Нужна помощь в написании работы?

Под юридическими лицами в отличие от физических лиц понимаются обычно такие субъекты права, имущество которых обособлено от имущества его создателей (учредителей, участников).

Ст. 48 ГК РФ. «Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде».

Российские юридические лица обладают правоспособностью в пределах отечественных законов и своих учредительных документов. Сложнее является вопрос о правосубъектности иностранных юридических лиц. Когда оно вступает в правоотношения с российскими субъектами, следует выяснить - какому государству оно принадлежит и
нормами какого государства регулируется его деятельность.

В международном частном праве в отношении юридических лиц применяется понятие личного закона, или личного статута юридического лица (lex societatis). На основе этого закона можно установить, является ли то или иное образование юридическим лицом, какова его правоспособность и дееспособность, как определяется ответственность по обязательствам юридического лица и т.д.

В международном частном праве эти вопросы разрешаются на основании так называемого личного закона юридического лица (lex societatis). Именно по нему определяют привязку юридического лица к той или иной правовой системе при выяснении коллизионных вопросов.

Однако нет единства в определении того, что же считать личным законом юридического лица. Законодательство некоторых стран опирается в этом вопросе на понятие национальности (то есть места регистрации юридического лица); в некоторых других странах - на понятие домицилия; в третьих - на принцип резиденции (место постоянного пребывания, где совершаются основные операции).

Существует несколько доктрин, определяющих статуса юридического лица.

1.                  Доктрина инкорпорации. Считается, что личным законом юридического лица является право государства, где юридическое лицо создано и зарегистрировано. В основном такое представление господствует в странах англоамериканского права. В результате коллизии остаются. Нередко юридическое лицо создается в одном государстве, имеет центр своего управления в другом, а основные операции осуществляет в третьем. Это и приводит к тому, что юридическое лицо может избежать выполнения тех требований, которые предусмотрены законодательством страны, где иностранное юридическое лицо осуществляет свою практическую деятельность.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

2.                  Доктрина центра эксплуатации. Согласно этой доктрине личным законом юридического лица является закон места осуществления его основной деятельности. Однако при такой постановке вопроса не будет учтено то обстоятельство, что юридическое лицо может иметь несколько стран, где осуществляется его деятельность.

3.                  Доктрина оседлости. Во многих странах континентального права (Австрия, Германия, Франция, Швейцария) личным законом юридического лица признается закон места нахождения его административного центра. Но и здесь возникают различного рода казусы. Так, в литературе по международному частному праву приводятся примеры, когда компания, образованная по законам Франции, имеет центр управления в Англии. Согласно английской доктрине инкорпорации это юридическое лицо имеет французскую национальность, поскольку оно образовано и зарегистрировано в Париже. А согласно французской доктрине оседлости это юридическое лицо имеет английскую национальность, ибо его административный центр управления находится в Лондоне. В результате получается, что такое юридическое лицо вообще не имеет национальности. А если бы оно было бы создано в Англии и имело свой центр управления во Франции, то приобрело бы сразу две национальности.

По этому поводу известный специалист в области международного частного права В.П. Звеков заметил, что обращение к любому коллизионному критерию с целью определения «национальности» юридического лица, его государственной принадлежности ставилось практикой под сомнение на том основании, что ее применение не выявляет действительной принадлежности капиталов юридического лица и потому носит формальный характер. Позиция эта породила так называемую теорию контроля. Она возникла в связи с событиями первой и второй мировых войн, когда для предупреждения нарушения законодательства «о враждебных иностранцах» устанавливались владельцы капиталов юридических лиц. В качестве иллюстрации направленности данной теории приводится дело (дело Даймлера) Daimler Co v. Continental Tyre and Rubber Co (1915 г.), при разрешении которого в английском суде обсуждался вопрос, может ли имеющая британскую национальность компания, акции которой находятся в руках враждебных иностранцев (из 25 тыс. акций акционерной компании по продаже шин лишь одна акция принадлежала британскому подданному, другими же владели германские собственники), «рассматриваться как британская компания с точки зрения законоположений о запрещении торговли с врагом». С точки зрения английского права, компания - английское юридическое лицо. Однако суд признал, что в данном случае надо установить, кто контролирует юридическое лицо, и соответственно с этим решил вопрос о его фактической принадлежности.

В отличие от критериев формального характера, которые сохраняют определенную стабильность, состав капитала непостоянен, он меняется; поэтому установление государственной принадлежности на основе критерия контроля не остается неизменным. При перераспределении уставного капитала между акционерами из различных государств национальность юридического лица будет постоянно меняться. Кроме того, в ряде случаев установить состав капитала (например, в анонимных компаниях в отношении акций на предъявителя) вообще нельзя, а от этого зависит определение "национальности" в случае применения "теории контроля".

Несмотря на определенные недостатки применения критерия контроля для определения государственной принадлежности юридических лиц, о которых говорилось выше, этот принцип используется и во внутреннем законодательстве с целью защиты прежде всего экономических интересов государства от влияния иностранного капитала.

Подобного рода казусы привели к тому, что страны стали предпринимать попытки решения этого вопроса на государственном уровне. Некоторые государства заключили двусторонние договоры, где согласовывались общие подходы к определению национальности юридических лиц. В таких договорах определяются национальности акционеров, директоров, служащих, рабочих, национальность держателей ценных бумаг и т.п. Это в какой-то мере позволяет устранить разнобой в понимании национальности юридического лица, во всяком случае в отношении субъектов договаривающихся сторон.

Помимо иностранных юридических лиц, находящихся на территории конкретного государства, в международном частном праве рассматриваются проблемы, касающиеся правового положения так называемых международных частных лиц. Иногда выделяют четыре группы таких лиц:

1)                 международные предприятия;

2)                 коммунитарные предприятия;

3)                 транснациональные компании;

4)                 транснациональные корпорации.

Международные   предприятия   -   это   предприятия, возникающие в силу международного договора (например, МБРР - Международный банк реконструкции и развития) или на основании внутреннего закона одного или двух государств, принятого в соответствии с международным договором (например, БМР - Банк международных расчетов).

По мнению многих юристов, такие юридические лица, обладая признаками международного характера, не имеют национальности. Но есть и другая точка зрения: поскольку международное предприятие становится субъектом права только после соответствующего официального оформления, то государство, где имело место это оформление, признается местом образования предприятия, что, соответственно, определяет и его национальность и его личный статут.

Коммунитарные предприятия (от англ. community -община, группа лиц, объединенных какими-либо признаками, объединение, сообщество) - организуются государствами, участвующими в процессе экономической интеграции или организуются гражданами этих государств (например, компании стран ЕС, большинство компаний стран Латинской Америки). Их национальность определяется местом инкорпорации.

Транснациональные компании - предприятия, организованные по закону определенной страны и имеющие соответствующую национальность, однако действующие более чем в одной стране в форме агентств, отделений и филиалов;

Транснациональные корпорации - предприятия, отделения и филиалы которых находятся в настоящее время практически во всех странах, представляющие с экономической точки зрения единый механизм, но с точки зрения юридической - они самостоятельные независимые компании.

Пример. В конце 1990-х годов Sharp объединяла 22 торговых отделения в 20 странах, 28 производственных баз в 15 странах, 12 представительств за рубежом Японии, пять научно-исследовательских баз в трех странах мира.

Традиционно все заводы Samsung строились в самой Корее, но в 1990-е годы корпорация стала размещать производственные мощности и за границей — Тихуане (Мексика), Тиссиде (Великобритания), Тяньцзине (Китай), Серембане (Малайзия), Манаусе (Бразилия). В 1998 году в Остине (Техас) вступил в строй завод Samsung по производству полупроводников.

Монополии используют для полностью принадлежащих им компаний форму самостоятельного юридического лица страны места нахождения, для того чтобы распространить на них действие местного законодательства, и в первую очередь налогового, если его требования являются более льготными для "отечественных" компаний, чем для иностранных.

В других случаях монополии, и прежде всего транснациональные, создают в иностранных государствах свои филиалы. Филиалы не наделяются правами самостоятельных юридических лиц. Таким образом, наиболее характерной особенностью ТНК является несоответствие между экономическим содержанием, экономической сущностью и юридической формой; экономическое единство оформляется юридической множественностью (юридические лица местного права, филиалы и т.д.), что служит интересам собственников ТНК.

В заключении рассмотрения вопроса о правовом положении юридических лиц в международном частном праве остановимся на той их категории, интерес к которой в последние годы значительно вырос. Речь идет о так называемых офшорных компаниях.

С правовой точки зрения, понятие «офшорная компания» в современном значении подразумевает такое образование, преимущественно корпоративного типа, созданное в рамках определенных юрисдикции, которое не вправе вести производственную и торговую, вообще какую-либо хозяйственную деятельность в пределах государства-учреждения и, следовательно, не подлежит налогообложению в пределах данной территории, в крайнем случае уровень налогообложения крайне низок, однако является юридическим лицом, инкорпорированным в соответствии с законодательством этого государства (территории).

В настоящее время насчитывается значительное количество стран и территорий, предоставляющих мягкий регистрационный и налоговый режим для тех или иных субъектов права. Среди них Кипр, Лихтенштейн, Люксембург, Мальта, Панама, Сингапур, ряд штатов США (Делавэр, Невада, Вайоминг и др.), Испания, Италия, многие страны Содружества, британские зависимые территории: Бермудские, Виргинские, Каймановы, Фолклендские острова, Гибралтар, Гонконг (Сянган), острова Терке и Кайкос, Мэн, Джерси, Гернси и другие.

Основным преимуществом офшорных компаний остается отсутствие налогообложения в стране регистрации, в крайнем случае, принципиально низкие ставки налогов. Правительства соответствующих стран сознательно, в целях стимуляции экономики, устанавливают такие правила для иностранцев, конкурируя тем самым со странами более высокого уровня налогообложения.

Сошлемся на один из самых известных примеров использования конструкций, предлагаемых офшорным бизнесом для целей минимизации налогообложения. Это схема, разработанная голландским концерном «Филипс». Ее суть состоит в следующем: на Бермудских островах указанным концерном было учреждено дочернее предприятие— страховая компания «Кингстоун Кэптив Иншуэренс», единственным клиентом которого стал сам концерн «Филипс». По высоким ставкам было застраховано имущество концерна, в том числе такое, которое обычно в страховом бизнесе не страхуется, поскольку шансы его порчи или гибели ничтожны. Соответствующие суммы страховых премий стали переводиться за границу Голландии —на Бермуды. Оттуда средства в виде займов были предоставлены материнскому обществу. В сочетании со страховыми платежами суммы платы за пользование кредитом существенно меняли объемы прибыли и, следовательно, снижали налогооблагаемую базу. Экономия только за один годичный период составила несколько миллионов долларов. Главным фактором в данной цепочке является ее юридическая  неуязвимость.

Поделись с друзьями