Нужна помощь в написании работы?

Макаренко с особой силой подчеркивал роль и значение коллектива в воспитании ребенка. Но представление о роли отношений ответственной зависимости, сложно организованной в сетке межличностных взаимодействий, вошло в золотой фонд мировой педагогики. Макаренковские идеи воспитания активно применялись в работе со взрослыми в разных областях экономики и хозяйства страны. Многие педагоги, пытаясь ответить на вопрос, как организовать взаимодействие, кооперативную деятельность, чтобы люди могли самоорганизоваться и достигать цели, обращаются к опыту Макаренко.

Макаренко никогда и нигде не утверждал, что воспитывать надо для коллектива. Человек - самоценность, он не может стать средством достижения каких-либо целей. Создать условия для развития человека, способствовать выявлению индивидуальности и личностного своеобразия - разве не эта идея пронизывает каждую строчку "Педагогической поэмы"? Макаренко отвергал стремление "остричь всех одним макаром, втиснуть человека в стандартный масштаб"   (Макаренко А.С. Пед. соч.: В 8 т. Т.1. С.170). Он писал о нежности и тонкости задач индивидуального воспитания, был мастером по "неуловимым гримасам физиономии", "мельчайшим завиткам личности"  угадывать, каков воспитанник сейчас, каковы тенденции его развития в будущем.

РАССЧИТЫВАТЬ НА ОДНО ЕДИНСТВЕННОЕ "ПРАВИЛЬНОЕ"   ПО ОТНОШЕНИЮ К ЦЕЛИ СРЕДСТВО - ГЛУБОКО НЕВЕРНО.

Широко распространенное среди педагогов представление о единственно правильном средстве, с помощью которого можно решить любую проблему воспитания, - миф и прожектерство, утверждал Макаренко. В первые годы после революции надеялись на комплексный метод преподавания. Потом на метод проектов. Затем на урок как ведущую форму обучения. Но ведь проблема решается сочетанием средств, их расстановкой по отношению друг к другу, общей гармонизированной направленностью. Макаренко иронизировал по поводу "фокусов", которые на страницах "Учительской газеты"   выдавались за новейшие средства воспитания. "Ученик X. хулиганил, срывал уроки, бил учеников, разрушал имущество, оскорблял учителей. Учительница познакомила его с лейтенантом, когда узнала, что он любит военное дело. Мгновенно ученик превратился в отличника по успеваемости и поведению". Такого рода "воспитательные образцы" заполняли учебно-методическую литературу. По справедливому замечанию Макаренко, они компрометировали педагогику примитивностью и убожеством.

Педагогика, утверждал Макаренко, - самая диалектическая наука, и никакое средство не может быть всегда полезным и действующим во все времена одинаково. В зависимости от обстоятельств, времени и особенностей личности и коллектива, от таланта и подготовки учителя, от близкой и далекой цели диапазон применения того или иного средства может принципиально изменяться.

ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА СТРОИТСЯ НА ПОЛОЖЕННЫХ В ЕЕ ОСНОВАНИЕ ПРИНЦИПАХ, ИХ ВЗАИМОСВЯЗЬ ОБРАЗУЕТ ЦЕЛОСТНОСТЬ И ОРИГИНАЛЬНОСТЬ СИСТЕМЫ.

Особая роль в воспитательной системе Макаренко уделялась связям общества и коллектива, пересечениям личностных и общественных интересов, отношениям ответственной зависимости. Нарушение этих оснований, подчеркивал Макаренко, ведет к дезорганизации жизни коллектива, провалам воспитательной работы. В качестве основополагающих принципов Макаренко выделял следующие: единство детского и педагогического коллективов, отказ педсовета от права законодательства, возможность подчинения воспитателей воспитанникам, принцип завтрашней радости. Система Макаренко опиралась на глубокую взаимосвязь в организации постоянных "сводных отрядов", во главе которых стояли поочередно избиравшиеся командиры. Особое внимание Макаренко уделял символике и атрибутике: строю, оркестру, знамени, форменной одежде, которые способствовали мажорному стилю и тону отношений.

МАЖОРНЫЙ СТИЛЬ И ТОН ОТНОШЕНИЙ В ДЕТСКОМ И ПЕДАГОГИЧЕСКОМ КОЛЛЕКТИВЕ - НЕОБХОДИМОЕ УСЛОВИЕ ЭФФЕКТИВНОЙ ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Внимательное отношение к тонким, сложным эмоциональным межличностным отношениям всегда было в традициях русской педагогики. Еще Толстой обращал внимание на "дух школы", те трудно поддающиеся описанию переливы настроения, захватывающие участников взаимодействия. Настроение, побуждавшее учеников увлеченно учиться или убегать из школы, было, по мнению Толстого, ключом к пониманию психологии детей. Постоянное движение вперед, темп, стремление энергично решать поставленные жизнью проблемы отразились в названии школы-колонии Шацкого "Бодрая жизнь".

Опыт Макаренко не только подтвердил продуктивность подхода предшественников, но, главное, закрепил в педагогической технологии открытое ранее. Он гордился тем, что его воспитанники были всегда активны, энергичны и бодры. "Это обстоятельство я считаю особенно важным, так как организация трудовой общины всегда в самой себе должна нести опасность нарушения прекрасного детского радостного фона"   (Макаренко А.С. Львов, 1978. С. 124).

Смех в колонии, подтянутость воспитанников, стремление к розыгрышу, мягкий юмор - эти качества доминировали в общении, и все посещавшие колонию и коммуну отмечали их. "Стороннего наблюдателя прежде всего поражает радость на лицах, четкость движений и лаконичность деловой речи колонистов. Когда старый горьковец идет по двору, видно, какое наслаждение испытывает он, слушая упругость своих мышц. Эта четкость и точность проникает во всю жизнь колонии. Только четкость задания дает возможность требовать четкости исполнения"   (Остроменская Н.Ф. Навстречу жизни // Народный учитель. 1929. № 1-2. С.21).

Особое внимание уделял Макаренко внеклассной воспитательной работе, которая, по его замыслу, должна быть наполнена творческими делами. Он был в восторге от организатора клубной работы Терского именно потому, что тот умел создавать обстановку творческого поиска, которая способствовала благоприятной атмосфере воспитания.

"У меня был педагог Терский. Я дрожал, как бы его у меня не сманили. Он был удивительно веселый человек. Он меня заражал и воспитанников заражал своим буйным весельем... Он без веселья и минуты не мог ничего делать, причем он оказался удивительным мастером на всякие выдумки, ребусники и т.д. Например, ребусник - это большой плакат на полстены. Я даже удивлялся гению этого человека, как можно так много придумать задач. Плакат забит разными вопросами: и короткими, и длинными, и с рисунками, и с чертежами, и вопросами типа шуток. И не он один придумывает эти вопросы, а у него человек 150 работает, целая коллегия редакционная, находят в журналах - тащат, сами придумывают и т.д. Вокруг этих ребусников он сумел объединить всех коммунаров, и сюда он не мог не внести своей огневой бодрости"   (Макаренко А.С. Пед. соч.: В 8 т. Т.4. С. 175).

Эстетика обстановки, костюма, комнаты, станка является важным фактором воспитания, утверждал Макаренко. Она делает притягательной жизнь в детском коллективе. Каждый воспитатель должен признать, что детей характеризует свой особый тип эмоциональности, отличный от взрослого.

"...Красота в детском коллективе не вполне может повторять красоту коллектива взрослых. Вот хотя бы игра. Игра обязательно должна присутствовать в детском коллективе. Детский коллектив неиграющий никогда не будет настоящим детским коллективом. Игра должна заключаться не только в том, что мальчик бегает по площадке и играет в футбол, а в том, что каждую минуту своей жизни он немного играет, он приближается к какой-то лишь ступеньке воображения, фантазии, он что-то из себя немного изображает, он чем-то более высоким себя чувствует, играя. Воображение развивается только в коллективе, обязательно играющем. И я, как педагог, должен с ним немножко играть"   (Макаренко А.С. Пед. соч.: В 8 т. Т.4. С.200).

Реакция на негативный поступок, согласно замыслу Макаренко, должна включать в себя элементы розыгрыша, смех, шутку. На лень колониста Ховраха, его стремление под любыми предлогами избавиться от работы в колонии колонисты реагируют импровизированным спектаклем, обладающим всеми признаками карнавала.

"От колонии полной рысью летел Молодец, а за его крупом прыгал на каком-то странном экипаже сам Антон Братченко. Высоко над экипажем реял в небе белый флаг с красным крестом, да и весь экипаж, представлявший из себя высокий деревянный ящик, поставленный на линейку, был испещрен красными крестами на белом фоне. На ящике сидело не меньше полдесятка хлопцев, и все они были в халатах и все были украшены красными крестами. Кузьма Леший был только без спасательной формы, но зато он держал в руке целый кузнечный мех и еще издали направлял его в Ховраха. Ховрах вскочил на ноги и бросился в лес, но выпустил из виду, что имел дело с Таранцом. В лесу Ховрах сразу наперся на его подручных. Сам Федоренко положил Ховраха на землю, а Кузьма Леший мгновенно установил против больного свой мех, и несколько человек заработало им с искренним увлечением. Они обдули Ховраха во всех местах, где предполагали притаившийся солнечный удар, и повлекли к карете скорой помощи... Карета медленно двинулась в колонию, а у сводного отряда утроились силы, любят пацаны такие штуки"   (Макаренко А.С. Пед, соч.: В 8 т. Т.З. С.470).

Оркестр, походный строй, выправка воспитанников, элементы военизации жизни - все, за что так ругали Макаренко, служило одному - создать приподнятость настроения, мажорный стиль и тон, объединяющий детей в воспитательный коллектив. В результате казавшиеся со стороны незначимыми способы стимуляции мажорного тона и стиля отношений оказывались ключевыми в воспитании коллектива.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ТОМ, ЧТО НАКАЗАНИЕ ВОСПИТЫВАЕТ РАБА, - ПРЕДРАССУДОК.

Наказание, ущемляющее честь и достоинство личности, действительно калечит человека. Но наказание, направленное на защиту ценностей и норм коллектива, способствующее защищенности личности от насилия, справедливо и необходимо. Всепрощение оказывает разрушительное воздействие на межличностные отношения в коллективе и приводит к упадку и разложению, утверждал педагог-новатор. Макаренко считал, что отказ от наказания делает учителя беззащитным перед агрессией и хулиганским поведением. Каким бы ни было наказание - "арестом", когда воспитанник должен был сидеть два часа в кабинете Макаренко, или исключением воспитанника из колонии - оно всегда должно отражать справедливые требования коллектива ко всем участникам педагогического процесса.

Это защищаемое Макаренко положение противоречило духу и букве школы 20-х годов. Крупская, Блонский, Шацкий выступали против применения наказаний. В уставе школы 20-х годов устанавливается запрет на любые формы и виды наказании детей. Считалось, что дисциплинарные проступки детей провоцируются плохой воспитательной работой, и стоит только ликвидировать вызывающие противоправные действия факторы, ребенок станет нормально вести себя.

Н.К. Крупская в категорической форме выступала против детских судов и оценивала их как рудименты буржуазного воспитания. Макаренко же в "Конституции страны ФЭД"   демонстративно вводил товарищеский суд, подчеркивал его демократический характер. Заседания суда всегда происходили открыто, в присутствии воспитателей и воспитанников. Члены суда избирались на три месяца в составе четырех воспитанников. Пятым был воспитатель. Наблюдение за выполнением решений суда возлагалось на выбираемого общим собранием судебного исполнителя.

Крупская категорически выступала против "кодекса" наказаний, в котором перечислялись бы "штрафы", накладываемые на воспитанников за проступки. Макаренко же считал возможным "допустить такой кодекс наказаний и даже в некоторых случаях применения физической силы", главным образом с целью задержки, остановки, торможения противоправных действий (На вершине Олимпа. Марбург. 1991. С.91). Отсюда резкая реакция Н.К. Крупской на появившиеся в печати факты о применении наказания в колонии Горького. "Сознательная дисциплина не может быть воспитана окриками и палочной дисциплиной. Самое незначительное наказание со стороны педагога, примененное к трудновоспитуемому, подрывает доверие с его стороны к педагогу, портит их взаимоотношения"   (Крупская Н.К. О дисциплине в учреждениях для трудновоспитуемых детей // На путях к новой школе. 1928. № 12. С.12).

В каждой из рассмотренных позиций была "своя правда". Гуманистические устремления педагогов 20-х годов входили в жесткое противоречие с условиями жизни, с неготовностью массового учителя организовать учебно-воспитательный процесс в соответствии с интересами и потребностями ребенка. Дестабилизация общества в конце 20-х годов, связанная с кризисом НЭПа, авантюристическим курсом на коллективизацию, вызвала волну хулиганства и насилия в школе. Со стороны родителей и учителей стали раздаваться голоса с требованием ввести наказания в школу, "сильной рукой"   навести порядок. В этих условиях требования Макаренко защитить учеников и учителей от хулиганства и издевательств, ввести наказание отражали сложившуюся в школе 20-х годов реальную ситуацию.

НЕВЕРНО ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, БУДТО ТРУДОВОЕ ВОСПИТАНИЕ - ПАНАЦЕЯ ОТ ВСЕХ ЗОЛ. ТРУД САМ ПО СЕБЕ НЕ ВОСПИТЫВАЕТ, ТОЛЬКО СВЯЗАННЫЙ С ПАРАЛЛЕЛЬНО ИДУЩИМ НРАВСТВЕННЫМ ВОСПИТАНИЕМ, ОН ОКАЗЫВАЕТ ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕКА.

. Разработанное Макаренко положение отвергало сложившийся в советской педагогике стереотип о чудодейственной роли труда. Труд, и прежде всего труд индустриальный, становятся важным, но не единственным средством воспитания. Огромную роль в формировании личности воспитанника приобретали установленные в колонии и коммуне нормы и правила поведения, отношения ответственной зависимости между членами коллектива, пронизанный эмоциями и нравственностью стиль жизни воспитательного учреждения.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями