Нужна помощь в написании работы?

В п. 1 ст. 329 ГК перечислены следующие способы обеспечения: неустойка, залог, удержание имущества должника, поручительство, банковская гарантия и задаток. Этот перечень не носит исчерпывающего характера. Исполнение обязательства может обеспечиваться и другими способами.

В качестве примеров способов обеспечения, не упомянутых в п. 1 ст. 329 ГК, можно назвать обеспечительную передачу вещи в собственность, при которой кредитору для обеспечения его требования передается право собственности на вещь, и обеспечительную уступку требования, при которой должник в целях обеспечения лежащего на нем обязательства уступает кредитору свое требование к третьему лицу (абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК). И в том и в другом случае допущенная должником неисправность управомочивает приобретателя права на реализацию переданной ему вещи или требование и удержание вырученной суммы в качестве удовлетворения. При превышении этой суммой размера обеспеченного обязательства излишек должен выдаваться отчуждателю права. Если обеспеченное обязательство исполняется надлежащим образом, то получивший обеспечение обязан возвратить право своему контрагенту по обеспечительной сделке.

К не упомянутым в п. 1 ст. 329 ГК способам обеспечения относится также передача проданной вещи с оговоркой о сохранении права собственности за продавцом до оплаты вещи покупателем (отлагательно-обусловленная традиция) (абз. 1 ст. 491 ГК). Обеспечительный характер такой передачи заключается в том, что, сохраняя за собой право собственности на переданную вещь, отчуждатель побуждает покупателя к надлежащему исполнению обязательства по уплате покупной цены.

Обеспечение устанавливается:

-        по соглашению между участниками обеспечиваемого обязательства или между кредитором по этому обязательству и третьим лицом. При этом согласно п. 2 ст. 329 ГК недействительность соглашения о неустойке (п. 1 ст. 330 ГК), договора о залоге (п. 3 ст. 334 ГК), договора поручительства (абз. 1 ст. 361 ГК), договора банковской гарантии (ст. 368 ГК) и соглашения о задатке (п. 2 ст. 380 ГК) не влечет недействительности сделки, из которой возникло обеспечиваемое обязательство;

-        в некоторых случаях обеспечительные права возникают в силу прямого указания закона. Так, абз. 2 ст. 532 ГК предписывает, что заказчик по договору поставки товаров для государственных нужд признается поручителем по обязательству покупателя оплатить товары.

Различают личные и вещные (реальные) способы обеспечения исполнения обязательств. Личные способы характеризуются тем, что они либо порождают дополнительную обязанность у основного должника (например, обязанность к уплате неустойки), либо помимо него обязывают перед кредитором третье лицо (например, поручителя или гаранта), и, следовательно, предоставляют кредитору возможность получить удовлетворение из всего имущества основного должника или третьего лица. При вещных (реальных) обеспечительных мерах мы имеем дело с выделением определенного имущества, из стоимости которого кредитор может получить удовлетворение в случае неисправности основного должника. К ним, в частности, относятся залог, удержание, задаток и обеспечительная передача вещи в собственность.

Возникающие при обеспечении исполнения обязательств обеспечительные права носят акцессорный характер. Акцессорность этих прав означает, что они не могут возникнуть, если основное обязательство не возникло; что они не могут существовать, если основное обязательство не существует; и что они прекращаются, если основное обязательство прекратилось. Что касается вопроса, предполагает ли акцессорность обеспечительного права совпадение в одном лице управомоченного по этому праву и кредитора по основному требованию, то он должен решаться по-разному для разных видов обеспечений.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Обеспечительное действие неустойки заключается в том, что обязанность к уплате неустойки побуждает должника к надлежащему исполнению обязательства. При его неисполнении должником неустойка утрачивает свой обеспечительный характер, а возникшее обязательство по ее уплате фигурирует в качестве средства защиты интересов потерпевшего кредитора.

Виды неустойки. В зависимости от способа начисления неустойки различают штраф и пеню (п. 1 ст. 330 ГК). Штраф начисляется однократно, а пеня - за определенный период времени (за час, день, месяц и т.д.). Типичным основанием начисления пени выступает просрочка исполнения основного обязательства. Штрафы устанавливаются на случай иных нарушений (например, за неподачу перевозчиком рефрижераторных вагонов с него взыскивается штраф в размере 0,2 минимального размера оплаты труда за каждую непогруженную тонну груза - абз. 10 ст. 94 Устава железнодорожного транспорта).

И штраф, и пеня могут исчисляться в твердой (например, штраф в размере 5 000 руб.) или пропорциональной сумме (например, пеня в размере 0,1% от суммы просроченной задолженности). Наименование неустойки в законе или договоре иногда не совпадает с ее видовой принадлежностью. Так, в ст. 101 УЖТ неустойка за задержку универсального железнодорожного контейнера именуется штрафом, хотя в действительности она является пеней, так как ее начисление производится за каждый час задержки.

Помимо штрафа и пени различают неустойки в зависимости от:

J  основания установления - договорную (добровольную) и законную (нормативную) неустойку (ст. 331, 332 ГК). Договорная неустойка устанавливается соглашением сторон, а законная - федеральным законом. Установленный размер законной неустойки может быть по соглашению сторон увеличен, если закон этого не запрещает (п. 2 ст. 332 ГК). Соглашение об уменьшении размера законной неустойки ничтожно;

J  соотношения уплачиваемой неустойки и взыскиваемыми убытками - зачетную, штрафную, исключительную и альтернативную неустойку (п. 1 ст. 394 ГК);

J  вида неисправности должника - неустойку за неисполнение обязательства и неустойку за его ненадлежащее исполнение (п. 1 ст. 330, пп. 1 и 2 ст. 396 ГК).

Притязание на неустойку. Притязание на неустойку относится к числу охранительных субъективных гражданских прав. Будучи обязательственным субъективным правом, оно состоит из: 1) правомочия на свое поведение и 2) правомочия на чужое поведение (правомочия требования).

Следует признать ошибочным утверждение Е.А. Суханова, будто притязание на неустойку есть составная часть обеспечиваемого неустойкой требования. Указанные права являются самостоятельными по отношению друг к другу, о чем свидетельствуют следующие обстоятельства: 1) эти права порождаются разными юридическими фактами и возникают неодновременно (возникновение основного требования предшествует возникновению притязания на неустойку); 2) они могут принадлежать разным лицам (притязание на неустойку может быть уступлено, тогда как основное требование остается у кредитора); 3) они могут существовать изолированно друг от друга (основное требование может быть прекращено, например, путем исполнения при продолжающемся существовании притязания на неустойку).

Поскольку изменение или прекращение основного требования само по себе не влечет изменения или прекращения притязания на неустойку, последнее не является акцессорным правом в полном смысле этого слова.

Притязание на неустойку может быть уступлено другому лицу (абз. 1 п. 1 ст. 382 ГК), в том числе изолированно от основного требования. Равным образом нет препятствий к изолированной уступке основного требования с сохранением за цедентом притязания на начисленную неустойку. Ввиду того что притязание на неустойку обладает самостоятельной имущественной ценностью, оно в случае уступки основного требования не переходит автоматически к цессионарию, а остается в имуществе цедента.

Возникновение притязания на неустойку. Притязание на договорную неустойку возникает из фактического состава, включающего в себя два элемента: 1) договор о неустойке и 2) наступление условия права (condicio juris), в качестве которого выступает неисполнение или ненадлежащее исполнение должником обеспеченного неустойкой обязательства.

Договор о неустойке есть каузальный договор, так как его действительность зависит от действительности сделки, лежащей в основании обеспеченного неустойкой обязательства (п. 3 ст. 329 ГК). Он может быть заключен как до, так и после возникновения основного обязательства. Поскольку договор о неустойке направлен на установление охранительного обязательства, он входит в разряд охранительных договоров.

Существенными условиями договора о неустойке являются установление размера неустойки, указание на основное обязательство и вид неисправности должника. Этот договор под страхом его недействительности должен совершаться в письменной форме (ст. 331 ГК). Он может быть оформлен тем же документом, что и основная сделка, или отдельным документом.

Предварительное действие договора о неустойке наступает в момент его заключения и состоит в появлении у кредитора условного притязания на неустойку, которое относится к числу прав ожидания и представляет собой право приобрести при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником основного обязательства притязание на неустойку.

Условное притязание на неустойку есть акцессорное право по отношению к основному требованию. Его акцессорность проявляется в следующем: 1) оно не может возникнуть без основного требования; 2) оно изменяется с изменением основного требования; 3) оно прекращается с прекращением основного требования.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение обеспеченного неустойкой обязательства выступает по отношению к договору о неустойке в качестве condicio juris, если должник несет ответственность за нарушение этого обязательства (п. 2 ст. 330 ГК), т.е. если допущенная им неисправность совершена при наличии его вины. В некоторых случаях condicio juris может заключаться и в невиновном поведении неисправного должника (см., например, п. 3 ст. 401 ГК). С наступлением condicio juris договор о неустойке вступает в силу, что выражается в превращении условного притязания кредитора в притязание на неустойку.

В отличие от притязания на договорную неустойку притязание на законную неустойку возникает не из фактического состава, а из одного факта неисполнения или ненадлежащего исполнения должником основного обязательства.

Осуществление притязания на неустойку. Неустойка может быть уплачена должником добровольно или взыскана с него в принудительном порядке.

Гражданскому законодательству известна редукция неустойки, т.е. уменьшение ее размера судом, которая весьма часто применяется на практике. Редукция возможна в случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения основного обязательства (абз. 1 ст. 333 ГК). К этим последствиям относится вред, причиненный имущественным или неимущественным правам кредитора, а также его законным интересам. Критериями несоразмерности могут выступать чрезмерно высокий процент неустойки, значительное превышение размера неустойки над суммой убытков, длительность неисполнения обязательства и т.п. Редукция распространяется как на договорную, так и законную неустойку. Суд уменьшает неустойку по требованию должника или по собственной инициативе. В случае редукции объем притязания на неустойку изменяется, вследствие чего неустойка подлежит уплате в определенном судом размере.

По соотношению притязания на неустойку с притязанием на возмещение убытков принято различать четыре вида неустойки:

v  Неустойка именуется зачетной, когда убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (абз. 1 п. 1 ст. 394 ГК). Если зачетная неустойка уже уплачена должником или вынесено судебное решение о ее взыскании, то кредитор не вправе требовать возмещения убытков в покрытой неустойкой части. Всякая неустойка считается зачетной, поскольку законом или договором не установлено иное.

Штрафная неустойка уплачивается должником сверх возмещаемых им убытков (абз. 2 п. 1 ст. 394 ГК). Название неустойки штрафом само по себе не служит основанием для отнесения ее к штрафным неустойкам. Примером штрафных неустоек могут служить неустойки, подлежащие уплате в пользу граждан-потребителей (п. 2 ст. 13 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. "О защите прав потребителей" - с послед. изм. и доп.).

v  При исключительной неустойке кредитор вправе требовать уплаты неустойки, но не убытков (абз. 2 п. 1 ст. 394 ГК). К такой неустойке прибегают тогда, когда необходимо ограничить размер ответственности должника. Исключительный характер имеет, например, неустойка за просрочку в доставке груза автотранспортом при междугородных перевозках (ст. 137, 152 Устава автомобильного транспорта).

Альтернативной называется неустойка, при которой кредитор имеет возможность выбора между осуществлением притязания на неустойку либо притязания на возмещение убытков (абз. 2 п. 1 ст. 394 ГК). При этом виде неустойки осуществление кредитором притязания на возмещение убытков влечет прекращение притязания на неустойку, и наоборот. Альтернативная неустойка почти не применяется на практике, потому что она менее выгодна для кредитора по сравнению с зачетной неустойкой, которая в отличие от альтернативной неустойки позволяет кредитору компенсировать часть причиненных ему убытков посредством притязания на неустойку, не исключая при этом требования о возмещении убытков в части, не покрытой неустойкой.

Уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором. Возмещение убытков в случае неисполнения обязательства и уплата неустойки за его неисполнение освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором. Например, в случае неисполнения продавцом обязательства по договору розничной купли-продажи возмещение убытков и уплата неустойки не освобождают продавца от исполнения обязательства в натуре (ст. 505 ГК).

Залог – гражданское правоотношение, в силу которого кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя).

Залоговое правоотношение устанавливается между залогодержателем и залогодателем:

-        залогодержатель – кредитор по обеспечиваемому залогом обязательству.

В случаях, предусмотренных законом или договором, предмет залога может находиться в залоге у нескольких лиц, имеющих на него равные по старшинству права залогодержателей (созалогодержатели), в обеспечение исполнения разных обязательств, по которым созалогодержатели являются самостоятельными кредиторами. Если иное не установлено законом или соглашением между созалогодержателями, каждый из них самостоятельно осуществляет права и обязанности залогодержателя.  Денежные суммы, вырученные от реализации предмета залога, распределяются между созалогодержателями пропорционально размерам их требований, обеспеченных залогом, если иное не предусмотрено соглашением между ними или не вытекает из существа отношений между созалогодержателями. Если иное не предусмотрено законом или договором, солидарные или долевые кредиторы по обязательству, исполнение которого обеспечено залогом, являются солидарными созалогодержателями по такому залогу. Денежные суммы, вырученные от реализации предмета залога, распределяются между созалогодержателями, являющимися солидарными кредиторами по основному обязательству, в порядке, установленном п. 4 ст. 326 ГК РФ. Денежные суммы, вырученные от реализации предмета залога, распределяются между созалогодержателями, являющимися долевыми кредиторами по основному обязательству, пропорционально размерам их требований, обеспеченных залогом, если иное не предусмотрено договором между ними.

-        залогодателем может быть как сам должник, так и третье лицо. В случае, когда залогодателем является третье лицо, к отношениям между залогодателем, должником и залогодержателем применяются правила ГК РФ о поручительстве (ст. 364 - 367), если законом или соглашением между соответствующими лицами не предусмотрено иное. Право передачи вещи в залог принадлежит собственнику вещи. Лицо, имеющее иное вещное право, может передавать вещь в залог в случаях, предусмотренных ГК РФ. Если вещь передана в залог залогодержателю лицом, которое не являлось ее собственником или иным образом не было надлежаще управомочено распоряжаться имуществом, о чем залогодержатель не знал и не должен был знать (добросовестный залогодержатель), собственник заложенного имущества имеет права и несет обязанности залогодателя, предусмотренные ГК РФ, другими законами и договором залога. Указанные правила не применяются, если вещь, переданная в залог, была утеряна до этого собственником или лицом, которому вещь была передана собственником во владение, либо была похищена у того или другого, либо выбыла из их владения иным путем помимо их воли.

В случае, если имущество залогодателя, являющееся предметом залога, перешло в порядке правопреемства к нескольким лицам, каждый из правопреемников (приобретателей имущества) несет вытекающие из залога последствия неисполнения обеспеченного залогом обязательства соразмерно перешедшей к нему части указанного имущества. Если предмет залога неделим или по иным основаниям остается в общей собственности правопреемников, они становятся солидарными созалогодателями.

Сущность залога состоит в возможности залогодержателя продать заложенное имущество и удовлетвориться из вырученной суммы.

Предметом залога может быть всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права, за исключением имущества, на которое не допускается обращение взыскания, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещена законом. Залог отдельных видов имущества может быть ограничен или запрещен законом.

Договором залога или в отношении залога, возникающего на основании закона, законом может быть предусмотрен залог имущества, которое залогодатель приобретет в будущем.

На полученные в результате использования заложенного имущества плоды, продукцию и доходы залог распространяется в случаях, предусмотренных законом или договором.

При заключении договора залога залогодатель обязан предупредить в письменной форме залогодержателя о всех известных ему к моменту заключения договора правах третьих лиц на предмет залога (вещных правах, правах, возникающих из договоров аренды, ссуды и т.п.). В случае неисполнения залогодателем этой обязанности залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства или изменения условий договора залога, если иное не предусмотрено законом или договором.

Заложенное имущество остается у залогодателя, если иное не предусмотрено ГК РФ, другим законом или договором. Предмет залога может быть оставлен у залогодателя под замком и печатью залогодержателя. Предмет залога может быть оставлен у залогодателя с наложением знаков, свидетельствующих о залоге (твердый залог). Предмет залога, переданный залогодателем на время во владение или в пользование третьему лицу, считается оставленным у залогодателя.

В теории гражданского права продолжает оставаться спорным вопрос о природе права залога на вещь. Одни цивилисты считают его вещным, другие - обязательственным правом. Взгляд на залоговое право как обязательственное право в настоящее время опирается на структуру ГК, в котором нормы о залоге располагаются в разделе, посвященном обязательственному праву. Однако этот технический прием объясняется тем, что залог служит способом обеспечения исполнения обязательств. Топография правовых предписаний не определяет природы того или иного субъективного права. В действительности право залога на вещь обладает всеми признаками вещного права, а именно: предоставляет управомоченному вещно-правовые возможности (п. 1 ст. 209 ГК); следует за вещью (п. 3 ст. 216 ГК); может защищаться вещно-правовыми средствами от посягательства со стороны любого лица (п. 4 ст. 216 ГК):

ü  Залоговое право предоставляет залогодержателю возможность распорядиться предметом залога, которая является элементом вещного права. Залогодержатель вправе продать заложенную вещь, а в определенных случаях - присвоить ее себе. Кроме того, в предусмотренных договором о залоге случаях он имеет право владеть и пользоваться заложенной вещью (п. 1 ст. 338, п. 3 ст. 346 ГК). Таким образом, залоговое право предоставляет залогодержателю вещно-правовые возможности и, следовательно, представляет собой вещное право.

ü  Право залога обладает свойством следования за вещью. При переходе права собственности (права хозяйственного ведения) на предмет залога к другому лицу залоговое право сохраняется за залогодержателем, а приобретатель вещи ipso jure становится залогодателем (п. 1 ст. 353 ГК).

ü  Если предмет залога передан залогодержателю во владение и пользование, то в случае нарушения залогового права ему предоставляется виндикационное или негаторное притязание против любого лица, включая залогодателя (ст. 347 ГК).

Залоговое право является акцессорным правом по отношению к обеспечиваемому им требованию. Это проявляется в том, что возникновение, изменение и прекращение права залога связано с возникновением, изменением и прекращением этого требования.

Залоговое право обычно устанавливается договором. Но оно может возникнуть также на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств (п. 1 ст. 334.1 ГК). Таким образом оно возникает, в частности, у продавца в случае продажи товара в кредит (п. 5 ст. 488 ГК) и у получателя ренты при передаче им недвижимости под выплату ренты (п. 1 ст. 587 ГК). К залоговым отношениям, возникшим на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств, применяются предписания о залоге, возникающем в силу договора (абз. 2 п. 3 ст. 334 ГК).

Право залога служит обременением права собственности на вещь, ограничивающим возможность собственника распоряжаться заложенной вещью. По общему правилу, залогодатель может распорядиться заложенной вещью лишь с согласия залогодержателя (п. 2 ст. 346 ГК). В случае отчуждения залогодателем заложенного имущества без согласия залогодержателя, то последний вправе требовать досрочного исполнения обязательства, обеспеченного залогом. При этом, в случае, если предмет залога приобрело добросовестное лицо, то залог прекращается, а если недобросовестное – право залога следует за имуществом. Залогодатель также обязан возместить убытки, причиненные залогодержателю в результате отчуждения заложенного имущества.

Залогодатель, у которого остается предмет залога, вправе пользоваться, если иное не предусмотрено договором и не вытекает из существа залога, предметом залога в соответствии с его назначением, в том числе извлекать из него плоды и доходы. Если иное не предусмотрено законом или договором залога, залогодатель, у которого осталось заложенное имущество, вправе передавать без согласия залогодержателя заложенное имущество во временное владение или пользование другим лицам. В этом случае залогодатель не освобождается от исполнения обязанностей по договору залога. Если для передачи залогодателем заложенного имущества во временное владение или пользование другим лицам необходимо согласие залогодержателя, при нарушении залогодателем этого условия залогодержатель вправе требовать досрочного исполнения обязательства, обеспеченного залогом.

В случае обращения залогодержателем взыскания на заложенное имущество вещные права, право, возникающее из договора аренды, иные права, возникающие из сделок по предоставлению имущества во владение или в пользование, которые предоставлены залогодателем третьим лицам без согласия залогодержателя, прекращаются с момента вступления в законную силу решения суда об обращении взыскания на заложенное имущество или, если требование залогодержателя удовлетворяется без обращения в суд (во внесудебном порядке), с момента возникновения права собственности на заложенное имущество у его приобретателя при условии, что приобретатель не согласится с сохранением указанных прав.

Залогодержатель вправе пользоваться переданным ему предметом залога только в случаях, предусмотренных договором, регулярно представляя залогодателю отчет о пользовании. По договору на залогодержателя может быть возложена обязанность извлекать из предмета залога плоды и доходы в целях погашения основного обязательства или в интересах залогодателя.

Направленный на установление залогового права договор о залоге представляет собой распорядительную сделку, заключаемую залогодателем и залогодержателем. Правовым основанием заключения этого договора выступает соглашение об обеспечении (pactum de pignore dando), в силу которого будущий залогодатель обязуется перед кредитором к установлению права залога на вещь в обеспечение точно обозначенного требования кредитора. Договор о залоге является действительным и тогда, когда он заключается во исполнение несуществующего или недействительного pactum de pignore dando. Сказанное означает, что договор о залоге является абстрактной сделкой.

В соответствии с п. 1 ст. 339 ГК в договоре о залоге должны быть указаны:

Ø  предмет залога - всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права, за исключением имущества, на которое не допускается обращение взыскания, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещена законом. Залог отдельных видов имущества может быть ограничен или запрещен законом.

В договоре залога, залогодателем по которому является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, предмет залога может быть описан любым способом, позволяющим идентифицировать имущество в качестве предмета залога на момент обращения взыскания, в том числе путем указания на залог всего имущества залогодателя или определенной части его имущества либо на залог имущества определенных рода или вида.

Ø  стоимость предмета залога определяется по соглашению сторон, если иное не предусмотрено законом. Если иное не предусмотрено законом, соглашением сторон или решением суда об обращении взыскания на заложенное имущество, согласованная сторонами стоимость предмета залога признается ценой реализации (начальной продажной ценой) предмета залога при обращении на него взыскания. Если иное не предусмотрено законом или договором, изменение рыночной стоимости предмета залога после заключения договора залога или возникновения залога в силу закона не является основанием для изменения или прекращения залога. Условия договора, которые предусматривают в связи с последующим уменьшением рыночной стоимости предмета залога, обеспечивающего обязательство гражданина по возврату потребительского или ипотечного кредита, распространение залога на иное имущество, досрочный возврат кредита или иные неблагоприятные для залогодателя последствия, ничтожны;

Ø  существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. Условия, относящиеся к основному обязательству, считаются согласованными, если в договоре залога имеется отсылка к договору, из которого возникло или возникнет в будущем обеспечиваемое обязательство. В договоре залога, залогодателем по которому является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, обязательство, обеспечиваемое залогом, включая будущее обязательство, может быть описано способом, позволяющим определить обязательство в качестве обязательства, обеспеченного залогом, на момент обращения взыскания, в том числе путем указания на обеспечение всех существующих и (или) будущих обязательств должника перед кредитором в пределах определенной суммы.

Договор залога должен быть заключен в простой письменной форме, если законом или соглашением сторон не установлена нотариальная форма. Договор залога в обеспечение исполнения обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен, подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение правил, содержащихся в настоящем пункте, влечет недействительность договора залога.

Залог подлежит государственной регистрации и возникает с момента такой регистрации в следующих случаях:

ü  если в соответствии с законом права, закрепляющие принадлежность имущества определенному лицу, подлежат государственной регистрации (статья 8.1);

ü  если предметом залога являются права участника (учредителя) общества с ограниченной ответственностью (статья 358.15).

Записи о залоге ценных бумаг совершаются в соответствии с правилами ГК РФ и других законов о ценных бумагах.

Сведения о залоге прав по договору банковского счета учитываются в соответствии с правилами статьи 358.11 ГК РФ.

Удержание. Если кредитор, который обязан к выдаче вещи, имеет требование с наступившим сроком против своего должника об оплате этой вещи или возмещении связанных с нею издержек и других убытков, то он вправе отказывать должнику в задолженном предоставлении до тех пор, пока последний не учинит кредитору причитающееся ему предоставление (абз. 1 п. 1 ст. 359 ГК). Такое право на отказ в предоставлении именуется правом удержания.

Право удержания не есть вещное право, оно является отлагательным (дилаторным) возражением, осуществление которого приводит к ограничению осуществления выдвинутого против кредитора требования одновременным предоставлением со стороны должника.

Отказывая должнику в собственном предоставлении, кредитор побуждает его к совершению задолженного им предоставления. Отсюда явствует, что право удержания призвано обеспечить кредитору получение предоставления, которое ему должен произвести должник. Поэтому закон относит удержание имущества должника к числу способов обеспечения исполнения обязательств (п. 1 ст. 329 ГК).

Предусмотренное абз. 1 п. 1 ст. 359 ГК право на отказ в предоставлении называют общим правом удержания, потому что оно может обеспечивать исполнение обязательств, возникающих между любыми лицами. От него следует отличать коммерческое право удержания, которое устанавливается для обеспечения требований предпринимателя к другому предпринимателю. Посвященный коммерческому праву удержания абз. 2 п. 1 ст. 359 ГК гласит: "Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования, хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели". В приведенном тексте говорится о требованиях, "возникших из обязательства", в то время как речь должна идти о требованиях, "возникших из договора", поскольку основаниями возникновения требований выступают не обязательства, а юридические факты, важнейшими из которых являются договоры (п. 2 ст. 307 ГК). С учетом сделанного уточнения становится ясно, что если предприниматель приобрел свое требование не через договор с другим предпринимателем, а, например, через цессию или получение наследства, то по смыслу закона он не может заявить для этого требования право удержания из абз. 2 п. 1 ст. 359 ГК.

Для возникновения права удержания должны наличествовать следующие предпосылки:

ü  во владении кредитора должна находиться движимая или недвижимая вещь, принадлежащая или причитающаяся должнику;

ü  кредитор должен иметь требование против должника об оплате этой вещи или о возмещении связанных с нею издержек и других убытков (в случае, предусмотренном абз. 2 п. 1 ст. 359 ГК, требование кредитора может быть направлено и на другое предоставление должника), а должник - требование против кредитора о выдаче вещи;

ü  по требованию кредитора против должника должен наступить срок;

ü  право удержания не должно быть исключено соглашением сторон (п. 3 ст. 359 ГК).

Возникшее у кредитора право удержания не затрагивается переходом права на находящуюся в его владении вещь к третьему лицу (п. 2 ст. 359 ГК). При уступке кредитором требования, обеспеченного правом удержания, цессионарий вместе с уступленным требованием приобретает и право удержания (ст. 384 ГК). В этом случае из лежащей в основании уступки каузальной сделки возникает обязанность цедента выдать находящуюся у него вещь цессионарию.

Из текста абз. 1 п. 1 ст. 359 ГК вытекает, что утрата кредитором владения вещью влечет прекращение права удержания. Однако оно возрождается с действием ex tunc, если вещь вновь попадает во владение кредитора (например, в результате истребования им вещи из чужого незаконного владения).

Будучи отлагательным возражением, право удержания осуществляется посредством одностороннего волеизъявления кредитора, обращенного к должнику. Оно может быть осуществлено как вне процесса, так и в процессе. Осуществление права удержания не должно нарушать требования добросовестности. Такое нарушение, в частности, имеет место при удержании особо ценной вещи с целью обеспечения сравнительно незначительного требования.

В возникшем по иску должника процессе право удержания не может учитываться судом по долгу службы, а должно заявляться кредитором. При этом кредитор несет бремя доказывания предпосылок возникновения этого права. Осуществление права удержания вызывает изменение выдвинутого против кредитора требования: оно ограничивается в своем осуществлении одновременным предоставлением со стороны должника. Поэтому процесс должен заканчиваться не решением об отказе в удовлетворении обоснованного в остальном иска, а решением о присуждении кредитора к предоставлению лишь против получения причитающегося ему предоставления.

Согласно ст. 360 ГК кредитор может получить удовлетворение по своему требованию из стоимости удерживаемой им вещи, обратив взыскание на вещь в порядке, предусмотренном ст. 349 ГК. Реализация вещи, на которую обращено взыскание, производится путем ее продажи с публичных торгов (ст. 350 ГК).

Поручительство представляет собой охранительное обязательство, в силу которого поручитель должен совершить в пользу кредитора те действия, к совершению которых обязан должник, отвечающий за нарушение обязательства, как-то: возместить убытки, судебные издержки по взысканию долга, уплатить неустойку, проценты за нарушение денежного обязательства и т.д., а кредитор вправе требовать от него совершения этих действий. Обеспечительный характер поручительства заключается в предоставлении кредитору возможности получить удовлетворение при нарушении обеспеченного обязательства за счет имущества не только должника, но и поручителя.

По договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Договор поручительства может быть заключен также для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем.

Сторонами договора поручительства обычно являются поручитель и кредитор по обеспеченному обязательству. Они могут заключить этот договор без согласия и даже без ведома должника, например, в порядке ведения его дел без поручения (гл. 50 ГК). Однако должник и поручитель чаще всего связаны договором, которым, возможно, устанавливается вознаграждение поручителя за принятие им на себя риска уплатить денежные суммы вместо должника. Отношения, существующие между основным должником и поручителем, не влияют на действительность договора поручительства.

Если договор поручительства заключается между поручителем и должником, то он строится по модели договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК), в качестве которого выступает кредитор по обеспеченному обязательству. В этом случае поручитель может противопоставить притязанию кредитора свои возражения из договора с должником (п. 3 ст. 430 ГК).

Существенные условия договора поручительства: указания на обязательство, обеспечиваемое поручительством, а также личность кредитора и должника.

Форма договора - письменная. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора поручительства.

При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства (так, стороны могут установить сумму, в пределах которой поручитель обязуется удовлетворить притязание кредитора, или ограничить обязательство поручителя ручательством за исполнение конкретных обязанностей должника).

Лица, совместно давшие поручительство, отвечают перед кредитором солидарно, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Поручитель вправе выдвигать против требования кредитора возражения, которые мог бы представить должник, если иное не вытекает из договора поручительства. Поручитель не теряет право на эти возражения даже в том случае, если должник от них отказался или признал свой долг.

К поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.

По исполнении поручителем обязательства кредитор обязан вручить поручителю документы, удостоверяющие требование к должнику, и передать права, обеспечивающие это требование.

Указанные правила применяются, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором поручителя с должником и не вытекает из отношений между ними.

Должник, исполнивший обязательство, обеспеченное поручительством, обязан немедленно известить об этом поручителя. В противном случае поручитель, в свою очередь исполнивший обязательство, вправе взыскать с кредитора неосновательно полученное либо предъявить регрессное требование к должнику. В последнем случае должник вправе взыскать с кредитора лишь неосновательно полученное.

Поручительство прекращается:

L  с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего (т.е. оно носит акцессорный характер);

L  с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника (данное правило следует трактовать расширительно, т.е. помимо перевода долга сюда включается и законное правопреемство);

L  если кредитор отказался принять надлежащее исполнение, предложенное должником или поручителем;

L  по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иска к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

От поручительства в смысле ст. 361-367 ГК следует отграничивать смежные правовые явления:

-        прежде всего присоединение к долгу другого лица в качестве солидарного должника. Различия в правовом положении поручителя и лица, присоединившегося к долгу, проявляются, в частности, при определении круга возражений, которые они могут противопоставить требованию кредитора (ср. ст. 324 и ст. 364 ГК), а также последствий исполнения обязательства этими лицами (ср. ст. 325 и ст. 365 ГК);

-        обязательство авалиста, т.е. вексельное или чековое поручительство, отличается от общегражданского поручительства своим неакцессорным характером: авалист обязан и тогда, когда "обязательство, которое он гарантировал, окажется недействительным по какому бы то ни было основанию", иному, чем дефект формы (абз. 2 ст. 32 Положения о переводном и простом векселе; п. 3 ст. 881 ГК);

-        не является поручительством делькредере, т.е. обязательство комиссионера из ручательства перед комитентом за исполнение сделки третьим лицом, с которым комиссионер заключил сделку за счет комитента (п. 1 ст. 993 ГК), потому что комиссионер сам выступает кредитором по обязательству, за исполнение которого он ручается перед комитентом.

В силу банковской гарантии банк, иное кредитное учреждение или страховая организация (гарант) дают по просьбе другого лица (принципала) письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования о ее уплате.

Опираясь на предписание ст. 368 ГК, некоторые отечественные цивилисты утверждают, что банковская гарантия есть односторонняя сделка гаранта. О несостоятельности этого взгляда свидетельствуют следующие обстоятельства:

ý  Банковская гарантия является сделкой, посредством которой гарант обогащает имущество бенефициара. Поскольку отношения, регулируемые гражданским правом, строятся на началах равенства их участников (п. 1 ст. 1 и абз. 1 п. 1 ст. 2 ГК), гарант не может навязать бенефициару имущественную выгоду. Из сказанного явствует, что обогащение гарантом имущества бенефициара возможно только по соглашению сторон.

ý  В абз. 3 п. 2 ст. 15 ФЗ от 29 октября 1998 г. "О финансовой аренде (лизинге)" гарантия прямо называется договором. Банковская гарантия есть один из видов гарантии. Отсюда с полной ясностью видно, что банковская гарантия представляет собой договор (об этом говорит и судебная практика), а не одностороннюю сделку гаранта.

Необходимо также отметить, что взятые за основу при разработке § 6 гл. 23 ГК Унифицированные правила для гарантий по первому требованию (редакция 1992 г., публикация Международной торговой палаты N 458) предписывают: банковская гарантия по первому требованию "является по своей природе самостоятельным соглашением..." (пп. "b" и "c" ст. 2). Представленный нами взгляд на банковскую гарантию как соглашение гаранта и кредитора по обеспеченному обязательству проводится в работах английских, немецких, швейцарских и других западноевропейских цивилистов.

Договор банковской гарантии характеризуется следующими правовыми особенностями:

ü  входит в разряд консенсуальных договоров, поскольку считается заключенным в момент достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям. Эти условия должны быть перечислены в документе о гарантии, который гарант направляет бенефициару в качестве оферты (абз. 2 п. 1 ст. 435 ГК);

ü  является односторонним обязательственным договором, так как ст. 368-379 ГК не возлагают на бенефициара обязанностей к предоставлению;

ü  в отличие от договоров (купли-продажи, аренды, подряда и т.д.), обосновывающих регулятивные обязательства, договор банковской гарантии направлен на установление охранительного обязательства, состоящего из притязания бенефициара и корреспондирующей ему обязанности гаранта и, следовательно, относится к охранительным договорам, которые обладают той особенностью, что их действие ex lege поставлено в зависимость от наступления соответствующего условия права (condicio juris);

ü  представляет собой безвозмездный договор (п. 2 ст. 423 ГК), потому что обязанности гаранта не противостоит обязанность бенефициара к встречному предоставлению;

ü  поскольку договор банковской гарантии несет в себе обеспечительную цель, его действительность зависит от действительности сделки, порождающей основное обязательство. Сказанное означает, что он является каузальным договором.

Вместе с тем этот договор может рассматриваться в качестве абстрактной сделки в том смысле, что его действительность не зависит от действительности соглашения гаранта с принципалом о предоставлении банковской гарантии.

Для того чтобы исключить возможность двусмысленного толкования воли гаранта, выраженной в исходящем от него документе о гарантии, ст. 368 ГК предписывает для его волеизъявления письменную форму. Закон не содержит указания на недействительность договора банковской гарантии, не отвечающего этому требованию. Поэтому несоблюдение простой письменной формы данного договора лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (п. 1 ст. 162 ГК). Такое решение de lege lata расходится с позицией законодателя, занятой им относительно соглашения о неустойке, договора о залоге и договора поручительства: предписания абз. 1 ст. 331, п. 2 ст. 339 и ст. 362 ГК о письменной форме этих сделок сопровождаются предписаниями, которые объявляют их недействительными, если они не облечены в письменную форму (абз. 2 ст. 331, п. 4 ст. 339 и ст. 362 ГК).

Притязание бенефициара на уплату гарантийной суммы возникает из фактического состава, включающего в себя 2 юридических факта: 1) договор банковской гарантии и 2) наступление условия права (condico juris), в качестве которого фигурирует неисполнение или ненадлежащее исполнение принципалом основного обязательства. Предварительное действие консенсуальной части данного состава заключается в возникновении у бенефициара права ожидания, т.е. права приобрести при наступлении condico juris притязание против гаранта. С наступлением condicio juris предварительное действие договора банковской гарантии развертывается в полное действие завершенного фактического состава: обоснованное договором право ожидания бенефициара превращается в ожидаемое притязание, появление которого сопровождается возникновением охранительной обязанности гаранта уплатить бенефициару оговоренную денежную сумму.

Субъектом обязанности, корреспондирующей притязанию бенефициара, может выступать только банк, иная кредитная организация или страховая организация (ст. 368 ГК), которые действуют на основании соответствующих лицензий. Договор банковской гарантии, гарантом по которому выступает иной субъект гражданского права, является ничтожным.

Если бенефициар уступает свое притязание, то оно переходит к другому лицу лишь при согласии гаранта на уступку этого притязания (ст. 372 ГК). Как известно, согласие служит предпосылкой вступления в силу нуждающейся в согласии сделки и дается либо в форме разрешения (предварительное согласие), либо в форме одобрения (последующее согласие). Из содержащихся в ст. 372 ГК слов "если в гарантии не предусмотрено иное" вытекает, что согласие гаранта на уступку бенефициаром своего притязания возможно только в форме разрешения, о котором прямо упоминается в исходящем от гаранта документе о гарантии. Поэтому уступка притязания, согласие на которую гарант дал уже после ее совершения, не может вступить в силу.

Притязание бенефициара против гаранта не зависит от основного обязательства, в обеспечение исполнения которого выдана банковская гарантия (ст. 370 ГК). Отсюда следует, что при отсутствии иного соглашения сторон в случае уступки бенефициаром требования к принципалу притязание на уплату гарантийной суммы не переходит к цессионарию, а с истечением давностного срока по притязанию бенефициара против принципала не истекает давностный срок по притязанию бенефициара на уплату гарантийной суммы.

Поскольку независимость обеспечительного требования от основного требования в цивилистике обозначается термином "неакцессорность", в литературе утверждается, что ст. 370 ГК закрепляет неакцессорность обязательства гаранта перед бенефициаром. Соответствует ли такая характеристика действительному положению вещей? Как уже отмечалось, акцессорность требования означает, что оно не может возникнуть, если основное требование не возникло; что оно не может существовать, если основное требование не существует; и что оно прекращается, если основное требование прекратилось. С точки зрения первого аспекта акцессорности притязание бенефициара не относится к числу неакцессорных, так как оно возникает только при неисполнении или ненадлежащем исполнении принципалом обеспеченного гарантией обязательства. Указанная неисправность принципала предполагает существование основного требования. Следовательно, без возникновения последнего притязание бенефициара возникнуть не может. Сказанное подтверждается предписанием п. 1 ст. 369 ГК, определяющим банковскую гарантию как способ обеспечения надлежащего исполнения основного обязательства, а также предписанием п. 1 ст. 374 ГК, которое обязывает бенефициара указать при заявлении своего притязания, в чем состоит нарушение принципалом основного обязательства. Вместе с тем притязание бенефициара является неакцессорным с точки зрения второго и третьего аспектов акцессорности. Согласно п. 2 ст. 376 ГК даже в случае прекращения основного требования у бенефициара сохраняется притязание против гаранта. Это означает, что данное притязание не прекращается с прекращением основного требования и, стало быть, может существовать и при его отсутствии. Таким образом, притязание бенефициара сочетает в себе черты как акцессорных, так и неакцессорных требований. Поэтому, взяв за основание квалификации первый аспект акцессорности, его можно назвать притязанием, которое не обладает полной акцессорностью.

Осуществление притязания бенефициара. В целях осуществления своего притязания бенефициар должен заявить гаранту это притязание и представить ему указанные в гарантии документы (п. 1 ст. 374 ГК). Стороны договора банковской гарантии могут оговорить, что гарантийная сумма подлежит уплате в определенный срок после заявления притязания. При отсутствии такой оговорки гарант должен произвести платеж в течение семи дней с момента востребования (абз. 2 п. 2 ст. 314 ГК).

Получив от бенефициара документ, представляющий заявленное притязание, и приложенную к нему документацию, гарант обязан без промедления уведомить об этом принципала и передать ему копии этих документов (п. 1 ст. 375 ГК), а также в разумный срок, т.е. срок, по окончании которого у гаранта останется время для уплаты бенефициару гарантийной суммы до истечения упомянутых выше сроков, рассмотреть представленные бенефициаром документы на предмет их соответствия условиям договора банковской гарантии (п. 2 ст. 375 ГК).

При нарушении обязанности перед бенефициаром на гаранта возлагается ответственность, которая, если в документе о гарантии не указано иное, состоит в уплате процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК). Стороны могут оговорить, что ответственность гаранта ограничивается суммой, эквивалентной сумме, на которую выдана банковская гарантия (п. 2 ст. 377 ГК).

Гарант может противопоставить бенефициару как материально-правовые возражения, например возражение о несоответствии представленных бенефициаром при заявлении притязания документов условиям договора банковской гарантии (п. 1 ст. 376 ГК), возражение об истечении исковой давности по притязанию бенефициара (абз. 1 п. 2 ст. 199 ГК), возражение о предоставленной ему бенефициаром отсрочке платежа, так и процессуальные возражения, т.е. ссылки на то, что притязание бенефициара не возникло (например, вследствие ничтожности договора банковской гарантии или отпадения condicio juris, состоящего в неисправности принципала) либо хотя и возникло, но в последующем прекратилось (например, с истечением срока договора банковской гарантии - п. 1 ст. 376 ГК).

Ввиду присущего притязанию из банковской гарантии свойства независимости от основного обязательства гаранту не причитается возражение об истечении давности по притязанию бенефициара к принципалу. Неполная акцессорность притязания бенефициара на уплату гарантийной суммы лишает гаранта возможности защищаться возражениями о прекращении основного обязательства после вступления договора банковской гарантии в силу. Кроме того, поскольку этот договор является абстрактным по отношению к соглашению о предоставлении банковской гарантии, гарант не может выдвинуть против бенефициара возражения, касающиеся действительности указанного соглашения.

Исполнение притязания бенефициара приводит к возникновению регрессного отношения между гарантом и принципалом. Регрессное притязание возникает у гаранта в силу закона. Согласно п. 2 ст. 379 ГК гарант не вправе рассчитывать на возмещение сумм, уплаченных бенефициару не в соответствии с условиями договора банковской гарантии или за нарушение обязательства гаранта перед бенефициаром, если соглашением гаранта с принципалом не установлено иное.

Обязательство гаранта перед бенефициаром по гарантии прекращается:

û  уплатой бенефициару суммы, на которую выдана гарантия;

û  окончанием определенного в гарантии срока, на который она выдана (пресекательный срок);

û  вследствие отказа бенефициара от своих прав по гарантии и возвращения ее гаранту (прощение долга конклюдентными действиями);

û  вследствие отказа бенефициара от своих прав по гарантии путем письменного заявления об освобождении гаранта от его обязательств (прощение долга).

Гарант, которому стало известно о прекращении гарантии, должен без промедления уведомить об этом принципала.

Задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон (задаткодателем) в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне (задаткополучателю), в доказательство заключения договора и в обеспечение исполнения обязательств по этому договору (п. 1 ст. 380 ГК).

Задаток выполняет три основные функции: доказательственную, платежную и обеспечительную:

J  Доказательственная функция задатка состоит в том, что его выдача свидетельствует о заключении договора, порождающего обеспечиваемые задатком обязательства. Из п. 1 ст. 380 ГК следует, что задаток выдается при заключении этого договора, который может носить не только консенсуальный, но и реальный характер. Закон не требует, чтобы задаток являлся единственным доказательством заключения указанного договора. Поэтому обеспеченные задатком обязательства могут быть основаны на договоре, заключенном как в устной, так и в письменной форме.

J  Платежная функция задатка выражается в том, что его выдача считается исполнением задаткодателем денежного обязательства. Эту функцию задаток выполняет и тогда, когда срок исполнения основного обязательства еще не наступил.

J  Обеспечительная функция задатка заключается в побуждении сторон договора исполнить свои обязательства под страхом наступления штрафных последствий. Согласно абз. 1 п. 2 ст. 381 ГК если за неисполнение обязательства отвечает задаткодатель, то задаток остается у задаткополучателя. Если за неисполнение обязательства отвечает задаткополучатель, он обязан уплатить задаткодателю задаток в двойном размере.

При причинении убытков, вызванных неисполнением обеспеченных задатком обязательств, задаток выполняет также компенсационную функцию. В этом случае он засчитывается в счет возмещения убытков, если иное не оговорено задаткодателем и задаткополучателем (абз. 2 п. 2 ст. 381 ГК).

Штрафное действие задатка наступает при наличии фактического состава, который состоит из трех элементов: 1) выдачи задатка; 2) соглашения о задатке; 3) неисполнения обеспеченного задатком обязательства:

  • В зависимости от используемой сторонами формы расчетов выдача задатка представляет собой либо договор о передаче наличных денег в собственность задаткополучателя (п. 1 ст. 223, 224 ГК), либо банковскую операцию по перечислению безналичных денежных средств задаткодателя на банковский счет задаткополучателя (ст. 861, 863-865 ГК).
  • Соглашение о задатке призвано подчинить выдаваемую задаткодателем денежную сумму правовому режиму задатка. Независимо от размера задатка оно должно быть совершено в письменной форме (п. 2 ст. 380 ГК). Несоблюдение этого требования лишает стороны в случае спора права ссылаться на свидетельские показания (п. 1 ст. 162 ГК). Соглашение о задатке должно содержать указание на договор, порождающий обеспечиваемые задатком обязательства, и удостоверять факт выдачи определенной денежной суммы в качестве задатка.
  • Неисполнение должником основного обязательства служит предпосылкой штрафного действия задатка, если оно обосновывает ответственность должника (абз. 1 п. 2 ст. 381 ГК).

Штрафное действие задатка заключается в наступлении неблагоприятного правового последствия для задаткополучателя или задаткодателя. Если задаткодатель не исполняет свое обязательство, то у задаткодателя возникает направленное против него притязание на уплату задатка в двойном размере (абз. 1 п. 2 ст. 381). Это притязание, так же как и притязание на неустойку, может быть уступлено другому лицу (абз. 1 п. 1 ст. 382 ГК) и уменьшено в своем объеме судом (ст. 333 ГК). При неисполнении обязательства задаткодателем он не вправе требовать от задаткополучателя возврат задатка (абз. 1 п. 2 ст. 381).

Если обеспеченное задатком обязательство прекращается по соглашению сторон или вследствие невозможности исполнения, задаткополучатель обязан возвратить задаток задаткодателю (п. 1 ст. 381 ГК).

Задаткоподобные соглашения. Как уже отмечалось, задаток характеризуется тем, что он, во-первых, выдается только при заключении договора и, во-вторых, обеспечивает исполнение обязательств, возникших из этого договора. Между тем в практике встречаются соглашения, сходные по своему действию с соглашениями о задатке, но не отвечающие указанным признакам задатка. К таким задаткоподобным соглашениям относятся: 1) заключаемое при участии в торгах соглашение о задатке (пп. 4 и 5 ст. 448 ГК), который выдается в обеспечение исполнения обязанности заключить договор, а также, если это оговорено сторонами, в обеспечение обязательств, возникших из этого договора; 2) соглашение о задатке, заключаемое для обеспечения исполнения предварительного договора; 3) соглашение о задатке, который выдается после заключения договора, порождающего обеспечиваемые задатком обязательства. К задаткоподобным соглашениям могут по аналогии применяться предписания ГК о задатке.

В случае сомнения в отношении того, является ли сумма, уплаченная в счет причитающихся со стороны по договору платежей, задатком, в частности вследствие несоблюдения правила о форме, эта сумма считается уплаченной в качестве аванса, если не доказано иное.

Поделись с друзьями
Добавить в избранное (необходима авторизация)