Нужна помощь в написании работы?

Вторая половина XIX столетия - период выделения психологии из философии и естествознания, перехода ее на самостоятельный путь развитая, оформления психологии как экспериментальной науки. Преобразование психологии в самостоятельную экспериментальную дисциплину нашло свое выражение в разработке теоретических программ, открытии первых экспериментальных лабораторий в различных странах мира, образовании национальных психологических обществ, основании специальных журналов, организации всемирных психологических конгрессов, в проведении собственно психологических исследований и создании специальных приборов и экспериментальной техники. Как отмечает историк науки, "характерным изменением в общем миросозерцании, происшедшим в XIX веке, является постоянно прогрессирующее и теперь представляющееся принципиально законченным обособление психологии от философии. Это обособление было результатом быстрого упадка метафизического интереса и метафизического мышления… Лишившись, таким образом, общей основы, психология была уже не в состоянии оказать сопротивление вторжению естественно-научного метода…"

Программа "физиологической психологии" как науки о непосредственном опыте В. Вундта

В конце XIX в. в связи с формированием предпосылок оформления психологии как самостоятельной науки встал вопрос о дальнейших путях ее развития: о ключевых проблемах, исходных методологических установках, используемых методах и т.д. Как отмечает известный отечественный историк психологии М.Г. Ярошевский: "Тогда и появилось несколько теоретических планов построения психологии как самостоятельной опытной науки" (Ярошевский М.Г., 1985. С. 220). Каждая из этих программ носила индивидуализированный характер и принципиально отличалась от других. Они задавали не только вектор развития психологических исследований, но и фиксировали ближайшие и отдаленные цели разработок.
Одна из таких программ была предложена Вильгельмом Вундтом (1832-1920), основателем первой в мире экспериментально-психологической лаборатории (Лейпциг, 1879). Обучаясь на медицинском факультете сначала в Тюбинге, а затем в Гейдельберге, он непродолжительное время работает в Берлине у Иоганна Мюллера, а в 1856 г. защищает докторскую диссертацию и занимает должность преподавателя физиологии в Гейдельберге, являясь ассистентом Гельмгольца. Придерживаясь в начале своей научной карьеры физико-химического направления в психологии и придавая в ранних работах большое значение понятию рефлекс, Вундт затем намечает для себя новый план исследовательской работы. Прочитав в 1862 г. в Гейдельбергском университе курс "Психология с точки зрения естествознания", он на следующий год издает "Лекции о душе человека и животных". В этой работе Вундт, основываясь на достижениях физиологии органов чувств, излагает программу построения двух ветвей психологии - физиологической, или экспериментальной (основной метод получения данных), и социальной, или культурно-исторической (основным методом которой является анализ продуктов человеческого духа). В дальнейшем немецкий ученый обобщает основные положения своей доктрины в трехтомной работе "Основы физиологической психологии" (1874). Тем самым были заложены основы одной из первых научных программ развития психологии как самостоятельной области знания. Она получила разное название в трудах историков психологии. Так, А.Н.Ждан называет ее программой "физиологической психологии" - по названию вышедшей в 1874 г. книги Вундта "Основания физиологической психологии", ставшей на долгие годы главным трудом новой науки. Так называл новую психологию и сам В. Вундт (Ждан А.Н., 2002. С.233), а М.Г.Ярошевский - программой психологии как науки о непосредственном опыте - по названию основного предмета, изучением которого и должна заниматься, как считал Вундт, психология (Ярошевский М.Г., 1985. С. 220).
          По мнению Вундта, предметом психологии должны выступать только те процессы и явления, которые доступны одновременно и внешнему, и внутреннему наблюдению, имеют как физиологическую, так и психологическую составляющую и которые, в силу этого, не могут быть объяснены только с позиций физиологии или чистой психологии (т.е. классической психологии сознания). К таким явлениям ученый относил сначала ощущения и представления, а затем добавил к ним и простейшие чувствования. Вундт критически переоценил прежние понимания предмета психологии (как науки о душе и как науки о внутреннем опыте) и предложил рассматривать в качестве такого предмета непосредственный опыт субъекта (т.е. непосредственно данные субъекту явления сознания), постигаемый путем самонаблюдения и интроспекции. При этом объект и субъект выступают в неразрывном единстве, а сам объект всегда выступает как представляемый объект, как продукт переработки реального объекта непосредственным опытом субъекта восприятия. Здесь необходимо пояснить несколько моментов, важных для понимания сути идей Вундта.
          Во-первых, он рассматривает два вида опыта. Первый, опосредованный, направленный на выявление связей между объективными явлениями (т.е. взятый в отвлечении от познающего субъекта и изучаемый естественными науками) и второй - непосредственный, направленный на анализ взаимосвязей между представлениями об этих объективных явлениях в сознании субъекта (т.е. непосредственно соотнесенный с познающим субъектом и изучаемый эмпирической психологией). Таким образом, объектом изучения физиологической психологии остается сознание человека и представленный в нем непосредственный опыт отношения субъекта к представляемым объектам: "Человек сам - не как он появляется извне, но как он дан непосредственно себе самому" - вот основная проблема психологии. Тем самым в конечном итоге признается первичность сознания человека по отношению к объективному миру.
          Во-вторых, понимая бесперспективность традиционного интроспекционизма для познания психических явлений, он совершенствует метод интроспекции (субъективный, бесконтрольный и неупорядоченный по своей сути) путем введения в него экспериментальных процедур, наработанных в физиологии. По его мнению, единый опыт должен рассматриваться с двух точек зрения, которые "подсказываются нам тем, что каждый опыт расчленяется непосредственно на два фактора: на содержание, данное нам, и на способ нашего восприятия этого содержания" (Вундт В., 1912. С. 4). Как считал ученый, именно экспериментальные процедуры и методы (объективные и упорядоченные по форме использования) позволяли поставить изучение явлений непосредственного опыта (психических явлений) на объективную почву. Как поясняет М.Г. Ярошевский идею Вундта: "Опыт физиологический - объективный позволяет… расчленить опыт непосредственный - субъективный и тем самым реконструировать в научных понятиях архитектонику сознания индивида" (Ярошевский М.Г., 1985. С. 223). Таким образом, эксперимент не отменяет самонаблюдения, а лишь позволяет сделать его более точным и соответственно более объективным. Тем самым предпринималась попытка объединить в методическом плане достижения интроспекционизма и физиологии органов чувств, но с приоритетом все таки за методом интроспекции как единственным прямым методом в познании внутреннего мира человека.
          В-третьих, к изучению психического как оно представлено в сознании человека Вундт подходит с позиций его динамических характеристик. Для него психическое - это непрерывная череда сменяющих друг друга явлений, возникающих на основе ассоциативных или апперцептивных связей между ними. Он специально подчеркивает, что психическое - это "непрестанная смена явлений, постоянное возникновение и созидание… Нигде эти факты действительной душевной жизни не нуждаются в другом субстрате для своего истолкования, кроме того, который дан в нас самих" (Вундт В. Очерки психологии, 1912. С. 8). Психика есть лишь совокупность психических актов, протекающих или при пассивном сознании (ассоциативные связи), или при его активной роли (апперцептивные связи). При этом результатом ассоциативных связей между отдельными элементами является новое качество (в силу действия так называемого "закона творческого синтеза"), которое не может быть сведено к сумме свойств исходных элементов (в этом отличие Вундта от представителей классического ассоцианизма). Апперцептивные же связи - проявляющиеся как активность субъекта в концентрации сознания на каком-то отдельном содержании воспринимаемого объекта - выступают в форме внимания. Из совокупности одновременно находящихся в сознании человека содержаний воспринимаемого объекта (перцептируемых), выделяется какой-то объект (апперцептируется), восприятие которого становится более четким и точным. Соответственно продуктом апперецепции выступают апперцептивные сочетания представлений, которые и лежат в основе воображения и мышления.
          Таким образом, Вундт в целом придерживается ассоцианистских взглядов на психические явления, хотя и вносит определенные уточнения и конструктивные дополнения в этот подход. В то же время природа апперцепции, которая выполняет объяснительные функции по отношению к сложным психическим явлениям, сама оказывается необъясненной, поскольку ее источник лежит в сознании человека.
          Тем самым в психике не оказывается более или менее стабильных элементов, поэтому в теории Вундта нет места для личности человека.
          В-четвертых, Вундт существенно ограничивает возможности эксперимента как метода познания психических явлений. По его мнению, этому методу доступны лишь первичные, относительно элементарные психические факты (ощущения, представления, время реакции, простейшие ассоциации и чувствования), но не высшие психические функции. Это было обусловлено тем, что в своих исследованиях Вундт и его ученики, использовали по своей сути психофизический и психофизиологический эксперимент, ориентированный на планомерное измерение и контроль материального раздражителя и объективную регистрацию соответствующих эффектов. Речь о собственно психологическом эксперименте еще не идет. Поэтому для изучения высших психических функций и феноменов психического развития человека Вундт предлагает использовать другой метод - анализ продуктов человеческого духа, к которым относятся коллективные результаты взаимодействия и общения людей (язык, мифы, обычаи и традиции, социальные устои, правовые законы, мораль и т.д.). Эта часть психологии получила в работах Вундта название "психология народов", которая противопоставлялась им индивидуальной экспериментальной психологии. В последние годы своего научного творчества В. Вундт практически полностью сосредоточился на исследованиях в области "психологии народов". В период с 1900 по 1920 гг. им было издано десять томов "Психологии народов". С введением Вундтом в рамках обосновываемой им новой психологии двух ее ветвей (экспериментальной и социальной), отличающихся по своему содержанию и методам, различно ориентированных - на естествознание и науки о духе соответственно, складываются предпосылки для раскола психологии как единой науки и формируются условия для состояния открытого кризиса в психологии, разразившегося в психологии в начале второго десятилетия XX в.
          Выдвинутая Вундтом программа развития психологической науки была масштабной и охватывала практически вес проблемы психологии - от простейших ощущений до проблем культуры в их тесной связи с историей. Как отмечает А.Н. Ждан, "ее можно назвать структурализмом по тому подходу к задачам, которые ставил Вундт перед психологией" (Ждан А.Н., 2002. С. 238); по ее мнению, "психологии Вундта свойственны элементаризм и сенсуализм, она замкнута содержаниями сознания, которые изучаются в обособлении от поведения" (Там же, с.238). Предметом психологии являются содержания сознания, поскольку только их можно наблюдать. Задача психологии - "анализировать психические процессы в их собственной связи и поскольку они нам вообще даны как процессы, находящиеся во внутренней связи друг с другом" (Вундт В., 1912. С. 139).
          Таким образом, самостоятельность психологии Вундт обосновывал принципиальным отличием сознания человека от всего внешнего и материального. И поскольку уникальным предметом психологии является непосредственный опыт человека, а все остальные естественные науки, в том числе и физиология, изучают лишь опосредованный опыт, продукты переработки этого опыта (в результатах которых не содержится никаких данных, расширяющих возможности психологических объяснений), то психология и имеет право на самостоятельное, независимое от других наук право на существование.
          Несомненной заслугой В. Вундта перед мировой психологической мыслью, помимо его научных трудов (им опубликовано 420 книг и статей), является то, что в 1881 г. в Лейпциге, на базе первой в мире экспериментально-психологической лаборатории он создал Институт экспериментальной психологии, ставший международным центром по подготовке психологов-экспериментаторов. Здесь в свое время учились многие выдающиеся психологи из разных стран мира: из Германии - Э. Крепелин, Г. Мюнстерберг, О Кюльпе, А. Кирщман, Э. Мейман, К. Марбе, Т Липпс, Ф. Крюгер; из Америки - Э. Скрипчур, Ф. Энджелл, Ст. Холл; из России - В.М. Бехтерев, В.Ф. Чиж, Н.Н. Ланге; англичанин Э. Титченер и др. Вундт создал и специальный научный журнал по психологии "Психологические исследования" (первоначальное название - "Философские исследования"), который явился (после "Мind", основанного А. Бэном в 1876 г.), первым собственно психологическим журналом.

Программа психологии как учения о совершении психических деятельностей на рефлекторной основе И.М. Сеченова

Проект развития психологии как самостоятельной науки одновременно с Вундтом был предложен выдающимся отечественным физиологом И.М. Сеченовым (1829-1905). В своих работах "Рефлексы головного мозга" (1863), "Кому и как разрабатывать психологию" (1873), "Психологические этюды" (1873), "Элементы мысли" (1878), ряде статей конца 90-х гг. ХХ столетия он излагает рефлекторную теорию психического и обосновывает взгляды на предмет, метод и задачи психологической науки, принципиально отличающиеся от всех ранее предложенных.
          Свою основную задачу Сеченов видел в том, чтобы вывести психологию из тупика изучения внутреннего сознания и обратить ее к рассмотрению внешней детерминации психических процессов. При этом он исходил из идеи, что психические процессы протекают по схеме, аналогичной физиологическим процессам, т.е. по схеме рефлекса. По Сеченову, способность воспринимать внешние влияния в форме представлений (зрительных, слуховых и т.п.) складывается в опыте по типу рефлексов; способность анализировать эти конкретные впечатления, память, да и все психические акты развиваются путем рефлекса. Разработанная Сеченовым рефлекторная теория психического опиралась на ряд ключевых открытий в области мозговой деятельности, осуществленных русским ученым.
          Во-первых, это открытие Сеченовым так называемых тормозных центров - локализованных в таламической области мозга нервных центров, раздражение которых способствовало задержке двигательной активности человека. Тем самым было показано, что функционально мозг осуществляет и регулирует не только процессы возбуждения, но и торможения. Это был настоящий переворот и в физиологии, и в психологии. В частности, для психологов появлялась реальная возможность естественно-научного объяснения процесса волевой регуляции, поскольку признак волевого поведения - умение противостоять раздражителям, сдерживать нежелательные импульсы. И Сеченов экспериментально показал, что за эту форму поведения человека отвечают соответствующие нервные центры мозга. Именно мозг человека стал выступать той субстанцией, которая не только возбуждается под воздействием внешних воздействий (об этом говорили и предшественники Сеченова), но которая еще и управляет нашим реагированием на эти воздействия. Тем самым закладывался принципиальной иной подход в понимании роли и места мозгового субстрата в протекании психической деятельности человека.
          Во-вторых, Сеченов дал новую трактовку и самому понятию "рефлекс". Существовавшие взгляды на рефлекс и рефлекторную деятельность были кардинальным образом пересмотрены ученым. Для Сеченова рефлекс не просто некая механическая и чисто физиологическая реакция - это сложнейший целостный акт, связывающий организм со средой и выступающий механизмом регуляции психической деятельности. По его мнению, любой психический акт имеет начальное, центральное и конечное звенья: "Мысль о психическом акте как процессе, движении, имеющем определенное начало, течение и конец, должна быть удержана как основная" (Сеченов И.М., 1947. С. 251-251). Ученый считал, что психический процесс всегда имеет причину во внешнем мире: он вызывается внешними воздействиями среды на организм и приводит к возникновению ощущений и представлений. А они, в свою очередь, выполняя ориентировочную функцию в конкретной ситуации, за счет активации определенных зон мозга, отвечающих за двигательную деятельность человека, приводят к определенному реагированию на эту ситуацию в виде какой-то двигательной реакции, поведенческого акта: "Первоначальная причина всякого поступка лежит всегда во внешнем чувственном возбуждении…" (Сеченов И.М., 1952. С.159). Схема психического процесса та же, что и схема рефлекса: психический процесс берет начало во внешнем воздействии, продолжается центральной деятельностью и заканчивается ответной деятельностью - движением, поступком, речью. Психический процесс возникает и завершается в процессе взаимодействия индивида с окружающим миром, а влияния извне в форме чувствования первичны. При этом, что крайне важно, Сеченов подчеркивает, что внешний импульс становится причиной "запуска" психического процесса, лишь превратившись в чувствование. Чувствование выступает регулятором наших движений, поступков, действий. Таким образом, Сеченов впервые обосновывает положение о сигнальной и регуляторной роли психических актов.
          Тем самым первичным и определяющим наше поведение признавались не явления нашего сознания, а внешние по отношению к психике воздействия и психика получала не только свое материальное причинное объяснение, но и рассматривалась как ведущий фактор регуляции взаимодействия человека со средой.
          В-третьих, психические осознаваемые процессы соотносились ученым с центральным звеном рефлекса, именно оно обеспечивает интеграцию "психических деятельностей". Сеченов, в отличие от субъективно понимавших психику философов и психологов, рассматривал психическое (т.е. центральное звено рефлекса) в его органической связи с начальным и конечным звеньями. Тем самым он не допускал обособления психики ни от внешнего мира, ни от физиологических процессов. Таким образом, русский ученый утверждал в материалистической форме идеи психофизического и психофизиологического монизма в понимании сущности психических процессов. При этом он подчеркивал принципиальную несводимость психического к физиологическому, несмотря на то, что между ними существует совпадение по структуре и по происхождению, а их механизмы сходны и имеют рефлекторную природу. По мере психического развития и усложнения человека, внутренние (по отношению к внешнему миру) условия (пережитые мысли, чувства, сформировавшийся опыт) становятся самостоятельными регуляторами и побудителями действий. В зависимости от внутренних условий, одни рефлексы могут задерживаться, а другие усиливаться, т.е. не все из них могут получить свое внешнее выражение.
          В-четвертых, Сеченов показал, что психическое, имея рефлекторную природу, неразрывно связано с мышечными движениями. Движения (в форме двигательных или речевых реакций) сопровождают любой психический акт и являются его завершающим звеном. Мышечная чувствительность сигнализирует о конечных результатах ответных двигательных реакций, свидетельствует об актуальном состоянии двигательных актов и позволяет производить их корректировку. Таким образом, мышечное чувство выступает общим регулятором всей психической деятельности.
          Система взглядов Сеченова представляла собой оригинальную теоретическую программу естественно-научной перестройки психологии на основе использования объективных методов исследования.

  • Признание рефлекторной природы психического позволило Сеченову по-новому посмотреть:

o  на предмет психологии как науки;

o  исходный методологический принцип изучения психики;

o  основной метод психологии и профессиональную подготовку специалистов, занимающихся изучением психики.

Предметом изучения психологии должно было стать происхождение психических деятельностей - ощущений разной модальности, различных форм восприятия и видов мышления, воли. Психология должна изучать не только область осознаваемых психических процессов (как это предлагал Вундт), но и анализировать все звенья единого и целостного психического акта: его возникновение под влиянием внешних воздействий (начальное звено), интеграцию психики в центральном звене рефлекса и внешнее выражение психического акта в виде определенной двигательной или речевой реакции (завершающее звено). Адекватным принципом изучения психики признавался генетический подход, суть которого состояла в том, что "психика взрослого человека должна изучаться с истории возникновения детской мысли, равно как законы мышления следует искать в истории возникновения, развития и синтеза ощущений и восприятий" (Якунин В.А., 1998. С. 328). Основным методом изучения психического должен стать физиологический, объективный метод, поскольку в основе психических процессов лежит физиологический по своему характеру механизм рефлекса. Соответственно и разрабатывать, проблемы психологии должны физиологи, поскольку они владеют этим объективным методом, а не философы, которые во времена Сеченова имели преимущественно идеалистическую ориентацию, дуалистическую систему взглядов на природу психического и ориентировались на интроспективные подходы в ее познании.
          В то же время программе Сеченова, базирующейся на естественно-научном материализме, свойственна историческая ограниченность. Признавая социальную обусловленность человеческого сознания, отмечая "преемственный ход развития всего психического содержания по мере накопления знаний", Сеченов не смог включить эту реальность в свою программу. Его подход намечал путь объективного исследования явлений сознания в основном как продуктов взаимодействия индивида с предметным миром.
          Заслуги Сеченова высоко оценены в мировой психологии. Американские психологи Х. Мисиак и И. Секстон отмечают, что "благодаря своим трудам и учению И.М. Сеченов утвердил и развил в России объективную психологию и детерминистический подход к анализу поведения в тот период, когда западные психологии были заняты исследованием сознания посредством интроспекции" (цит. по: Якунин В.А., 1998. С. 330). А другой американский психолог, Э. Боринг констатировал: "Сеченов стал русским пионером рефлексологии… Мы должны, кроме того, помнить что он был далеко впереди западноевропейской мысли в этом вопросе" (Boring E.G., 1950. P. 636). Сеченова можно по праву считать основоположником отечественной научной психологии. Его программа подводила ученых к изучению целостного поведения, а сеченовские идеи получили развитие в трудах В.М. Бехтерева, Н.Е. Введенского, И.П. Павлова (см. Видео), А.А. Ухтомского и др.

Программа психологии как науки о внешних (культурных) проявлениях человеческого духа К.Д. Кавелина

Несмотря на то, что взгляды Сеченова получили широкую популярность в российском обществе, тем не менее далеко не все их разделяли. Одним из ведущих оппонентов Сеченова в понимании задач и путей развития психологии был Константин Дмитриевич Кавелин (1818-1885), русский философ, историк, юрист и политический деятель. Этнопсихологическая проблематика была одной из важнейших в его творчестве. В работе "Очерк юридического быта Древней России" (1847), он наметил план этнографических и этнопсихологических исследований, предполагая, что правовое сознание человека обусловлено особенностями исторических и социальных условий его жизни. Этнографические исследования К.Д. Кавелина привели его к мысли о том, что анализ продуктов народного творчества может являться методом изучения национальной психологии, а анализ продуктов индивидуального творчества может быть использован в анализе психики отдельного субъекта. Занимаясь изучением русской истории, ученый обосновал основной принцип культурного прогресса: он возможен там, где есть развитая личность (однако при этом свобода как необходимое условие развития личности им игнорировалась, что и послужило одной из предпосылок его идейного разрыва с революционными демократами. Последние считали, что без свободы человек не может стать личностью. Отсюда их требования личных и гражданских свобод в русском обществе). Этот интерес к личности и привел Кавелина к разработке вопросов психологии. В работах "Задачи психологии" (1872) и "Задачи этики" (1885) он предпринял попытку приспособить психологию для оправдания христианской этики, высказав свои взгляды и в целом на развитие психологического знания. Психология, по его мнению, должна стать наукой, которая объясняет нравственный, духовный мир человека безотносительно к его материальному субстрату. Оценив современное ему психологическое знание как ошибочное (в данном случае, в первую очередь имелись в виду идеи И.М. Сеченова, хотя Кавелин прямо на это и не указывает), ученый предлагает собственное видение путей и задач преобразования психологии в положительную и самостоятельную науку. Он стремится согласовать естествознание с интроспективной психологией, позитивистское знание с умозрительной философией, объективные методы изучения - с методом интроспекции.
          Кавелин считает, что психическое не может и не должно быть сведено к физиологическому. Признавая открытия Сеченова, он пишет, что эти открытия "при всей своей важности для науки, не дают никакого права отвергать произвольные движения, другими словами, отвергать самодеятельность души как источника действий" (Кавелин К.Д., 1899. С. 412). Кавелин указывал, что если признать рефлекторную природу психического, то "нет никакого основания, да и никакой надобности, предполагать особый психический мир и душу, как самостоятельный центр и источник психической жизни... Мысль о душе и производимых ею каких-то особых явлениях, различных от явлений реального мира, оказывается гипотезой совершенно излишней и ненужной" (Там же. С. 404-405). Психическому Кавелин приписывал свойства идеальности, сознательности и произвольности и, обосновывая приобретение психологией статуса положительной науки, считал, что успехи естествознания раскрывают у человека только одну материальную сторону, а другой, духовной стороной должна заниматься как раз психология. Духовную сторону Кавелин, не без влияния идей Вундта, предлагал изучать и через внутреннее зрение, и через проявления ее в продуктах культуры у разных народов в разные времена. Психология, указывал Кавелин, превратится в положительную науку лишь после того, как сделает главнейшим объектом изучения эти внешние проявления человеческого духа.
          Кавелин утверждал, что человеческое существо состоит из двух организмов - тела и "организма души". Эти, по выражению Кавелина, два организма в одном организме были вполне в духе теории психофизического параллелизма, перенесенной в Россию из западноевропейской психологии. Как отмечает Е.А. Будилова в своей книге "Борьба материализма и идеализма в русской психологической науке (вторая половина XIX - начало ХХ в.): "…старая операция разделения человека на две натуры была вновь проделана Кавелиным, но замаскирована формулой, противоположной по смыслу, - провозглашением единства человеческой природы" (Е.А.Будилова, 1960. С. 70).
          Кавелин считал, что идея души как организма разрешает все споры в психологии, при этом "душа имеет, независимо от действия и влияний на нее материального мира, свою особую жизнь и деятельность... жизнь ее, хотя обращена одною своею стороною к материальному миру, однако не исчерпывается пассивным принятием ею влияний" она содержит в себе "еще нечто такое, что отличает ее от этих влияний и заставляет отличать психическое от материального" (Кавелин К. Д., 1899. С. 477). Его заявление о том, что душа и ее свойства являются предметом психологии, ничем не отличалось от воззрений откровенно идеалистических систем в психологии, как и признание психического зрения, или внутреннего чувства, особым методом познания внутреннего мира. Хотя при этом Кавелин, как уже отмечалось, признавал ограниченность интроспекции, подчеркивая, что с ее помощью не могут быть изучены некоторые факты объективного воплощения жизни души во внешней деятельности человека (речь, слова, сочетания звуков, художественные произведения, памятники исторической жизни и т.д.) которые и должны выступать материалом психологических наблюдений и исследований.
          Между Сеченовым и Кавелиным развернулась публичная дискуссия на страницах печати. (В отечественной психологии публичные дискуссии были характерной приметой того времени. Достаточно вспомнить еще одну дискуссию между Н.Г.Чернышевским и П.Д. Юркевичем, который в работе "Наука о человеческом духе" (1860) вступил в открытую полемику с Н.Г. Чернышевским по поводу диалектики материального и духовного в жизни человека. Юркевич подверг решительной критике позитивистско-сциентистские идеи, развитые в работе "Антропологический принцип в философии", которая вышла из-под пера Н. Г. Чернышевского; впрочем, об этом знали немногие - книга не имела имени автора). По сути дела, Кавелин стремился дать естественно-научное обоснование идеалистической трактовке психики, используя для этого достижения передовой физиологической и биологической мысли. Именно это и вызвало критику Сеченова. В журнале "Вестник Европы" в 1872 г. публикуется статья Кавелина "Задачи психологии", в которой излагаются его взгляды и которая вскоре издается отдельной книгой. Тут же появляется статья Сеченова "Замечания на книгу г. Кавелина "Задачи психологии", а в 1873 г. еще одна статья Сеченова, направленная против взглядов Кавелина, - "Кому и как разрабатывать психологию?". Кавелин ответил серией писем в "Вестнике Европы", которые были раскритикованы в очередной статье Сеченова "Несколько слов в ответ на письма г. Кавелина". Полемика продолжалась до конца 1874 г., вызывая острый интерес в обществе, в первую очередь в среде ученых.
          Таким образом, кавелинская программа превращения психологии в положительную науку, по сути, не содержала ничего нового, кроме терминологии, навеянной достижениями естествознания ("организм души", "психологическая анатомия", "физиология души" и др.). И вряд ли кавелинские рассуждения привлекли бы внимание Сеченова, если бы Кавелин "не прикрывался знаменем передового естествознания и положительного метода, если бы не преподносил свои домыслы как вывод из последних достижений биологии и не брался намечать для психологии новые пути" (Будилова Е.А., 1960. С. 71-72).

Программа психологии как учения об интенциональных актах сознания Ф. Брентано

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Еще один вариант преобразования психологии в самостоятельную науку представляла программа ее развития, предложенная австрийским философом Францем Брентано (1838-1917). Она опиралась на созданное Брентано идеалистическое учение об интенциональности психических феноменов. Он считал, что психика всегда интенциональна, т.е. всегда представляет собой отношение к чему-либо, направлена на что-то, но сам ее предмет не всегда существует реально. В своей работе "Психология с эмпирической точки зрения" (1874), опираясь на идеи Аристотеля, он указывает, что каждый психический феномен характеризуется имманентной объектностью, другими словами, "мы можем сказать, что это такие явления, которые интенционально содержат в самих себе объект" (цит. по: Ярошевский М.Г., 1985. С. 227).

  • Включенность объекта в психический процесс выражается в нескольких моментах:

o  представление объекта в форме образа (идеация);

o  суждение об объекте как истинном или ложном;

o  эмоциональная оценка объекта как желаемого или отвергаемого.

Соответственно этому предмет изучения психологии - это не сами по себе ощущения или представления, а те акты, "действия", которые производит субъект, когда он превращает нечто в объект осознания (соответственно акты представления, суждения и эмоциональной оценки). Таким образом, вне одного из этих актов объекта не существует, а сам акт с необходимостью предполагает "направленность" на так называемую интенцию.
          Когда человек слышит, например, какое-либо слово, то "сквозь" ощущаемые звуки его сознание устремляется к предмету, о котором идет речь. Понимание значения есть психический феномен, который разрушается, если брать порознь акустический раздражитель и обозначенную им вещь. Раздражитель и вещь уже не психические, а физические явления и, по мнению ученого, уже не относятся к области психологии.
          Брентано стоял у истоков направления, получившего название функционализма. Оно противостояло вундтовской концепции, в дальнейшем названной структурализмом. Поскольку терминам "функция" и "структура" придается самый различный смысл, необходимо разъяснить, какое именно содержание связывалось с ними в рассматриваемый период развития психологических идей.
          Вундта относят к структуралистам на том основании, что главной для его программы была задача выяснить, из каких компонентов построено сознание и каков характер их структурирования. Для Брентано исходным являлось понятие не об элементе сознания, а о его акте, понимаемом как функция субъекта, выраженная в его направленности на объект. Поэтому психолог, согласно Брентано, должен исследовать не элементы (ощущения различного качества, интенсивности и т.д.), а акты, благодаря которым эти элементы становятся объектом осознания.
          Таким образом, центральная для психологии проблема субъектно-объектных отношений получила у Брентано существенно иную интерпретацию, чем у Вундта. Оба исходили из того, что предметом психологии является сознание и интерпретировали его с позиций интроспекционизма. Но Вундт рассчитывал выяснить с помощью изощренной интроспекции и вспомогательных физиологических приборов состав сознания, его структуру. Брентано же считал, что задача психолога состоит в том, чтобы тщательно описывать не само по себе содержание, а связанные с ним акты, действия, внутренние операции.
          Вундт делал упор на то, что психология - наука опытная и экспериментальная, Брентано - что она опытная, но наблюдательная. С точки зрения Брентано, принятая в лабораториях физиологической психологии процедура анализа сознания укладывает в прокрустово ложе реальные процессы сознания, которые следует тщательно наблюдать в их естественном течении и составе. Поэтому и субъективный (интроспективный) метод приобретал у тех, кто отправлялся от Вундта, одну направленность, от Брентано - другую. В обоих случаях утверждался феноменологический подход (объект анализа - феномены сознания). Различие же состояло в том, что последователи Вундта опирались на выявление гипотетических структурных элементов сознания, недоступных неискушенному наблюдателю, а последователи Брентано развертывали исследование сознания в его целостности и естественности, свободной от предвзятых теоретических схем.
          Сознание человека направлено на реальный, независимо от него существующий предмет. Однако у Брентано объект не реален, а феноменален, поскольку его бытие мыслится зависящим от актуализации его в сознании субъекта. Да и сам субъект, по сути, сведен к системе актов, имеющей основание в самой себе, а не в чем-то внешнем (например, движении или речи, как это было у Сеченова). Таким образом, реальная активность поведения была превращена в чисто духовную, не имеющую никаких корней в реальных и практических связях человека с миром.
          Идеи Брентано оказали глубокое влияние на психологическую мысль в различных направлениях. У Брентано учились и под воздействием его идей находились многие западноевропейские психологи: К. Штумпф, Т. Липпс - в Германии; А. Мейнонг, Х. Эрекфест - в Австрии; Д, Уорд, Г. Стаут - в Англии и др. Среди обучавшихся у Брентано философии был Фрейд, в учении которого понятие об интенции преобразовалось в идею о направленности психической энергии на внешние объекты (включая собственное тело субъекта). В основе гештальтпсихологии лежат феноменологические идеи Гуссерля - одного из учеников Брентано.

Программа психологии как науки об эволюционных связях между сознанием и внешней средой Г. Спенсера

Еще одна программа развития психологии (в ее ассоцианистском варианте), уже в контексте учения о биологической эволюции, была предложена Гербартом Спенсером (1820-1903) в работе "Основы психологии". Второе издание этой книги (1870-1872) принесло автору славу создателя эволюционистской психологии.
          Понятие об эволюции Спенсер трактовал очень широко, понимая под ним любое развитие. Все существующее, согласно его взглядам, определяется "общим законом эволюции", общей формулой: от неопределенной несвязной гомогенности к определенной связной гетерогенности. Но не это универсальное положение само по себе, а соединение психологических задач с идеями новой эволюционной биологии позволило Спенсеру разработать план преобразования психологии.
          Жизнь, согласно Спенсеру, есть "непрерывное приспособление внутренних отношений к внешним". С этой точки зрения должен рассматриваться и психический процесс. Психические явления, по его мнению, это один из видов жизненных проявлений в процессе приспособления организма к среде. Сознание тем самым анализировалось в плане биологической адаптации. Его существование и развитие не имеет иного смысла, кроме приспособительного. Если бы оно не служило этой цели, не способствовало борьбе за жизнь, его появление и развитие было бы чудом. Естественный отбор создает его с неумолимой необходимостью, и оно служит одним из орудий выживания. Психика, по Спенсеру, как и жизнь в целом, является приспособлением внутренних отношений к внешним, т.е. к внешней среде.
          Спенсер справедливо подчеркивает, что вся предшествующая ассоциативная психология замыкалась внутри организма, считала единственным путем его изучения установление связи между нервными процессами и психическими. Сам же ученый взял курс на анализ фактов сознания в их корреляции не с внутрителесными (нервными), а с внешними по отношению к организму связями, т.е. связями во внешней среде. В психологии Спенсера психика берется в ее отношении к внешней среде и получает реальную функцию в осуществлении связи организма со средой. По Спенсеру, "психологию отличает от других наук, на которых она базируется, то, что каждое из ее положений охватывает в одно и то же время как связанные между собой внутренние явления, так и связанные между собой внешние явления, к которым они относятся" (цит. по: Ярошевский, 1985. С. 218). Соотношение между внутренними явлениями -предмет физиологии, между внешними - других наук. Предмет же психологии "не есть отношение между внутренними явлениями, не есть также соотношение между внешними явлениями, но есть отношение между этими двумя отношениями" (Спенсер Г., 1898. С. 85). Это был шаг вперед из "поля сознания" в "поле поведения", переход от понимания сознания к поведению в качестве предмета психологии. Да и сама ассоциативная концепция психики у Спенсера претерпела коренные преобразования: уже психика в целом выступала как инструмент приспособления организма к среде обитания.
          По мнению Спенсера, в процессе эволюции происходит постепенная дифференциация психической жизни от жизни физической. Среда - это не только сила, пускающая в ход по типу механического толчка внутриорганические процессы, но она способна видоизменять и саму жизнедеятельность, обеспечивая все возрастающую сложность приспособления к среде. Первичной единицей психики Спенсер считает ощущение. Оно развилось из первоначальной раздражительности. Внешний мир, воздействуя на организм, производит в нем толчок, который имеет и субъективный эффект - чувствование, т. е. простейшее ощущение. То, что объективно есть нервный импульс, субъективно есть единица чувствования. Из разного рода сочетаний чувствований образуются многообразные формы душевной жизни животных. В процессе приспособления внутренних отношений к внешним образуются рефлекс, инстинкт, память, разум, воля. Они выступают как фазы психического развития, стадии приспособления. Интеллект - высшая фаза душевного развития, с его помощью приспособление расширяется в пространстве и во времени, возрастают его специализация, точность и сложность. Чувство и воля тоже возникают из низших форм психической деятельности. Чувства всегда сопутствуют актам познания, возникают там, где действие перестает совершаться автоматически. Волевые поступки отличаются от автоматических тем, что в них есть предварительное сознание того, что должно быть выполнено.
          На вопрос о том, каким образом происходит приспособление внутренних отношений к внешним, отвечает теория ассоциации идей. Принцип ассоциации Спенсер рассматривает как закон, лежащий в основе психического развития. Внешние отношения и связи производят связи внутренние. Они образуются в индивидуальном опыте. Их продуктом являются ощущения, восприятия, чувства, автоматические процессы - привычки. К индивидуальному опыту присоединяется наследственный опыт предшествующих поколений, закрепленный в нервной системе. Это безусловные рефлексы, инстинкты, а также такие формы сознания, как пространство и время, которые закрепляются в структуре мозга вследствие их повторения в опыте многочисленных поколений.
          Человеческую психику Спенсер рассматривает в основных понятиях биологической эволюции, хотя и подчеркивает при этом, что человек, в отличие от животных, существует не только в природной, но и в надорганической, т.е. социальной, среде и вынужден приспосабливаться и к ней. Социальная эволюция, по Спенсеру, составляет часть эволюции вообще, поэтому законы и механизмы приспособления человека к социальной среде только усложняются благодаря появлению новых факторов - языка, общества, материального производства, науки, нравственных и эстетических категорий и др. По сравнению с эволюцией в животном мире процесс приспособления у человека качественно не меняется. Спенсер сохраняет понятие о двух формах опыта индивидуальном и наследственном - видовом. Знания и умения, приобретенные в опыте, закрепляясь в органической структуре мозга, частично передаются по наследству. К ним относятся такие формам сознания, как пространство и время. По Спенсеру, каждое поколение от рождения имеет в сознании готовые формы пространства и времени. Значит, они не возникают в результате индивидуального опыта. Однако, будучи эволюционистом, Спенсер объясняет их наличность как продукт развития предшествующих поколений. Эти формы представляют собой наиболее постоянный элемент восприятия и исторически сложившуюся способность воспринимать все части пространства одновременно или все элементы времени последовательно. Они были приобретены в продолжение длительного периода развития человечества.
          Следует отметить, что в психологию как науку Спенсер ввел различение двух ее видов. Одна - объективная психология - имеет дело с психическими явлениями у животных и человека, обнаруживающимися в действиях, приспособленных к влияниям внешней среды; ее метод - внешнее наблюдение. Другая ветвь психологии - субъективная психология - занимается состояниями сознания посредством внутреннего наблюдения. В целом психология должна исследовать природу, происхождение и значение связей между сознанием и внешней средой.
          Построенная на основах позитивистского эволюционизма теория человека Спенсера натуралистически трактует его развитие. По сути, ученый стоял на биологизаторских позициях в понимании законов развития человеческой психики. В действительности закрепление знаний и умений, приобретаемых в процессе развития человечества, происходит в объективированной, непсихологической форме социального наследования. Каждый индивид должен усвоить их. Усвоение является той новой формой опыта, которой нет у животных и которая занимает основное место в становлении человеческой психики.
          Сеченов высоко оценил значение учения Спенсера о развитии психики, назвав его "первой серьезной и систематически проведенной попыткой объяснить психическую жизнь не только со стороны содержания, но и со стороны прогрессивного развития из общих начал органической эволюции" (Сеченов И. М., 1947. С. 419).

Поделись с друзьями
Добавить в избранное (необходима авторизация)