Нужна помощь в написании работы?

 Понятиенетрадиционных   методов  исследования в криминалистике в настоящее время не сформулировано и не определено. Практика расследования  преступлений  обращается к данным методам всё более часто. В связи с этим возникает необходимость определения понятия нетрадиционные методы исследовании. Толковый словарь русского языка определяет понятие «традиционное» в двух формах, вытекающих из двух вариантов понятия корня традиция: а) перешедшее от одного поколения к другому будучи унаследованным от предшествующих поколений; б) установившийся порядок в поведении, быту. Главное управление уголовного розыска МВД РФ разослало во все подчиненные подразделения субъектов Федерации запросы с предложением сообщить о конкретных положительных примерах привлечения экстрасенсов к раскрытию преступлений . Из 73 регионов поступили ответы. «Обобщение полученных результатов показало, что в 45 регионах России сотрудники милиции обращались к экстрасенсам для получения сведений оперативного характера (в 20 регионах систематически). Кроме того, в 8 регионах к экстрасенсам обращались родственники потерпевших для восстановления картины происшествий, при которых их близкие пропали без вести, с последующим информированием об этом правоохранительных органов».

Автор цитируемой публикации П. Скорченко пользовался сведениями, приведенными в докладе сотрудника ВНИИ МВД РФ А.А. Лазебного на научно-практическом семинаре, состоявшемся в Москве 25-26 мая 1994 г. Докладчик, исследуя «практические попытки применения парапсихологических  методов  для их  использования  в борьбе с преступностью», утверждал, что с помощью экстрасенсов в Ставропольском крае «в 1991 г. были раскрыты два убийства и кража денежных средств из кассы колхоза. В Свердловской области с помощью экстрасенса М в 1993 г. было раскрыто 16 преступлений . В Смоленской области экстрасенсом Р правильно указано место сокрытия расчлененного трупа».

Каждый из способов имеет свою индивидуальную историю, но все их объединяет то, что все они связаны с человеком, и его жизненными процессами, которые не всегда можно подвергнуть исследованию, используя обыденные научные методы и средства.

 Правовые основы «нетрадиционной криминалистики».

 Общую правовую основу тестирования с помощью полиграфа в РФ создают нормы УПК об участии специалиста в следственных действиях, а также ФЗ «Об Оперативно-розыскной деятельности». В настоящее время действует инструкция «О порядке применения полиграфа при опросе граждан» (утверждена Ген.прокуратурой, ФСБ РФ) от 1994г. и приказ МВД РФ от28.12.94г. «Об утверждении инструкции о порядке использования полиграфа при опросе граждан».

В то-же время следует учитывать, что вопрос о допустимости в уголовном судопроизводстве средств технической детекции причастности к расследуемому событию (полиграфа, детктора «лжи», лай-детектора) относится к разряду дискуссионных. В настоящее время применение полиграфа возможно в оперативных целях – данное устройство является средством собирания ориентирующих данных, которые могут использоваться при построении версий. Как и все прочие, эти версии требуют объективной проверки.

Однако в последнее время в криминалистике предлагается считать полиграф средством эксперта-психолога, что позволило бы назначать судебно-психологическую экспертизу и получать заключение эксперта, которое является доказательством по уголовному делу (ст.74 УПК РФ).

В РФ допрос человека, находящегося в состоянии гипноза, не узаконен, поэтому возможности специалиста в области криминалистической гипнологии и оказанные им следствию услуги могут представлять интерес с точки зрения одного из серии мероприятий, проводимых в порядке подготовки к допросу и к производству иных следственных действий. Переданная в ходе сеанса информация юридического значения не имеет, но выступает в качестве данных ориентирующего характера.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Тем не менее В СССР применение гипноза регламентировалось тремя нормативными актами. Так, в ст.18 Постановления ВЦИК и СТО РСФСР от 01 декабря 1924 г. «О профессиональной работе и правах медицинских работников» указывалось: «Применение гипноза разрешается только врачам и в соответствующих государственных лечебных и научных учреждениях…, на основании особой инструкции, издаваемой Народным Комиссариатом Здравоохранения по соглашению с Народным Комиссариатом Юстиции»106. «Инструкция по применению гипноза», утвержденная НКЗ и НКЮ РСФСР от 30 декабря 1924 года, разрешает гипнотизирование только с лечебной целью и только врачам-специалистам, с подробным отражением в истории болезни пациента и в специальной книге сведений о сеансе. При гипнотизировании на дому обязательно присутствие второго медицинского работника, либо близкого родственника больного. Последнее требование обусловлено целью оградить врача от последующих возможных инсинуаций некоторых больных (обвинение гипнолога в сексуальных домогательствах и т.п.).

Циркуляр НКЗ РСФСР № 90 от 19 апреля 1923 года «О запрещении публичных демонстраций гипнотических сеансов» предусматривал: «Нельзя публично гипнотизировать больных и еще менее позволительно производство эксперимента на здоровых людях без врачебных к тому показаний…Публичные демонстрации явлений гипнотизма никому не должны быть разрешаемы; чтение же популярных лекций по гипнозу может быть дозволено лишь врачам-специалистам, посвятившим себя изучению и работе в области психотерапии вообще».

Так же необходимо сказать, что данные нормативные акты распространены и сейчас в среде органов здравоохранения.

О недопустимости применения гипноза при опросе подозреваемых (обвиняемых) свидетельствует текстуальное изучение резолюции № 37/194, принятой 18 декабря 1982 г. Генеральной Ассамблеей ООН. Этот документ содержит 6 принципов медицинской этики, относящихся к роли работников здравоохранения «в защите заключенных или задержанных лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания». Принцип 3-й гласит: «Работники здравоохранения, в особенности врачи, совершают нарушение медицинской этики, если они вовлечены в любые другие профессиональные отношения с заключенными, целью которых не является исключительно обследование, охрана или улучшение их физического или психического здоровья».

Кстати, проведенное журналистами «Родной земли» расследование показала, что энтузиаст «гипнорепродукционного опроса» А.И. Скрыпников в 2004 г. уже не работал во ВНИИ МВД России, а числился «полковником в отставке».

Неоднозначен вопрос с использованием экстрасенсов  в   расследовании   преступлений , поскольку подобные знания не отвечают ни каким требованиям научности, которые необходимы о придании юридической силы тем сведениям, которые должны приобрести статуса доказательства в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством РФ

Остается открытым вопрос о процессуальной роли экстрасенса. На основании анализа уголовно-процессуального кодекса экстрасенс в уголовном судопроизводстве может выступать в качестве специалиста, при проведении ряда следственных действий, где необходимо применение поисковых мероприятий. Так же есть возможность допроса экстрасенса в качестве свидетеля, но нет возможности объяснить природу сообщенных им сведений, и как вывод – проблема о возможности  использования  данных показаний в доказывании в ходе судебного следствия.

Можно ли использовать экстрасенса в качестве эксперта? В качестве эксперта может быть вызвано любое лицо, обладающее необходимыми познаниями для дачи заключения (ст.57 УПК). Таким образом, законодательство опять обходит стороной вопрос о категориях лиц, могущих быть экспертами. А раз в законе нет запрета, что мешает вызвать для проведения экспертизы экстрасенса?

Необходимо помнить, что эксперт может отказаться от проведения исследования, которое выходит за рамки его компетенции, вопрос становится ребром, поскольку хотя и нет обязанности у следователя проверять компетенцию эксперта, но все, же ее необходимо знать, так как же определить компетенцию экстрасенса-эксперта.  Есть предложения по данному поводу. Прежде чем ориентироваться на показания экстрасенса, можно начать с «проверки» уголовных дел, рассматриваемых в суде. Экстрасенсу можно предложить по фотографиям потерпевших определить, живы ли изображенные на них, а если погибли, то при каких обстоятельствах. Ответы экстрасенса убедят или опровергнут его способности. Можно проверить и другим способом. Если экстрасенс известен среди населения, пользуется заслуженным успехом и неоднократно оказывал помощь, давал достоверную информацию, это своего рода показатель его компетентности

С 2004 года ведется разговор о принятии специального федерального закона относительно деятельности экстрасенсов, и это носит объективный характер. По своей сути экстрасенсорика становится как некая мода и уже почти каждый, считающий, что у него имеется сверхестественная сила признает публично себя народным целителем или ведущим биолокатором. Но как определить настоящего экстрасенса, и существуют ли они на самом деле, это серьезный вопрос. Таким образом, можно ли использовать такие данные при расследовании уголовных дел? На наш взгляд только как ориентирующая информация, которая требует огромной и комплексной проверки, но, ни как доказательство. Подобные выводы имеют под собой реальные факты. Можно вспомнить об известной авантюристке XIX в. – Елене Блаватской, приписывавшей себе способности телепатии и ясновидения. В истории мистицизма известно учение теософов (от греческого theos – «бог» и Sophia – «мудрость»), созданное в 1875 г. в США Е.П. Блаватской, страдавшей истерическими припадками и галлюцинациями. С целью привлечения к себе, а также для безбедного существования Блаватская написала ряд книг оккультного содержания и демонстрировала публике различные «чудеса», «феномены», представлявшие собой ловкие фокусы. Православный мистик и писатель Всеволод Соловьев, близко знакомый с «пророчицей», издал большой том с разоблачениями её мошеннической деятельности. Основательница теософии откровенно заявила: «Чтобы владеть людьми, необходимо их обманывать. Если бы не феномены, я давным-давно околела бы с голоду. Чем проще, глупее и грубее «феномен», тем он вернее удается. Громадное большинство людей, считающих себя и считающихся умными, глупы непроходимо»

Надо сказать, что Британское общество психических исследований, дотошно изучавшее парапсихологические феномены, неоднократно уличало Е.П. Блаватскую в жульничестве. Но нас в её деятельности «ясновидящей» интересует другое – возможные контакты со спецслужбами. И здесь уместно сослаться на книгу президента Московской психотерапевтической академии М.И. Буянова: «В 1988 г. советские историки Б.Л. Бессонова и В.И. Мильдон опубликовали любопытный документ, случайно обнаруженный ими в Центральном государственном архиве Октябрьской революции. В 1873 г. Блаватская обратилась к руководству российской жандармерии с предложением использовать её в осведомительских целях. Дескать, она может угадывать мысли собеседников, поэтому она, Блаватская, может быть полезна русскому императору. Жандармы оставили письмо Блаватской без ответа. В своем обращении к жандармам, а в XIX столетии такое обращение считалось несмываемым позором, Блаватская рассказывает и о себе. Как бы она ни старалась приукрасить себя, облик её предстает со страниц письма весьма непривлекательным»

О том, что известные гадалки обладают конфиденциальной информацией в отношении множества клиентов, известно не только полиции, но и преступникам. В 1969 г. в ФРГ имел место факт подготовки к похищению самой известной «ясновидящей» страны Маргарет Гуссантьер, имевшей псевдоним «мадам Бухела», чьими клиентами являлись элитные представители Западной Германии. К прорицательнице, проживавшей и принимавшей посетителей в г. Ремагене, обратился «секретарь иранской принцессы». Обещая огромный гонорар, он просил о встрече с принцессой «в нейтральном, но укромном месте», чтобы гадалка предсказала именитой клиентке ближайшие будущие события личной жизни. Мадам Бухелу насторожила немыслимая сумма гонорара и настойчивое предложение о встрече с принцессой в неизвестном месте. Она записала номер автомобиля, на котором приехал посетитель, а затем сообщила его верховному комиссару уголовной полиции Висману.

Так было положено начало разоблачению шайки убийц, воров и вымогателей, в которую входили Юрген Фукс, Гернот Венцель и Вольфганг Диц. На следствии выяснилось, что преступники намеревались похитить главную прорицательницу ФРГ и вынудить её сообщить пикантные подробности из личной жизни высокопоставленных лиц, дабы шантажировать последних. 7 августа 1969 г. суд присяжных г. Саарбюккена приговорил арестованных к пожизненному лишению свободы. Этот процесс был показательным и происходил в городском доме конгрессов перед тысячью зрителей. Поданная обвиняемыми кассационная жалоба была отклонена 28 мая 1971 г. Верховным федеральным судом ФРГ .

Следовательно для того что бы быть уверенным в у конкретного человека определенных возможностей необходимо выявить их, но как можно научно обосновать существование таковых? На данный момент это сделать не представляется возможным и, следовательно, использовать данные полученные экстрасенсом в доказывании совершенно невозможности

 СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ НАПРАВЛЕНИЙ «НЕТРАДИЦИОННОЙ КРИМИНАЛИСТИКИ».

Использование детекции лжи.

Говоря об использовании детекции лжи при раскрытии и  расследовании   преступлений , то необходимо отметить, что речь идет о применении полиграфа в процессе производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Принципиальное значение для дальнейшего успешного внедрения полиграфа в деятельность федеральных ведомств России в интересах совершенствования мер по профилактике, раскрытию и расследованию  преступлений , и решение этой  проблемы  приобретает в настоящее время особую актуальность.

Очевидно, что психофизиологический метод «детекции лжи» с помощью полиграфа или проведение психофизиологической экспертизы необходимо исследовать криминалистики. В итоге должны быть определены место метода в системе этой науки и оптимальные пути применения метода «детекции лжи» при профилактике, раскрытии и  расследовании   преступлений .

Полиграф является техническим устройством, представляющим собой комбинацию медико-биологических приборов, позволяющих синхронно и непрерывно фиксировать динамику психофизиологических реакций лица на вопросы, задаваемые полиграфологом. Прибор является пассивным регистратором процессов, протекающих в организме человека, и не оказывает на них обратного влияния. Таким образом, полиграф позволяет определить степень значимости стимулов (вопросов) для обследуемого, касающихся обстоятельств совершенного преступления.

В отечественной криминалистике установилось положение, когда рекомендуемые к применению в указанных целях и, особенно в уголовном судопроизводстве методы должны удовлетворять требованиям научной обоснованности, надежности и нравственной безупречности.

Возникает вопрос: удовлетворяет ли, хотя бы в минимальной степени, этим критериям метод «детекции лжи»? Необходимо отметить, что естественнонаучные механизмы метода «детекции лжи» в зарубежной (в частности американской) «судебной психофизиологии», остаются значительной степени еще непознанными. Однако, невзирая на это, можно с достаточной уверенностью утверждать, что метод «детекции лжи» или организация и использование полиграфа все же обладает минимальной научной обоснованностью. Тот факт, что наука не уделяла должного внимания разработке теоретических основ данного метода, вовсе не говорит о его научной несостоятельности. Продолжающие расти объемы прикладного применения психофизиологического метода «детекции лжи» с использованием полиграфа во многих странах мира свидетельствуют о том, что в его основе лежат устойчиво функционирующие явления человеческого организма и его психики, не зависящие от расовых, национальных и культурных особенностей лиц, подвергаемых этой процедуре. Это также косвенно подтверждает и надежность метода ОИП.

В связи с имевшим место в нашей стране длительным нигилизмом в отношении психофизиологического метода «детекции лжи», критерий нравственной безупречности применения полиграфа приобретает особую значимость и заслуживает отдельного внимания.

За 60-летнюю историю отрицания в СССР метода ОИП единственным противником полиграфа, пожелавшим рассмотреть нравственный аспект этой процедуры, являлся  В. Н. Николайчик.

Анализируя практику применения полиграфа в США и подчеркивая, что «возможность злоупотреблений сама по себе свидетельствует об отсутствии гарантий объективности испытания с помощью полиграфа» В. М. Николайчик полагал, что «принудительный характер получения информации с помощью психологических тестов (т.е. полиграфа) проявляется особенно в тех случаях, когда лицо, подозреваемое в совершении преступлений, желает воспользоваться своим правом.., провозглашенным 5-й поправкой (к Конституции США). Если же обвиняемый соглашается на проверку на полиграфе, то, как считал цитируемый автор, «своим согласием подвергнуться психологическому испытанию обвиняемый принимает на себя бремя доказывания своей невиновности, освобождая обвинение от обязанности доказать его вину».

Развивая эту мысль, В. М. Николайчик писал: «обвиняемый ... ведет свою защиту на основе равноправия с обвинителем и потому ни на одной из стадий уголовной процедуры не должен превращаться в ее объект. Разумеется, в определенных случаях могут быть подвергнуты исследованию его тело, кровь, продукты выделения и т.п., но свобода его разума и воли при осуществлении своей защиты должна сохраняться при всех условиях. Психологические тесты (с прим применением полиграфа) лишают обвиняемого этой свободы.

Обвиняемый, действительно, не обязан участвовать в доказывании своей невиновности, так как уголовно-процессуальный закон «запрещает домогаться показаний обвиняемого путем насилия, угроз и иных незаконных мер» (ст. 20 УПК РСФСР), но имеет право делать это.

Как показывает обширная практика уголовных дел, от активности обвиняемого в процессе доказывания во многом зависит успешное решение задач уголовного судопроизводства. Поэтому судебная этика полагает законными и нравственными действия следователя или суда, направленные на то, чтобы обвиняемый, воспользовавшись своим правом, мог, активно участвовать в исследовании доказательств.

Особый интерес представляет активная позиция обвиняемого (подозреваемого) в тех случаях, когда тот уверен в своей невиновности и непричастности к преступлению, а следствие, располагая некоторыми сведениями, толкует их с обвинительным уклоном. В таких ситуациях применение полиграфа дает обвиняемому (подозреваемому) возможность более полно воспользоваться своим правом на защиту, и сам метод ОИП выступает в качестве «средства защиты».

На чем же основывается принцип работы полиграфа? Главное то, что полиграф определяет не ложь, а реакцию человека на задаваемые экспериментатором вопросы. В понятие реакция входит много критериев, свойственных человеческому организму, таких как частота пульса, изменение дыхания (количество дыхательных движений за определенный промежуток времени, его глубина) и артериального давления. Помимо этого измеряется электрическое сопротивление кожи. Это объясняется так. Каждый, кто хотя бы раз в жизни волновался (думается, что среди читателей не найдется никого, кто отрицательно ответит на этот вопрос), помнит неприятные ощущения: ладони становятся влажными, повышается потоотделение. Человеческая кожа – идеальный диэлектрик, но на ней всегда находятся частицы пота, вырабатываемого организмом, как в состоянии покоя, так и при напряжении, физическом, умственном или эмоциональном (исключение составляют специально подготовленные сотрудники определенных служб, да еще психически больные люди). Вот такое малоприятное свойство человеческого тела и является основой для определения кожной сопротивляемости.

Во многих странах разрешено применение полиграфа для получения необходимых следствию сведений. Западная Европа занимает нейтральную позицию, по официальным данным, в полицейской практике подобные проверки не производятся. Для проведения тестирования подозреваемый (свидетель, потерпевший) должен дать письменное согласие установленного образца. Но так как полученные данные будут носить вероятностный характер (85,95% правильных результатов), то они не могут учитываться судом в качестве прямого доказательства виновности или невиновности человека. В США в ряде штатов существует положение, согласно которому показания полиграфа будут являться доказательством в судебном процессе, если защита и обвинение заблаговременно договорятся об этом. Стоит отметить, что заведомо невиновный легко соглашается на обследование, иногда даже сам просит о нем, что служит для работников следствия дополнительным показателем его непричастности к совершенному правонарушению.

Требования к выполнению ОИП являются щадящими, и не идут ни в какое сравнение с допущенными законом методами судебно-медицинской экспертизы (например, при  расследовании изнасилований), которые оказывают более выраженное травмирующее психическое и физическое воздействие на жертву или обвиняемого (подозреваемого). ОИП вполне удовлетворяет критериям, выдвигаемым отечественной криминалистикой к используемым ею методам. В настоящее время установлены и юридически закреплены основные положения применения метода ОИП при профилактике, раскрытии и  расследовании   преступлений , однако перечень вопросов, требующих своего решения, достаточно велик. Как полагает профессор Р. С. Белкин, «проблема полиграфа имеет технический, тактический, этический и процессуальный аспекты»

По нашему мнению, эта проблема обладает еще двумя аспектами, заслуживающими внимания – методологическим и кадровым. Остановимся коротко только на трех из шести названных аспектов, которые, по нашему мнению, требуют отдельного уточнения.

Что касается тактического аспекта данной  проблемы , то необходимо указать, на то, что тоже имеет свои секреты, ее тоже надо хорошо освоить, потому что достоверность результатов проверки с помощью полиграфа в значительной степени зависит не только от вопросов, но и от созданных оператором конкретных условий.

Наибольшее количество времени уходит на составление вопросов и на подготовку процедуры проверки. Нужно создать у испытуемого лица ощущение невозможности обмануть эту машину, что оператор обязательно «разоблачит» проверяемого. Поэтому время проверки наряду с постановкой вопросов распадается на несколько последовательных этапов.

Первый этап - это предварительное интервью. Оно считается обязательным компонентом процедуры проверки на полиграфе. В ходе интервью человека знакомят с деталями предстоящей работы с ним в кабинете, одновременно создается определенная психологическая атмосфера. Важно убедить проверяемого в том, что попытка скрыть правду ни останется не замеченной. Предварительное интервью чем-то напоминает инструкцию, которую дает психолог в любых экспериментах, направленных на выявление общих показателей.

Такая инструкция имеет целью успокоить невиновного, и что особенно важно, вызвать чувство страха и напряженности у лица, собирающегося скрыть правду. Беседуя с проверяемым, оператору необходимо выяснить обстоятельства и факты, которые будут проверяться по показаниям физиологических функций. Допустим, применял ли медицинские препараты, как он спал, нет ли каких-то заболеваний и т.п. Другими словами, создать необходимую психологическую атмосферу и выявить общее физиологическое и психологическое состояние проверяемого лица на момент испытаний – такова задача предварительного интервью или собеседования.

Следующая стадия, вторая, обычно проводится непосредственно за предварительным интервью или сразу после фиксации реакций на первую серию вопросов. Лучше со стимулирующего теста. Он сводится к идентификации определенной карточки с цифрой или словом, который проверяемый выбирает из общей колоды.

Например, дается трехзначное число. Выберите себе и положите карточку в карман. Иногда карточки содержат секретные пометки, позволяющие экзаменатору следить за прохождением карточки. Стимулирующий тест во всех случаях проводится под видом ТСВ и проверяющий наглядно демонстрирует проверяемому способность полиграфа, указывать выбранную карточку. Стимулирующий тест имеет целью убедить объект проверки в точности показаний прибора; больше дифференцировать его реакции на различные вопросы во время испытания.

Такова классическая схема работы с полиграфом. После стимулирующего теста самая главная процедура – вопросы в любой последовательности, в любом виде. Дальше начинается завершающая часть работы с проверяемым. Ему показывается запись и вместе с ним разбираются ее результаты. На этой стадии у проверяемого могут проходить такие признания, которых раньше не удавалось получить или непроизвольно появляется такая реакция. Беседа с проверяемым по результатам записи имеет исключительно важное значение для всей процедуры проверки на полиграфе.

Определяя «возможные пути решения проблемы» полиграфа и анализируя, в частности, ее технический аспект, профессор Р. С. Белкин дает этому прибору положительную оценку и уделяет при этом особое внимание оснащению его датчиками, «действие которых испытуемыми не ощущается, или даже сам факт существования которых для испытуемого остается неизвестным».

Возможность бесконтактной, не скрываемой от опрашиваемого лица регистрации его физиологических реакций с помощью полиграфа не представляет особой технической сложности, однако до настоящего времени подобный способ регистрации в традиционной методологии ОИП не осуществлялся из-за ненадобности. Как показывает практика, контактные датчики при осуществлении проверок на полиграфе не создают никаких нравственно-этических проблем при работе с опрашиваемыми лицами. Рассуждения о том, что прикрепление контактных датчиков, якобы, нарушает принцип неприкосновенности человека, носят надуманный характер, поэтому переход от контактных датчиков к неконтактным является методически неоправданным

Бесконтактный съем с человека той или иной физиологической информации, которая «остается неизвестной» для опрашиваемого, с технической точки зрения, не содержит непреодолимых трудностей в осуществлении. Однако сохранение «неизвестности» лишено смысла, если такой съем информации не создает положительного эффекта, не достигаемого при открытой (хотя и бесконтактной) регистрации.

Скрытный бесконтактный съем информации, нацеленный на выявление у человека возможно скрываемой им информации, является обязательным, но недостаточным условием и требует качественно иной организации процесса опроса проверяемого лица (исключающего применение жестко регламентированных опросников ОИП); при его осуществлении традиционный полиграф уже неприменим.

Таким образом, использование скрытных бесконтактных датчиков принципиально изменяет ситуацию: во-первых, оно выходит за рамки традиционного психофизиологического метода «детекции лжи» с помощью полиграфа, а, во-вторых, порождает целый ряд вопросов нравственно - этического, методического и правового характера.

Упомянутые профессором Р. С. Белкиным «анализаторы психологического стресса», действующие на основе анализа и оценки амплитудно-частотных характеристик фонограммы речи, качественно отличаются от полиграфов и представляют собой самостоятельный класс приборов. Хотя американские специалисты, выполнив значительный объем научно-прикладных исследований, показали невысокую эффективность этих устройств при решении практических задач по выявлению у человека скрываемой информации, тем не менее, было бы неверно полагать, что в основе этих приборов заложены бесперспективные или ошибочные технические решения.

Совершенно прав профессор Р. С. Белкин в том, что удачными являются «исследования в области детекции по признакам речевой деятельности», проводившиеся в 80-е годы профессором Э. Л. Носенко. Источником информации об изменениях в состоянии человека (так же, как и в «анализаторах психологического стресса») являлась его речь, однако для целей «детекции» использовались (помимо простейших амплитудно-частотных) ее темпоральные и психолингвистические характеристики.

Полиграф, соответственно своему наименованию, предназначен для регистрации динамики протекания нескольких независимых физиологических процессов. «Анализаторы психологического стресса» и технические средства, которыми пользовалась профессор Э. Л. Носенко, не являются полиграфами хотя бы потому, что они ориентированы на регистрацию одного носителя информации об изменениях в состоянии человека - его речи. В речи может быть выделено более двух десятков характеристик при оценке быстротекущих изменений в состоянии говорящего. Но и в этом случае без датчиков не обойтись: здесь датчиком является микрофон.

В настоящее время имеется целый ряд способов съема физиологической информации, на основании которой выносится суждение о процессах, происходящих в психике человека, и перечисленные профессором Р. С. Белкиным традиционный полиграф, анализатор психологического стресса и технические средства, которыми пользовалась профессор Э. Л. Носенко, далеко не исчерпывают число вариантов осуществления психофизиологического метода «детекции лжи» .

Учитывая изложенное, необходимо подчеркнуть, что слияние различных технических средств, с помощью которых реализуется психофизиологический метод «детекции лжи», в единое понятие «полиграф» неверно по своей сути и только вносит путаницу в рассматриваемую проблему.

Как только мы заменим полиграф, например, на анализатор психологического стресса, тут же появится «проблема анализатора психологического стресса». Прикладные возможности этого технического устройства предполагают иной процесс общения опрашивающего с опрашиваемым, вносят в этот процесс свои особенности и ограничения, включают одни и исключают другие психологические, психофизиологические и нейрофизиологические механизмы, что неизбежно ведет к появлению новых этических и правовых вопросов, которые отсутствовали при рассмотрении « проблемы  полиграфа».

Поэтому, когда мы говорим о «проблеме полиграфа», следует четко понимать, что центральным ее звеном является не сам прибор (и, тем более, его датчики), а модификация психофизиологического метода «детекции лжи», основанная на использовании полиграфа.

Сказанное вовсе не исключает технический аспект из « проблемы  полиграфа», однако, как нам представляется, его содержание является несколько иным.

При рассмотрении этого аспекта особое внимание должно быть уделено обоснованию роли и четкому соблюдению места этого прибора в процедуре ОИП

Кадровый аспект является новым для « проблемы  полиграфа» и метода «детекции лжи», в целом. В России данный аспект обозначается не так давно, хотя, в целом, вопросы подготовки специалистов и криминалистической специализации находятся в поле зрения ведущих отечественных криминалистов.

Этот аспект « проблемы  полиграфа» реально существует и, при всей кажущейся обособленности, ему принадлежит едва ли не центральное место в указанной проблеме. Именно этим обусловлено внимание, которое нормативные акты федеральных ведомств США, законы отдельных штатов и Федеральный закон США «О защите служащих от полиграфа» (1988 г.) уделяли и уделяют квалификационным требованиям к полиграфологам, работающим в государственном и частном секторе страны.

Как известно, метод ОИП применяют в трех ситуациях:

а) когда полностью отсутствует возможность получить требуемую информацию, минуя конкретного человека;

 б) когда получение необходимой информации возможно и без полиграфа, но сопряжено с огромными затратами материальных средств и/или времени, либо требует привлечения значительного числа людей;

 в) когда срочно требуется получение необходимой информации (в течение одного-двух дней или в считанные часы) и никакой иной - кроме ОИП – метод не может это обеспечить. Таким образом, к помощи полиграфа прибегают, как правило, в сложных случаях оперативно-розыскной или следственной работы.

Из приведенного перечня оптимальных сфер применения полиграфа становится очевидным, что деятельность полиграфолога протекает в достаточно напряженных условиях и характеризуется рядом специфических особенностей. В отличие от большинства других  методов  криминалистики, ОИП обязывает полиграфолога действовать одновременно в двух системах: «человек-человек» и «человек-техника».

При раскрытии и  расследовании   преступлений , несмотря на добровольность процедуры ОИП, полиграфолог вынужден, как правило, работать в условиях психологического противостояния со стороны опрашиваемого и уметь при этом гибко и эффективно реагировать на информацию, появляющуюся в ходе предтестовой беседы и самого тестирования с помощью полиграфа, а также, в случае необходимости, уметь провести послетесто-вое собеседование с опрашиваемым лицом и, по возможности, склонить его к признательным показаниям.

Специфические особенности деятельности полиграфолога, помимо качественной подготовки специалистов, выдвигают еще одну важную с профессиональной и экономической точки зрения задачу - целенаправленный отбор лиц, обладающих необходимыми для полиграфолога личностными (психологическими) характеристиками.

Первые же исследования, выполненные в этом направлении, показали, что к подготовке не следует допускать, например, лиц, испытывающих психологические трудности в общении с людьми, обладающих низким уровнем критичности и профессиональной компетентности, склонных к категоричности и амбициозности и т.п. Практика подтвердила правильность этих первичных результатов: лица, направленные на подготовку без учета их индивидуальных психологических особенностей, с течением времени либо сами прекращали этот вид деятельности, либо, владея необходимым уровнем знаний и навыков, все-таки испытывали значительные трудности при выполнении ОИП, не достигая оптимальных результатов.

Таким образом, задача предварительного отбора лиц, способных стать профессиональными полиграфологами, имеет научно-педагогическое и практическое значение.

Полиграфологом должен быть человек с высшим образованием, чаще всего медицинским или психологическим, который помимо этого прошел специальную подготовку на базе психологических факультетов ряда московских или питерских учебных заведений.

В России также существует ряд учебных заведений, а также коммерческих структур, осуществляющих подготовку операторов для работы с полиграфом и специалистов по прикладной психофизиологии из числа лиц, имеющих квалификацию инженеров, медиков и биологов. Это, в частности, факультеты психологии МГУ и ЛГУ.

В завершении рассмотрения данного вопроса необходимо сказать, что использование психофизиологического исследования с использованием полиграфа не теряет своей актуальности, а напротив – приобретает ее в РФ, а также ее отдельных регионах.

За период с октября 2006 г. по октябрь 2007 г. в ЭКЦ МВД по РТ было произведено 24 исследования. Практически все проведенные экспертизы с использованием полиграфа оказались очень эффективными. Две экспертизы в ходе судебного разбирательства послужили одним из веских оснований для вынесения обвинительного приговора. Три — для «снятия» предъявленного обвинения (прекращения уголовного преследования). Остальные экспертизы явились убедительной основой для выдвижения новых следственных версий.

В подавляющем большинстве случаев преступлениями, в ходе раскрытия которых требовалось назначение СПФЭ, были такие виды  преступлений , как убийство и причинение смерти по неосторожности (в 60% случаев); грабеж, кража, мошенничество (20%); изнасилование и понуждение к действиям сексуального характера (10%); тяжкие телесные повреждения (10%). При расследовании   преступлений  нередки ситуации, когда доказательственная база уголовных дел основывается преимущественно па показаниях свидетелей. Вероятно, в связи с этим чаще всего данные исследования проводились в отношении свидетелей (45% случаев), реже — в отношении подозреваемых (25%) и потерпевших (20%) и еще реже (10%) в отношении обвиняемых.

Гипноз и биоритмология в раскрытии и  расследовании   преступлений .

Под гипнозом необходимо понимать состояние специфического сна или же зауженного осознания реальности с так называемым отключением критического восприятия и повышенной чувствительностью к внешнему внушению.

Известны три стадии гипноза:

1.легкая (сонливость);

2.средняя (полная расслабленность при сохранении уверенности в том, что имеется возможность побороть сонливость, но делать этого не хочется);

3.глубокая (нереагирование) .

За рубежом формировалась практика, накапливался опыт применения гипноза в качестве метода собирания доказательств.

Гипноз применяется в основном при допросе свидетелей и потерпевших, давших добровольное согласие на применение этой процедуры и горячо заинтересованных в расследовании преступления. Гипноз, как правило, не используется при допросе подозреваемых и обвиняемых.

Опыт зарубежных органов расследования показывает: гипноз — это безопасный, окупаемый и общественно полезный метод, который способствует быстрому выявлению, разоблачению преступников, установлению полноценной картины содеянного, позволяет экономить время и деньги, необходимые для расследования. В Российской правоохранительной практике проблема использования  гипноза в деле борьбы с преступностью пока находится в зародышевом состоянии, но имеются основания надеяться на то, что в недалеком будущем в российской криминалистике сложится новое полнокровное направление — криминалистическая гипнология, способное существенно улучшить тактическое оснащение следственной практики.

Достижения в данной области могут быть использованы в том случае, если есть основания полагать, что лицо, дало не полные или ложные показания

Объектами гипноза потерпевшие, свидетели, а также в некоторых случаях подозреваемые и обвиняемые. Основная задача применения гипноза — получение достоверной ориентирующей информации, ранее не сообщенной ее носителем. Эта информация выступает в качестве средства, способствующего решению вопроса о совершении данным или иным лицом преступления, о прикосновенности определенного лица к преступлению, виновной осведомленности о содеянном. Большое значение имеет метод и для выяснения отдельных обстоятельств, исследуемых по делу событий, определения круга и роли их участников.

Применение метода гипнотического воздействия в ходе допроса имеет важное значение также для восстановления «стершихся» следов памяти добросовестных носителей собираемой информации, желающих передать ее следователю, но по объективным причинам (в силу возрастных факторов, перенесенных заболеваний, полученных травм и т.д.) не могущих это сделать в обычном своем состоянии.

Глубоко изучив зарубежную и российскую практику криминалистического гипноза, Л.П. Гримак пришел к выводу, что данный вид гипноза имеет мало общего с психотерапевтической техникой внушения. Он является в основном своеобразным инструментом гипермнезии, связанной со стимулирующим воздействием на сферу вербальной и образной памяти. Для целей следственной практики наряду с ним целесообразно применение еще одного вида гипноза, способного купировать, снять стрессовые и психотравматические последствия криминальных инцидентов.

Полученные с помощью указанного метода сведения могут оказаться полезными не только с точки зрения реализации функции выявления и уголовного преследования виновных лиц, но и для снятия подозрений в отношении невиновных лиц, их реабилитации.

Методическая схема использования информации на основе применения гипноза предполагает:

•    сопоставление ее с данными, вытекающими из предыдущих показаний допрошенного лица, а также с иной, имеющейся в распоряжении следствия к этому моменту информацией;

•    проверку на основе процессуального доказывания сведений, сообщенных носителем информации в состоянии гипноза;

•    анализ и оценку собранных при проверке данных;

формирование вывода об истинности, ложности, степени полноты и т.д. проверяемых сведений и принятие соответствующего процессуального решения

Профессором Л.П. Гримаком сформулированы условия, коорые должны соблюдаться в случае применения гипноза в российском уголовном процессе. Их четыре:

•    испытуемый должен быть настроен, безусловно, положительно к сотрудничеству с органами расследования и к факту его гипнотизирования, в частности;

•    во всех случаях необходимо быть уверенным в психологическом благополучии допрашиваемого под гипнозом;

•    сеансы следственного гипноза должны проводиться опытными психиатрами или психологами, имеющими специальную подготовку в практическом осуществлении гипнорепродукции;

•    специалист, который выполняет гиппологическую операцию, должен занимать и сохранять бесстрастную позицию в отношении получаемой им информации от загипнотизированного.

Как отмечалось ранее, гипноз может быть применен лишь в отношении свидетелей и потерпевших. Единственным исключением из этого правила, может быть, применение гипноза по просьбе самого подозреваемого (обвиняемого) и по возможности в присутствии своего защитника. Для проведения сеанса гипнорепродукции целесообразно подобрать подходящую комнату с хорошей звукоизоляцией, должны быть исключены телефонные звонки и другие раздражители. Освещение в помещении должно быть мягким, исключающим попадание прямого света на лицо гипнотизируемого, а температурный режим — оптимальным. Чтобы гипнотизируемый мог достаточно полно расслабиться, его лучше всего усадить в удобное кресло с регулируемым положением спинки. Мягкая мелодичная музыка может служить хорошим фоном для гипнотической релаксации. Весь ход данного сеанса должен записываться на магнитофон, но лучше, если он сопровождается видеозаписью. Магнитофоном следует пользоваться открыто. Очень удобно проводить гипноз в паре с другим специалистом, так как это позволяет разделить рабочие акции и консультироваться по ходу сеанса, подсказывая друг другу полезные действия. Присутствие родственников и близких на сеансе допустимо лишь в случае работы с пострадавшими детьми и малолетними свидетелями. Подача каких-либо реплик, обсуждение хода сеанса во время его проведения категорически запрещаются.

То, что разрешено в связи с использованием криминалистического гипноза за рубежом, не разрешается российским законодательством. Допрос человека, находящегося в состоянии гипноза, запрещается. И, как уже говорилось, доказательственного значения такое действие не имеет. Поэтому возможности специалистов в области криминалистической гипнологии и оказанные ими следствию услуги могут представлять интерес лишь с точки зрения одного из мероприятий, проводимых в порядке подготовки к допросу и производству других следственных действий. Переданная испытуемым в ходе сеанса гипноза информация юридического значения не имеет и выступает в качестве данных ориентирующего характера.

Мы считаем, что в рамках данного параграфа, необходимо рассмотреть практику и зарубежный опыт, касающийся процедуры проведения гипнотического допроса (опроса). На примере деятельности правоохранительных органов США.

В самом начале необходимо проанализировать все обстоятельства дела. Так же должны иметь ответы следующие вопросы. Какую ценность для расследования может представлять информация, полученная от свидетеля, воспринимавшего события в специфических условиях места, времени, окружающей обстановки и т.п.? Имеет ли смысл ожидать, что свидетель или жертва могли в таких условиях четко воспринимать важные для дела обстоятельства? Если ответы на эти вопросы будут отрицательными, к гипнозу обращаться не следует.

Информация, полученная под гипнозом, должна быть подтверждена другими, независимыми доказательствами (дактилоскопическими, баллистическими, генетическими и т.п.), и только в этом случае она будет признана судом. Поэтому решать вопрос об использовании гипноза нужно после того, как использованы все традиционные методы исследования.

Исключением будет то обстоятельство, если необходимо принять оперативные меры по спасению других людей.

Кроме того необходимо помнить, что память может быть «искажена» под воздействием многих факторов. Некоторые из них имеют естественное происхождение, другие — могут возникнуть в ходе традиционных следственных действий. Поэтому в ходе анализа дела (предваряющего решение об использовании гипноза) нужно подумать о том, какие вопросы будут задаваться потенциальному опрашиваемому, с кем он (опрашиваемый) говорил о деле и как эти разговоры могли повлиять на понимание случившегося. Принимая во внимание особенности свидетельствования под гипнозом, нужно стремиться к соблюдению следующих условий: постараться изолировать свидетеля, не знакомить его с обстоятельствами дела, не «давить» на него, побуждая помогать расследованию. Полезно также поинтересоваться, что именно и из каких источников известно свидетелю о деле. Газеты, радио, телевидение, разговоры с друзьями и близкими — все это мощные источники влияния на свидетеля.

Еще одна сложность, связанная с использованием гипноза при расследовании, состоит в том, что известны случаи, когда свидетель, сам является подозреваемым. Он, например, заявляет, что мог бы сообщить нечто очень важное. Как свидетельствует практика федеральных агентств, мотивацию таких «помощников» нетрудно выявить с помощью полиграфа. Известен случай, когда чересчур активный свидетель, вызвавшийся помогать следствию, оказался убийцей.

Подготовка к проведению опроса (допроса) с использованием гипнотического состояния требует соблюдения необходимых правил. В США существуют соответствующая федеральная программа следственного гипноза, в соответствии с которой при производстве данного мероприятия требуется участие следующих участников:

1.Лицензированный специалист по гипнозу (как правило, психиатр), прошедший специальную подготовку

2.Следователь — специальный агент-координатор по гипнозу,

3.Полицейский художник,

4.Технический персонал, обеспечивающий аудио- и видеозапись.

Если непосредственно расследующий дело следователь присутствует при проведении интервью, то любые его замечания или пожелания должны быть записаны и в письменном виде переданы координатору. Координатор, получив записку, решает, задавать ли поставленный следователем вопрос, как его сформулировать, в какой момент задать. Агент-координатор сохраняет записку, делает у себя пометку о времени ее получения и о своих действиях в ответ на эту записку. Все записи сохраняются, ведется видеозапись всего происходящего. Данная программа подробно регламентирует порядок производства гипнотического интервьюирования.

Подготовка к интервью

Специальный агент (координатор по гипнозу):

•    объявляет место проведения интервью, день, час, всех участников поименно (начиная с себя);

•    просит у интервьюируемого согласие на запись (аудио или видео);

•    ставит цель (вопросы, которые будут обсуждаться в ходе интервью, тему интервью, зафиксированную в формуляре согласия);

•     переключает внимание интервьюируемого на профессионала по психическому здоровью, то есть гипнотизера

Гипнотизер:

•    объясняет, что такое гипноз. Можно, например, спросить, что интервьюируемый знает о гипнозе, приходилось ли ему когда-нибудь подвергаться гипнозу. Разъясняет суть гипноза, особенности состояния транса, развеивает расхожие предубеждения против гипноза (говорит о безвредности для здоровья);

•    объясняет, какие процедуры будут использованы: трансиндукция (введение в состояние транса), углубление транса регрессия к событию (интересующему следствие), приемы получения информации (например, телевизионные эффекты, и деомоторная  сигнализация, автоматическое письмо, постгипнотическое внушение и т.д.);

•    объясняет потенциальные риски (например, повторение неприятных переживаний, возникших в момент совершения преступления). Гипнотизер предупреждает интервьюируемого, что если в какой-то момент тот почувствует себя плохо, пусть попросит о помощи;

•    напоминает, что специальный агент (координатор) также будет задавать вопросы и следить за ходом процедуры;

•    «переводит стрелки» на специального агента (координатора).

Опрос без гипноза

Специальный агент (координатор по гипнозу):

•    предлагает интервьюируемому прочесть и, если он согласен на проведение опроса под гипнозом, подписать «форму согласия». Эту же форму подписывает гипнотизер, подтверждая, что интервьюируемый проинформирован о предстоящей процедуре и связанных с ней возможных рисках;

•    инструктирует интервьюируемого, говоря, что сейчас, пока без гипноза, ему нужно в хронологической последовательности описать все, что случилось, и что потом, уже под гипнозом, он снова будет описывать случившееся. Поэтому ему придется повторять вновь и вновь последовательность событий, чего не надо бояться. Затем координатор просит интервьюируемого описать событие так, как оно сейчас ему представляется, не обращая внимания на то, что он говорил об этом раньше. Описывать событие нужно с его начала, затем координатор просит интервьюируемого вновь вернуться к описываемому событию и задает вопросы в контексте тех описаний, которые были даны интервьюируемым. Уточняющие и детализирующие вопросы задаются до тех пор, пока нет полной уверенности в том, что «вычерпана» вся информация);

•      координатор переводит внимание на профессионала по психическому здоровью — гипнотизера.

Гипнотизер:

•    готовит интервьюируемого, устанавливая с ним психологический контакт. В качестве одного из вариантов такой подготовки можно,  например, продемонстрировать феномен транса, чтобы интервьюируемый привык к процедуре и чувствовал себя комфортно;

•    индуцирование транса (введение интервьюируемого в состояние транса);

•    введение регрессии возраста и времени для возобновления переживания события. Управление трансом — обязанность гипнотизера. Во время гипноза он следит за состоянием интервьюируемого, может прервать сеанс, если заметит признаки дискомфорта, чрезмерного волнения. Гипнотизер также отвечает на вопросы интервьюируемого, если таковые возникают.;

•     переключает внимание интервьюируемого на координатора, который будет проводить опрос.

Опрос под гипнозом

Координатор:

•        проводит опрос, используя тот же самый хронологический формат, как и при опросе без гипноза. По ходу опроса добавляет поступившие от следователя, ведущего дело, вопросы. Формулируются вопросы в открытой форме и включаются в контекст повествования. Координатор работает совместно с гипнотизером. По мере того, как истощается простое припоминание, гипнотизер применяет новые приемы, например, такие, как идеомоторная сигнализация, автоматическое письмо и постгипнотическое внушение для работы с полицейским художником, а позже — и для спонтанного припоминания. Гипнотизер также прерывает (заканчивает) транс для того, чтобы сменить видеокассеты, сделать перерыв на еду, отдых, другие моменты. Перед перерывом (период, когда интервьюируемый находится вне фиксации видеокамерой) координатор предупреждает, чтобы никто не говорил о расследуемом деле, и отмечает время начала перерыва. По окончании перерыва координатор отмечает время начала записи и спрашивает интервьюируемого, не говорил ли, он с кем-нибудь о деле (такого не должно быть, но если уж это случилось, координатору должны быть известны все детали разговора);

•        если интервьюируемый начинает обвинять в преступлении самого себя, координатор просит гипнотизера прекратить гипноз и интервью. Координатор должен уведомить интервьюируемого о его правах и получить правовую консультацию у руководства стороны обвинения прежде, чем продолжить проведение опроса под гипнозом.

Гипнотизер:

•    заканчивает транс;

•    спрашивает интервьюируемого о самочувствии (прежде, чем расстаться с интервьюируемым, гипнотизер должен убедиться, что у того все в порядке).

Как явствует из вышесказанного, опрос под гипнозом имеет целью как можно лучше понять случившееся и получить из памяти максимум возможного. Многоуровневый подход способствует осуществлению этой цели, позволяя специалистам разных профилей — детективу и гипнотизеру — использовать свои профессиональные навыки.

Особо нужно отметить роль полицейского художника. Зарисовки, которые он делает на основании показаний опрашиваемых под гипнозом, бывают очень ценными для расследования. Некоторые дела ФБР удалось раскрыть лишь благодаря тому, что присутствующий при опросе под гипнозом художник сделал очень точный композиционный портрет подозреваемого. Художник является полноправным членом комплексной команды, проводящей опрос под гипнозом. Состоящие в штате лаборатории ФБР художники выезжают на место для работы вместе со свидетелями, координаторами и гипнотизерами для составления композиционных зарисовок подозреваемых. Эти художники знают технику следственного гипноза и все инструкции ФБР, касающиеся этой сферы.

В данном параграфе также необходимо раскрыть суть метода криминалистической биоритмологии. Учеными установлено, что у человека имеется более ста биологических ритмов, отражающих различные биологические процессы. Это суточные ритмы сна и бодрствования, изменения температуры тела, работы сердечнососудистой системы и т.п. Отмечена зависимость между количеством умышленных убийств и фазами Луны.

Все эти факты свидетельствуют, что различные физиологические процессы и воздействия энергий, обладающих чрезвычайно слабой силой, имеют возможность изменить человеческое поведение и, причем очень значительно. Ученые в области хронобиологии (Хронобиология — раздел биологии, изучающий биологические ритмы, т.е. упорядоченные во времени, предсказуемые изменения психофизиологических процессов)  установили, что в определенные временные периоды увеличивается психическая уязвимость человека, снижаются его адаптационные и защитные возможности, происходят изменения психофизиологических функций интересующих следствие лиц. Умение использовать эти сведения может оказаться полезным для повышения эффективности организации расследования и решения тактических задач в работе с носителями личностной информации. В первую очередь это относится к вопросу определения тактически наиболее благоприятного момента производства допроса потерпевшего, важного свидетеля, склонного ко лжи подозреваемого и обвиняемого, а также момента проведения очной ставки, ознакомления обвиняемого с заключением судебной экспертизы и другими материалами дела, предъявления ему вещественных доказательств. И в этом следователю могут помочь ученые. Они в состоянии выявить наиболее благоприятный период для контакта с правонарушителем, препятствующим установлению истины.

Универсальность данного метода заключается в том, что ни профессия, ни образование, ни прошлый преступный опыт не являются препятствием для получения объективной информации на допросе, проведенном в определенный день. Этому всегда предшествует тщательная подготовка, глубокое изучение особенностей личности допрашиваемого. Полученная на таком допросе информация после соответствующей проверки нередко становится основой обвинительного заключения, и следствие уже не зависит от позиции обвиняемого — признает он вину в дальнейшем или нет

При проведении допросов лиц, совершивших тяжкие преступления против личности, в 28 случаях из 36 (78%) были получены подробные показания о содеянном, хотя ранее допрашиваемые лицолгали, либо вообще отказывались от контакта со следователей. В 8 случаях (22%) обвиняемые позицию не изменили, но допустили ряд проговорок, свидетельствующих об их непосредственной причастности к преступлению. Эти проговорки, запечатленные на аудиограммах и видеозаписях, использовались следователем в дальнейшем для изобличения виновных.

По тактическим соображениям во всех случаях допрашиваемые не информировались, что момент интенсификации работы с ними приходился на рассчитанные специалистом дни. Присутствие адвоката на допросе не мешало получению подробных правдивых показаний от обвиняемого

Иные возможности «нетрадиционной криминалистики» (экстрасенс, «сыворотка правды» (наркоанализ)

В данном параграфе мы вкратце попытаемся рассказать о возможности применения в ходе расследования таких методов «нетрадиционной криминалистики» как наркоанализ, и использование возможностей экстрасенса.

По мнению зарубежных специалистов, наркоанализ, так же как и гипноз, в полицейской и следственной практике в основном применяется тогда, когда допрашиваемый в силу тех или иных причин (например, вследствие перенесенного шока) не в состоянии в момент обычного допроса вспомнить интересующие следствие событие и его детали, существенные для расследования.

Допрос подозреваемого под наркозом проводится в условиях медицинского стационара. Подозреваемого после того как принято соответствующее решение, формируется рабочая группа, в которую могут включаться представители защиты, обвинения, судьи, психиатры, психологи, эксперты по иностранному языку, ученые экспериментаторы, следователи. Подбор состава специалистов диктуется спецификой расследуемого деяния Обязательными условиями во всех случаях является научная объективность, полезность исследования, знание особенностей личности подозреваемого и деталей дела. В состав комиссии всегда входит анестезиолог, который и осуществляет инъекцию фармакологических препаратов в дозировке, необходимой для достижения требуемого для допроса состояния.

В беседе, предваряющей тестовую процедуру, допрашивающий устанавливает психологический контакт с подозреваемым, пытается завоевать его доверие, убеждая в объективности лиц, проводящих обследование, в том, что процедура безопасна для здоровья, а истина будет установлена непременно. Подозреваемому разъясняются его конституционные права, позволяющие ему отказаться от обследования. Он также предупреждается о том, что в случае его согласия результаты наркоанализа могут быть использованы в ходе дальнейшего расследования и судебном разбирательстве.

Сама процедура наркоанализа проводится в обычной операционной комнате. По возможности создается наиболее комфортная атмосфера. Все препараты (а они относятся к барбитуратовой группе) вводятся внутривенно (так быстрее достигается нужный эффект и легче контролировать действие препарата). При этом обычно используется скополамин, натрий-амитал или натрий-пентонал. При их введении возникает сумеречное, просоночное состояние сознания, так называемое «полусознание». В этом случае снимается «цензура сознания» и высвобождаются глубинные, истинные переживания и установки.

По мере того как осуществляется инъекция, с подозреваемым беседуют на темы, не относящиеся к преступлению. К концу первой стадии анестезии, когда допрашиваемый уже с трудом воспринимает вопросы и отвечает на них, разговор переводится в русло предмета допроса.

После того как допрашиваемый почувствует, что подозреваемый настроен на правдивый рассказ, последнего медленно выводят из состояния анестезии до тех пор, пока он не начнет говорить четко и внятно, чтобы все его показания можно было записать на магнитофон.

По окончании наркодопроса с подозреваемым проводится беседа, на которой присутствуют все члены комиссии. Подозреваемому предъявляется запись его показаний, данных под наркозом, нередко он бывает настолько удивлен, что дает подтверждение этих показаний уже в процессуально приемлемой форме.

Профессионально проведенный наркоанализ помогает получить информацию о виновности или невиновности подозреваемого. (В последнем случае подозрения с него снимаются.)

По сходной процедуре осуществляется подготовка и допрос потерпевших и свидетелей под наркозом.

Есть ли шансы на то, что наркоанализ сможет быть адаптирован к российской правовой среде? Исключать подобную перспективу вряд ли правильно. Но для того, чтобы этот метод привился и приносил пользу правосудию, необходимо пройти очень сложный путь. Он включает в себя ряд этапов, связанных с обеспечением необходимых правовых предпосылок, разработкой фундаментальных методических и дидактических проблем, локальной апробацией и уже затем возможной реализацией в особо значимых случаях. И чтобы осуществить это, нужно в первую очередь изменить правосознание слуг закона и населения, повысить общую и правовую культуру, добиться необходимого уровня благосостояния общества, не скупящегося на материальные затраты на «чистые», коммерчески невыгодные проекты. Но, судя по всему, это произойдет нескоро.

Что касается процесса расследования, то здесь наркоанализ стал применяться для того, чтобы помочь свидетелю или потерпевшему вспомнить обстоятельства, связанные с преступлением. В наши дни наркоанализ редко применяется при допросе подозреваемых и лишь в том случае, когда показания допрашиваемого расходятся с результатами проверки его на полиграфе. Характерно, что показания под наркозом не принимаются как доказательства. Они могут быть источником ценной ориентирующей информации и способствовать формированию у следователя внутренней убежденности в виновности или невиновности допрашиваемого. Располагая такой информацией, следователь также может сосредоточить усилия на конкретном направлении расследования и собрать необходимые доказательства.

Следующим нетрадиционным методом расследования  преступлений  мы рассмотрим использование возможностей людей, обладающих экстраординарными возможностями т.е. экстрасенсов.

Среди лиц, обладающих экстраординарными способностями, существуют как бы две категории: целители и искатели. Это две разные группы. При этом первая группа более многочисленна и широко известна (вспомним Кашпировского, Чумака, Лонго, супругов Глоба), вторая - относительно малочисленна и свою деятельность не афиширует.

В отличие от экстрасенсов-целителей, занимающихся в основном диагностикой, лечением различных заболеваний, поиск биологических и физических объектов ведут экстрасенсы-искатели (специалисты-искатели, даузеры). Чёткой грани между двумя этими видами деятельности нет, и целитель может одновременно заниматься искательством.

Анализ литературных данных и результатов практического применения  нетрадиционных   методов  раскрытия  преступлений , которыми в ряде случаев пользуются сотрудники органов внутренних дел в виде вспомогательных приёмов при раскрытии особо сложных  преступлений , показывает, что с их помощью (с различной степенью надежности) могут решаться следующие поисковые задачи:

  • формирование представления о том, жив или мёртв человек в данный период времени;
  • определение местонахождение искомых объектов: живых людей, трупов, подпольных жилищ или рабочих цехов, скрытых ценностей;
  • установление внешнего вида разыскиваемого неизвестного человека, его возраст, пол, род занятий;
  • выявление круга межличностных контактов и образа жизни неизвестного человека на данный период времени;
  • производство словесного описания жилища или транспорта, принадлежащих данному лицу, или которыми оно пользовалось в определённых ситуациях;
  • осуществление прогнозирования (в некоторых неординарных случаях) времени и характера очередных преступных действий, которые совершаются одним лицом в виде серийных.

Для решения данных задач используются преимущественно два вида  нетрадиционных  способов выявления и раскрытия  преступлений .

Первое направление деятельности - биолокация. Это способ выявления зафиксированной в сознании оператора и внечувственно воспринимаемой информации в виде идеомоторных (непроизвольных нервно-мышечных реакций), внешне обнаруживаемых через движение зажатых в руке индикаторов (гибких прутиков, проволочных рамок, маятников). Это явление известно также под названием лозоходства, лозоискательства, биоиндикации, биодиагностики. Как правило, данный способ применяется для поиска заданных объектов (иногда, как в случаях поиска полезных ископаемых и воды - на сотнях и тысячах квадратных километров). Однако индикация посредством маятника может решать и многие ясновидческие задачи.

Второе направление деятельности - ясновидение. Ясновидение - это внечувственное получение информации о событиях, происходящих в настоящее время или в прошлом и недоступных непосредственному чувственному восприятию. Особыми его формами являются ретроспекция - способность видеть события, имевшие место в прошлом, и проскопия - способ получения информации о будущих событиях.

В настоящее время продолжается процесс накопления фактов по выяснению результативности биолокации в поиске объектов физической и биологической природы, проводится анализ особенностей такого рода работы.

Следует отметить, что биолокация – наиболее результативный метод индикации среди всех остальных  методов  экстрасенсорного восприятия. Так, например, один из опытнейших специалистов по биолокации в органах внутренних дел Ю.А. Лискин отмечает, что ему за последние 5 лет приходилось определять состояние пропавших без вести людей не менее, чем в пятидесяти случаях, и все они, как правило, разрешались успешно.

Оформление полученных результатов биолокации, которые предоставляются в соответствующих чертежах, схемах, таблицах, сопровождается итоговыми выводами и предложениями.

В тех случаях, когда при проведении оперативно-розыскных мероприятий появляется необходимость обращаться к нетрадиционным методам  диагностики  криминальных ситуаций, как правило, используется ясновидение в форме ретроспекции, осуществляемой в измененных состояниях сознания оператора.

Специально проведенные во ВНИИ МВД России исследования не дали однозначного ответа на вопрос об эффективности  использования  в оперативно-розыскной деятельности  нетрадиционных  методов . В то же время, привлечение экстрасенсов для участия в раскрытии  преступлений  в повседневной работе органов внутренних дел не редкость, и порой даёт положительные результаты.

Животрепещущий вопрос  использования  познаний экстрасенсов-искателей не обошел своим вниманием известный криминалист, создатель в России Ассоциации «РОДЕРО», занимающейся поиском пропавших без вести и похищенных детей Ю.П. Дубягин. Он не отмечает высокую результативность участия экстрасенсов в раскрытии  преступлений . Из описанных им девяти случаев такого рода, лишь в трёх из них информация экстрасенсов оказалась частично правильной. Тем не менее, он считает, что явления нетрадиционного (внечувственного) диагностирования критических ситуаций, выработанные народными традициями, существуют не одно столетие, и игнорировать этот факт не стоит.

В связи с тем, что ответы экстрасенсов носят преимущественно вероятностный характер и весьма подвержены разного рода помехам, к участию  в   расследовании   преступлений , по его мнению, целесообразно приглашать нескольких таких специалистов и ориентироваться на их усреднённые данные

Один из участников семинара, посвященного нетрадиционным методам, предложил оплачивать услуги ясновидцев секретным порядком из фондов МВД, приравняв их, таким образом, к платным осведомителям. Однако  проблемы , как всегда, упираются в нехватку средств. Ввиду этого другие рекомендуют готовить экстрасенсов из своей среды, из молодых здоровых сотрудников милиции, по данному предложению можно поспорить, однако среди работников милиции также встречаются лица, наделённые экстраординарными способностями. Так, ст. сержант милиции из г. Екатеринбурга сообщал информацию, способствовавшую раскрытию 16  преступлений  по квартирным кражам и разбойному нападению. Помимо этого, Ю.А, Лискин считает, что почти каждый сотрудник органов внутренних дел (семь из десяти здоровых молодых людей), вполне может освоить лозоходство.

По крайней мере, развитие экстраординарных способностей наряду с овладением техникой и тактикой следственных действий и оперативно-розыскной деятельностью сотруднику органов внутренних дел если не поможет, то, во всяком случае, не повредит.

Все же при всех положительных моментах  использования  экстраординарных способностей  в   расследовании  и в раскрытии  преступлений  не отменяет современное требование о научности получения доказательств в ходе предварительного и судебного следствия, которое стоит горой при оценке доказательств.

К новым методам нетрадиционной криминалистики можно так же отнести:

 1.Криминалистическую гомологию (учение о человеке). Это формирующаяся отрасль криминалистической науки, которая, являясь отраслью криминалистики, представляет собой систему знаний:

1)                о человеке, как личности, как следообразующем и следовоспринимающем объекте – носителе информации;

2)                о средствах, приемах, методах, технологии установления данного носителя информации и его изучения;

3)                о средствах, приемах, методах, технологии собирания, анализа, накопления, передачи и  использования  информации, содержащейся в памяти ее носителей, а также в зафиксированных следах.

         Особенность криминалистической гомологии заключается в том, что она ориентирована на изучение нескольких групп взаимосвязанных объектов, а именно:

-1. Изучается активность и роль физических лиц как участников процессов взаимодействия и отражения в рамках познаваемых событий;

-2. Исследуются вольные и невольные наблюдатели познаваемых событий и иные лица, обладающие интересующей информацией.

         Конечная цель изучения гомологического материала – разработка средств,  методов , приемов, методик и рекомендаций по их внедрению в следственную, оперативно-розыскную, экспертную и судебную практику.

2.Криминалистическую психолингвистика сформировалась, как новая область научного знания на стыке психологии и лингвистики. Объектами психолингвистического анализа являются письменные и устные сообщения, которые изучаются с посощью аналитических методов в целях установления признаков, указывающих на их происхождение, среду обитания, психологические и иные черты личности источников речевой информации. Полученные результаты позволяют построить поисковый портрет неизвестного автора письменного текста или звуковой информации, который может содержать данные о возрастной, половой принадлежности, образовательном уровне, географической и этнической среде, роде занятий установленного лица, принадлежит ли разная речевая продукция одному и тому же лицу. В мировой практике имеются факты составления портрета (профиля) преступника с удивительной точностью. Так в США при розыске киллера Берковица составленный профиль оказался сходным с оригиналом в части роста, веса, семейного положения, криминальных намерений, возможности оказания сопротивления при аресте.

В рамках криминалистической психолингвистики проводится также психодиагностика почерка подозреваемого, как метод основанная на том обстоятельств, что при собственноручном написании подозреваемым расследуемого события, в отношении которого по его словам имеется “алиби”, у пишущего лица характерно изменяется почерк (в частности – ключевой является буква “р”), что дает следователю ценную информацию, имеющую ориентирующее значение, и надо сказать, что достаточно объективную.

4.Криминалистическую кадаврологию – новое направление в криминалистике, призванное разрабатывать на основе изучения соответствующего эмпирического материала практически значимые рекомендации, позволяющие оптимизировать процесс исследования трупа человека (его останков) как одного из важнейших источников информации, не только о самом факте смерти, но и о сопутствующих обстоятельствах.

Исследовав непосредственно сущность некоторых методов нетрадиционной криминалистики, мы пришли к выводу, что почти каждый из них требует огромного «внимания к себе», и очень серьезной подготовки, а также подбор необходимы технических средств, и даже, непосредственно, «носителя данного метода», в частности экстрасенса. В виду того следователь не располагает специальными познаниями в том или ином методе криминалистики, ему необходим специалист, эта проблема наиболее актуальна и при использовании каждого из методов. От сюда и все разнообразие специалистов (полиграфолог, врач, гипнолог и др. ). Это значит что на этапе подготовке к использованию того или иного нетрадиционного метода должностному лицу необходимо решить и этот организационный вопрос, который является очень не простым.

Говоря об эффективности данных методов Метод эффективен, если он позволяет в оптимальные сроки с наибольшей продуктивностью достигнуть намеченной цели. Кроме того, метод должен быть рентабельным — затраченные силы и средства должны соразмеряться с ценностью полученных результатов.

Следует различать методы криминалистики как науки и методы практической деятельности, опирающейся на положения криминалистики. Практическая деятельность органов дознания; следствия и суда, экспертных учреждений, теоретическую, основу, которой составляют ряд наук, в том числе и криминалистика, по своему содержанию, целям, средствам и условиям отличается от научного исследования. И в той, и в другой сфере могут применяться методы, сущность которых остается одной и той же независимо от сферы познания. Сущность его не изменится от того, будет ли осуществлять наблюдение следователь или ученый-криминалист, или лицо обладающее сверхспособностями. Однако условия применения этого метода познания, объект и цель наблюдения будут различными, и это не может не отразиться на приемах наблюдения, его роли в процессе познания, достоверности результатов применения этого метода.

Различие в методах научного исследования и практической деятельности по доказыванию в процессе расследования и судебного разбирательства уголовных дел становится более разительным, когда речь идет о применении не общих, а специальных методов криминалистики. Некоторые из них могут оказаться неприменимы при собирании, исследовании и оценке доказательств, как в силу самого содержания этих  методов , так и в силу требований законности, допускающих использование при доказывании только предусмотренных законом средств.

Ни один из  методов  криминалистики, в том числе и нетрадиционный, нельзя превращать в единственно возможный, универсальный. Только использование их в совокупности обеспечивает познание истины и в науке, и в процессе расследования уголовных дел.

С точки зрения целесообразно есть определенный смысл в использовании комплекса традиционных и  нетрадиционных   методов  исследования. Ни кто не знает, как может быть изменена методика расследования тез или иных видов  преступлений , если будет использован подобный арсенал методов, и какие результаты будут получены. В частотности в криминалистических характеристиках многих преступлений выделяется достаточно часто такой элемент, как личность преступника, на современном состоянии развития криминалистической науки она позволяет дать оценку посредствам объективных социологических и иных параметров, но дать конкретику не позволяет.

В завершении необходимо отметить, что на сегодняшний день достаточно большое количество стран, в том числе и развитых стран с целью борьбы с преступностью используют нетрадиционные методы, и даже некоторые из них применяются достаточно серьезно и имеют свою формальную форму выражения. Современными ученным необходимо продолжить исследования в этой сфере, что бы дать возможность и в нашей стране получить соответствующее признания данных методов.

Поделись с друзьями
Добавить в избранное (необходима авторизация)