Союза ССР и его правопреемства от 28 октября 1991 г. и коммюнике от 24 ноября 1991 г., в которых изложены взаимные обязательства сторон. Начиная с этого момента сформировалась устойчивая тенденция, проявляющаяся затем на протяжении всего процесса правопреемства: Россия стремилась сконцентрировать в своих руках все активы бывшего СССР, приняв на себя обязательства по выплате внешнего долга, Украина оказывала сопротивление, не желая идти на экономически невыгодные для себя компромиссы.

Далее правопреемство в отношении долгов регулировалось многосторонними соглашениями, заключенными странами, расположенными на территории бывшего СССР. Первым шагом в этом направлении явилось подписание 4 декабря 1991г. Договора о правопреемстве в отношении внешнего долга и активов Союза ССР. Его сторонами выступали государства, являющиеся или бывшие субъектами Советского Союза, и Союз СССР как государство-предшественник. Исключение составляли государства Прибалтики, заявившие, что юридически они не входили в состав СССР и поэтому не являются его приемниками.

Хотя в конечном итоге, Договор от 4 декабря 1991г. не был реализован, отдельные его положения послужили отправным пунктом для дальнейшей работы по урегулированию процесса правопреемства. В частности, в нем содержалось определение государственного внешнего долга СССР как любого финансового обязательства, взятого СССР как любого финансового обязательств, взятого СССР или другим законным образом уполномоченным на то СССР лицом, в отношении другого государства, международной организации или любого иного иностранного кредитора. Другим важным моментом этого Договора явилось установление связи между погашением долга и правом на получение активов, а также выявление доли бывших республик СССР во внешнем долге последнего, равно как и в активах. Она определялась на основании единого агрегированного показателя, который фигурировал и в ряде последующих соглашений.

Период многосторонних соглашений, продолжавшийся с конца 1991 г. до середины 1992 г., представлял собой первый, самый нестабильный этап правопреемства, который продемонстрировал несостоятельность договоров о правопреемстве в связи с их общим характером, многочисленными и неэффективными коллективными органами и отсутствием четкого механизма реализации вопросов, в котором, прежде всего, были заинтересованы иностранные кредиторы. Практика показала, что создание такого механизма возможно лишь на базе двусторонних соглашений. 9 октября 1992 г. это выразилось в Решении государств-участников СНГ рассматривать вопросы правопреемства, в том числе и в отношении долгов, на двусторонней основе путем заключения с другими республиками соглашений, получивших название «нулевых вариантов». России удалось добиться права на все активы бывшего СССР, взяв на себя обязательство по погашению внешнего долга.

Исходя из принципа целостности и неделимости государственных архивных фондов, нашедшем отражение в Соглашении о правопреемстве в отношении государственных архивов бывшего Союза ССР от 6 июля 1992 г., его участники не будут претендовать на фонды, образовавшиеся в результате деятельности высших государственных структур бывшей Российской империи и СССР, которые хранятся за пределами их территории (ст.1 Соглашения). Одновременно участники взаимно признали переход под их юрисдикции государственных архивов, включая архивы общесоюзного уровня, находящиеся на их территории (ст.2). Следовательно, раздел архивов произведен по наиболее простому критерию – территориальному. В этом свете истолкован и принцип целостности фондов.

Материалы по теме: