Нужна помощь в написании работы?

В классической педагогике идея соединения воспитания и обучения детей с игрой принадлежит основателю детских садов Фридриху Фребелю. Им была разработана и описана система дидактических игр, основанная на четких теоретических положениях, восходящих к философии Гегеля, и направленная на развитие сознания и деятельности ребенка. Основные принципы системы Фребеля представляются весьма актуальными и сегодня, поэтому целесообразно остановиться на них подробнее.

Первый из них – принцип деятельности. «Дитя – существо деятельное, творящее, – писал Фребель, – оно постоянно требует дела и идёт от дела к познанию. Воспитание должно удовлетворять эту потребность. Дело воспитателя – охранять и руководить действиями ребёнка, но не определять их» . Высшим проявлением детской деятельности Фребель считал игру. Именно в игре ребёнок выражает свой внутренний мир, получает и наиболее остро переживает внешние впечатления, проявляет себя как субъект и творец. Поэтому в основу воспитательной системы Ф. Фребеля были положены игры, которые он стремился сделать увлекательными, яркими, осмысленными, вызывающими и раскрывающими детскую активность.

Второй принцип, который также представляется очень актуальным для нашей темы – это необходимость соединения практического действия или чувственного впечатления со словом. «Необходимо для развития сознания, для укрепления духовной силы и способности ребёнка связывать его действия и поступки со словом. Ни то, ни другое в отдельности не исчерпывает действительности и не способствует развитию духа ребёнка . Все игры Фребеля с его знаменитыми «дарами» (шаром, мячом, кубиком, лучинками и пр.) всегда сопровождаются словом или песенкой воспитателя. Эта связь со словом делает действия ребёнка и его чувственный опыт осмысленным и осознанным, открывает возможность овладения ими.

Осуществление принципов деятельности и связи действия со словом становилось возможным благодаря постоянному руководству детской деятельностью со стороны взрослого воспитателя. Несмотря на то, что сам Фребель неоднократно указывал на «губительность грубого вмешательства в развитие ребёнка…», на то, что воспитание должно быть «…пассивным, следящим, просто предостерегающим и охраняющим, но отнюдь не предписывающим и не насильственным» , все его игры и воздействия предполагают активное участие и руководство взрослого. Передача даров, демонстрация способов действия, стишки и песенки, – всё это исходило от взрослого. Но руководство взрослого основано на уважении к ребёнку, на учете его интересов: «Настоящий воспитатель уже в малютке признает и уважает человека, способного развиваться и совершенствоваться» .

Система Фребеля оказала колоссальное влияние на развитие дошкольной педагогики, на долгие годы завоевала всю Европу и нашла своих многочисленных последователей и продолжателей. Однако в процессе своего массового использования игры Фребеля были извращены и превратились в формальные упражнения. Основной перекос состоял в том, что всю активность брал на себя взрослый – он сам демонстрировал нужные действия с предметами, сам пел песенки и читал стишки, а ребёнок оставался лишь слушателем и наблюдателем. Очевидно, что такая опасность была заложена в самой методике фребелевских игр, которая расходилась с главным принципом его системы. Принцип деятельности, активности и заинтересованности самого ребёнка оказался нарушенным. В результате эти занятия утратили свой развивающий эффект и получили массу критики и справедливых нареканий за «формализм», «дидактизм», «педантизм» и пр.

Не меньшую популярность завоевала система дидактических игр Марии Монтессори, которая строилась во многом на других принципах. В центре системы Монтессори – индивидуальность ребёнка. Внимание воспитателя должно быть, прежде всего, направлено на развитие изначальной, индивидуальной природы ребёнка. При этом психическое развитие сравнивается и практически отождествляется с органическим ростом. Также как воспитатель не может и не должен менять пропорции тела своего ученика, он не должен менять его внутреннюю природу. Сохранить природную индивидуальность ребёнка – главная забота воспитателя.

Главное условие сохранения и развития индивидуальности ребёнка, с точки зрения Монтессори, – это предоставление ему полной свободы. «Свобода есть жизненное условие всякого воспитания. Нельзя ничего навязывать ребёнку, заставлять, принуждать его» . Только при наличии полной свободы и самостоятельности может проявиться индивидуальный характер ребёнка, его любознательность и познавательная активность.

Характерно, что в системе Монтессори значительное место уделяется развитию воли ребёнка, причём воля понимается как свободное и сознательное самовыражение. О возникновении воли, с точки зрения Монтессори, можно говорить только тогда, когда устанавливается внутренняя координация и способность к продолжительной концентрации. Внутренняя формация воли развивается постепенно, через усиление направленности на какой-либо предмет (или занятие) и ограничение посторонних импульсов, отвлекающих от решения и действия. В развитии детской воли Монтессори выделяет три следующие стадии.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Первая из них заключается в повторении одних и тех же действий, которое часто наблюдается в раннем возрасте. Как полагает Монтессори, в этом проявляется концентрация ребёнка на каком-либо упражнении. Циклично повторяемые упражнения дают ребёнку ощущение силы и независимости. Эту активность ни в коем случае нельзя прерывать или видоизменять.

После достижения силы и независимости в движениях ребёнок переходит на вторую стадию развития воли, где он начинает сознательно выбирать самодисциплину, как способ жизни. На этой стадии ребёнок начинает творчески использовать свои способности и может отвечать за свои действия.

После достижения стадии самодисциплины, ребёнок переходит на следующую ступень, суть которой состоит в стремлении к послушанию, которое естественно возникает в результате развития свободной воли ребёнка. Этот момент в философии Монтессори является самым трудным для американцев, поскольку воля и послушание для них – две противоположные тенденции: послушание обычно достигается путём подавления учителем воли ребёнка. Однако Монтессори, напротив, рассматривает волю и послушание как две стороны единого процесса, в котором послушание (правилосообразность) является высшей стадией развития воли: «…Воля есть фундамент развития, а послушание – высшая его стадия, основанная на этом фундаменте… Если душа человека не обладает этим качеством, если от него никогда не требовалось законопослушания, социальная жизнь становиться невозможной» . Разумеется, здесь имеется в виду не слепое, бессознательное послушание, а сознательное и свободное выполнение определенных норм и правил поведения. Естественное развитие воли ребёнка приводит к тому, что соблюдение норм и правил становится потребностью ребёнка и свободно понимается им. Такое направление развития детской воли складывается, согласно представлениям Монтессори, само собой, по естественным законам. Главная задачи воспитателя – не вмешиваться и не нарушать эти законы, предоставляя ребёнку полную свободу и самостоятельность на всех этапах развития.

Эти теоретические положения легли в основу разработанной М. Монтессори системы дидактических игр. В этих играх, как правило, обучающее воздействие передано дидактическому материалу, а воспитатель как бы устраняется от свободной и самостоятельной деятельности детей. Его роль сводится к тому, чтобы окружить ребёнка полезным, развивающим материалом, создать вещную обстановку для полезной и свободной деятельности детей, т.е. развивающую среду, и предоставить возможность для самостоятельного выбора нужного ребёнку и полезного занятия. В процессе таких самостоятельных игр дети должны были овладеть практическими навыками, готовящими их к жизни и пр. Широко использовались также материалы для воспитания различных чувств (зрения, слуха, осязания) и познавательной активности. Воспитатель при этом лишь наблюдает за самостоятельной работой каждого ребёнка, отмечая его успехи и промахи.

Система обучения с помощью дидактических материалов Монтессори стала чрезвычайно популярной в начале века и сохраняет свою популярность во многих детских садах США и Европы и сейчас. Вместе с тем, эта система неоднократно подвергалась критике со стороны педагогов. Они отмечали, что отстранение взрослого от деятельности детей, заложенное в теоретических основаниях системы Монтессори, привело к тому, что однообразные самостоятельные упражнения детей быстро стереотипизировались, теряли для них привлекательность, превращались в формальные, механические упражнения. Принцип индивидуальности и свободы без участия взрослого превращался в свою противоположность – дети оказывались зависимыми от предметной обстановки, сконструированной воспитателем, совершали однообразные, бессмысленные для них упражнения. Разумеется, мы не повергаем сомнению ценность и продуктивность дидактических материалов, разработанных Монтессори, как и успешность деятельности многочисленных детских садов, до сих пор работающих по её системе. Однако полагаем, что эффективность этой системы определяется не только качеством дидактических материалов, но и квалификацией и личностными особенностям воспитателей, которым в системе Монтессори не уделяется должного внимания.

Итак, краткий анализ двух наиболее фундаментальных систем дошкольного воспитания, построенных на дидактических играх, показывает, что предоставление ребёнку полной свободы и самостоятельности в действиях с дидактическим материалом может так же лишить ребёнка собственной активности, как и превращение его в приемника воспитательных воздействий и указаний взрослого. Полное устранение взрослого от процесса дидактической игры имеет столь же отрицательные последствия, как и его доминирование, навязывание своих воздействий. Поэтому чрезвычайно важно определить специфику участия взрослого в дидактической игре, его основные функции.

В современной педагогической практике дошкольного воспитания роль взрослого в дидактической игре обычно крайне сужена. Она сводится к тому, что воспитатель объясняет игру и руководит её ходом, не участвуя в ней сам. Критерием хорошей дидактической игры считается самостоятельность детей. Однако задача взрослого состоит не только в том, чтобы донести до детей правило действия и контролировать его выполнение, но и в том (и то главное!), чтобы сделать его увлекательным, субъективно значимым, осмысленным. А это возможно только при непосредственном участии взрослого в игре. Мы полагаем, что критерием хорошей развивающей игры должна быть не самостоятельность, а активность, увлеченность ребёнка, которую на первых этапах знакомства с игрой может обеспечить только взрослый. Для этого он должен быть не руководителем, не контролером, но непосредственным участником игры, её эмоциональным центром, «заражающим» своей увлеченностью.

Специфика участия взрослого в игре с правилом и важнейшее условие её развивающего эффекта состоит в совмещении двух ролей – участника и организатора игры. В роли участника взрослый мотивирует игровые действия детей, задаёт субъективную значимость правила. В роли организатора он вводит правило в жизнь ребёнка, помогает соблюдать принятые правила действия. Эти роли в сущности своей различны и даже противоположны: одна предполагает эмоциональную включенность в игру, совпадение с позицией ребёнка, погруженность в игровую ситуацию, другая, напротив – отстранённость, анализ и контроль действий детей, удержание позиции старшего, учителя. Но только совмещение этих ролей может обеспечить развитие воли и произвольность в их единстве. И та, и другая роль в отдельность не может обеспечить развивающего эффекта: если взрослый превращается в играющего ребёнка, он не может донести правила игры, помочь их выполнению. Если же взрослый остается «учителем и контролёром», игра теряет свою привлекательность, превращается в формальное бессмысленное упражнение, действия ребёнка при этом не могут быть мотивированными и активными. И только в своей совокупности это роли могут обеспечить действительно развивающий эффект, который проявляется не только в ситуации игры, но и за её пределами.

Таким образом, игра становится средством развития произвольности дошкольника лишь в том случае, если взрослый является одновременно и участником и организатором игры.

Поделись с друзьями