Впервые функции эмоций рассматривал Чарльз Дарвин. В 1872 году он опубликовал книгу «Выражение эмоций у человека и животных», в которой сформулировал три принципа выражения эмоций:

принцип полезности ассоциированных привычек (полезные, т.е. удовлетворяющие определенные потребности, действия могут воспроизводиться по привычке или ассоциации при сходном возбуждении);

принцип антитезиса (при возбуждении состояния, прямо противоположного исходно полезному, появляется непроизвольное стремление к прямо противоположному действию);

принцип порождения действий свойствами нервной системы (предполагается прямое действие нервной системы на выражение эмоций, независимо от воли и, до известной степени, от привычки).

Как известно, основное внимание Чарльза Дарвина было направлено на изменение эмоций в процессе филогенеза (в основном при переходе от высших животных к человеку), который понимался им как процесс эволюции в результате естественного отбора. Хотя Дарвин и не дал сколь-нибудь связанного представления о природе эмоций, его указания на роль специфических форм мимики и пантомимики, а также на участие нервной системы в порождении эмоций оказали заметное влияние на будущих исследователей эмоций как в конце XIX, так и в XX веке. В последующем Крюгер, Даффи, Бартлетт, Янг и Липер дали своё объяснение функций эмоции

Активационная концепция эмоций Даффи

Дискуссии о специфичности физиологического проявления эмоций в 1920-е годы приводят многих психологов и физиологов к описанию эмоций в контексте энергетических и фоновых процессов. Тем самым под вопрос ставился сам статус эмоциональных явлений как качественно своеобразных "сущностей", занимающих свое, особое, отдельное место в процессах жизнедеятельности. Под этим понимается, что для психологии пропадает явление эмоций самих по себе, к чему психология пришла уже к середине XX века

Наиболее радикальной в отрицании эмоциональных явлений как качественно специфического класса психических явлений была Элизабет Даффи, которая в 1962 году утверждала, что физиологическое проявление эмоций настолько генерализовано, что опознать по физиологическим характеристикам конкретное эмоциональное состояние невозможно, и в

принципе существование описания даже самых сильных эмоций не отличаются от описаний поведения в целом [1; 180]. "Изменения в уровне энергии, в степени организации ответов и в состояниях сознания происходят в континууме. И в этом континууме нет точки, где "неэмоциональный" уровень энергии неожиданно переходит в "эмоциональный" уровень энергии; на нем нет и точки, где "неэмоциональный" уровень дезорганизации ответов внезапно переходит в "эмоциональный" уровень дезорганизации, так же как и на нем нет точки, где "неэмоциональное" состояние сознания переходит в "эмоциональное", - пишет Даффи. Человек, по её мнению, либо "отдается ситуации", либо избегает её, в зависимости от её смысла - привлекательного или угрожающего.

По мнению Даффи, все так называемые эмоциональные характеристики можно свести к трем переменным:

энергетический уровень поведения,

степень целенаправленности поведения,

природа реакции на взаимоотношения в ситуации.

Однако и другие формы поведения, не относимые обычно к "эмоциональным", также варьируют по этим переменным. Отсюда делается радикальный вывод о том, что эмоций как отдельных и специфических явлений в реальности не существует, а есть лишь дань философской традиции, выделяющей эмоции в отдельную группу явлений

Комплексная концепция эмоций Крюгера

Ещё до появления эмпирических и теоретических работ представителей гештальтпсихологии, Феликс Крюгер формулирует принципы целостности психической жизни. Опираясь на введенный в австрийской школе психологии термин «гештальт-качество», отнесенное Корнелиусом к области эмоций, Крюгер вводит более широкий термин «комплекс-качество».

Согласно Крюгеру, эмоциональные явления представляют собой переживаемые качества целостной психической жизни, которые в потоке непрерывного опыта могут выделяться на фоне других явлений в такие последовательные целостности, как аффекты и другие эмоциональные явления типа удовольствие — неудовольствие, возбуждение, напряжение (по В. Вундту).

Выделяются три основных свойства эмоциональных явлений:

Универсальность (постоянная включенность эмоциональных явлений в психическую жизнь),

Качественное богатство,

Изменчивость и лабильность.

К сожалению, Крюгер в своих работах не только не отошел от философских традиций чисто феноменологического (неэмпирического) рассмотрения эмоциональных явлений в интроспективной «описательной» психологии, но даже и усилил эти традиции, что способствовало забвению его идей в современной психологии эмоций

Мотивационные концепции эмоций Бартлетта, Янга и Липера

Идея о том, что эмоции являются основными мотивами человеческого поведения, известна, по крайней мере, со времен античности.

В научной психологи также неоднократно высказывались идеи о роли эмоций в мотивации поведения. Так, Фредерик Бартлетт в 1962 году отмечает, что эмоции обеспечивают побуждение неспецифического характера для выполнения необходимого действия. Возникновение эмоции, по Бартлетту, означает указание организму на столкновение несовместимых тенденций к действию (отрицательные эмоции) или на происходящую или возможную интеграцию этих тенденций (положительные эмоции).

Другой сторонник мотивационной трактовки эмоций Пол Янг в 1943 году предложил рассматривать эмоцию не столько как мотив, сколько как знак того, что мотив актуализирован, заблокирован или реализован. Только в случае развития эмоций в стабильные отношения, они могут становиться мотивирующим фактором. При этом Янг выдвинул чисто гедонистическую трактовку мотивационной природы эмоций: регулирующая и направляющая функция эмоций реализуется благодаря максимизации положительных переживаний и минимизации отрицательных, что и ведет к развитию старых и формированию новых мотивов.

Дискуссия конца 1940-х годов между Дональдом Хеббом, сторонником идеи о дезорганизующей роли эмоций, и Робертом Липером сторонником идеи об интегрирующей роли эмоций, приводит последнего к формулировке мотивационной теории эмоций, которую горячо поддерживают и представители смежных наук.

В своей программной статье Роберт Липер категорически отвергает представление о дезорганизующей роли эмоций, считая такого рода идеи результатом влияния философии рационализма и неправомерного обобщения эмпирических данных. Липер различает две, на его взгляд принципиально различные, группы мотивационных процессов: витальные потребности и соответствующие им ощущения жажды и голода, тепла или холода, боли или духоты; эмоции и соответствующие им переживания, не ограниченные исходными потребностями.

В одной из своих последних работ Липер подчеркивает роль эмоций в восприятии ситуаций, ибо именно эмоции, по его мнению, выражают наиболее значимые для человека аспекты ситуации. В частности, он ссылается на исследование восприятия проективных тестов Роршаха и ТАТ, где богатство индивидуальной интерпретации ставит в тупик традиционный для психологов восприятия анализ, или приводит ещё более известные феномены «фигуры-фона» в знаменитой вазе Рубина или в рисунке Боринга «Жена или тёща». В заключение работы он даже говорит о мотивационно-перцептивной теории эмоций.

Несмотря на обилие общих тезисов о положительной роли эмоций, интерес в рамках мотивационной теории скорее представляют конкретные эмпирические работы, направленные на описание включенности эмоций в процессы регуляции, как познания, так и работы организма.