Нужна помощь в написании работы?

Любовь всесильна: нет на земле ни горя — выше кары ее, ни счастья — выше наслаждения служить ей.

Шекспир У.

Любовь… Об этом чувстве люди пишут, рассуждают, спорят уже не одну сотню лет. Николай Гумилев – не исключение: любовь и в его жизни, и в его творчестве играла важную роль.

О том, кому посвящены любовные стихи из книги «Огненный столп», критики высказываются по-разному: его второй жене Анне Энгельгардт или же Ирине Одоевцевой, его ученице и поэтессе… Большинство сходиться на том, что в любом случае во всех этих стихотворениях «витает» тень Анны Ахматовой, которая оставила в душе Гумилева глубокий след. Женщина, чьи «косы – кольца огневеющей змеи», чьи зеленоватые глаза – «как персидская больная бирюза»несмотря на мрачность сравнений, несмотря на печаль, сквозящую в строках, в ее образе, -  единственная, кто несет в себе «огненный дурман», с кем лирический герой сможет перенестись в иную реальность. А иная реальность, мир нездешний для Гумилева – это очень-очень важно. Только там – истинная свобода, там будут разорваны цепи, там -  «всё сверканье, всё движенье, пенье всё». «Лес», обе «Канцоны», «Заблудившийся трамвай», «Ольга», «У цыган», «Леонард», «Перстень», «Дева-птица», «Звездный ужас» - все эти стихотворения отличаются совершенством формы, и все они как бы пронизаны лучами таинственного», отмечает Николай Оцуп.

Одно из воплощений этого «таинственного» – женщина. Как уже упоминалось выше, любовная лирика в этом сборник – двояка: часть стихотворений превозносит женщину, часть – делает акцент на греховность женской натуры.

Но это разграничение не дает ответа – что же такое концепция любви по Гумилеву.

«Моя любовь к тебе сейчас — слоненок,
Родившийся в Берлине, иль Париже
И топающий ватными ступнями
По комнатам хозяина зверинца…»

Сравнение высшего чувства с экзотическим животным само по себе необычно. Гумилев же пошел дальше. Ямбическим слогом он рассказывает – именно рассказывает, плавно, напевно, повинуясь особому ритму – о том, что любовь «сделается посмеяньем», что любовь – не свободна: у нее есть хозяин. Вырваться на волю, за пределы клеток, ей не суждено. Большое количество отрицаний – «не думай», «не плачь», «не предлагай» - создают ощущения неверия лирического героя в изменение сложившейся ситуации. Да он этого уже и не желает. Интересна анафора «не предлагай..» во второй строфе «Слоненка».

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

«Не предлагай ему французских булок,

Не предлагай ему кочней капустных..» В условиях неволи это – более-менее подходящая пища для гордого африканского животного. Но слоненок «может съесть лишь дольку мандарина, кусочек сахару или конфету» - эти совершенно не нужные слонам продукты, символизирующие не просто неволю – а неволю подкрашенную, изукрашенную, слащавую.  Именно в такой неволе слон – точнее, слоненок – будет расхаживать по городу «в парче и меди, в страусовых перьях». Свободному животному – как и свободному чувству – это несвойственно.

Впрочем, такой любовь стала не сразу – лишь недавно: «моя любовь к тебе сейчас – слоненок…», утверждает лирический герой. Раньше – было по-другому. Это чувствуется по другим стихотворениям Гумилева из этого же сборника. В «Лесе», «Канцоне второй» образ женщины, как и образ любви  – иной. Он не идеальный, вовсе нет. На мой взгляд, в «Огненном столпе» об «идеальной Беатриче» Гумилев действительно, как упоминалось в предыдущем параграфе», больше не пишет. Но это не значит, что он перестал ее искать. Просто идеал переместился из мира нашего – в мир ирреальный.

«И совсем не в мире мы, а где-то

На задворках мира средь теней…»-

утверждает Гумилев в «Канцоне второй».  Для его лирического героя ирреальность – это и есть настоящий мир. Здесь – только тени. Читателю помогает осознать призрачность мира аллитерация на «с», «н» в последних двух строчках первой строфы. Она подчеркивает – это сон. Мы во сне:

«СоННо перелиСтывает лето

СиНие СтраНицы яСНых дНей»

В «Канцоне второй» любовное чувство представлено как единственный способ выбраться из мира теней в настоящее – туда, где «белый серафим» приведет под уздцы единорога, где нет маятника-палача, который «заговорщицам-секундам рубит головы хорошенькие их». Кстати, эта метафора - необыкновенно яркая.  Время у Гумилева – не поток, не река, а убийственная гильотина. Тема смерти у многих поэтов идет параллельно теме любви. У Николая Гумилева в его любовных стихотворениях – так же. Возникает ощущение, что тот иной мир – сказочный, волшебный – это посмертие. Это подтверждают последние две строчки из стихотворения «Лес»:

«Или может быть, когда умрем,

Мы в тот лес направимся вдвоем».

Лес – место, куда лирический герой стремится попасть. То, что оно не существует в реальности, мы понимаем и из описания его обитателей – там живут, великаны, карлики, львы, женщина с кошачьей головой. Также на эту намекают следующие строки:

«Никогда сюда тропа не завела

Пэра Франции иль Круглого стола,

И разбойник не гнездился здесь в кустах,

И пещерки не выкапывал монах…»

Реальных персонажей там нет и быть не может. Возможно, потому, что живыми, реальными, им сюда просто не попасть. Ведь в этом лесу даже корни деревьев – «точно руки обитателей могил». Метафоры и эпитеты у Гумилева что в этом стихотворении, что в остальных из этого сборника, настолько живо описывают нереальность, что, читая, мы с легкостью видим перед глазами картинку – белесоватые стволы, ночь, одинокая (почему-то именно одинокая) человеческая фигурка, берег моря со следом «шестипалой человеческой руки»…  И, конечно, женщина – с огненно-рыжими косами, точно «кольца огневеющей змеи», с зелеными глазами – печальными, грустными, «больными». Глядя на нее, лирический герой и придумал этот лес. Лес символизирует  его любовь («может быть, тот лес – любовь моя…»). И от этой любви становится пасмурно и страшно. Слишком мрачные картины рисует Николай Степанович. В 35 лет любовь для него, если ориентироваться по этим трем стихотворениям – неволя, несвобода, а единственное освобождение – гибель, переход в ирреальный мир. И в то же время без этой любви все еще хуже – ведь вокруг останется только мир теней.

Наиболее устойчивыми темами «Огненного столпа» являются тема смерти и тема любви. Практически всегда у Гумилева они оказываются взаимосвязаны – второе влечет за собой первое, приближает его как неизбежный факт. В сборнике «Огненный столп» Гумилевская концепция любви выражена в стихотворениях «Лес», «Канцона вторая» и «Слоненок». К любви у Николая Сергеевича двойственное отношение – она и спасение, и погибель; и свобода, и неволя; она – единственный путь из этого мира в мир иной, ирреальный. Во всех трех стихотворениях основной тон – мрачный, пасмурный. Но при этом строки явственно таят в себе надежду лирического героя на то, что все будет хорошо. Что любимая поймет, пойдет с ним, за ним… Гумилеву на момент опубликования стихотворений было 35 лет. К этому возрасту он испытал в своей жизни и страсть, и любовь, и разочарования. Он знал, о чем писал. «Огненный дурман» любви необходим для достойной жизни – пусть даже эта жизнь будет и не здесь. Все равно «здесь же только наше отраженье полонил гниющий водоем», говорит он устами лирического героя.

Я считаю, что «ветер из далеких стран» необходим любому человеку. И такой творческой личности, как Николай Сергеевич Гумилев, без него было бы просто не выжить. А раз основной источник такого ветра – любовь, то Гумилев признает ее власть над человеческими судьбами – над своей в частности.


Библиография

1.  Гумилев Н.С. Сборник «Огненный столп», 1921 г.

2.  Одоевцева И.В. На берегах Невы: Литературные мемуары. — М.: Худож лит., 1989.

3.  Оцуп Н. Жизнь и творчество Николая Гумилева. – Спб.: Логос, 1995 г.

4.  Струве Г.П. Творческий путь Гумилева/Н.С.Гумилев: антология. – Спб.: изд. Русского Христианского гуманитарного института, 2000.

5.  Цейтлин А.Г. Труд писателя. – М.: Советский писатель, 1968 г.

6.  История русской литературы конца XIX – начала XX века: Учеб. – 4-е изд, доп.и перераб. – М.: Высш.шк, 1999.

7.  http://www.bukinistu.ru/modernizm.html

8.  http://sobolev.franklang.ru/


Примечания

1.    Гумилев Н.С. Канцона вторая/ сборник «Огненный столп», 1921 г.

2.    Цейтлин А.Г. Труд писателя. – М.: Советский писатель, 1968 г. – с.11

3.    История русской литературы конца XIX – начала XX века: Учеб. – 4-е изд, доп.и перераб. – М.: Высш.шк, 1999. – с.5

4.    http://www.bukinistu.ru/modernizm.html

5.    История русской литературы конца XIX – начала XX века: Учеб. – 4-е изд, доп.и перераб. – М.: Высш.шк, 1999. – с.322

6.    Оцуп Н. Жизнь и творчество Николая Гумилева. – Спб.: Логос, 1995 г. – с.155

7.    Одоевцева И.В. На берегах Невы: Литературные мемуары. — М.: Худож лит., 1989.

8.    http://sobolev.franklang.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=146:--q-q-&catid=26:-xx-&Itemid=10

9.    Струве Г.П. Творческий путь Гумилева/Н.С.Гумилев: антология. – Спб.: изд. Русского Христианского гуманитарного института, 2000. – с.576

10.                       Струве Г.П. Творческий путь Гумилева/Н.С.Гумилев: антология. – Спб.: изд. Русского Христианского гуманитарного института, 2000. – с.577

11.                       Гумилев Н.С. Душа и тело/ сборник «Огненный столп», 1921 г.

12.                       Оцуп Н. Жизнь и творчество Николая Гумилева. – Спб.: Логос, 1995 г. – с.57

13.                       История русской литературы конца XIX – начала XX века: Учеб. – 4-е изд, доп.и перераб. – М.: Высш.шк, 1999. – с.323

14.                       Гумилев Н.С. Лес/ сборник «Огненный столп», 1921 г

15.                       Гумилев Н.С. Лес/ сборник «Огненный столп», 1921 г

16.                       Гумилев Н.С. Канцона вторая/ сборник «Огненный столп», 1921 г.

17.                       Оцуп Н. Жизнь и творчество Николая Гумилева. – Спб.: Логос, 1995 г. – с.159

18.                       Гумилев Н.С. Слоненок/ сборник «Огненный столп», 1921 г.

19.                       Гумилев Н.С. Слоненок/ сборник «Огненный столп», 1921 г.

20.                       Гумилев Н.С. Канцона вторая/ сборник «Огненный столп», 1921 г.

21.                       Гумилев Н.С. Канцона вторая/ сборник «Огненный столп», 1921 г.

22.                       Гумилев Н.С. Лес/ сборник «Огненный столп», 1921 г.

23.                       Гумилев Н.С. Лес/ сборник «Огненный столп», 1921 г.

Поделись с друзьями