Нужна помощь в написании работы?

Ко второму эшелону модернизации исторически принадлежали страны Восточной и Юго-Восточной Европы, Турция, юг Италии, Португалия и отчасти Испания, некоторые наиболее развитые страны Латинской Америки (Аргентина, Бразилия, Уругвай, Чили), а также Япония и Россия. По своему положению в системе мировой торговли, международном разделении труда такие страны занимали промежуточное место между центром и периферией мир-экономики, составляя ее полупериферию. В них складывались некоторые внутренние предпосылки капиталистического развития, но они все же были недостаточными, чтобы эти страны смогли встать вровень с мировыми лидерами. Реакция правящих кругов или тех, кто приходил им на смену в результате революций и войн, на внешние угрозы и обстоятельства играла куда более важную роль в модернизации этих стран, чем внутренние импульсы к социально-экономическим и политическим преобразованиям. Таким образом, их модернизация носила неорганичный (экзогенный) характер и оказывалась возможной благодаря форсированному заимствованию готовых форм организации производства и социальной жизни у более развитых стран. Причем одной из стран второго эшелона, Японии, во второй половине XX в. удалось войти в группу стран первого эшелона, а кое в чем и превзойти их.

В то же время, ускоренное развитие стран второго эшелона было неравномерным. Одни сферы общества приближались по своему уровню к тому, который существовал в центре мировой системы, а другие очень сильно и надолго отставали. Порой это порождало еще более острые общественные конфликты, чем те, что имели место в развитых странах.

В каждом конкретном случае страны второго эшелона вынуждались к неорганичной модернизации самыми разными факторами. Это могла быть и конкуренция на мировых рынках, и военная угроза или даже поражение в войне, и стремление правящих классов разрешить социальные конфликты по примеру того, как это делается в развитых странах - благодаря росту благосостояния, а теперь уже и качества жизни народных масс, демократизации общества. Осуществляться модернизация могла путем закупки зарубежного оборудования и патентов, заимствования чужой технологии (нередко методом экономического шпионажа), приглашения специалистов, обучения за рубежом, инвестиций и т.д. Соответствующие изменения происходили в социальной и политической сферах: резко изменяется система управления, вводятся новые властные структуры, Конституция страны перестраивается под зарубежные аналоги.

В любом случае при неорганичной модернизации влияние со стороны развитых стран было решающим для ее проведения, а сами они рассматривались как образцы, ориентиры, к которым нужно стремиться в процессе реформ.

Это, правда, не означало, что догоняющая модернизация вела к развитию капитализма и тем более - к распространению в массовом сознании ценностей «модернити». Иногда такая модернизация принимала крайне уродливые формы, порой сопровождаясь даже возрождением докапиталистических отношений, как было, в частности, в России XX столетия (сталинская индустриализация) или некоторых других «социалистических» странах, а идеи «модернити» либо принимались небольшой частью общества, либо фигурировали лишь в виде абстрактных деклараций.

Сам ход и результаты неорганичной модернизации зависели во многом от того, какие цели преследовали ее инициаторы и на какие общественные силы они опирались. Если модернизация затевалась ради того, чтобы поддержать военно-политическое влияние державы и укрепить ее позиции в мире (Япония в последней трети XX в., Россия при царях и при Сталине) - так называемая имперская модель модернизации, - то она приводила к созданию военно-промышленного комплекса и сильной армии, но многие гражданские отрасли экономики и социальная сфера при этом оставались отсталыми, а политическое правление - автократическим. Если же модернизация была призвана ослабить зависимость страны от конъюнктуры мирового рынка, то развитие получали отрасли производства, ориентированные на внутреннее потребление (импорт-замещающая индустриализация в странах Латинской Америки в 1930-1950-е гг.), а саму модернизацию возглавляли популистские режимы (Ж. Варгас в Бразилии, Х.Д. Перон в Аргентине, Л. Карденас в Мексике). Если модернизация преследовала своей целью экономическое завоевание мировых рынков и достижение благополучия за счет экспорта, то вперед вырывались отрасли, ориентированные на экспорт (добыча сырья, сельское хозяйство, а в наше время - производство предметов потребления, в том числе длительного пользования, в новых индустриальных странах Юго-Восточной Азии и Латинской Америки).

Однако в любом случае развитие общества при неорганичной модернизации напоминает, по словам бразильского историка Н. Вернека Содре, вращение квадратного колеса. Оно требует колоссальных усилий всей нации и особенно тех слоев, которые возглавляют модернизацию (модернизаторской элиты), причем, как правило, эти усилия концентрируются в каком-то одном, главном направлении - на другие уже не хватает ни сил, ни ресурсов. Колесо со скрипом переваливается через ребро между гранями, а затем замирает на новой грани - период бурного, но весьма неравномерного развития, сменяется стагнацией или медленной эволюцией в ранее выбранном направлении, словно для того, чтобы выяснить, что нужно приложить новые усилия для следующего прыжка колеса вперед. Одна из самых сложных проблем, которые возникали при таком переворачивании граней, заключалась в том, что социальная структура общества, плохо приспособленная к резким встряскам на дорогах истории, все же должна была приспосабливаться к переменам. И успех модернизации в этом случае зависел от эффективности общественных и политических институтов, которые могли бы адекватно реагировать на изменения и амортизировать толчки: от государственно-правовой системы (либерально-демократической или авторитарной), массовых партий или движений, практики непосредственных контактов руководителей страны с бизнесом, интеллектуалами, народом (популистские режимы в Латинской Америке), от вооруженных сил, от средств массовой информации и т.д.

В процессе модернизаций ряду стран второго эшелона капитализма удалось стесать грани своих квадратных колес. Первой это сумела сделать Япония в послевоенные годы (1945-1960), где колесо действительно стало колесом, а затем новые индустриальные страны Азии. В странах же Латинской Америки (Бразилии, Аргентине, Чили, Уругвае, Мексике) квадратное колесо стало если не совсем круглым, то уже во всяком случае многогранным. Сегодня, пожалуй, единственной страной из числа тех, которые принадлежали ко второму эшелону развития капитализма, и где колесо по-прежнему является квадратным, осталась Россия, точнее территория бывшей Российской империи (Советского Союза).

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.
Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями