Нужна помощь в написании работы?

Заголовки, бытующие в современной прессе, могут быть разделены на типы по разным основаниям. Подобное деление помогает более осмысленно «работать» с заголовками, особенно начинающим журналистам. Так, например, можно условно разделить заголовки на типы, исходя из такого основания, как степень их сложности. В этом плане существует три основных типа заголовков.

  «Простой» заголовок

Он, как правило, состоит из одного предложения, включающего в себя какую-то законченную мысль. Он может быть по характеру не только утвердительным, но и вопросительным. Пример заголовка такого типа содержит следующий текст («Время новостей», 6 июля 2003 г.):

 Суд над Лазаренко отложен

Начало судебного процесса в Сан-Франциско над экс-премьером Украины Павлом Лазаренко, запланированное на 18 августа, перенесено на 14 октября, сообщила ИНТЕРФАКСУ адвокат Лазаренко Марина Долгополая. Она уточнила, что «вероятно, было несколько причин для принятия судьей такого решения», но для нее «абсолютно очевидно, что судебное заседание невозможно 18 августа, так как еще не допрошены все свидетели на Украине».

 Простые заголовки, как правило, открывают небольшие по объему сообщения о каких-то дискретных событиях, представляющих собой один «шаг« в развитии действительности. Именно суть этого «шага» и фиксируется в «простом» заголовке.

 «Усложненный» заголовок

Подобные заголовки отличаются от «простых» тем, что «формируются» из нескольких самостоятельных, логически завершенных частей, представляющих некую законченную мысль, утверждение или отдельный вопрос, важные для понимания сути данного материала. Заголовок такого типа венчает, например, текст, опубликованный в «Новой газете» (17 — 20 июля 2003 г.):

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

 Ну, нет в кранах воды! Житель Саратова выиграл судебное дело против ДЕЗа.

В данном случае мы имеем дело с заголовком, состоящим из двух самостоятельных частей. Чем это оправдано? Прежде всего тем, что автор решил поставить акцент на двух сторонах описываемой ситуации.

 «Заголовочный комплекс»

Как известно, журналистские тексты очень разнообразны. Они отличаются друг о друга не только по тематике, но и по способу отображения действительности, жанровым характеристикам, сложности содержания. Естественно, что это не может не находить своего отражения в заголовках к разного рода текстам. В настоящее время при подготовке более-менее сложных материалов журналисты достаточно охотно используют так называемые «заголовочные комплексы». В их состав входят основной заголовок и подзаголовки (дополнительные заголовки) самой разной сложности и назначения. Посмотрим, как этот комплекс развернут в публикации Леси Орловой в «Новой газете» (№ 51, 2003 г.). Основной заголовок называется «Бегущий от себя». Вслед за ним идет первый (наиболее важный), состоящий из двух частей, подзаголовок: «Идет борьба за признание нашего героя сумасшедшим. Гамлет или Идиот — вот в чем вопрос».

Заголовки можно разделить на типы и по иным основаниям, например по цели эмоционального воздействия на аудиторию. По нашим наблюдениям, в практике, например, «желтой прессы» сложились устойчивые типы заголовков в зависимости от цели, которую они преследуют. Условно их можно обозначить так:

  • «интригующие»: «Зачем в ГИБДД спаивают пингвинов?» («Комсомольская правда», № 82, 2003 г.);
  • «страшные» — «Учитель — убийца» («Комсомольская правда», № 83, 2003 г.);
  • «сногсшибательные»: «Слепые от рождения будут видеть. Но только 30 минут в году» («Мегаполис-Экспресс», № 51, 1999 г.);
  • «скандальные»: «Композитор Ханок укусил Пугачеву» («Мегаполис-Экспресс», № 47, 1999 г.);
  • «интимные»: «Б. Щербаков пытался затащить в стог сена Н. Шацкую» («Экспресс газета», № 36, 2001 г.) и т.д.

Опасные игры с заголовками

Развязность и фривольный намек

Читателя может оттолкнуть фривольная интонация, не соответствующая теме. Например: Ракетчики обзавелись храмом.

Очень нежелательны в заголовках, как и в тексте, игривая развязность (Дедуля-телохранитель). Особенно нежелательна игривость, резко контрастирующая с трагическим содержанием. В начале XX века многих — и читателей, и журналистов — возмутила циничная бесцеремонность заголовков одесской «Газеты-копейки»: «Бац, — и нет старушки...» или «Рыбки захотелось?..» (об отравлении целой семьи рыбными консервами).

Бульварная журналистика на потеху своему невзыскательному читателю эксплуатирует и в текстах, и в заголовках тему так называемого «телесного низа». Игровой элемент в данном случае предполагает определенный, направленный подтекст. Например: «Содержимым трусов либерийца заинтересовались российские компетентные органы». (Представим, каково это читать сотруднику посольства Либерии, прошедшему личный досмотр по ложному доносу, из-за подозрения в перевозке наркотиков...).

Вслед за явными лидерами «желтой прессы» подобную манеру перенимают (стремясь к «массовизации» своих изданий) и газеты более основательные, откликающиеся, помимо скандалов, и на важные общественно-политические события. К примеру, одно из них («Комсомольская правда»), после долгого муссирования в прессе всех стран сексуального скандала, связанного с именем президента США Клинтона, так откликнулось на внезапную бомбардировку авиацией США иранских городов (поданную пресс-центром Белого дома как превентивный удар по «исламскому терроризму»): «Клинтон застегнул штаны и скомандовал: «Огонь!»

Двусмысленности

Помимо «постельных тем», помимо неуместной развязности при упоминании о трагических событиях, в заголовки массовой прессы проникает из таблоидов «инфекция» заголовков скандальных, намеренно обманывающих читателя, повергающих в шок предельно нетактичной игрой смыслов.

Так, в пору вице-премьерства Анатолия Чубайса на обложку одного из еженедельников была вынесена новость: «Утопили ребенка Чубайса». Когда потрясенные читатели вчитывались в мелкий шрифт «экстренного сообщения», выяснялось, что какой-то «оппозиционер» назвал именем ненавистного ему политического лидера свою собаку, у собаки появился щенок... и т. д.

Эффект двусмысленности нередко создается умышленно; читателю демонстрируют недоброжелательное отношение автора к герою публикации, играя на созвучных понятиях. Например: «Валерий Зорькин занимается реституцией». (Речь — о юридических шагах, предпринятых председателем Конституционного суда).

Заголовок — приговор

Однажды «Московский комсомолец» вышел под «шапкой». Вор должен сидеть в тюрьме.
Собственно, это был не заголовок-констатация, а просто его пояснение-«оттяжка», вполне правильное утверждение, сентенция, которую журналист декларировать вправе... Так, по крайней мере, оправдывался в суде корреспондент, чья подпись шла под материалом, с которым соседствовала сентенция, протянутая на всю первую полосу газеты. (Ответственным за выпуск был сам главный редактор). А назывался материал: «Паша-Мерседес», и посвящен он был разоблачительным фактам из жизни высших военных чинов. Приведенные факты свидетельствовали о незаконном приобретении «иномарки» министром обороны Павлом Грачевым и, возможно, о полученных им взятках. Тяжбу выиграл истец, редакция публично извинилась и выплатила компенсацию за моральный ущерб. Хотя обнародованные подозрения были не беспочвенны.

Предметом обвинения явилась не суть материала (журналист вправе, добыв обличающие документы, пробудить подозрение, побуждая к дальнейшему расследованию). Подсудной оказалась форма, в которой подозрение было высказано: его образная интерпретация в заголовке, внушение мысли, что конкретный человек — вор. Редакция на приговор не имела права. Канули в прошлое грозные окрики советских партийных газет, заголовков, «припечатывавших», уничтожавших. («Сумбур вместо музыки» — о Шостаковиче, или «О художниках-пачкунах» — о последователях авангардисткой линии в живописи...).

Итак, совершенно очевидна необходимость осмотрительного использования метафоры в заголовке, необходимость «дозирования» иронии автора. Всегда надо учитывать большие возможности (в том числе и разрушительные) попутного комментария репортерских заглавий. С особой осторожностью следует относится к «личностным» заголовкам, упоминающим имя человека или обыгрывающим его, к введению цитаты в ироничную строку, к возможным двусмысленностям. И все же, использовать творческие возможности, которые открывает работа над заголовком, подчас, виртуозно «играть» — стоит.

Поделись с друзьями