Нужна помощь в написании работы?

 Использование  в доказывании инструментальных методов установления психофизиологического состояния лица, подозреваемого в совершении  преступления , свидетельствующего об обладании им значимой для  расследования  информацией, полиграфа  — прибора, фиксирующего изменения такого состояния в зависимости от воздействия на испытуемого словесных раздражителей, —  проблема , ожидающая своего решения и признания.

Психофизиологическое состояние лица, подозреваемого в совершении  преступления ; значение изменений этого состояния для решения вопроса о причастности данного лица к расследуемому преступлению; эмоциональные реакции человека, обладающего существенной для него информацией, на попытки следователя получить от него эту информацию, — издавна привлекали внимание ученых-процессуалистов и юристов-практиков. Еще в глубокой древности была подмечена зависимость психофизиологического состояния подозреваемого от складывающейся не в его пользу ситуации, реально угрожающей ему разоблачением. На этой зависимости основывались различные испытания подозреваемого, преследовавшие цель выявить такие изменения в его состоянии, которые позволяли бы сделать вывод о его виновности или лжесвидетельстве, например усиленное потоотделение или возникновение сухости во рту как реакции на вопрос о причастности к преступлению и т.п.

Полиграф  определяет не ложь, а реакцию человека на задаваемые экспертом вопросы. Исследование Американской ассоциации операторов  полиграфа  показывают, что полученная с его помощью информация в 85-96% случаев эффективно используется по уголовным делам.

Сразу хотелось бы сказать, что обязательное освидетельствование на  полиграфе  запрещено действующим в РФ законодательством, но если вы согласны, то почему бы и нет? В других странах положение аналогичное. Надо заметить, что по существующему в Российской Федерации положению  полиграф  относится к специальным техническим средствам для негласного получения информации (как и например всем известные прослушки) его применение строго регламентировано. Так же является нетрадиционным методом получения значимой информации для  расследования   преступлений .

В современной России научные исследования возможностей  использования   полиграфа  в уголовном процессе проводятся с 1992 года.

В этих целях в ВНИИ МВД создан специальный отдел, укомплектованный юристами, психологами и биологами. Приоритетным направлением в его работе является изучение возможности и эффективности  использование  полиграфа  в целях выявления предупреждения, пресечения и раскрытия  преступлений .  Использование   полиграфа  в доказывании инструментальных методов установления психофизиологического состояния лица, подозреваемого в совершении  преступления , свидетельствующего об обладании им значимой информации для  расследования ,  проблема  ожидающего своего решения и признания. Мнения среди ученых – криминалистов по  использованию  полиграфа   в   расследование  и в раскрытии  преступлений  расходятся. Сторонники отмечают, что неправильно игнорировать психофизиологическое состояние подозреваемого, обвиняемого или свидетеля. Необходимо реализовывать результаты исследования в интересах  расследования . Следует лишь верно определить пути  использования  результатов и не переоценивая и не вкладывая в их содержания, того чего в них нет.

Противники же в свою сторону ссылаются на инструкцию «О порядке применения  полиграфа  при опросе граждан» (утверждена Генеральной прокуратурой, ФСБ и МВД РФ). В ней говорится, что «информация, полученная, от опрашиваемого лица носит вероятностный характер и имеет только ориентирующее значение, а сами результаты не являются доказательствами. Материальные свидетельства применения  полиграфа  (ленты, записи) к делу не приобщаются». Так же высказывается мнение о низкой эффективности  полиграфа .

Безусловно, ошибки тем более в применение новых технологий, неизбежны. Однако их не стоит бояться.

Но несмотря на споры, которые ведутся долгое время Колоколов Н.А. судья Верховного Суда РФ на международном научно- практическом форуме, который был посвящен работе  полиграфа , отметил, что « использование  полиграфа  - это очередной этап на пути совершенствования механизма доказывания».1

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

В настоящее время судебная практика свидетельствует, что в уголовном судопроизводстве  полиграф  уже применяется. Более того, действующий УПК РФ позволяет активно использовать  полиграф  в процессе доказывания, т.к. после применение  полиграфа  эксперт - полиграфолог дает заключение, и если обратиться к ст.74 УПК РФ, где сказано, что «заключение и показания эксперта допускается в качестве доказательства».2

В тоже время  использованию  препятствуют взаимосвязанные обстоятельства:

это отсутствие у правоохранительных структур и судов достаточного объема соответствующей информации.

дефицит квалифицированных кадров, во многих регионах экспертов - полиграфологов просто нет.

не утихают споры о надежности методик психофизиологического исследования.

Все эти трудности преодолимы, просто нужно время. Наивно думать, что приговор может быть вынесен только по результатам исследования психофизиологического состояния человека с помощью  полиграфа . Заключение эксперта - лишь одно из доказательств по делу причем ошибиться может не только эксперт - полиграфолог, но и любой субъект судопроизводства. Это уже дела суда - проверить, обладает ли заключение эксперта свойствами относимости, допустимости и достоверности.

Необходимо так же сказать об ограничении в  использовании   полиграфа . В Российской Федерации существует положение, согласно которому покупатель этих средств должен обратиться Федеральный Центр по лицензированию и защите государственной тайны ФСБ России и предоставить подтверждение, что купленный Вами прибор будет использоваться квалифицированным специалистом. А если вы самостоятельно захотите собрать действующую модель полиграфа , вам грозит уголовная ответственность по ст.138 ч.3 УК РФ «незаконное производство, сбыт или приобретение в целях сбыта средств для негласного получения информации».

Метод  построения   психологического   портрета   преступника 

Теоретическая  основа  данного метода базируется на утверждении, что личность  преступника  проявляется в его поведении. Постулируется, что некоторые часто повторяющиеся, привычные способы поведения доводятся до уровня автоматизма, неподвластного сознательному контролю. Следы, оставленные на месте преступления, являются своеобразными « психологическими  маркерами», позволяющими судить о привычных способах поведения, а через них о личности  преступника .

Суть метода заключается в том, что на основании представленных данных работники, специализирующиеся на составлении  психологического  профиля, составляют примерное описание  преступника , в котором указывается предполагаемый возраст, раса, пол, семейное положение, служебный статус, сексуальная зрелость, возможное криминальное прошлое, взаимоотношения с жертвой, вероятность совершения преступления в будущем . 

Задача составления психопрофиля заключается в том, чтобы на  основе  анализа преступной деятельности сделать предположение о  психологических  особенностях  преступника , определив предварительно его личностные характеристики. 

Сфера применения психопрофиля – преступления, в которых  преступники  в значительной степени индивидуализируют себя. Под этим понимается факт выражения в преступлении собственных фантазий, ситуация, в которой фантазия становится поводом. С определенным допуском можно сказать, что психопрофиль используется в случае, когда есть основания подозревать наличие у  преступника какой-либо формы социопатии (форма DSM-IV по американской классификации психических болезней). Этот факт указывая на специфический набор жизненных ценностей у подобных  преступников , который является малопонятным для неспециалистов.

Следует отметить, что преступления, в которых нет выражения фантазии  преступника , сильно ограничивают возможность использования метода  построения   психологического  профиля, в силу отсутствия отражения в преступном событии ярко выраженных индивидуализирующих психических параметров.

Процесс  построения   психологического  профиля состоит из пяти основных стадий. 

Стадия первая – сбор информации.  Построение   психологического  профиля начинается с тщательного осмотра места происшествия. В профилировании выделяют термины – первичная и вторичная сцена места преступления. Основными источниками информации выступают фотографии места происшествия, специально созданные анкеты, заполняемые следователем во время проведения осмотра места происшествия, подробные результаты вскрытия трупа, максимально полная информация о жертве (для создания виктимологического « психологического   портрета »). 

Стадия вторая – классификация неизвестного  преступника . Следует определить принадлежность преступника к достаточно однородной группе. Так как каждая категория преступников включает в себя уже наработанный объем вероятностных выводов, это позволяет еще больше сузить круг подозреваемых. В теоретическом аспекте основной акцент производится не на основании классификации, а на детализации классификационных групп. Доминантным классификационным основанием выступает факт организованности преступника. Под фактом организованности понимается степень планирования и фактор четкости определения жертвы. Следующее важное основание для классификации – мотивация преступника. Выделяют тип-призрак (целесообразность преступления оправдывается с точки зрения каких-либо моральных или религиозных взглядов) и тип-гедонист (преступление совершается в силу желания его совершить) . И третье основание – это целевое. Здесь выделяют  преступника , сосредоточенного на процессе и  преступников , сосредоточенных на акте. Следует отметить, что третье основание относится в большей степени к серийным убийцам. Отметим, что приоритет оснований для классификации неизвестного  преступника  является вопросом, в котором на сегодняшний день отсутствует единая точка зрения.

Стадия третья – создание вероятностной модели. Учитывая индивидуальные особенности  преступника , – выявленные по результатам первой стадии, а также информацию, полученную от VICAP, составляется  психологический  профиль  преступника . 

Стадия четвертая – предложение стратегии захвата. На основании заключения профилера (специалиста по  построению   психологического  профиля) с достаточной степенью вероятности прогнозируются обстоятельства (место, время, жертва и т. д.) совершения следующего преступления и рекомендации по задержанию  преступника . 

Стадия пятая – рекомендация к методам допроса. Данная стадия имеет отношение к криминалистической  методике  раскрытия преступления крайне опосредованное, представляя интерес для криминалистической тактики, поэтому представляется, что нет необходимости раскрытия ее содержания в этой работе.

Как полагают ученые, метод применим к расследованию отдельных видов преступлений. Практика доказала эффективность его использования при раскрытии убийств на сексуальной почве с признаками садистского истязания жертвы, безмотивных поджогов и взрывов, причинении увечий жертве, ритуальных убийствах и изнасилованиях. Однако считается нецелесообразным применение данной методики  без соответствующей адаптации в случаях, когда «жертва – лишь средство в достижение преступной цели» , либо в случае нахождения  преступника  в момент совершения преступления в состоянии наркотического опьянения (нивелирующего психические особенности  преступника ). В то же время практика показывает, что метод психопрофиля может успешно использоваться при раскрытии и иных видов преступления, например, похищении человека.
Одна из проблем практики применения « психологического   портрета » получила название «слепота на связи» (linkage blindness), то есть неспособность устанавливать взаимосвязь между различными событиями в силу недостатка информации. Способом ее преодоления выступает постоянное увеличение объема информации в базах данных.

Суммируя вышесказанное, можно отметить, что наиболее оптимально деление процесса  построения  « психологического »  портрета  неизвестного  преступника  на следующие стадии:


Первичный сбор информации о специфических особенностях преступления;


Классификация неизвестного  преступника ;


Создание вероятностной модели личности  преступника ;


Выработка предложений по стратегии захвата, лица совершившего преступление;


Разработка рекомендаций относительно тактики допроса лица, подозреваемого в совершении преступления.


  Методика   построения   психологического   портрета   преступника  по следам на месте происшествия

1. Подходы к составлению  психологического   портрета  

Зарубежные и отечественные специалисты считают, что необходимость в разработке  психологического   портрета   преступника  (ППП) актуальна при расследовании определенной категории неочевидных преступлений, характеризующихся существенным или полным отсутствием сведений о конкретном виновном лице: убийств на сексуальной почве с признаками садистского истязания жертвы; убийств с посмертными колотыми и резаными ранениями; убийств, содержащих признаки манипуляций  преступника  с трупом жертвы; «безмотивных» поджогов и взрывов; изнасилований и др. В этом случае поиск признаков  преступника  осуществляется зачастую только исходя из следов и обстоятельств преступления. Их  психологический  анализ в рамках  методики  составления психологического   портрета   преступника  способен инициировать продуктивные версии о его признаках, которые позволяют сужать круг розыска, а также выявлять виновного среди лиц, попавших в поле зрения следствия. С учетом этих требований в  портрет   преступника  специалисты рекомендуют включать следующие данные: 
общую характеристику личности и преобладающую мотивацию преступлений;


индивидуальные признаки личности – привычки, склонности, навыки и пр.;


возраст;


район места жительства;


район места работы, службы, учебы;


частные характеристики места вероятного обитания;


уровень образования и профессиональной квалификации;


род занятий;


особенности происхождения (родительской семьи) и личной истории жизни;


семейное положение;


наличие детей;


отношение к отдельным видам деятельности – к службе в армии, спорту, медицине, работе с людьми и пр.;


наличие прошлой судимости;


наличие психической, а также иной патологии;


антропологические и динамические характеристики лица (тип внешности, телосложение, пантомимика и др.).


Помимо указанных могут быть приведены и другие данные. 

Концептуально  психологический   портрет   преступника  строится на  основе  теоретического положения о личностной детерминированности всякого поведения. При этом имеют место два подхода к установлению связи между признаками преступления и преступника. 

Статистический подход основывается на существующей статистике сопряжений признаков преступника с признаками криминалистической характеристики преступления (их совокупности), выявленной по аналогичной категории раскрытых дел. Он активно используется в практике следственно-розыскной деятельности полиции США, Англии, Голландии и некоторых других стран. Недостаток данного подхода — отсутствие содержательных суждений по поводу выводимых признаков  преступника . В то же время по конкретному делу наименее статистически определенный признак может оказаться наиболее достоверным и информативным. 

Аналитика-психологический подход  нацелен на вскрытие субъективно-личностного содержания действий  преступника , исходя из чего выдвигается аргументированная версия о его признаках. Иначе говоря, связь признаков лица с признаками поведения здесь опосредована их  психологической , смысловой взаимосвязью. 


2. Теоретические основания разработки  психологического   портрета   преступника  (аналитико-психологический подход). 

В теории и практике психологии исследование психических явлений исходит из конкретных действий и поступков человека, из его объективного поведения. При этом, опираясь на существование общей для внешней и внутренней деятельности макроструктуры, можно говорить о способности идеального оставлять свой «отпечаток» в материальной среде в виде «комплексного, личностно-регуляционного следа» , заключающего сделанные человеком выборы по каждому элементу криминалистической характеристики преступления. Данный «след» не менее пригоден для идентификации личности преступника , чем след его пальца. Отсюда в  основу  разработки ППП положены частные  психологические  принципы анализа происшествия: 
1. Элементы криминалистической характеристики рассматриваются как результаты поведения, реализованного лицом в условиях свободного выбора, терминированного системой как осознаваемых, так и неосознаваемых побуждений и направленного на достижение субъективно желаемой цели. 
2. Элементы криминалистической характеристики преступления рассматриваются как единая система, системообразующим принципом которой выступает личность  преступника  в ее субъективном отношении к другим составляющим криминалистическую характеристику элементам. 

Таким образом, преступное событие как психолого-криминалистическая система включает в себя его элементы (время, место, орудие, жертву и др.) по признаку «материализованного в них идеального ( психологического )», а именно субъективного отношения  преступника  к качественному содержанию каждого из них и в их совокупности, что и предопределяет сделанные преступником выборы. Данное, личностно окрашенное отношение находит внешнее проявление в «индивидуальном действии», которое трактуется по X.Хекхаузену как действие, детерминированное индивидуальной особенностью личности. 

3. Приемы и правила разработки ППП

В общем виде алгоритм разработки ППП включает три последовательных этапа анализа происшествия, первый из которых по существу является криминалистической технологией реконструкции механизма преступления (воссоздающей внешний ряд действий  преступника ) по следам и его обстоятельствам  и поэтому здесь не рассматривается. Последующие второй и третий этапы анализа реализуют  психологические  приемы реконструкции признаков  преступника  и включают в себя: на втором этапе  три  психологических  приема выявления «индивидуального действия», а на третьем этапе  три  психологических  приема интерпретации «индивидуального действия». 
Технологический алгоритм разработки ППП включает три приема, соответствующих трем строго последовательно выполняемым этапам составления  психологического   портрета . 
Прием реконструкции криминалистического механизма преступления. Ретроспективно, по следам на месте происшествия и его обстоятельствам, воссоздаются внешний ряд действий  преступника  и ситуация преступления. 
Прием  психологического  моделирования поведения  преступника . Задача: выявить с помощью трех  психологических  приемов анализа (приводимых ниже) в реконструированной внешней стороне деятельности  преступника  составляющие «индивидуальные действия».  
Правило выявления «индивидуального действия» на  основе  установления индивидуальных различий. Начинать надо с оценки степени соответствия реконструированного действия действиям других людей. Чем меньше согласуется действие человека с действиями большинства людей в той же ситуации, тем в большей степени оно обусловлено личностными факторами. 
Пример – «помощь»: толпа людей неподвижно стоит вокруг жертвы аварии, и лишь один наклоняется, чтобы помочь. Данное действие является «индивидуальным».
Правило выявления «индивидуального действия» на основе установления стабильности действия по отношению к ситуациям. Следует оценивать степень соответствия данного действия действиям того же человека в других ситуациях. Чем однотипнее действует человек в различных ситуациях, тем сильнее его поведение обусловлено личностными факторами. 
Пример – «метро»: в серии преступлений, совершенных одним и тем же преступником, прослеживались существенные различия в объективных параметрах их ситуационных условий: по времени суток; по характеристике качества пространства – «замкнутое» (чердак, подвал, подъезд и т.п.), «открытое» (лесополоса, пустырь, улица и т.п.); по возрасту избираемых жертв, их половой принадлежности. В них объективно существовал существенный разброс. Преступления совершались как в тех, так и в других ситуационных условиях. В то же время во всех случаях условия ситуаций происшествий содержали один общий для них признак: пространственно место происшествия всегда было незначительно удалено от какой-либо из станций метро. Такое стабильно проявляющееся действие (в разных ситуациях) по однотипному выбору (осознанному или бессознательному) места совершения преступления, исходя из одной и той же его характеристики – незначительной удаленности от станций метро – необходимо рассматривать как «индивидуальное действие».

Правило выявления «индивидуального действия» на  основе  установления стабильности действия во времени. Важна оценка степени соответствия реконструированного действия действиям того же человека в аналогичных ситуациях в прошлом. Чем заметнее человек при повторных ситуациях меняет свое поведение, тем в большей степени оно детерминировано личностными факторами (при условии, что на ситуацию не влияют дополнительные внешние обстоятельства). 
Пример – «сокрытие»: в серии преступлений, совершенных одним и тем же лицом, прослеживалась закономерность: в шести из семи эпизодов  преступник  после совершения убийства не предпринимал никаких мер к сокрытию трупа и лишь в одном случае — пятом по счету, имело место перемещение трупа с последующим его сокрытием. Очевидно, что здесь нарушена закономерность в его поведении. Следовательно, действие по перемещению трупа с последующим его сокрытием необходимо считать «индивидуальным».
Прием  психологической  интерпретации поведения  преступника  (индивидуальных действий). Задача: объяснить,  психологически  оправдать «индивидуальные действия»  преступника . Психологическими  приемами интерпретации «индивидуального действия» выступают такие: 
Правило объяснения причин «индивидуального действия» «сильной стороной» личности, предопределившей выбор данного действия среди возможных других. 
Выдвигается версия, что в «индивидуальном действии» проявились (возможно акцентуированно) какие-либо из следующих параметров личности

направленность (потребности, мотивы, установки, жизненные планы, концепции, ценностные ориентации, склонности, вкусы, хобби);

социально-психологические особенности поведения (в том числе демографические, культурные, социальный и межличностный статус, роли, стили жизни и общения);

характерологические качества (характер, акцентуированные свойства личности);

психические свойства и процессы (особенности интеллектуальной, эмоционально-волевой сфер, восприятия, внимания, речи);

операциональные характеристики (привычки, умения, навыки, знания);

биопсихические свойства (темперамент, половые, возрастные, морфологические, патологические свойства, состояние здоровья);

особенности сексуальной сферы (сексуальная ориентация, биологические и социальные детерминанты личностной проблемы).

Оцениваются действия преступника в контексте указанных выше личностных параметров (необходимо связать установленные особенности в действиях преступника с какими-либо его параметрами, способными объяснить; эти действия).

Пример – «помощь» (см. выше). «Индивидуальное действие» по оказанию помощи можно интерпретировать следующим образом: этого человека, по-видимому, отличает большая готовность к помощи. Возможны и другие внутренние причины, объясняющие такое поведение, как-то: он имеет отношение к медицине, готов всегда исполнить профессиональный долг; является близким человеком для потерпевшего и т.п. 
Правило объяснения причин «индивидуального действия» «операциональным смыслом», предопределившим выбор этого действия среди возможных других. 
Выдвигается версия, что в «индивидуальном действии» реализовался опыт прошлых способов действия, заключающий в себе приобретенные навыки: профессиональные; бытовые; связанные с увлечениями и другие, а также привычки (феномен «операционального смысла» как механизм избирательности проявляет себя, как правило, на подсознательном уровне реализации, иногда рельефно выделяясь непривычным или редким для ситуации способом действия, употребления предмета, отличным от оптимального варианта линией поведения).

Необходимо увязать установленные навык, привычку, знание, умение с признаками и свойствами личности как способными объяснить выявленную особенность поведения (т.е. необходимо дать смысловую интерпретацию «индивидуального действия» преступника).

Пример: на пустыре обнаружен труп. В 200 метрах от него (на тропинке, ведущей к жилому массиву), за забором частного владения найдена скомканная ветошь со следами крови. Следствием установлено: местом преступления является место обнаружения трупа; кровь на ветоши принадлежит потерпевшей. Отсюда следователем в рамках реконструкции действий преступника было сделано вероятное предположение, что преступник в целях сокрытия следов причастности к преступлению предпринял действия к уничтожению следов крови на руках. Для этого он поднял валявшийся на земле клочок ветоши и, вытирая ею на ходу руки, удалился. Особенности обстановочных условий (наличие лужи с водой, песка, травы, наконец, одежды потерпевшей, которые могли выступить альтернативным средством достижения цели), с одной стороны, а с другой - нетипичность выбора способа уничтожения улики позволили сделать суждение о возможной природе причин, породившей избранный способ действия, в котором можно усмотреть специфический операциональный состав - неторопливое, неоправданно продолжительное (как бы «между делом») вытирание рук ветошью. В результате была выдвинута версия о признаке виновного, а именно: род профессиональной деятельности преступника, вероятно, включает в себя частый контакт с горюче-смазочными материалами либо другими «пачкающими» руки «жирными» веществами, химический состав которых не требует использовать перчатки для защиты кожи рук. В то же время, вероятно, привычным средством вытирания рук является ветошь. Таким образом, в основу разработки оперативно-розыскных мероприятий легла частная версия о признаке виновного, которая существенно сузила круг заподозренных лиц по профессиональному признаку (механик, слесарь-сантехник и т.п.).
Правило объяснения причин «индивидуального действия» механизмом маскировки «слабых сторон – позиций» преступника. Чаще всего именно этим объясняется выбор им данного действия среди возможных других. К этой категории «индивидуальных действий» относятся всевозможные действия-сокрытия: следов на месте преступления; места совершения преступления; самого факта преступления и т.д., а также действия-инсценировки. 
Необходимо проанализировать, не является ли выбранное преступником «индивидуальное действие» (совокупность действий) «маскировочным», в частности, носящим характер сокрытия, инсценировки. Если есть основания предположить это, то, вероятно, существует какая-либо связь преступника с жертвой либо местом совершения преступления, либо иными обстоятельствами преступления. Возможно существует и связь по совокупности указанных факторов.

Целесообразно выдвинуть версию о связи преступника с жертвой, способной объяснить «индивидуальное действие».

Пример  «Сокрытие» (см. выше). Вероятно, объяснение отсутствия сокрытия преступления в шести из семи эпизодах можно найти в такой «психологике» преступника: «Меня невозможно «вычислить», так как я не вхожу в круг лиц знакомых жертвы. Пространственно место преступления не сопрягается с моим местом жительства, стандартными перемещениями, иными обстоятельствами моей обычной жизнедеятельности, а также обстоятельствами, в силу которых я оказался в том месте и в то время». Лишь в одном случае (5-й эпизод), по-видимому, обстановочные условия либо особенности жертвы в каких-то своих параметрах нарушали «в его глазах» эту «железную» логику и содержали признаки, способные сузить круг поиска сотрудниками милиции. Поэтому оправдана версия о том, что либо место преступления, либо жертва в 5-м эпизоде сопрягаются с признаками преступника: а) пространственная близость мести преступления к месту его жительства либо к обычным его перемещениям и т. п.(в то время как другие преступления им совершены на относительно удаленном расстоянии, вне его обычной орбиты жизнедеятельности). Либо, возможно, что иные сложившиеся на момент преступления обстоятельства «указывают» на закономерность его пребывания в данном месте, в данное время; б) наличие какой-либо его связи с жертвой, способной, при установлении этой связи с сотрудниками органов внутренних дел, сузить круг поиска и «вычислить» его. 

Возможны и иные внутренние причины, побуждающие к отклонению от привычного образа действий в аналогичных ситуациях. Их нахождение способна во многих случаях указывать на индивидуальные признаки  преступника .

Поделись с друзьями
Добавить в избранное (необходима авторизация)