Нужна помощь в написании работы?

Бестрагедийность мировосприятия позднего Горького наиболее отчетливое воплощение находит в очерке «В.И. Ленин» 1930 г., где автор откровенно восхищается ненавистью к страданию, «ненавистью к драмам и трагедиям жизни», которыми наделен герой очерка.

Утверждению о бестрагедийности эстетики Горького 30-х годов на первый взгляд противоречит то обстоятельство, что в это время, в период с 1931 по 1936 г., он вновь увлекается драматургией, создает пьесы «Сомов и другие» (1933). «Егор Булычев и другие» (1932), «Достигаев и другие»(1933), «Васса Железнова»(1936, второй вариант).

Лучшие из них - «Егор Булычев» и «Васса Железнова». В этих двух пьесах в новых и весьма колоритных индивидуальностях и в новых ситуациях представлен по сути знакомый нам тип купца, дельца, владельца крупного предприятия: озорной, горячий, неукротимый, нелицеприятный Булычев и умная, твердая, страстно решительная и властная Васса. Один перед лицом смерти оказывается в положении позднего прозрения, понимая, что не на той «улице» прожил, что поклонялся ценностям неистинным и, обладая немалым богатством, «нажил» совсем немногое - только две любящие души, и то вопреки «закону» (внебрачную дочь Шурку и любовницу Глафиру). Другая, Железнова. стоит на страже интересов «дела» в роли его истовой охранительницы, чего бы это ни стоило, а поскольку «дело» на буржуазных основаниях - вечный провокатор зла, в понимании Горького, то Васса во имя рода, чести фамилии волей-неволей вовлекается в преступление, что в конце концов приводит к драматическому противоречию с семьей, всем живым и здоровым в ней, и с материнским, человеческим началом в самой Вассе. Драмы героев в пьесах «Егор Булычев» и «Васса Железнова» серьезны и значительны, но трагедиями в собственном смысле они не являются, несмотря на то, что важная роль в них отведена вечным мотивам классических трагедий - мотивам смерти и преступления. Это объясняется тем, что оба центральных героя данных драм пребывают, в понимании Горького, по ту сторону мира истинного, мира революции, принадлежат миру старому, как бы уже исторически и бытийно преодоленному, «бывшему» (корень фамилии героя - «бул» - «был» - в Булычеве и мотив «железного», неживого в Вассе - обыгрывание драматургом именно такого значения). Это лишает героев права на полноту зрительского сочувствия, а их конфликты - качества неразрешимости, непременного для трагедии.

Драматургия М.Горького

 25 сент. 1901 – закончил пьесу «Мещане»

 1902 – премьера «На дне» в МХТ, принесла известность

 1904 – пишет «Дачники», 10 ноя – премьера в театре В.Комиссаржевской

 1905 – премьера «Детей солнца»

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

 1907 – «Враги», Современный театр, Пб

 1910 – «Варвары», театр Незлобина, Москва

 «Последние», М.Рейнгарта, Берлин

 1911 – «Васса Железнова», театр Незлобина

 1919 – «Старик», Малый театр.

 Л.А.Колобаева считает, что к драматургии толкало писателя само время, зреющая революция. В драматургии Горький устанавливает основные формы и содержание решающих конфликтов эпохи: человек и мещанин, личность и безличность, рабочий коллектив и представители буржуазии в их психологических, идеологических и философских столкновениях.

 В драматургии Чехова состояние жизни героев подобно томлению перед грозой, но взрывов не происходит, разрешение конфликтов не предвидится. Таково было видение Чеховым исторической ситуации в России начала века. Болезнь остаётся, она загнана внутрь, сам источник не найден, каждый сам себе враг. У Горького все конфликты выливаются наружу, в открытую борьбу, враги найдены («Мещане»). В социальных противоречиях Горький видит главный источник человеческих драм, хотя сами драмы к ней и не сводимы.

 Горький всегда задумывался над тем, что управляет человеком, какие ценности для него превыше всего и как они соотносятся между собой. В пьесе «На дне» поднимается важнейшая для всего его творчества проблематика, по-новому оваивающая сущность человека и гуманного подхода к нему. В фокусе драмы «На дне» - конфликт сострадания, любви-жалости, снисходящей к человеческим слабостям, и безжалостной правды.

 Пьеса всегда вызвала бурную полемику. Литературная и театральная история драмы в целом хорошо изучены, но до сих пор остаётся непрояснённым один важный момент. Это образ автора, выражение авторской позиции к одному из самых важных персонажей (т.е.к Луке), а значит, и к спору о человеке, который ведётся в драме.

 Традиционно считается, что образом Луки Г. метил в слабые стороны учения Толстого, развенчивая философию утешительных иллюзий и непротивленчества. По мнению Юзовского, в драме запечатлён сам процесс преодоления Горьким некоторых иллюзий толстовского толка, и потому несёт в своих образах следы противоречия и неясности замысла. «Вся пьеса тянется к Сатину, но с оглядкой на Луку».

 Л.А. считает, что противоречивость Луки входит в авторский замысел, поскольку она принадлежит самому художественному объекту – личности героя, философа-утешителя.

 Худ.мысль пьесы не сводится к тому, что ложь посрамляется, а правда утверждается. Это доказывает присутствие в пьесе несимпатичного, отрицаемого автором правдолюба Бубнова. Движение драматического действия начинается с приходом Луки. Для ночлежников появляется надежда на спасение и завязывается спор относительно возможност спасения. «На дне» общества находятся люди, лишённые чего-то важного, без чего они существовать, по сути, не могут: Актёр – без имени, женщина – без любви, дворянин – без гордости. Инициатором спасения оказывается странник Лука, «мятый жизнью», а потому мягкий человек, снисходительный к человеческим слабостям, без тени суровой праведности («лысый из-за баб»), не показывающий без необходимости своего острого ума. Самое непонятное в нём для окружающих и для читателя – для чего ему нужно спасать? В лит-ведении существует несколько трактовок его поведения. 1) Из равнодушия эгоиста, стремящегося отвязаться от людей -> отброшена: неравнодушен к окружающи, активнее их. 2) Действует по злому умыслу – неверно→нельзя видеть в нём только подожительного героя или же, наоборот, шарлатана и негодяя.

 В чём-то Лука – человек идеи, и ею движим в своих поступках. Но с другой стороны – отношение к людям диктуется не идеей, а сложным комплексом чувств: интересн к жизни, желание понять каждого и откликнуться на его боль, способнотсь восхититься человеком и пожалеть его. Сл., его поведение по намерению субъективно и движется добром. Но его добро бессильно, оно не достигает цели → ложность его идей.

 Генрих Ибсен. Чел. сущ-ие – в свете трагич.гуманизма. «Дикая утка»: и ложь, и правда одинаково гибельны. Горький: противоречивость слабого добра, основанного на лжи (Лука) и узко понятой правды (Бубнов).

 Образ Луки – чистая субъектвиность его философии добра, его отношения к человеку: «Во что веришь, то и есть». Человек живёт так, как настроит себя. Представление об истине для Луки несущественно и в оценке каждого отдельного человека: «Все чёрненькие, все прыгают», и в оценке действительности→неразборчивость в средствах обращения с людьми: выдумки, компромиссы. В слабости уравнивает всех людей→возникает опора на утешительный обман→лукавство такой любви. Имя намекает! Не вступится в драке за слабого, оставит всех и уйдёт, губительное воздействие на героев (Актёр).

 Ходасевич: «Лука наделал хлопот марксистской критике. Критика старается разъяснить читателю, что это личность вредная, отвлекающая от классовой борьбы. Действит., вредная личность, Сатин – в виде корректива. Ложь – религия рабов и хозяев, правда – бог свободного человека. Образ Сатина выписан бледно и нелюбовно. Положительный герой менее удался Горькому. Положительного – наделил своей официальной идеологией, отрицательного – своей живой жалостью и любовью к людям. В предвидении будущих обвинений против Луки именно Сатина делает его защитником.»

 Пьеса начинается с темы правды (бытовая ссора Квашни и Клеща), бьют друг друга правдой, мотив продолжается в эпизоде объяснение Пепла и Василисы (благодарит за правду→опровергает: бьёт Наташу).

 Неоднозначное отношение к правде самого автора. Бубнов. Верно улавливает ложь, пророчествует (Наташе – гибель из-за Пепла). Но: стремление вывести человека на чистую воду проистекает из желания уличить человека в его скверности и мерзости, холодного равнодушия и злорадства. Это – полуправда: исключает всякую надежду на изменение личности к лучшему. Такого неподвижного видения жизни Горький не прощает. Ходасевич: «фамилия героя – от глагола «бубнить».

 Человека не спасёт ни полуправда, ни иллюзии. Герои, поддавшиеся иллюзии, неизбежно срываются в безнадёжность и отчаяние. Уверенность автора: правда по плечу человеку, надежда на личность нового типа, вера в активный гуманизм (Нил из «Мещан», Марья Львовна и Влас из «Дачников»). Автор делает выбор в пользу правды (мнение Колобаевой!!).

 Ходасевич: «Двойственное отношение к правде и лжи. Официальная идеология, пленник репутации – с одной стороны. С другой стороны – любил, когда его обманывали, радовался как ребёнок жуликам на рынках, ценил творческий порыв. Любил людей творческого склада 363→гл.герой – карточный шулер».

 Более всего привлекательны для Горького «строптивцы», «озорники», «счастливые грешники», люди «весёлые» и «гордые духом». Упрямое понимание таким человеком жизни как блага, несмотря на её тяготы, уверенность в возможности «переменить расписание жизни».→полемика со стороны современников.

 Озорник – чел., освободившийся от страха перед жизнью, тесно в данных судьбой рамках, пытается их расшатать (Чехов иногда советовал оттенок озорства убрать как нечто лишнее). Влас (шутовство), Нил (ссоры с начальством, неуважительное отношение к «мещанам-хозяевам»). Ход.: «Нравились решительно все люди, вносящие в мир элемент бунта и озорства. Поджигал. Поджигатели. На каждом шагу обрастал жуликами, радовался, когда его обманывали. Если его уличали в уклонении от истины – оправдывался беспомощно и смущённо 370».

 Не жалует кротких, жалующихся и жалких страдальцев. (Варвара Михайловна. надо, необходимо пробудить в людях сознание своего достоинства, во всех людях... во всех! Тогда никто из нас не будет оскорблять другого... Ведь мы не умеем уважать человека, и это так больно... обидно...)

 Мотив ненависти к страданию прослеживается не только в творчестве, но и в жизни. Ходасевич, «Колеблемый треножник»: Г всегда был рад помочь людям, даже и не близким знакомым, но только в том случае, если они не начинали себя жалеть, стенать, жаловаться – тогда помогал с неохотой. Глубоко чтил «Человеков» - героев, творцов прогресса. Людей с неяркими лицами и скромными биографиями – называл «мещанами». Признавал, что у этих людей есть стремление казаться лучше: «У всех людей души серенькие, все подрумяниться желают». Внушать людям возвышенное представление о них самих.

 В пьесах об интеллигенции проблема личности – и в другом аспекте: личность и культура. Очень высоко понимал культурную и общественную миссию интеллигенции: должны научить всех людей, как следует жить, помочь. Интеллигенты самых разных профессий и кругов: писатель Шалимов, поэтесса Калерия, адвокат Басов, инженер Суслов, врачи Дудаков и Марья Львовна. Г раздумывает, почему они в большинстве своём оказываются не на высоте мысли.

 Художественный конфликт знания и нравственности. Культура, основанная на знании, но не опирающаяся на нравственность→варварство. Омещанивание знающих, эгоизм потребителей, истерический страх перед жизнью→ситуация их безлюбья, внутрення пустота, фальшь героической позы.

 Корень драмы – в отчуждении интеллигенции от народной почвы, в забвении ответственности перед ней. «Они послали нас вперед себя, чтобы мы нашли для них дорогу к лучшей жизни... а мы ушли от них и потерялись, и сами мы создали себе одиночество, полное тревожной суеты и внутреннего раздвоения... Вот наша драма! Но мы сами создали ее, мы достойны всего, что нас мучит!».

 Г – против нигилистического индивидуализма, ф-фия к-ры Мережк. им признана «безумным страхом личного уничтожения»→неспособность изолированной личности проникнуться жизнью других.

 Культура – создание ценностей и духовных, и материальных.

 Двоеточие. Хо-хо! Вы не горюйте! В юности, понимаете, это трудненько: совесть еще не окрепла, и в голове кирель розовый вместо мозгов. А созреете, и преудобно воссядете на чьей-нибудь шее, хо-хо! На шее ближнего всего скорее доедешь к благополучию своему.

 Шалимов. Но - надо кушать, значит, надо писать. А для кого? Не понимаю... Нужно ясно представить себе читателя, какой он? Кто он? Лет пять назад я был уверен, что знаю читателя... и знаю, чего он хочет от меня... И вдруг, незаметно для себя, потерял я его...

 И я не понимаю... но чувствую. Иду по улице и вижу каких-то людей... У них совершенно особенные физиономии... и глаза... Смотрю я на них и чувствую: не будут они меня читать... не интересно им это... А зимой читал я на одном вечере и тоже... вижу - смотрит на меня множество глаз, внимательно, с любопытством смотрят, но это чужие мне люди, не любят они меня. Не нужен я им... как латинский язык... Стар я для них... и все мои мысли - стары... И я не понимаю; кто они? Кого они любят? Чего им надо?

 Басов. Н-да... это любопытно! Только, я думаю - нервы это, а? Вот поживешь здесь, отдохнешь, успокоишься, и читатель найдется... Главное в жизни спокойное, внимательное отношение ко всему...

 Зимин. Не надо... Не обижайся. Прости... невольно как-то приходят в голову разные дикие мысли... Говорят, человек не хозяин своего чувства...

 Соня (горячо). Это - неправда! Это - ложь, Максим! Я хочу, чтобы ты знал: это ложь!.. Ее выдумали для оправдания слабости, - помни, Максим, я не верю в это! Иди!..

 Варвара Михайловна (сильно). Неправда! Не верю я вам! Все это только жалобные слова! Ведь не могу же я переложить свое сердце в вашу грудь... если я сильный человек! Я не верю, что где-то вне человека существует сила, которая может перерождать его. Или она в нем, или ее нет! Я не буду больше говорить... в душе моей растет вражда...

 Рюмин. Ко мне? За что?

 Варвара Михайловна. О, нет, не к вам... ко всем! Мы живем на земле чужие всему... мы не умеем быть нужными для жизни людьми. И мне кажется, что скоро, завтра, придут какие-то другие, сильные, смелые люди и сметут нас с земли, как сор...

 Суслов. Консерватизм, интеллигенция, демократия... и что еще там? Все это - мертвое... все - ложь! Человек прежде всего зоологический тип, вот истина.

 Замыслов. Я? Только в себя, Юлька... Верю только в мое право жить так, как я хочу!

 Юлия Филипповна. А вот я ни во что не верю

 Басов (опускаясь на сено). Я и опять сяду... Наслаждаться природой надо сидя... Природа, леса, деревья... сено... люблю природу! (Почему-то грустным голосом.) И людей люблю... Люблю мою бедную, огромную, нелепую страну... Россию мою! Всё и всех я люблю!.. У меня душа нежная, как персик! Яков, ты воспользуйся, это хорошее сравнение: душа нежная, как персик...

 Шалимов. Хорошо, я воспользуюсь!

 Соня. Семен Семенович, позвольте!

 Двоеточие. Будет! Насмеялись над стариком... Обиделся я... Хо-хо!

 Басов. А, вино! Налейте мне. Как хорошо! Как весело, милые мои люди! Славное это занятие - жизнь... для того, кто смотрит на нее дружески, просто... К жизни надо относиться дружески, господа, доверчиво... Надо смотреть ей в лицо простыми, детскими глазами, и все будет превосходно. (Двоеточие стоит около пня и хохочет, слушая болтовню Басова.) Господа! Посмотрим ясными, детскими глазами в сердца друг другу - и больше ничего не нужно.

 Басов. Наша страна прежде всего нуждается в людях благожелательно настроенных. Благожелательный человек - эволюционист, он не торопится...

 Суслов. Беру офицера...

 Басов. Возьми офицера... Благожелательный человек... изменяет формы жизни незаметно, потихоньку, но его работа есть единственно прочная...

 (Из-за угла дачи спешно выходит Дудаков.)

 Суслов. Если человек философствует - он проигрывает...

 Басов. Факт, факт - как говорят утки...

 Варвара Михайловна (твердо, холодно). Мы слишком много прощаем... Это слабость... Она убивает уважение друг к другу... Есть человек, которому я очень много прощала... теперь я потеряла всякое значение в его глазах...

 Ольга Алексеевна (после паузы). Ты говоришь о Сергее Васильевиче?

Поделись с друзьями
Добавить в избранное (необходима авторизация)