Поделись с друзьями
Нужна помощь в написании работы?

Любое исследование, а тем более научное - процесс, процесс индивидуальный, творческий и потому не поддающийся схематизации, логическому разложению "по полочкам". И тем не менее нечто общее, похожее на динамическую структуру в нем выделить можно.
     Самым общим (стержневым, сквозным) является здесь устремленность к истине, движение от незнания к знанию или, что чаще, переход от менее полного к более полному и целостному образу предмета. Нет ни маяка (если не считать таковым сам абстрактный образ истины), ни тем более навигационных карт для безопасного провода в гавань истины корабля исследования. Есть только мечта и надежда на удачу, они-то и выручают ученого в бурном океане познания. Каждый в общем-то прокладывает свой путь, находит свою дорогу к истине.

Постановка проблемы. Но если ориентироваться на указанную выше структуру, пусть и в форме некой регулятивной идеи, то позволительно настаивать на том, что исследовательский процесс начинается (должен начинаться) с постановки проблемы. Ее мы получаем как результат, видимо, не первой и не одной попытки перекинуть пусть временный, шаткий, но все же мостик от незнания к знанию. Проблема есть некоторое знание о незнании. Она так или иначе выходит за рамки того, что уже известно, наработано и успешно применяется. Происходит это чаще всего рационально непостижимым образом, на уровне интуиции или некоего фундаментального чувства. Для нас в данной связи важно отметить, что проблему нужно не только знать, но и "внутренне понимать", переживать каким-то шестым чувством. Вовлеченность глубинных эмоций и страстей в проблемную ситуацию огромная, ее значимость трудно переоценить.
     Проблема есть поиск ответа на вставший перед исследователем вопрос в условиях отсутствия необходимой и достаточной информации для этого. Старая точка опоры уже не годится, она "поехала", а новой еще нет. И в то же время проблема несет в себе некое (самое предварительное, явно смутное) знание того, как она в принципе может быть разрешена. Это подсказка, сократовский "даймонион" исследования.

Сбор или подбор фактов. И при постановке проблеме и, еще больше, при ее решении требуются, в цене факты. Но ситуация выглядит не так, что вначале мы собираем факты, а затем их проблемно группируем и осмысляем. Фактов обычно очень много и при желании их всегда можно собрать или подобрать. Пиар-технологии служат тому наглядным подтверждением.
     Но уточним само понятие факта. Оно неоднозначно. В обыденном сознании, и не только, факты привычно отождествляются с вещами, благодаря соответствию с которыми знание якобы и становится истинным. Но в действительности все выглядит несколько иначе. Факты не вещи сами по себе, а их аутентичное (адекватное, точное) воспроизведение в нашем сознании. То есть это тоже знание, знание реального положения вещей. Доступный нам мир поэтому состоит не из вещей, а из фактов.
     Факты, как принято говорить, - упрямая вещь. Их приходится принимать, нравятся они нам или нет, двигают или, наоборот, тормозят наше исследование. Иначе говоря, факты выступают в качестве инвариантов - величин (параметров, единиц), остающихся неизменными при тех или иных, если не всех, преобразованиях (точках зрения, координатах исследования, подходах).
     Инвариантность фактов, однако, не означает их пригодности для всех возможных случаев. Факты должны быть релевантны (англ. relevant - уместный, относящийся к делу) конкретной ситуации. Просто факты без релевантности, т. е. их всегда ограниченной применимости, не проясняют предмета исследования, не могут служить доказательством его истинности. Это - ситуация, когда есть ответы, масса ответов на непонятно какие вопросы. И вообще, на тенденциозно подобранных фактах можно строить все что угодно.
     Именно проблема вскрывает релевантность фактов, устанавливает границы их применимости (значимости, существенности). Проблема содержит в себе определенную, как правило неартикулируемую, стратегию отыскания и сбора фактов. В этом смысле проблема служит объединению фактов в некую определенную систему, в одно целое. Благодаря проблеме мы впервые начинаем понимать факты, которые всегда, казалось бы, лежали перед нами: бери - не хочу.

Выдвижение гипотез. "Проблемный" сбор фактов - важная часть исследования, но сам по себе проблему (на основе которой, как это ни парадоксально, их и собрали) он не решает. Нам в действительности нужна целая система знаний, тщательно описывающая и убедительно объясняющая эти факты. Первый шаг на пути формирования такой системы знаний - изобретение или выдвижение гипотезы.
     Выдвижение гипотезы - это, прежде всего, ответ на требование объяснить собранные факты. Необходимо отметить, что одни и те же факты могут быть объяснены различным образом, разными гипотезами. Как правило, выдвигается несколько гипотез, а затем начинается их выбраковка - устранение неподходящих. После всестороннего и критического рассмотрения оставляется одна ("выжившая") гипотеза для дальнейшего продвижения исследования. При прочих равных условиях, предпочтение отдается той, которая достигает своей цели самым ясным, простым и экономичным образом.
     В самом общем виде гипотеза может быть определена как догадка, предположение о существовании некоторых вещей или о законе, который может объяснить связь вещей, уже известных как существующие. В нашем же случае под гипотезой будем понимать положение или систему положений, выдвигаемых для объяснения ранее собранных фактов, а также для следствий, которые в дальнейшем будут извлечены из них.
     Никто еще не открыл метод выдвижения гипотез. Гипотезы - это работа нашего продуктивного воображения. Хороший ученый, также как и поэт, рождается, а не делается. В то же время ни один даже самый талантливый ученый не может игнорировать факты. Направляемое аккуратным следованием фактам, научное воображение старается изобрести некий закон или принцип, который позволит дать им объяснение.
     Гипотеза имеет какую-то ценность только тогда, когда ее можно подтвердить или опровергнуть. В этом плане из гипотезы принято дедуцировать определенные следствия или выводы и сопоставлять их с фактами. Вообще-то есть множество требований, которым гипотеза обязана удовлетворять. Гипотеза, несомненно, должна подтверждаться теми фактами, которые уже собрали, с которыми собственно и связана стартовая проблема исследования. Но этого мало, вернее, это только начало. Далее, выдвинутая гипотеза не должна противоречить фундаментальным законам природы - разумеется, известным науке. Речь идет именно о фундаментальных законах. Их действительно нельзя трогать. Но на достаточно революционные гипотезы ("сумасшедшие идеи" в науке) это требование не распространяется. Абсолютно непогрешимых законов, даже среди фундаментальных, не бывает.
     Но главное подтверждение гипотеза находит в тех фактах, экспериментальных данных например, которые с ее помощью (как следствия или выводы из гипотезы) были предсказаны, о существовании которых мы ничего не знали до ее выдвижения.
     Важно учитывать все факты, нельзя пренебрегать ни одним из них. А соблазн ограничиться только работающими на гипотезу, т.е. однозначно подтверждающими, фактами всегда есть. Они, как ни странно, всегда находятся. Но ученый должен любить истину больше, чем гипотезу, какой бы привлекательной и интересной она для него ни была.
     Здесь важно принять во внимание то обстоятельство, что подтверждения, сколь бы много их ни было, не способны превратить гипотезу в незыблемую истину, но достаточно одного опровержения, т. е. негативного факта, чтобы ее, эту гипотезу, подорвать и забраковать. Испытание гипотез негативными фактами принято называть фальсификацией, соответственно позитивными фактами, подтверждениями - верификацией. Верификация страдает всегда неполнотой и экстенсивностью индукции: подтверждающие примеры часто физически невозможно перебрать В отличие от верификации, фальсификация интенсивна, она экономит силы и позволяет, если контрпримеров не находится, настаивать, с достаточной степенью уверенности, на истинностной состоятельности гипотезы. Наука, на чем настаивал еще Кант, - это всегда границы. Фальсификация как раз и позволяет их очертить.

Теория как система знания, разрешающая проблему. Всесторонне подтвержденная гипотеза обретает статус теории, становится теорией. Теория - высшая, наиболее развитая форма представления и организации научного знания. Ее можно определить как в целом гармоничную, логически когерентную систему знания, адекватно отражающую существенные стороны и отношения (законы) определенной области действительности. В теории первоначальная и регулятивная проблема научного исследования получает наконец-то свое разрешение. В ней она как процесс окончательно успокаивается. Науку в целом можно рассматривать как систему теорий.
     Но время идет, обнаруживаются противоречия (их осмысление и принимает форму научной проблемы), которые не могут быть объяснены и решены в рамках существующей, вполне доказанной теории. Наука достаточно консервативна, и теорию просто так, конечно, не сдают. Ее стараются укрепить, вводя вспомогательные, ad hoc гипотезы или допущения, уточняя и "изощряя" отдельные научные положения. В результате этих ухищрений и уловок сдержать натиск критических аргументов на какое-то время удается. Но рано или поздно наступает "момент истины", т.е. разрыв между данной теорией и новыми проблемными фактами становится кричащим и субъективно невыносимым. Осознание этого, тоже, кстати, факта, кладет начало процессу восхождения к новой теории.
     Итак, процесс научного исследования предстает перед нами в виде следующей стадиальной цепочки: формулировка или постановка проблемы - проблемно ориентированное собирание фактов - выдвижение и проверка гипотезы - теория как доказанная гипотеза.