Нужна помощь в написании работы?

Переживание тяжелой утраты

Чем старше становится человек, тем вероятней, что он может потерять в результате смерти любимого человека, родителей, мужа или жену, близких, друзей или даже детей. Такие потери называют в психологии тяжелыми утратами. Психологические и физические реакции, происходящие у людей, которые переживают тяжелую утрату, называются скорбью (печалью). Наблюдаемое «выражение скорби» называется трауром, хотя оно часто употребляется, когда речь идет о социальных конвенциях, связанных со смертью, таких как, например, похороны и ношение темной одежды. Часто в зарубежной литературе встречается выражение, которое на русском языке означает горевание, т. е. процесс переживания горя.

Для того чтобы понять проблемы тяжелых потерь и горя в позднем возрасте, требуется рассмотреть понятия, которые не имеют четких границ и конкретных определений: горе, тяжесть утраты и траура. Хотя это все последствия одного события, они различаются. Горе — это отклик на негативное событие, чувства, эмоции;

тяжесть утраты — состояние; траур — определенный тип поведения. Человек может потерять супруга или другого дорогого родственника и находиться в глубокой скорби, но не носить траур. Ношение траура подчеркивает как собственное переживание, так и разделение скорби другого человека о потере близкого.

В самом простом определении горе — переживаемый отклик на значимую потерю, которой могут быть как смерть супруга или близкого человека, так чего-то вещественно важного (доходов, физических способностей, членства в значимой референтной группе и пр.).

Симптоматология нормального горя. Картина острого горя была профессионально описана американским ученым-психиатром Э.Линдеманном в 1944 г. Затем на основе обследования большого числа своих клиентов многие авторы указывали на общие признаки и симптомы физического выражения горя: тянущее чувство в животе, сжатие грудной клетки, сжатие в горле, повышенная чувствительность к шуму, все кажется ирреальным, короткое дыхание, слабость в мышцах, недостаток сил, сухость во рту. Последние четыре симптома приписываются именно пожилым людям.

К наиболее выраженным чертам относятся: постоянные вздохи (это нарушение дыхания — особенно заметно, когда говорят о своем горе), общие для всех жалобы на потерю силы и истощение: «почти невозможно подняться по лестнице», «все, что я поднимаю, кажется таким тяжелым», «от малейших усилий я чувствую полное изнеможение»; отсутствие аппетита.

Наблюдаются некоторые изменения сознания. Общим является легкое чувство нереальности, ощущение увеличения эмоциональной дистанции, отделяющей человека, испытывающего горе, от других людей (иногда они выглядят призрачно или кажутся маленькими), и сильная поглощенность образом умершего.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Многих пациентов охватывает чувство вины. Человек, которого постигла утрата, пытается отыскать в событиях, предшествовавших смерти, доказательства того, что он не сделал для умершего всего, что мог. Он обвиняет себя в невнимательности и преувеличивает значение своих малейших оплошностей.

Кроме того, у человека, потерявшего близкого, часто наблюдается утрата теплоты в отношениях с другими людьми, тенденция разговаривать с ними с раздражением и злостью, желание, чтобы его вообще не беспокоили, причем все это сохраняется, несмотря на усиленные старания друзей и родных поддерживать с ним дружеские отношения.

Заметные изменения претерпевает также повседневная деятельность человека, переживающего тяжелую утрату. Эти изменения состоят не в задержке действий или речи; наоборот, в речи появляется торопливость, особенно когда разговор касается умершего. Такие люди непоседливы, совершают бесцельные движения, постоянно ищут себе какое-нибудь занятие и в то же время болезненно неспособны начинать и поддерживать организованную деятельность.

Все делается без интереса, повседневные дела выполняются не как обычно, автоматически, а с усилием. Часто человек, переживающий горе, поражается тому, насколько все эти самые обычные дела были связаны для него с умершим и потеряли теперь свой смысл. Особенно это касается навыков общения (прием друзей, умение поддержать беседу, участие в совместных предприятиях), утрата которых ведет к большой зависимости скорбящего от человека, который стимулировал его активность. Таким образом, выделяется пять признаков переживания горя: физические страдания, поглощенность образом умершего, чувство вины, враждебные реакции и утрата моделей поведения.

Были описаны также реакции морального выражения горя: сомнение, смущение, рассеянность, озабоченность мыслями об умершем, попытки прочувствовать смерть на себе, страх, тревога. Смерть близкого человека влияет на чувства самосохранения, самоуважения, самолюбия. Можно предполагать, что в разных возрастных группах эти реакции проявляются по-разному. У молодых или людей среднего возраста такие переживания временны, в отличие от пожилых.

Горе ведет к изменениям в поведении. Совокупность негативных симптомов может вызвать потерю быстроты реакции или привести к малоподвижности. Изменения поведения достаточно многочисленны, некоторые из них присущи старикам и пожилым, другие — молодым людям.

«Процесс скорби» охватывает период времени, в течение которого человек, переживший смерть близкого, приспосабливается к утрате. Обычно он проходит три этапа, или фазы.

Неверие и шок. Может длиться несколько дней; часто наблюдается отказ принять то, что произошло, принять страшную правду.

Постепенное осознание. Со временем приходит осознание и признание того, что произошло. Часто сопровождается чувством вины, апатии, истощения и раздражения.

Разрешение проблемы. Эта фаза является завершением процесса скорби. Человек, перенесший тяжелую утрату, начинает реально воспринимать ситуацию, справляться без умершего, по-новому самоопределяется и приходит к полному приятию свершившегося факта.

Хотя авторы и имеющиеся исследования расходятся в оценке некоторых деталей в определении и описании этапов и фаз процесса скорби, ими признается, что потеря близкого человека, выражающаяся в переживании горя, «горевании», имеет определенную последовательность. Потерю необходимо пережить, приспособиться к ней. Некоторые авторы выделяют компоненты скорби. Например, Рамсэй и де Грут (Ramsay, de Groot) в 1977 г. выделили девять основных компонентов переживания горя, некоторые из них наблюдаются в начале, а некоторые — на более поздних этапах процесса скорби.

1. Шок: обычно это первая реакция; часто называется «оцепенением». Сюда же относятся горе, спокойствие, апатия, деперсонализация и неадекватное восприятие действительности. Шок происходит в том случае, если чувство потери настолько сильное, что человек, испытавший ее, «отключается». Шок длится от нескольких секунд до нескольких недель.

2. Дезорганизация: неспособность выполнить какую-либо простейшую деятельность или же, наоборот — организация полной траурной церемонии, связанной со смертью близкого человека, а потом — «отключение».

3. Отрицание: защитная реакция от чрезмерного страдания; человек, переживающий смерть близкого, ведет себя так, как если бы умерший был еще жив. Обычно это ранний признак скорби, но может наблюдаться в любое время. Распространенная форма отрицания — «поисковое» поведение (ожидание того, что умерший вернется домой, либо галлюцинации).

4. Депрессия: опустошенность, сильная душевная и психическая боль (страдание), чувство беспомощности, вызванное тем, что нельзя вернуть умершего. Может иметь место в любое время.

5. Чувство вины: связано с тем, что человек, переживающий потерю близкого человека, нанес умершему обиду при жизни. Вина может быть реальной и придуманной.

6. Тревожность: связана со страхом потери контроля над чувствами, страхом сойти с ума, а также может затрагивать общие мысли о будущем (измененные роли, возросшая ответственность, материальные проблемы и т.д.).

7. Агрессивность: раздражительность по отношению к семье и друзьям, вспышки гнева, направленные Богу или судьбе, докторам, медсестрам, священникам или же даже самому умершему.

8. Разрешение проблемы: приятие свершившегося факта смерти, ухода умершего в мир иной. Появление мыслей о том, что жизнь продолжается.

9. Возвращение в обыденную реальность: практическая организация своей жизни, в которой уже нет места умершему. Но страдание и переживание могут вновь появляться на юбилеях, днях рождения и т. д.

Однако существуют большие индивидуальные различия в переживании горя, которое испытывают все люди в разном возрасте.

Существует мнение, что отличить нормальный процесс переживания горя от патологического трудно. По мнению некоторых авторов, депрессивные реакции в контексте переживания горя являются нормальными реакциями, а не развиваются в рамках психического заболевания. Поэтому некоторые авторы выделяют длительную (хроническую) скорбь как самый распространенный вариант обычной модели переживания горя. Другие авторы, например Хинтон (Hinton), определяют три патологические модели. Первая — это оцепенение, связанное с шоком от потери. Вторая — одна из самых первых ответных реакций — невротическая форма эмоционального страдания (горя). К этой модели относятся различного рода страхи: одиночества, закрытого пространства, собственной смерти, а также чувства деперсонализации. Третья — возникновение физических симптомов. Это прежде всего эмоциональная тревожность, усталость, бессонница, потеря аппетита и веса, головные боли и сильное сердцебиение.

Депрессия, суицид, тревога и симптомы «осложненного» горя числятся среди наиболее важных психиатрических осложнений при обстоятельствах тяжелого переживания. Осложнения могут представлять собой, в частности, формы патологических реакций на стресс, вызванный переживанием тяжелой утраты, и необходимость адаптации к новым условиям. В ходе недавних исследований были открыты некоторые симптомы горя (например, поиск умершего, острая тоска, поглощенность мыслями об умершем), отличные от симптомов депрессии, связанной с переживанием тяжелой утраты (например, нервозность, раздражительность, повышенное потоотделение, дрожь).

Тяжелые утраты в позднем возрасте

Все мы когда-то в той или иной степени испытывали чувство горя или переживали тяжелую утрату. В отношении пожилых людей ситуации потерь и горя более драматичны: одному из членов каждой пожилой супружеской пары придется смириться с потерей супруга или супруги.

Многими авторами признается, что люди позднего возраста больше подвержены риску переживания тяжелых утрат, чем молодые люди. Для пожилых становится очевидным, что жизнь не беспредельна, ограниченна, времени остается мало. Не все утраты и потери могут быть чем-то компенсированы.

Пожилые вынуждены смириться с тем, что в их годы постоянно приходится иметь дело со смертью близких для них людей. Среди других источников горя, наиболее значимых для пожилых, выделяют потерю работы, связанную с их физическим состоянием. Проблема потери работы волнует пожилых в том случае, если они не желают ее оставлять. Чаще пожилые уже не работают в силу своих возрастных особенностей, связанных со здоровьем. Они часто лишаются зрения, слуха, подвижности, устойчивости.

В литературе известен феномен «чрезмерной нагрузки от тяжести утраты». Это происходит в ситуации смерти своего близкого, когда пожилой человек не успевает оправиться от нее и снова теряет кого-то. Восстанавливающих сил организма может оказаться недостаточно. Несмотря на увеличение потерь и источников горя в позднем возрасте, в литературе встречается мнение, что старики переживают горе легче, чем люди среднего возраста.

Тематика изучения проблем смерти, отношения к ней, тяжелых потерь и горя в разных возрастных периодах остается пока одной из малоизученных. Тем не менее можно выделить несколько характерных ситуаций, в которых пожилой человек внезапно для него становится сиротой, вдовцом/вдовой, теряет ребенка или даже внука .

В первой ситуации (пожилой как сирота) можно предположить, что родителям пожилых не менее 80 - 85 лет, они имеют хронические болезни и поэтому их смерть не является неожиданностью. Часто эти обстоятельства несколько уменьшают горе при потере. Предвиденное, ожидаемое горе облегчает переживания, так как остающийся один «пожилой ребенок» не строит уже никаких планов на будущее, связанных с родителями. Поэтому их смерть для «пожилого ребенка» не носит разрушающего характера, хотя утрата очень болезненна.

Несколько непривычен термин «пожилой ребенок — сирота», однако чувство горестного одиночества посещает человека в любом возрасте. После смерти родителя «пожилой ребенок» становится старшим в семье. Это означает для него, во-первых, принятие ответственности за семью. Во-вторых, возможно появление мысли о том, что следующим умрет он. «Какой урок я получила от потери матери, которую я знала почти 60 лет? Я часто испытываю чувство одиночества, несмотря на то, что у меня есть дети. Я чувствую свою смертность», — пишет Б.Геневей , психогеронтолог, потеряв свою мать в 60 лет.

«Пожилые дети» после смерти родителя/ей действительно испытывают чувство потери, однако их повседневная жизнь меняется минимально: скончавшийся родитель, вероятно, уже не принимал участия в финансовой и хозяйственно-бытовой деятельности в семье. Чаще всего роль умершего сводилась к поддержанию традиций и целостности семьи, престарелый родитель требовал много внимания и материальных затрат при небольшой отдаче. Однако нужно подчеркнуть, что такая интерпретация не означает денежной оценки человека, а характеризует природную реакцию на потерю члена семьи.

Во второй ситуации (пожилой как вдовец/вдова) смерть супруга/и меняет весь образ жизни пожилого: теряются «чувство локтя», объект любви и заботы, появляются возможность ухудшения финансового положения и необходимость в одиночку выполнять все хозяйственные дела. Тягостное переживание смерти своего супруга/супруги достаточно распространено и нередко становится причиной болезни. Уменьшается возможность физических контактов, не удовлетворяется потребность в ответном внимании. Возможно появление страхов, например: вдруг я упаду, сломаю бедро и меня никто не найдет? А если найдет, то через сколько времени? Кто меня будет сопровождать, если мне понадобится выйти в темное время суток? Пожилые люди, потерявшие супруга или супругу, сталкиваются с многочисленными проблемами. Они испытывают чувства печали, вины, гнева, отчаяния и беспомощности. Они задаются вопросами «почему?» и «что я буду делать дальше?» Поэтому как вдовы, так и вдовцы подвержены большему риску заболеть и умереть вслед за партнером, чем люди такого же возраста, но состоящие в браке. По мнению некоторых авторов, такой риск особенно характерен для первых полгода после утраты и определяют пренебрежение к себе, суицид и сердечный приступ как важные факторы. У вдовцов смерть иногда наступает из-за болезни, которой страдали их жены.

Пожилой вдовец/вдова стоит перед проблемой строить свою жизнь в другом обществе, в другой социальной ситуации. Когда один из пожилых супругов умирает, происходит ломка человеческих отношений, продолжавшихся десятилетиями, от которых остались многочисленные воспоминания и ассоциации. Смерть супруга/и, так же как и смерть родителей, напоминает пожилому человеку о его уязвимости. Это обычно наносит тяжелый удар по повседневной жизни и чувствам овдовевшего.

Однако иногда подобная утрата сопровождается сильным чувством облегчения, так как появляется возможность выбора нового супруга. Обычно это касается случаев, когда брак был неудачным и смерть стала освобождением для оставшегося в живых супруга или умерший болел так долго и тяжело, что уход за ним был очень обременительным для партнера.

Третья сложная и тяжелая ситуация (пожилой, потерявший своего ребенка) имеет несколько аспектов. С одной стороны, дети в современном западном мире, как правило, не посвящают в свою жизнь родителей, у них нет чувства единой семьи, характерного для традиционного патриархального общества. Степень влияния смерти ребенка на жизнь пожилого родителя индивидуальна. Возможно, что жизнь пожилых, живущих отдельно от своих детей, меняется в этом случае незначительно. Часто пожилые после смерти ребенка переключают свое внимание на других детей, невесток, зятьев, внуков. Они помогают им материально, по хозяйству, сидят с детьми.

С другой стороны, эмоциональный удар от смерти взрослого ребенка обычно очень велик. Потеря мечты, надежд, каких-то ожиданий для пожилого несравнимы с потерей детей. Это как бы означает для него лишение права жить дальше. Хотя логическому объяснению такое мнение пожилого, перенесшего утрату ребенка, не поддается, оно всегда присутствует в его сознании. Старики, потерявшие детей, под тяжестью безысходности и утраты чувствуют себя обманутыми временем.

Все вышесказанное о значении потери детей для пожилых еще больше справедливо по отношению к последней ситуации (пожилой, потерявший внука) — смерти внуков. Как переживает смерть внука дед или бабушка, насколько сильна их скорбь? Что происходит, если между ними была эмоциональная близость или ее совсем не было? Какова зависимость горечи утраты от возраста умерших внуков? Найти ответы на эти вопросы очень трудно, если не сказать — невозможно. Эта проблема, в отличие от предыдущей (смерть детей), практически не рассматривается в научной литературе, исследования по этой теме не проводились.

Чувство горя, сопровождающее потерю, — важная часть жизни. Значение смерти неодинаково для разных возрастных групп. Вероятно, нельзя переносить общие стереотипы на всех, невозможно сказать, насколько сильно чувство потери для пожилого человека, старика. Это зависит от его возраста, его эмоциональной близости с умершим, от качества родственных связей. К сожалению, публикаций на эту тему очень мало, практически нет описания клинических случаев. Возможно, что особенности частных случаев людей позднего возраста относились к результатам по средневозрастной группе. Поэтому закономерности и уникальность переживаний тяжелых потерь пожилыми людьми до недавнего времени не привлекали внимания ученых.

Работа по преодолению горя

Продолжительность реакции горя, очевидно, определяется тем, насколько успешно индивид осуществляет работу горя, а именно, выходит из состояния крайней зависимости от умершего, вновь приспосабливается к окружающему, в котором потерянного лица (или фактора) больше нет, и формирует новые отношения. Одно из самых больших препятствий в этой работе состоит в том, что многие горюющие люди пытаются избежать сильного страдания, связанного с переживанием горя, и уклониться от выражения эмоций, необходимого для этого переживания. По мнению специалистов, они должны принять необходимость переживания горя, и только тогда они будут способны смириться с болью тяжелой утраты. В литературе описаны случаи, когда иногда лица, испытавшие тяжелую потерю, проявляют враждебное отношение к психиатру, близким, врачам, не желая ничего слышать об умершем и довольно грубо обрывают вопросы. Но в конечном итоге они решаются принять процесс горя и отдаются воспоминаниям об умершем. После этого наступает быстрый спад напряжения, встречи с психиатром превращаются в довольно оживленные беседы, в которых образ умершего идеализируется, и происходит переоценка опасений относительно будущего приспособления.

Избавление от скорби, горя, как считают некоторые авторы, — это не простой «возврат к исходному» уровню функционирования. Есть мнение среди специалистов, что «приспособление» к утрате — лучший термин, нежели «избавление от скорби». Большинство потерявших близких людей перестают горевать год-два спустя после их смерти, а другие (меньшинство) продолжают скорбеть, и признаки печали могут сохраняться до конца жизни даже для людей, свыкшихся с потерей близких. Если есть сильная привязанность к ушедшему любимому человеку, эмоциональное переживание, вероятней всего, будет длиться всю жизнь. Приспособление особенно трудно в случае безвременной кончины и при несчастных случаях.

Одним из методов «преодоления горя» (в литературе встречается также термин «тяжелой утраты») является групповая работа, в таких группах определенные факторы помогают человеку справиться с горем . Вот некоторые из них:

внушение надежды;

принятие;

уменьшение социальной изоляции;

помощь в поиске новой идентичности и нового смысла жизни;

поддержка;

катарсис;

избавление от страхов;

приобретение новых навыков и обмен опытом;

участие в групповом процессе;

работа с сильными переживаниями;

возможность помочь другим.

По мнению некоторых авторов, имеются преимущества групповой работы по сравнению с индивидуальной терапией применительно к данной проблеме.

Наиболее очевидной помощью, которая может быть оказана пожилым людям в группах «тяжелой утраты», является социальная поддержка. Овдовевшие люди получают достаточную социальную поддержку от семьи и друзей в течение трех или четырех недель после печального события, но потом она ослабевает. Некоторые пожилые люди говорят о том, что спустя значительное время родные и друзья помогают и звонят гораздо меньше и поэтому возникает сильнейшее чувство одиночества. По мнению других участников групп, друзья и знакомые начинают умышленно меньше общаться с ними, как бы из страха, что если они проводят время с человеком, пережившим такую трагедию, то это может произойти и с ними. Или, по крайней мере, это напоминает им об их собственной уязвимости по отношению к такой потере и так их пугает, что они избегают встречаться со своими собственными страхами. Некоторые пожилые люди имеют очень мало родственников, и супруг или супруга являются их единственной опорой. Социальная поддержка, оказываемая в группах «тяжелой утраты», может помочь пожилым людям уменьшить часто испытываемые ими чувства одиночества и изолированности.

В дополнение к социальной поддержке группа «тяжелой утраты» дает ощущение принятия. Спустя некоторое время пожилые люди начинают чувствовать, что их тяжелые переживания не принимают родные и друзья. Некоторые из них даже заявляют о том, что пора бы прекратить плакать и преодолеть горе. Общество таким образом посылает сообщение, что уже необходимо перестать горевать или, по крайней мере, держать свое горе при себе. Такие сигналы, может быть, происходят оттого, что люди, окружающие переживающего утрату человека, не хотят задумываться о собственной уязвимости и смерти. Терапевтическая группа предоставляет «безопасное убежище», где можно быть самим собой среди понимающих и сопереживающих людей. Таким образом, предоставление человеку места, где он может выразить свое горе и печаль без осуждения со стороны других, может сыграть терапевтическую роль и освободить его от тяжелых переживаний.

Пребывание среди людей, которые пережили то же самое и могут понять переживания другого, трудно переоценить. Когда поддерживают и принимают чувства страдающего пожилого человека, это способствует нормальному процессу переживания им тяжелой утраты.

Тот момент, когда в группе пожилой человек может свободно проявить себя, не боясь осуждения и оценки со стороны других людей, можно считать началом исцеления. Одним из самых мощных исцеляющих факторов для пожилых людей является происходящее исподволь внушение надежды, что со временем страдание и боль покинут сердце, что когда-нибудь они снова будут улыбаться и радоваться жизни. Польза групповой работы состоит в том, что новички и люди, не так давно пришедшие в группу, могут видеть тех ее членов, кто уже далеко продвинулся в процессе переживания утраты.

Другое преимущество групповой работы состоит в том, что группа может оказывать людям поддержку и поощрение в трудных начинаниях. Иногда члены группы неспособны заметить свои успехи до тех пор, пока другие не обратят на это их внимание. Работа в группе также позволяет людям увидеть, как далеко они продвинулись, так как новые члены, вступающие в группу, находятся на уже пройденной ими стадии переживания утраты.

Согласно К. Сандерс (Sanders), подобная группа может предоставить своим членам три вида поддержки: инструментальную, эмоциональную и оправдывающую. Инструментальная поддержка состоит в том, чтобы дать представление о практических способах действия, основываясь на чьем-то опыте. Горе действует на людей так сильно, что они часто приходят в замешательство и не знают, как справиться с проблемами, начиная от похорон и установки памятника на могиле и заканчивая заменой электрической лампочки. Те члены группы, кому уже пришлось справиться со многими трудностями, рассказывают о том, какие способы решения проблем существуют, и помогают другим сделать свой выбор.

Другие виды инструментальной поддержки: от обсуждения способов совладания с одиночеством до обсуждения того, что делать с оставшимися после умершего одеждой и имуществом. В группах «тяжелой утраты» вместе обсуждают подобные ситуации, при этом никто не чувствует себя «третьим лишним». Им всем пришлось столкнуться с трудностями адаптации одинокого человека к сообществу пожилых людей, большинство из них составляют супружеские пары. Полезными являются советы, которые одни члены группы могут дать другим, основываясь на собственном опыте, а также способность членов группы обсуждать эти вопросы и обнаружить, что подобные проблемы испытывают не они одни.

Эмоциональная поддержка (второй тип) — основная нагрузка при работе с горем. Группа может дать эмоциональную поддержку, выслушивая тяжело страдающего человека и позволяя неоднократно обсуждать смерть близкого человека без осуждения, дает возможность человеку плакать и свободно выражать свои чувства, что облегчает процесс его горевания. Члены группы испытывают эмпатию по отношению к говорящему, так как они переживают или пережили то же самое. И эта действенная эмоциональная поддержка облегчает труднейшие эмоциональные переживания.

Одна из самых сильных эмоций, которые проявляются в различных формах у пожилых людей, работающих в группе, — это чувство вины. Вина может быть защитой от чувства гнева, ибо несмотря на то что все возможное и невозможное было сделано для спасения любимого человека, он все-таки ушел из жизни. Группа может оказать очень большую помощь при избавлении от чувства вины. М. Коэн (Cohen) обнаружил, что члены группы придавали гораздо больше значения словам друг друга, чем терапевта, так как их товарищи сами прошли через тяжелую потерю, переживание горя. Они могут рассказать о чувстве вины, пережитом ими в подобных ситуациях, и тем самым помочь другим членам группы преодолеть его.

Другая сильная эмоция, проявляющаяся в группе, это гнев. Гнев может варьировать от конкретных претензий, например к супругу-алкоголику, умершему от цирроза печени, или курильщику, умершему от рака легких, несмотря на настоятельные советы врача бросить курить, до более экзистенциальных претензий к жизни, к судьбе или Богу. Гнев может быть направлен на любимого человека, на доктора, семью, друзей или кого-то еще. На групповой встрече гнев может быть перенесен на какого-нибудь члена группы, напоминающего супруга или супругу.

Третий тип — оправдывающая поддержка. Она состоит в том, что группа нормализует процесс переживания горя у своих членов и дает им знать, чего ожидать в дальнейшем. Этот вид поддержки помогает уменьшить страхи членов группы. Часто страдающий человек боится «сойти с ума», так как он как бы видит или слышит своего супруга/супругу, смущается и с трудом концентрируется. Группа может убедить этого человека, что все это — нормальные реакции в процессе переживания тяжелой утраты и со временем они пройдут.

Занятия в группах «тяжелой утраты» дают возможность страдающим людям узнать про то, что может ожидать их дальше, — о стадиях переживания утраты, симптомах. Это дает членам группы чувство контроля над ситуацией, в которой они находятся.

Часто люди находят облегчение уже от самого факта, что они не одиноки в своих переживаниях. Участники группы извлекают большую практическую пользу от обмена опытом и обсуждения сходных проблем: от способов борьбы с бессонницей до «за и против» применения антидепрессантов и лекарств, чтобы избавиться от чувства тревоги и беспокойства.

Большое преимущество групповой терапии для пожилых людей, переживающих тяжелую утрату, в противоположность индивидуальной терапии, — это вовлечение членов группы в процесс эмоциональной поддержки и сопереживания другим. Когда члены группы способны отрешиться от своих проблем и протянуть руку помощи другим, эмоционально их поддерживая, говоря «я чувствую то же самое» или давая практические советы, у них появляется уверенность, что они еще могут кому-то помочь, а значит жизнь продолжается.

Большинство пожилых людей, посещающих группы «тяжелой утраты», — женщины. Большая часть женщин в группах, руководимых М. Коэном, занимались домашним хозяйством в своих семьях и идентифицировали себя только с ними. Идентификация усиливалась, если женщины принимали участие в медицинском уходе за своими мужьями в конце их жизни. Когда эта необходимость отпала (после смерти мужа), они почувствовали потерю идентичности. Поэтому присутствие в группе дает терапевтический эффект, так как пожилые женщины могут заботиться о других членах группы и сохранить свою идентичность, помогая другим или выполняя работу волонтера.

Утрата семейных ролей и попытки найти новую идентичность влияют на переживающего тяжелую утрату человека: потеря старых ролей приводит к чувству беспомощности и неадекватности, так как некоторые черты, определяющие идентичность личности, исчезли или изменились. Поиск новой идентичности и нового смысла становится актуальной темой. Многие члены группы принадлежат семьям с традиционным распределением ролей. Женщины готовят, стирают и заняты социальным планированием. Мужчины распоряжаются денежными средствами, водят машину и занимаются всей техникой, вплоть до ремонта. Когда супруг/супруга умирает, оставшийся в живых ищет возможность научиться тому, за что отвечал другой. Члены группы поддерживают попытки освоить новые роли и убеждают каждого, что он знает достаточно много о том, как выполнить работу вместо супруга/супруги, так как многократно наблюдал за этим процессом. Потери привычных ролей сопровождаются, как правило, поиском нового смысла жизни и путей к тому, чтобы снова обрести радость жизни.

Группа предоставляет новые возможности для социализации, приобретения друзей и развития взаимной поддержки.

Проблема переживания тяжелой утраты в пожилом возрасте достаточно продуктивно решается с помощью групповой терапии. Это не значит, что индивидуальная терапия не столь успешна, но существуют определенные терапевтические воздействия, которые могут происходить только в группе. Это сильная социальная поддержка ровесников и благоприятные возможности для социализации, которые могут уменьшить чувство изоляции и помочь другим принять процесс переживания горя, обменяться опытом и убедиться, что со временем страдание уменьшается, и интерес к жизни может и должен быть возвращен. Групповая терапия обеспечивает людям способы самовыражения даже в моменты тяжелых душевных переживаний приобретения новых ролей и навыков.

Популяция пожилых людей постоянно увеличивается, поэтому для терапевта важно знать, что групповая терапия — не только продуктивный с точки зрения стоимости и времени метод лечения, но и что этот вид терапии является действительно эффективным методом для помощи пожилым людям, переживающим тяжелую потерю близкого человека.


Поделись с друзьями