Нужна помощь в написании работы?

Основной процессуальной обязанностью эксперта-психолога является дача объективного заключения на основе проведенных исследований в соответствии с его специальными познаниями по вопросам, поставленным перед ним органом, ведущим производство по делу. При этом каждый член экспертной комиссии несет личную ответственность за данное им заключение. Кроме того, эксперт-психолог обязан:

1) явиться по вызову органа, назначившего экспертизу, и в частности на допрос, и дать правдивые показания по поводу проведенного исследования и данного заключения. В соответствии с действующим законодательством, при допросе эксперт-психолог обязан отвечать лишь на те вопросы, которые относятся к предмету судебно-психологической экспертизы. На допросе у следователя эксперт имеет право изложить свои ответы собственноручно;

2) заявить самоотвод при наличии ряда оснований, указанных в законе. Эксперт не может участвовать в рассмотрении дела, если:

а) он является потерпевшим, свидетелем, кем-нибудь из участников дела или их представителем;

б) он является родственником потерпевшего, обвиняемого или их законных представителей, а также родственником обвинителя, защитника или лица, производившего дознание;

в) он находится или находился в служебной или иной зависимости от обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца или ответчика;

г) он участвовал в деле в качестве специалиста;

д) иеются другие обстоятельства, которые дают основание считать, что эксперт лично заинтересован в уголовном деле;

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

3) не разглашать данные предварительного расследования без разрешения органа дознания, следователя, прокурора;

4) сообщить в письменном виде о невозможности дать заключение, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных психологических познаний или предоставленные материалы недостаточны для дачи заключения. Если вопрос, внесенный в определение следователя или постановление суда, не входит в компетенцию эксперта-психолога, то он не должен его игнорировать, а обязан аргументирование обосновать в своем заключении, почему на данный вопрос невозможно дать ответ. Если же в уголовном деле или медицинской документации не хватает данных для составления полного заключения, то психолог-эксперт вначале ходатайствует о предоставлении ему этих дополнительных материалов, указывая конкретно, какие именно данные должен собрать и передать ему следователь (например, данные о предыдущих экспериментально-психологических обследованиях подэкспертного, допросы родственников и сослуживцев о личности испытуемого и т.п.), и только в том случае, когда его ходатайство остается без удовлетворения, он обосновывает в своем заключении невозможность ответить на поставленные перед ним вопросы.

Эксперт-психолог имеет право:

1) знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы;

2) ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения (ст. 82 УПК РСФСР). Как подчеркивалось выше, эксперт должен указывать, какие именно конкретные материалы ему необходимы;

3) присутствовать при производстве следственных (судебных) действий, а также задавать допрашиваемым вопросы, относящиеся к предмету экспертизы с разрешения следователя или суда;

4) эксперты имеют право совещаться между собой перед дачей заключения. Эксперт, не согласный с мнением остальных членов комиссии, составляет отдельное заключение. Таким образом, если мнения экспертов-психологов разделились, то по поводу одного и того же подэкспертного составляются два (или более) заключения;

5) указать в заключении обстоятельства, по поводу которых органом, назначившим экспертизу, не были поставлены вопросы, при условии, что они имеют значение для дела и их установление входит в компетенцию эксперта-психолога (ст. 191, 288 УПК РСФСР). Если вопрос сформулирован неправильно и эксперт, изучив предоставленные ему материалы и обследовав испытуемого, решает, что при переформулировке вопроса его заключение будет иметь значение для дела, то он может отвечать на тот вопрос, который, по его мнению, должен был задать следователь или суд;

6) обжаловать такие действия лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда, которые ущемляют права эксперта-психолога;

7) если эксперт-психолог не является сотрудником экспертного учреждения, он имеет право на вознаграждение за проведенное им экспертное исследование.

Специальные познания и пределы компетенции судебного эксперта-психолога

Обобщенное определение специальных познаний в отечественном уголовном праве дано В.Н. Маховым: "Специальные знания в <...> уголовном процессе - это знания, присущие различным видам профессиональной деятельности, за исключением знаний, являющихся профессиональными для следователя и судьи, используемые при расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел в суде в целях содействия установлению истины по делу в случаях, формах и порядке, определенных уголовно-процессуальным законодательством".

Исходя из этой формулировки, проанализируем специальные познания, необходимые для проведения судебно-психологической экспертизы. Во-первых, это должны быть знания относительно сущности предмета судебно-психологической экспертизы, и их особенностью является то, что они не выступают как чисто теоретические - достижения теории психологии и различные методические средства психодиагностики и психологического анализа объекта исследования должны быть научно обоснованными, внедренными в практику и составлять часть профессионального опыта. Такое ограничение связано с тем обстоятельством, что в современной научной психологии существует множество общепсихологических и более специализированных теорий и концепций (одно их перечисление заняло бы объем настоящей главы), эклектичное и некритичное использование которых в целях экспертизы внесло бы сумятицу в головы следователей и судей и не позволило бы использовать заключения психолога-эксперта в целях установления истины по делу. Так, по одному и тому же делу психоаналитическая трактовка глубинных бессознательных механизмов преступных действий и бихевиористская интерпретация поведения в рамках парадигмы "стимул-реакция" мало совместимы друг с другом и не согласуются с общими представлениями о человеке в отечественном уголовном праве. Раскроем это положение на примере анализа возможности применения теории психоанализа в судебной экспертизе).

Если внимательно вникнуть в содержание действующего уголовного законодательства, особенно статей, посвященных вине, то нетрудно прийти к выводу, что отечественному уголовному праву человек (как субъект преступления) представляется существом сугубо рациональным. Он всегда, кроме случаев невменяемости и недостижения определенного возраста, осознает свои поступки, предвидит возможные последствия своего поведения, имеет возможность их не допустить, спланировав свои действия заранее и таким образом, чтобы избежать нарушения уголовно-правового запрета. Перечисленные психологические качества субъекта делают возможной саму постановку вопроса об ответственности, и когда человек ими не обладает (например, все тот же невменяемый), возложение уголовной ответственности недопустимо.

Такому взгляду наиболее адекватно отвечают "рационалистические" представления о человеке. Классический же психоанализ парадоксальным образом сочетает идеи о психологической структуре личности, которые примыкают к представлениям антропологической и социологической школ уголовного права.

Научные положения и методы исследования, применяемые экспертом-психологом, должны быть:

1) апробированы именно в экспертной практике, поскольку научно обоснованные теории и методы в одной области прикладной психологии (к примеру, тот же психоанализ в психотерапии) не всегда могут быть адекватно применены в другой.

2) специальные знания (познания) эксперта-психолога должны быть профессиональными психологическими, полученными в результате специальной подготовки (образования) и не пересекаться с юридическими знаниями: дело в том, что некоторые понятия, такие как личность, мотивы и др., являются объектом рассмотрения и в рамках уголовного права - так, некоторые юридически значимые мотивы согласно действующему уголовному законодательству введены в состав преступления в качестве его элементов или выступают в качестве квалифицирующего обстоятельства. К тому же юристы изучают в процессе своей профессиональной подготовки основы судебной психологии. Поэтому важно дифференцировать психологический и юридический подходы к некоторым психологическим закономерностям душевной жизни человека - специальные психологические знания нельзя идентифицировать с профессиональными знаниями следователя и судьи, они неотделимы от базовой психологической науки.

Таким образом, специальные познания (знания) эксперта-психолога - это психологические теоретические и методологические знания о закономерностях и особенностях протекания и структуры психической деятельности человека, имеющих юридическое значение, полученные в результате специальной профессиональной психологической подготовки и внедренные в практику судебной экспертизы, которые используются при расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел в суде в целях содействия установлению истины по делу по основаниям и в порядке, определенном уголовно-процессуальным кодексом.

Определение специальных познаний психолога, используемых в судебной экспертизе, позволяет более четко очертить и сферу его профессиональной компетенции. Включение в определение специальных познаний предмета исследования судебно-психологической экспертизы позволяет четко отделить именно на предметном уровне профессиональную компетенцию эксперта-психолога от профессиональной компетенции судебного психиатра, с одной стороны, и от компетенции следователей и судей - с другой.

Указание на обязательное использование специальных научных познаний, уже внедренных в экспертную практику, выносит за границы профессиональной компетенции судебного эксперта-психолога следующие моменты:

1) явления, которые недоступны познанию с точки зрения уровня развития современной психологической науки - например, разного рода парапсихологические феномены, широко обсуждаемые в последнее время явления "зомбирования", "колдовства" и пр. В литературе могут существовать различные теоретические концепции, объясняющие такого рода явления, однако они не разделяются большинством специалистов, а считаются гипотезами, нуждающимися в последующей проверке;

2) спекулятивные, малоизвестные, неапробированные в научной психологии и в экспертной практике теоретические положения и методы исследования - предпочтение должно отдаваться испытанным, признаваемым научным сообществом теориям (к тому же совместимым с имплицитным представлением о человеке в действующем законодательстве), валидным и надежным методам, отработанным и получившим широкое распространение в судебной экспертизе;

3) явления, которые невозможно исследовать из-за методической специфики проведения судебно-психологической экспертизы, которая часто должна реконструировать сущность психических процессов в юридически значимых ситуациях, относящихся к прошлому в момент исследования. Так, недоступно ретроспективное изучение, к примеру, содержания сознания свидетеля в момент совершения преступления, очевидцем которого он был, т.е. невозможно ответить на вопрос, воспринял ли он те или иные события на самом деле. Невозможно реконструировать, понимал ли обвиняемый в изнасиловании, что потерпевшая находилась в беспомощном состоянии вследствие психологических причин;

4) явления, имеющие значение для суда и следствия, но не являющиеся предметом исследования эксперта-психолога, и относящиеся к компетенции органа, ведущего производство по делу. Так, оценка достоверности показаний и все вопросы, связанные с этим ("Чем можно объяснить изменение показаний обвиняемого в ходе следствия?", "Не склонен ли обвиняемый ко лжи?" и т.п.) относятся исключительно к компетенции юридических органов, которые определяют достоверность показаний на основании оценки всех доказательств, собранных по делу;

5) явления, относящиеся к изучению психических процессов, но составляющие предмет исследования экспертов-психиатров и находящихся в их компетенции. Например, недопустимо в рамках судебно-психологической экспертизы исследовать способность обвиняемого осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими;

6) психические процессы и состояния, в целом входящие в компетенцию эксперта-психолога, но не имеющие юридического значения при тех или иных предметных видах экспертизы. Так, ошибочно при экспертизе свидетелей выносить в постановление (определение) вопрос о способности подэкспертного правильно понимать характер и значение действий обвиняемого, так как этот вопрос имеет значение только при экспертизе потерпевших по делам об изнасилованиях.

И, наконец, определение специальных познаний эксперта-психолога не дает оснований разграничивать пределы его компетенции при участии в разных видах судебной экспертизы - судебно-психологической и комплексной психолого-психиатрической.

На практике нередки ситуации, когда для решения возникающих перед следствием и судом вопросов оптимальным представляется проведение комплексных психолого-психиатрических экспертиз. Речь идет об исследовании, проводимом для ответа на конкретные вопросы суда (или следственных органов), затрагивающих пограничные между психологией и психиатрией проблемы. При этом для выработки выводов используются специальные познания, относящиеся к обеим научным дисциплинам, применяются специфические методы, сложившиеся в психологии и психиатрии, сопоставляются и интегрируются данные психологического и психиатрического исследований. Основной предпосылкой, определяющей необходимость развития психолого-психиатрической экспертизы, является существование общих для психологии и психиатрии проблем. Важно здесь и постоянное усиление в правоохранительной деятельности тенденции к максимально полному и всестороннему исследованию всех обстоятельств дела, раскрытию внутренних механизмов поведения участников уголовного процесса (обвиняемых, потерпевших, свидетелей) в конкретных ситуациях.

Необходимо отметить, что эксперты - участники комплексных экспертиз помимо собственной основной экспертной специальности должны обладать дополнительной профессиональной характеристикой - наличием профессиональных знаний, необходимых и достаточных для того, чтобы хорошо ориентироваться в методике и выводах других ее участников и их значении для общего вывода. Они должны владеть методикой совместной работы, комплексного исследования. Иными словами, только совместная деятельность, взаимодействие образует интеграцию специальных знаний, необходимую и достаточную для комплексного исследования и общего вывода.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями
Добавить в избранное (необходима авторизация)