Поделись с друзьями

Одной из новелл уголовного законодательства является положение, предусмотренное ст. 22 УК РФ, согласно которому «вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности».

 По сути, речь идёт о так называемой уменьшенной (ограниченной) вменяемости, когда лицо обладает определённым расстройством психики, но в момент совершения преступления осознаёт фактический характер своих действий (бездействия) и руководит ими, однако не в полной мере.

Юридический критерий такого состояния характеризуется тем, что лицо не в полной мере осознаёт фактический характер и общественную опасность своего деяния (когнитивный признак) или не в полной мере может руководить своими действиями или бездействием (волевой признак). Медицинский критерий в законе характеризуется понятием «психическое расстройство». Теоретически у виновного может быть любое из тех заболеваний, которые свойственны невменяемым лицам. Однако, судебно-психиатрическая практика отмечает, что в состоянии ограниченной вменяемости могут находиться лица, которые имеют, как правило, следующие расстройства психики: олигофрения в лёгкой степени, различные формы неврозов (неврастения, истерия, психастения); психозы (алкогольные, например); психопатии; в некоторых случаях хронические психические расстройства (шизофрения в период ремиссии) и др. Эти психические расстройства существенно уменьшают способность лица контролировать своё поведение, ведут к резкому снижению общего интеллекта и волевой сферы, а также затрудняют, хотя полностью не исключают, мыслительный процесс и волю лица во время совершения им преступления. Такие лица признаются вменяемыми, а поэтому они подлежат уголовной ответственности, хотя к ним могут применяться принудительные меры медицинского характера.

Буквальное толкование ст. 22 УК РФ приводит к выводу, что ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, наступает на общих основаниях, то есть такое состояние не учитывается в качестве смягчающего или отягчающего обстоятельства. Не совсем понятна такая позиция законодателя, тем более, что, например, несовершеннолетние с отставанием в психическом развитии, которые в момент совершения общественно опасного деяния также не в полной мере могли осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить им – полностью освобождаются от уголовной ответственности (ч. 3 ст. 20 УК РФ).  И при ограниченной вменяемости и при задержке в психическом развитии несовершеннолетнего содержание юридического критерия совпадает. Отличается лишь медицинский критерий. В первом случае он связан с психическим расстройством лица, а во втором – с отставанием в психическом развитии. Представляется, что различные уголовно-правовые последствия к указанным двум категориям лиц необоснованны и несправедливы. При ограниченной вменяемости лицо может от рождения иметь заболевание психики (например, дебильность). Если допустить, что 17-летний подросток с таким заболеванием совершает кражу и другой 17-летний молодой человек с отставанием в психическом развитии совершает кражу, то первого будут судить за это преступление и назначат ему наказание, а второго освободят от уголовной ответственности. Это неправильно.

На наш взгляд, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, следует рассматривать в качестве смягчающего обстоятельства, потому, что: во-первых, перечень обстоятельств, смягчающих наказание, предусмотренный ст. 61 УК РФ является открытым, то есть может быть дополнен другими обстоятельствами по усмотрению суда; а во-вторых, в Особенной части имеется преступление, где подобное состояние  учитывается в качестве смягчающего – ст. 106 УК РФ – убийство матерью новорождённого ребёнка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости.

Лиц, с отставанием в психическом развитии также следовало бы привлекать к уголовной ответственности, а такое состояние виновного рассматривать как смягчающее обстоятельство.

Таким образом, наличие всех трёх признаков: физическое лицо, вменяемое, достигшее возраста уголовной ответственности – является обязательным условием для признания лица субъектом преступления.