Нужна помощь в написании работы?

Новое российское законодательство отказалось от господствовавших ранее терминов «внешнеторговая сделка» или «внешнеэкономическая  сделка». Лишь в одном случае  ГК обращается   к   внешнеэкономической   сделке,   устанавливая   специальную коллизионную норму по поводу формы этой сделки. Во всех остальных случаях коллизионные нормы определяют применимое право к любым сделкам, к любым договорам, включая и внешнеэкономические.

Внешнеэкономическая сделка в отличие от других сделок опосредует предпринимательскую,  коммерческую деятельность в сфере международных   хозяйственных   связей.   Правда,   в   международной практика    термин «внешнеэкономическая    сделка», как    правило, не используется.  Более распространенный термин — «международная коммерческая сделка» или «международный коммерческий договор».

Несмотря на то, что в разделе VI части третьей ГК РФ отдельно не оговаривается право, подлежащее применению к внешнеэкономическим сделкам, фактически деление всех сделок на внешнеэкономические и невнешнеэкономические в ГК РФ сохраняется.

Среди сделок и договоров международного характера внешнеэкономические сделки занимают особое место.

Во-первых, такая специфика связана с формой сделки. Гражданский кодекс требует обязательного соблюдения письменной формы внешнеэкономической сделки, что нашло отражение в специальной  коллизионной  норме (п.  2 ст.   1209).

Во-вторых, большую роль в регулировании международных коммерческих договоров (внешнеэкономических сделок) играют международные договоры, унифицирующие коллизионные и материально-правовые нормы. Например, Венская конвенция о международной купле-продаже 1980 г. содержит унифицированные материально-правовые нормы, которые применяются не ко всем трансграничным договорам купли-продажи, а только к договорам, оформляющим предпринимательскую, коммерческую деятельность. Конвенция прямо устанавливает, что она не применяется в отношении купли-продажи товаров для личного, семейного или домашнего пользования.

В-третьих, в сфере международных коммерческих договоров широко применяются обычаи международной торговли, или, если воспользоваться более широким термином — обычаи международного делового оборота, которые часто объединяются общим названием «Lex mercatoria».

В-четвертых, в мировой практике сложился особый механизм разрешения споров по обязательствам, вытекающим из международных коммерческих договоров. Речь идет о международных коммерческих арбитражах, которые могут быть институционными (постоянно действующими) и ad hoc (создаваемыми для рассмотрения конкретного спора).

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Таким образом, сделки международного характера подразделяются на две группы: внешнеэкономические сделки, опосредующие международную предпринимательскую деятельность, и сделки, не имеющие предпринимательского характера, не ставящие целью извлечение прибыли.

Особенности правового регулирования внешнеэкономической сделки требуют раскрытия  данного  понятия.

На современном этапе в российской доктрине условно можно выделить три основных направления в определении искомой категории.

В рамках первого направления определение внешнеэкономической сделки связывается с двумя факторами - участие в сделке иностранного лица и пересечение товарами, работами или услугами государственной границы.   

Сторонники второго направления за основу принимают нахождение коммерческих предприятий сторон в разных государствах. По мнению И.С. Зыкина, к внешнеэкономическим относятся "совершаемые в ходе осуществления предпринимательской деятельности договоры между лицами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах".

К третьему направлению можно отнести взгляды тех авторов, которые определяют внешнеэкономическую сделку посредством указания на разную национальность совершающих ее контрагентов. Существуют и другие подходы.

Думается, что состояние современного российского права и международные договоры РФ дают основания согласиться с точкой зрения И.С. Зыкина и его сторонников.

Во-первых, термин "коммерческое предприятие стороны" используется в ряде международных соглашений с участием России (например, «Принципы международных коммерческих договоров» (Принципы УНИДРУА)).  Так, в соответствии со ст. 1 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. под договором международной купли-продажи следует понимать «договор купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах». Аналогичное правило включено в 1980 г. в Нью-Йоркскую конвенцию об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г., в Гаагскую конвенцию о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров, 1986 г., в Оттавские конвенции 1988 г. о международном финансовом лизинге и о международном факторинге и в др. Такое единообразие свидетельствует об общепризнанности данного критерия в мировой практике. Россия является участницей Конвенции 1980 г., а также Оттавской конвенции о международном финансовом лизинге 1988 г., поэтому применение этого критерия для определения «международности» договоров является юридически обязательным, во всяком случае, по отношению к другим странам-участницам.

Во-вторых, категория "коммерческое предприятие стороны" известна и законодательству Российской Федерации. Так, согласно Закону РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже"  в международный коммерческий арбитраж "могут по соглашению сторон передаваться споры из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей...".

В-третьих, ст. 1211 ГК РФ, регламентирующая вопросы подлежащего применению к договору права, оперирует понятиями "место жительства стороны", "основное место деятельности стороны", в то время как государственная регистрация сторон не имеет решающего значения для выбора права, подлежащего применению к договору, хотя и принимается во внимание при выборе "права страны, с которой договор наиболее тесно связан".

На наш взгляд, все это делает достаточно обоснованным заключение об использовании критерия местонахождения коммерческих предприятий на территории разных государств в качестве общего критерия для определения внешнеэкономической (международной) сделки: сделка будет внешнеэкономической (международной), если она совершена между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся на территории разных государств.

Следует также отметить, что термин "коммерческое предприятие стороны" не совсем корреспондирует с терминологическим аппаратом гражданского законодательства: в соответствии со ст. 132 и 113 ГК РФ термин "предприятие" используется для обозначения соответственно объекта гражданских прав - имущественного комплекса и особого субъекта гражданских прав - унитарного предприятия.

Существуют разночтения в трактовке понятия "коммерческое предприятие стороны" в международных договорах. Так, в английском тексте Конвенции 1980 г. используется термин «place of business» —место коммерческой деятельности. Ясно, что он не равнозначен термину «местонахождение коммерческого предприятия». Последний может быть истолкован в качестве местонахождения предприятия как гражданско-правового субъекта —юридического лица. Под ним обычно понимается местонахождение административного центра. Поэтому, целесообразнее было в русском тексте использовать термин «место коммерческой деятельности»,  что способствовало бы достижению аутентичности текстов. Понятие "коммерческое предприятие стороны" может быть раскрыто через обозначение различных форм предпринимательской деятельности лица на территории соответствующей страны.

Приведенные примеры свидетельствуют, что применение критерия местонахождения коммерческого предприятия нуждается в толковании. Для достижения единообразия в правовом регулировании международных сделок требуется не только создание унифицированных правовых норм, но и создание унифицированных юридических  понятий,  из которых эти  нормы состоят.

Таким образом, с учетом вышеизложенного к международным коммерческим сделкам (или к внешнеэкономическим сделкам) можно отнести сделки, опосредующие предпринимательскую деятельность в сфере международных экономических отношений, совершаемые между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся на территории разных государств.       

Таким образом, для отнесения сделки к внешнеэкономической используется два критерия: местно нахождения коммерческих предприятий на территории разных стран и связь сделки с предпринимательской деятельностью.

К сожалению, российские суды и арбитражи не исследуют вопрос, где находится коммерческое предприятие (place of business) конкретного участника спора, а за основу принимают место регистрации компании. Правда, место регистрации компании в большинстве случаев может совпадать с местом ведения ею своего бизнеса. Однако в практике МКАС встречаются дела, в которых местом регистрации некоторых иностранных партнеров являются Швейцария, Кипр, Лихтенштейн, Британские Виргинские острова и прочие известные офшорные территории, что свидетельствует скорее об офшорной природе зарегистрированных там компаний. В соответствии с законами офшорных территорий компании, зарегистрированные на этих территориях, не имеют права вести там свой бизнес и, следовательно, не могут иметь в соответствующих государствах (территориях) свои коммерческие предприятия.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями